О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №4 2014 (38) arrow О рисках интеграции федеральных государственных учреждений здравоохранения и медицинской науки в систему обязательного медицинского страхования
О рисках интеграции федеральных государственных учреждений здравоохранения и медицинской науки в систему обязательного медицинского страхования Печать
01.09.2014 г.

В.И. Перхов1, Д.С. Янкевич2, Р.В Стебунова1, Ю.Ю. Юркин3
1
Федеральное государственное бюджетное учреждение «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России, Москва
2 Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научный центр неврологии» РАН, Москва
3 Государственное бюджетное учреждение здравоохранения города Москвы «Научно-практический центр медицинской радиологии Департамента здравоохранения города Москвы

Risks assotiated with integration of federal health insitutions and medical science into the system of compulsory health insurance
V.I. Perkhov1, D.S. Yankevich2, R.V. Stebunova1, Yu.Yu. Yurkin3

1 Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of Ministry of Health of Russian Federation, Moscow
2Federal Research Center for Neurology, Russian Academy of Medical Science, Moscow
3Research and Practical Center for Medical Radiology, Moscow Healthcare Department

Резюме. Высокотехнологичная медицинская помощь - это наиболее эффективный, основанный на медицинских инновациях, приводящий к существенному и стойкому улучшению состояния здоровья, качества жизни пациента, пользующийся высоким спросом у населения, но наименее доступный вид медицинской помощи. При этом финансовая поддержка научных организаций, создающих медицинские инновации, считается важнейшей функцией бюджетов развитых государств.

Актуальность работы определяется тем, что в Российской Федерации в настоящее время существуют риски снижения уровня доступности для населения и ухудшения качества высокотехнологичных медицинских услуг в условиях расширения страховых принципов и способов оплаты медицинской деятельности федеральных научных организаций.

Цель - обосновать нецелесообразность финансирования высокотехнологичной медицинской помощи в федеральных научных организациях за счет средств обязательного медицинского страхования.

Методы. Экспертная оценка последствий усиления влияния системы обязательного медицинского страхования на экономику федеральных научных организаций

Результаты. Обоснована необходимость восстановления бюджетного финансирования инновационного сектора здравоохранения, представленного федеральными научными организациями. Показано, что утрата учредителями этих организаций функций финансирующей стороны может привести к их кадровой, материально-технической и интеллектуальной деградации. Авторы обращают внимание на то, что особенностью федеральных клиник является высокий удельный вес объемов экстерриториальной медицинской помощи, которая оплачивается из средств нормированного страхового запаса. Интеграция научных федеральных учреждений в систему обязательного медицинского страхования может привести к нехватке денег в нормированном страховом запасе и к замещению существенной части объемов инновационной медицинской деятельности рутинной работой. Авторы приходят к выводу о том, что усиление влияния системы обязательного медицинского страхования на экономику федеральных научных организаций может привести к снижению доступности и качества высокотехнологичной медицинской помощи.

Практическая ценность работы. Материалы статьи могут быть использованы при выработке и корректировке государственной политики в сфере медицинской науки в части выбора способов и механизмов финансирования федеральных научных медицинских организаций.

Ключевые слова: федеральные научные медицинские организации; высокотехнологичная медицинская помощь; обязательное медицинское страхование; медицинская наука.

Abstract. High-tech medical care is the most effective type of medical care based on innovations, resulting in significant and sustainable health improvements and improved quality of patients’ life. This type of care is highly demanded by the population; however it is the least accessible one.

Financing of scientific institutions that develop medical innovations is considered the prime objective of the developed countries’ budgets.

Relevance of the study is substantiated by the fact that nowadays the Russian Federation faces the risks of decreased accessibility and quality of high-tech medical services at the background of extended insurance principles and methods of financing medical activities of the federal scientific institutions.

The aim of the study is to show up inexpediency of financing of high-tech medical care at the federal scientific institