О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2014 (37) arrow Определение приоритетов в вопросах медицинской профилактики неинфекционных заболеваний на региональном уровне (по материалам опроса в системе первичной медико – санитарной помощи)
Определение приоритетов в вопросах медицинской профилактики неинфекционных заболеваний на региональном уровне (по материалам опроса в системе первичной медико – санитарной помощи) Печать
15.07.2014 г.

Серёгин В.И.
ГБОУ ВПО Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова Министерства здравоохранения Российской Федерации, Рязань

Setting priorities for noncommunicable disease prevention at the regional level (based on survey conducted at primary health care facilities)
V.I. Seryogin

I.P. Pavlov State Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation, Ryazan

Резюме. Цель работы – оценка распространенности поведенческих факторов риска развития неинфекционных заболеваний среди взрослого населения, относящегося к контингенту обслуживания поликлиник для взрослых города Рязани и области для определения приоритетов в профилактической работе.

Методы. Исследование проведено по специально составленной для этой цели анкете в соответствии с методическими рекомендациями. Выборка в 1844 человек репрезентативна по демографическим признакам (пол, возраст, прикрепленность к обслуживаемой поликлинике).

Результаты. Средняя распространенность табакокурения среди респондентов составила 29,0%, среди мужчин 58,1%, а среди женщин 15,0%. У большинства курящих наблюдалась высокая степень никотиновой зависимости, при этом 29,00 % респондентов среди всех курящих женщин и 43,7% среди курящих мужчин не мотивированы на отказ от курения.

Анализ ежедневного потребления респондентами фруктов и овощей показал, что питание остается в основном нерациональным: только 12,8% отметили достаточное потребление фруктов и овощей в сутки, в то время как 87,4% среди женщин и 86,79% среди мужчин отметили недостаточное потребление фруктов и овощей в сутки. Суммарным показателем рационального питания и достаточной физической активности является масса тела: 57,3% мужчин и 62,6% женщин нуждаются в консультациях специалистов по вопросам ожирения либо избыточной массы тела.

Установлено также, что 11,15% женщин и 8,50 % мужчин тратят на ходьбу 20 минут и менее в день. Обращает на себя внимание тот факт, что с возрастом физическая активность снижается независимо от пола - респонденты в возрасте старше 30 лет не занимаются физкультурой, а ведут преимущественно сидячий образ жизни.

Выводы. Показано, что в условиях повседневной клинической практики первичной медико-санитарной помощи на региональном уровне приоритетами в профилактической работе должны стать: население до 30 лет, с учетом половозрастных особенностей распространения факторов риска, уровней информированности населения о медицинской помощи желающим изменить образ жизни и их мотивированности к ведению здорового образа жизни, а также формирование у населения ответственного отношения к собственному здоровью и единой профилактической среды на всей территории области.

Ключевые слова. Заболеваемость; неинфекционные заболевания; факторы, связанные с образом жизни; профилактика неинфекционных заболеваний в первичном звене здравоохранения.

Abstract. The aim of the study is to estimate prevalence of behavioural risk factors for development of noncommunicable diseases in adults constituting the catchment area of adult polyclinics in Ryazan with the aim of setting priorities for prevention.

Methods and data. The study used the specially designed questionnaire in line with the methodological guidelines. Sample of 1844 respondents is representative in terms of demographic characteristics (gender, age and catchment area of a particular polyclinic).

Results. Average prevalence of tobacco smoking among respondents was 29.0% including 58.1% in males and 15.0% in females. The majority of smokers were characterized by high addiction to nicotine with 29.0% of female respondents and 43.7% of male respondents being not motivated to stop smoking.

Analysis of daily consumption of fruit and vegetables showed that nutrition patterns remain mostly irrational: only 12.8% of respondents mentioned sufficient daily consumption of fruit and vegetables; 87.4% of women and 86.79% of men reported insufficient daily intake of fruit and vegetables.

Body weight is the cumulative indicator of adequate nutrition and physical activity: 57.3% of males and 62.6% of females need medical consultation for overweight or obesity.

The study also revealed that 11.15% of females and 8.5% of males spend less than 20 minutes per day walking. A special emphasis should be placed on the fact that physical activity reduces with age regardless of gender – respondent over 30 years lack physical activity and mainly stick to a sedentary lifestyle.

Conclusions. The study showed that the following priorities for prevention should be introduced into routine practice of primary health care facilities at the regional level: focus on population under 30 years with due regard to age and sex peculiarities of risk factors; public awareness about medical care aimed at modifying lifestyle and motivating for healthy lifestyle as well as development of responsible attitude to health and universal preventive environment within the entire region.

Keywords. Disease prevalence; noncommunicable diseases; factors related to lifestyle; prevention of noncommunicable diseases in primary health care.

Введение

К настоящему времени одной из причин, формирующих недостаточную положительную динамику здоровья населения, является высокая распространенность поведенческих факторов риска (ФР) неинфекционных заболеваний (НИЗ) в сочетании с низкой мотивацией населения на соблюдение здорового образа жизни и недостаточной профилактической активностью в системе первичной медико – санитарной помощи (ПМСП).

По данным Всемирной организации здравоохранения имеются убедительные научные данные в поддержку того факта, что НИЗ (в первую очередь болезни системы кровообращения (БСК), злокачественные новообразования, болезни органов дыхания, сахарный диабет) в значительной степени являются предотвратимыми, связаны с поведенческими факторами риска (потребление табака, нездоровый рацион питания и недостаточная физическая активность) и могут оставаться предупреждаемыми вплоть до самых поздних этапов жизни человека [1].

В Российской Федерации, по данным Росстата, в прошедшие годы общий показатель смертности снижался и достиг в 2013 году уровня 14,5 на 1000 человек [5]. Однако, несмотря на такие очевидные положительные тенденции, проблема снижения смертности населения России еще далека от своего разрешения. Государственной программой развития здравоохранения Российской Федерации поставлена задача снижения смертности от всех причин (на 1000 населения) до 11,4 в 2020 году. Высокий уровень заболеваемости НИЗ в России в основном обусловлен большой распространенностью таких ФР образа жизни, как табакокурение, нерациональное питание (недостаточное употребление фруктов и овощей), низкой физической активностью. Сами эти поведенческие ФР, по отдельности или их сочетание, обычно приводят к развитию метаболических факторов риска НИЗ, таких как: избыточный вес и ожирение, повышенное артериальное давление, повышенный уровень сахара и липидов (например, холестерина) в крови [2].

Структура смертности населения в Рязанской области сходна с таковой в Российской Федерации: первое место занимает смертность от БСК - 55,2% от всех умерших, смертность от новообразований -16,0% [11].

Таким образом, на фоне относительного снижения показателей смертности от основных НИЗ в Рязанской области, как и в целом по России, ситуация остается напряженной на протяжении последних лет, следовательно, выявление и коррекция поведенческих ФР НИЗ остается приоритетной задачей для первичного звена здравоохранения.

В итоговой Московской декларации (Москва, апрель 2011 года) было отмечено, что контроль над неинфекционными заболеваниями требует реализации широкого ряда многоуровневых и межсекторальных (межведомственных) мер с привлечением общественных структур, направленных на снижение факторов риска развития неинфекционных заболеваний на индивидуальном (индивидуальный подход к каждому человеку) и популяционном уровнях [9]. Для реализации этих задач необходим мониторинг ФР («мониторинг воздействий - факторов риска»), который может оказывать влияние на их развитие и позволит создать информационную основу для межсекторального взаимодействия [6].

В 2010 году было проведено общеевропейское исследование EURIKAA (NCT00882336), посвященное изучению влияния факторов риска сердечно - сосудистых заболеваний на уровень смертности и оценки коррекции этих факторов; в ходе исследования было отмечено, что в условиях повседневной клинической практики не предпринимаются адекватные действия по устранению этих факторов, что может быть причиной роста смертности от сердечно – сосудистых заболеваний [3].

Важно подчеркнуть, что решение практических задач в системе первичной медико - санитарной помощи, направленных на снижение ФР НИЗ, должно сопровождаться внедрением комплексных информационных и образовательных программ по вопросам здорового образа жизни для различных категорий граждан, а также разработкой и обеспечением механизмов мотивирования граждан к ведению здорового образа жизни, предусмотренных Государственной программой развития здравоохранения Российской Федерации.

Именно поэтому реализация мер, направленных на определение приоритетов в вопросах медицинской профилактики НИЗ позволит сформировать вектор деятельности структурных подразделений медицинской профилактики ПМСП на адекватные действия по устранению ФР НИЗ и предотвратить их развитие. Реализация этих мер должна проводиться с учетом половозрастных особенностей распространения ФР среди взрослого населения, относящегося к контингенту обслуживания поликлиник, их информированности об оказываемом спектре профилактических услуг по выявлению и коррекции ФР в структурных подразделениях медицинской профилактики системы ПМСП, а также исходя из уровней мотивированности населения на ведение здорового образа жизни.

Целью данного исследования явилась оценка распространенности поведенческих факторов риска развития НИЗ среди взрослого населения, относящегося к контингенту обслуживания поликлиник региона для определения приоритетов в профилактической работе.

Материал и методы

Исследование выполнено по материалам опроса, проведенного службой медицинской профилактики в поликлиниках и в организованных коллективах методом бесповторного случайного отбора.

Объектом исследования послужило взрослое население, относящееся к контингенту обслуживания поликлиник для взрослых г. Рязани и Рязанской области в возрасте от 18 до 65 лет включительно, так как именно данный возраст является основным трудовым ресурсом региона. Единицей наблюдения являлся житель нашей области, давший добровольное согласие на участие в исследовании анонимно.

Исследование проведено по специально составленной для этой цели анкете в соответствии с методическими рекомендациями [13].

В качестве респондентов в анкетировании предполагалось участие 1950 человек, относящихся к контингенту обслуживания 39 амбулаторно-поликлинических учреждений: 15 амбулаторно-поликлинических медицинских организаций для взрослых города Рязани и 24 амбулаторно-поликлинических подразделений, входящих в состав центральных районных больниц Рязанской области, представителям которых были розданы соответствующие формы анкет в количестве по 50 штук. Для обследования случайным образом в каждой поликлинике были отобраны 50 человек. Возвращено 1950 анкет. Для обработки и анализа полученных результатов использовано 1844 анкет. Процент потерь - 5,4% от первоначальной выборки или 106 анкет, из них 52 (2,7%) неполные интервью (ответили не на все вопросы), и 50 (2,6%) другие причины. Объем анкетирования свидетельствует о репрезентативности собранного материала.

Критерии исключения: возраст моложе 18 и старше 65 лет; взрослое население, не относящееся к контингенту обслуживания поликлиник региона.

Анкета состояла из семнадцати вопросов по пяти разделам: анкетные данные (2 вопроса: пол, возраст), потребление табака (5 вопросов), нерационального питания (3 вопроса), физической активности (3 вопроса), информированности о работе структурных подразделений медицинской профилактики (2 вопроса). Респондентам требовалось дать один ответ на каждый вопрос анкеты.

Исходя из поставленной цели и задач исследования, к независимым переменным нами отнесены прикрепленность к обслуживаемой поликлинике, пол и возраст принявших участие в анкетировании.

Диагностические критерии ФР развития НИЗ определялись согласно методам, применяемым в Международной программе интегрированной профилактики неинфекционных заболеваний - CINDI (Countrywide Integrated Noncommunicable Disease Intervention Programme) [12]:

  1. Курение. Распространенность курения определяли по частоте положительных ответов на вопрос о курении табака («Вы курите?») в настоящее время. Курящими (по данным опроса) считали лиц, выкуривающих в сутки одну сигарету/папиросу и более.
  2. Индекс массы тела (далее - ИМТ) или индекс Кетле;
    ИМТ = Масса тела (кг) / рост (м2). Единица измерения - кг/м2.
    Для оценки использовались критерии Всемирной организации здравоохранения: индекс Кетле ≤ 18,5 - ИМТ недостаточный, нормальный ИМТ 18,5 - 24,9 кг/м2; избыточная масса тела 25,0 -29,9 кг/м2; ИМТ 30,0 кг/м2 и более - ожирение.
  3. Оценка о потреблении респондентами фруктов и овощей проводилась на основании ответов респондентов о потреблении количества порций или грамм в сутки. Нерациональное питание - избыточное потребление пищи, недостаточное потребление фруктов и овощей (менее 400 граммов или менее 4 - 6 порций в сутки).
  4. Физическая активность (далее – ФА) – оценивалась на основании ответов респондентов по времени, затрачиваемом на ходьбу пешком.

В данном исследовании ФА распределили на 3 уровня:

В группу физически неактивных лиц включали респондентов, которые ответили, что они в основном сидят на работе или не работают, при этом ходят пешком 20 минут и менее в день. Низкий уровень физической активности - ходят 30 минут и менее в день. Интенсивная - ходьба пешком 60 минут и более.

Результаты и обсуждение.

Среди включенных в исследование было 1246 (67,6% %) женщин и 598 (32,4% %) мужчин. Согласно данным, представленным в таблице 1, количество женщин оказалось на 48,0% больше по сравнению с мужчинами. ~ 61,0 % всех респондентов находились в возрастных диапазонах 30-39, 40–49 и 50–59 лет.

Таблица 1

Распределение респондентов в зависимости от возраста и пола.

  Возрастные
категории
Женщин (%) Мужчин (%)
N-1246 N-598
1 18- 19 59,0 41,0
2 20 -29 64,0 36,0
3 30-39 69,0 31,0
4 40-49 71,0 29,0
5 50-59 68,0 32,0
6 60-65 63,0 37,0

Как показал опрос, средняя распространенность табакокурения среди опрошенных, относящихся к обслуживаемому поликлиниками региона контингента населения составила 29,0%. Среди мужчин оказались курильщиками 58,1%, а среди женщин 15,0%. Эти данные существенно не отличаются от результатов глобального опроса взрослого населения о потреблении табака - Global Adult Tobacco Survey (далее - GATS), проведенного в Российской Федерации в 2009 г.

По данным GATS, в целом 39,1% взрослого населения Российской Федерации оказались постоянными курильщиками табака, распространенность курения табака среди российских мужчин старше 18 лет составила 60,4 %, среди женщин старше 18 лет - 15,5 - 21,7% [4].

Таблица 2

Распространенность табакокурения среди мужчин и женщин в разных возрастных категориях, в %.

  Возраст Женщин
(%)
Мужчин
(%)
1 18- 19 20,0 52,4
2 20 -29 20,8 58,6
3 30-39 22,3 67,5
4 40-49 18,0 63,4
5 50-59 7,7 60,7
6 60-65 2,6 35,6

В таблице №2 представлен достаточно большой разброс распространенности курения среди мужчин и женщин в разных возрастных группах: у мужчин 35,6% - 67,5%, у женщин 2,6% - 22,3%. При этом, наибольшая распространенность потребления табака среди мужчин и женщин выявлена в возрастной категории 30 - 39 лет. С возрастом, после 40 лет отмечалось уменьшение курящих как среди мужчин, так и среди женщин. Среди большинства курильщиков наблюдалась высокая степень никотиновой зависимости, которая оценивалась по продолжительности потребления табака («стаж» табакокурения) - менее года имели только 2,0% мужчин и 5,0% женщин, а стаж более 10 лет -74,1% мужчин и 55,1% женщин. При этом среди всех потребляющих табак женщин -71,0% ответили, что они хотели бы бросить курить. Доля мужчин, давших аналогичный ответ, в 1,3 раза меньше (56,3%).

  Рис.1
Рис. 1. Распределение по ответам респондентов, желающих отказаться от потребления табака.

Согласно данным, представленным на рисунке 1, видно, что 29,00 % респондентов среди всех курящих женщин и 43,7% среди курящих мужчин не мотивированы на отказ от курения.

При оценке информированности о наличии и деятельности отделений/кабинетов медицинской профилактики государственных медицинских организаций министерства здравоохранения Рязанской области

установлено, - респонденты за медицинской помощью практически не обращались (91,6% и 83,4%, среди мужчин и женщин соответственно). Наименьшая информированность относится к мерам, касающимся возможности получения медицинской помощи желающим изменить образ жизни. Значительная часть респондентов (более 60%) не знает о такой возможности (63,7% среди мужчин и 58,4% среди женщин), что свидетельствует о необходимости увеличения масштабов и объемов, проводимых в регионе информационных и образовательных кампаний, в том числе по информированию населения о деятельности государственных медицинских организаций в части оказания медицинской помощи желающим изменить образ жизни. Наличие мотивации следует учитывать для обеспечения эффективной работы школы здоровья «Лечение никотиновой зависимости» в соответствии с порядком оказания медицинской помощи населению по профилю «пульмонология», утвержденным приказом МЗ РФ от 15 ноября 2012 г. № 916н.

При анализе режима потребления пищи среди респондентов было установлено, что для большинства характерно 3-4-х разовое питание, с некоторым преобладанием среди мужчин по сравнению с женщинами (65,72% и 63,89%, соответственно); 1-2-х кратный прием характерен для 30,02% женщин и 27,76 % мужчин, при этом доля курящих женщин среди них составила 14,97%, в то время как 59,64 % мужчин с крайне неблагоприятным режимом потребления - курящие.

Результаты анализа вопросов анкеты, связанных с питанием, выявили, что 87,2% респондентов отметили недостаточное потребление фруктов и овощей в сутки: среди женщин - 87,4%, среди мужчин - 86,79%. Анализ ежедневого потребления респондентами фруктов и овощей по возрастным категориям не выявил существенных различий. Таким образом, питание взрослого населения, относящегося к контингенту обслуживания поликлиник для взрослых г. Рязани и Рязанской области, остается в основном нерациональным и существенно отличается от рекомендуемого в настоящее время, что соответствует данным в других регионах России [8,12].

К настоящему времени ожирение рассматривают как один из доминирующих метаболических ФР НИЗ. Согласно результатам эпидемиологических исследований, проведенных в Российской Федерации, распространенность ожирения как фактора риска в случайной выборке популяции взрослого населения составила среди женщин 21,4%, а среди мужчин - 7,4%, [7].

Таблица 3

Распространенность по показателю индекса массы тела среди мужчин и женщин в разных возрастных категориях.

  Возрастные
категории
< 18,5 -ИМТ не-
достаточный
Нормальный
ИМТ 18,5-24,9 кг/м2
Избыточная мас-
са тела 25,0 -29,9
кг/м2
ИМТ 30,0 кг/м2
и более - ожире-
ние
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
2   Ж
(%)
М
(%)
Ж
(%)
М
(%)
Ж
(%)
М
(%)
Ж
(%)
М
(%)
3 18 - 19 53,85 16,67 38,46 75,00 7,69 8,33 0 0
4 20-29 7,22 4,55 56,7 63,64 25,77 27,27 10,31 4,54
5 30 - 39 2,38 0 42,06 46,27 42,06 38,81 13,5 14,93
6 40-49 1,83 1,32 33,54 34,21 31,71 38,16 32,92 26,32
7 50- 59 0,68 0 16,33 30,56 40,82 47,22 42,17 22,22
8 60 - 65 0 0 14,67 21,05 26,67 52,63 58,67 26,32

Суммарным показателем рационального питания и достаточной физической активности является масса тела. Анализ исследования антропометрических данных по показателю индекса массы тела (далее - ИМТ) в представленной выборке показал (таблица №3):

  1. Почти каждая вторая девушка в возрасте 18 - 19 лет имеет недостаточный ИМТ, подавляющее большинство мужчин в данной возрастной категории имеют нормальный вес - данный показатель (среди мужчин) доминирует до 40 лет.
  2. Наибольшее распространение нормального ИМТ (56,7%) наблюдается среди женщин в возрасте 20- 29 лет.
  3. Избыточный вес начинает расти с 30 - летнего возраста независимо от пола.
  4. Ожирением страдают преимущественно женщины старше 40 лет (32,92% - 42,17%), а в возрастных категориях 60 -65 лет они составляют больше половины (58,67%).

Анализ результатов анкетирования позволяет сделать заключение о том, что показатели распространенности ФР (избыточной массы тела, потребления овощей и фруктов) сопоставимы с соответствующими показателями, полученными в других эпидемиологических исследованиях, проведенных в Российской Федерации: каждый 2-й мужчина имел нормальную массу тела, среди женщин - 44,2%. Доля мужчин и женщин с избыточной массой тела 38,4 и 34,4% соответственно. У женщин ожирение встречается почти в 3 раза чаще по сравнению с мужчинами: 21,4 и 7,4% соответственно [7].

Проведенное исследование показало, что каждый 2-й респондент среди опрошенных, относящихся к обслуживаемому поликлиниками региона контингента населения независимо от пола нуждается в консультациях специалистов по медицинской профилактике, что ставит вопрос о необходимости усиления мер в системе первичной медико - санитарной помощи, направленных на повышение доступности и качества оказания медицинской помощи желающим изменить образ жизни, в том числе организацию работы школ здоровья для лиц с избыточной массой тела с учетом реальных потребностей.

После обработки ответов всех респондентов по вопросам физической активности установлено, что 11,15% женщин и 8,50 % мужчин ходят 20 минут и менее в день. От 30 до 60 мин в день ходят треть женщин и мужчин,- 30,36% и 30,73 % соответственно. Большинство респондентов ходят от 60 минут и более в день: 58,49% женщин и 60,77 % мужчин, что принято за высокой уровень ФА в настоящем исследовании. Полученные данные соответствуют результатам других исследований, к примеру, CINDI, где были получены данные о наличии низкого уровня ФА от 2,9% до 16,7% опрошенных мужчин и от 2,9% до 16,1% опрошенных женщин разных городов России [12].

Рис.2
Рис. 2. Распределение респондентов по времени, затрачиваемом на ходьбу.

Как видно из результатов ответов на вопрос «Сколько минут в день Вы ходите пешком?», представленных на рисунке 2, в целом между мужчинами и женщинами по этому показателю нет статистически значимой разницы (ходят примерно одинаково).

Из данных, представленных в таблице №4, видно, что наибольшее количество ответов респондентов, указавших, что не занимаются физкультурой (39,5%) - в возрастных группах с 30 -39 лет и старше, как среди мужчин, так и женщин (56,9% и 59,7%, соответственно).

Таблица 4

Распределение ответов респондентов среди мужчин и женщин в разных возрастных категориях на вопрос: «Занимаетесь ли Вы физкультурой?», в %.

  Возрастные ка-
тегории
Занимаются физ-
культурой
Занимаются физкультурой
нерегулярно
Не занимаются
физкультурой
    М
(%)
Ж
(%)
М
(%)
Ж
(%)
М
(%)
Ж
(%)
1 2 3 4 5 6 7 8
2 18- 19 61,90 86,67 23,81 13,33 14,29 0
3 20-29 56,56 48,31 16,16 26,97 27,28 24,72
4 30-39 21,37 17,42 25,64 26,52 52,99 56,06
5 40-59 6,87 6,54 9,16 14,33 83,97 79,13
6 50- 59 5,00 7,07 7,86 11,45 87,14 81,48
7 60-65 3,33 2,56 3,33 5,77 93,34 91,67

Обращает на себя внимание тот факт, что с возрастом физическая активность снижается независимо от пола - как показало данное исследование, респонденты в возрасте старше 30 лет не занимаются физкультурой, а ведут преимущественно сидячий образ жизни.

Результаты исследования свидетельствуют о наличии проблемы, связанной с физической активностью, т.к. 66,7% респондентов отметили в анкете недостаточную физическую активность. Решение данных проблем в рамках только ПМСП невозможно и требует широкого межведомственного и межсекторального многоуровневого взаимодействия.

Заключение и выводы

По результатам проведенного исследования установлена высокая распространенность среди взрослого населения, относящегося к контингенту обслуживания поликлиник для взрослых г. Рязани и области, поведенческих факторов риска развития НИЗ, связанных с потреблением табака, нерациональным питанием и низкой физической активностью.

Выявлены половозрастные особенности распространения ФР: наибольшее распространение потребления табака наблюдается среди мужчин, доля мужчин и женщин с избыточной массой тела и низкой физической активностью примерно одинакова, увеличение распространенности поведенческих ФР наблюдается в возрастных категориях с 30 лет и старше (как среди мужчин, так и женщин), что следует учитывать при формировании групп повышенного риска развития НИЗ на прикрепленной территории.

Большинство респондентов не мотивировано на изменение поведенческих стереотипов, не владеет информацией о наличии и деятельности отделений/кабинетов медицинской профилактики государственных медицинских организаций министерства здравоохранения Рязанской области, их местонахождении и оказываемом спектре профилактических услуг.

Анализ исследования показал, что в условиях повседневной клинической практики ПМСП необходимо предпринимать адекватные действия по выявлению и коррекции ФР, поэтому приоритетами в профилактической работе в вопросах медицинской профилактики неинфекционных заболеваний на региональном уровне должны стать:

  1. целевые группы населения в возрасте до 30 лет, с учетом половозрастных особенностей распространения ФР среди взрослого населения;
  2. повышение уровней информированности населения о медицинской помощи желающим изменить образ жизни, оказываемой в системе ПМСП и их мотивированности к ведению здорового образа жизни путем разработки и реализации региональных межведомственных программ для данных целевых групп;
  3. создание единой профилактической среды на всей территории Рязанской области (межведомственное и межсекторальное многоуровневое взаимодействие);
  4. постоянно действующие информационно-просветительские региональные программы:

а) включающие информацию о влиянии ФР НИЗ на здоровье;

б) о методах выявления таких ФР и их коррекции;

в) которые ориентированы на разные целевые группы населения в целях формирования у жителей региона ответственного отношения к собственному здоровью.

Список литературы.

  1. Ашхабадская декларация по профилактике и борьбе с неинфекционными заболеваниями в контексте положений политики Здоровье-2020. Европейская министерская конференция ВОЗ по профилактике и борьбе с неинфекционными заболеваниями в контексте положений политики Здоровье-2020. 4 декабря 2013 г. С. 1. URL: http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0004/236191/Ashgabat-Declaration-4-December-2013-Rus.pdf (Дата обращения: 11.02.2014)
  2. Бойцов С.А., Оганов Р.Г., Масленникова Г.Я., Калинина А.М., Ипатов П.В. Комплексная программа профилактики неинфекционных заболеваний: планирование, реализация, оценка. Профилактическая медицина 2012; (приложение 1). С. 3-18.
  3. Бойцов С.А Структура факторов сердечно-сосудистого риска и качество мер их профилактики в первичном звене здравоохранения в России и в Европейских странах (по результатам исследования EURIKA). Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2012; 11 (1): 11-16.
  4. Глобальный опрос взрослого населения о потреблении табака. Российская Федерация, 2009. Страновой отчёт. [Интернет]. URL: www.who.int/tobacco/surveillance/ru_tfi_gatsrussian_countryreport.pdf (Дата обращения: 27.12.2013).
  5. Демография. Естественное движение населения. Рождаемость, смертность и естественный прирост. Федеральная служба государственной статистики. [Интернет]. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/# (Дата обращения: 07.04.2014).
  6. Доклад о ситуации в области неинфекционных заболеваний в мире, 2010 г. Исполнительное резюме. WHO/NMH/CHP/11.1 Всемирная организация здравоохранения; 2011. С. 4. URL: http://www.who.int/nmh/publications/ncd_report_summary_ru.pdf (Дата обращения: 15.12.2013).
  7. Евдокимова А.А., Мамедов М.Н., Шальнова С.А., Деев А.Д., Токарева З.Н., Еганян Р.А., и др. Оценка распространенности факторов риска в случайной городской выборке мужчин и женщин. Профилактическая медицина 2010; 13 (2): 3-8.
  8. Калинина А.М., Поздняков Ю.М., Еганян Р.А., Гамбарян М.Г., Карамнова Н.С., Концевая А.В. Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний. Руководство для врачей. Москва: ГЭОТАР–Медиа; 2009. 155 с.
  9. Московская декларация Первой глобальной министерской конференции по здоровому образу жизни и неинфекционным заболеваниям г. Москва. 2011 г. [Интернет]. URL: http://www.who.int/nmh/events/global_forum_ncd/documents/moscow_declaration_ru.pdf (Дата обращения: 17.12.2013).
  10. Нуриллаева Н.М. Анализ распространенности и значение поведенческих факторов риска у больных ишемической болезнью сердца в амбулаторных условиях. Профилактическая медицина 2011; (1): 11-15.
  11. Смертность в трудоспособном возрасте. Вложение №1. Портал Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Рязанской области. [Интернет]. URL: http://ryazan.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/ryazan/ru/publications/news_issues/17e581804419fe20857ee520d5236cbc (Дата обращения: 11.02.2014).
  12. Укрепление здоровья и профилактика неинфекционных заболеваний в России и Канаде. Опыт и рекомендации. И.С. Глазунов, С. Стаченко. 2006. [Интернет]. URL: http://cindi.gnicpm.ru/monograph_r.pdf (Дата обращения: 21.02.2014).
  13. Шальнова С.А., Концевая А.М. Мониторинг факторов риска хронических неинфекционных заболеваний в практическом здравоохранении. Методические рекомендации. С.А. Бойцов, редактор. 2013. [Интернет]. URL: http://www.gnicpm.ru/309/14177/296738 (Дата обращения: 17.12.2013).

References

  1. Ashgabat Declaration on non- communicable disease prevention and control in the context of “Health-2020” policy. WHO European Ministry Conference on non-communicable disease prevention and control in the context of “Health-2020” policy. 2013, December 4, P.1. [Internet] [cited 2014 Feb 11]. Available from: http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0004/236191/Ashgabat-Declaration-4-December-2013-Rus.pdf (in Russia).
  2. Boytsov S.A., Oganov R.G., Maslennikova G.Ya., Kalinina A.M., Ipatov P.V. The complex program for non-communicable disease prevention: planning, implementation, and assessment. Profilakticheskaya meditsina 2012; (Suppl 1). P. 3-18. (In Russia).
  3. Boytsov S.A The structure of cardiovascular risk factors and the quality of preventive measures at the primary healthcare level in Russia and European countries. (by the results of EURIKA study ). Kardiovaskulyarnaya terapiya i profilaktika 2012; 11 (1): 11-16. (In Russia).
  4. Global inquiry in the adult population on tobacco. The Russian Federation, 2009. Country report. [Internet] [cited 2013 Dec 27]. Available from URL: www.who.int/tobacco/surveillance/ru_tfi_gatsrussian_countryreport.pdf (in Russia).
  5. Demography. Natural population movement. Births, deaths and natural population increase. Federal State Statistics Service. [Internet] [cited 2014 Apr 7]. Available from: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/# (in Russia).
  6. Report on non-communicable diseases in the world, 2010. Executive summary. WHO/NMH/CHP/11.1 The World Health Organization 2011. P.4. [Internet] [cited 2013 Dec 15]. Available from URL: http://www.who.int/nmh/publications/ncd_report_summary_ru.pdf (in Russia).
  7. Evdokimova A.A., Mamedov M.N., Shal'nova S.A., Deev A.D., Tokareva Z.N., Eganyan R.A., et al. Assessment of prevalence of risk factors in a randomized sample of men and women in urban conditions. Profilakticheskaya meditsina 2010; 13 (2): 3-8. (In Russia).
  8. Kalinina A.M., Pozdnyakov Yu.M., Eganyan R.A., Gambaryan M.G., Karamnova N.S., Kontsevaya A.V. Risk factors of cardiovascular diseases. Manual for physicians. Moscow: GEOTAR–Media; 2009. 155 p. (In Russia).
  9. The First Global Ministry Conference on healthy lifestyle and non-communicable diseases. Moscow Declaration, Moscow 2011. [Internet] [cited 2013 Dec 17]. Available from: http://www.who.int/nmh/events/global_forum_ncd/documents/moscow_declaration_ru.pdf (in Russia).
  10. Nurillaeva N.M. Analysis of prevalence and importance of behavior risk factors in patients with ischemic heart disease in outpatient conditions. Profilakticheskaya meditsina 2011; (1): 11-15. (In Russia).
  11. Mortality in the working ages. Attachment №1. Portal of the Regional organ of the Federal State Statistical Service in Ryazan region. [Internet] [cited 2014 Feb 11]. Available from: http://ryazan.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/ryazan/ru/publications/news_issues/17e581804419fe20857ee520d5236cbc (in Russia).
  12. Glazunov I.S., Stachenko S. Health promotion and non-communicable disease prevention in Russia and Canada. Experience and recommendations. [Internet] 2006 [cited 2014 Feb 21]. Available from: http://cindi.gnicpm.ru/monograph_r.pdf (in Russia).
  13. Shal'nova S.A., Kontsevaya A.M. Monitoring of risk factors of chronic non-communicable diseases in a practical healthcare. Methodical manual. S.A. Boytsov, editor. [Internet] 2013 [cited 2013 Dec 17]. Available from: http://www.gnicpm.ru/309/14177/296738 (in Russia).

Просмотров: 9282

Комментарии (1)
1. 29-10-2015 14:29
this is a very interested study with good findings regard to priority population and interventions.
Написал(а) Ruitai Shao ( Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script ) (Гость)

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 15.07.2014 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search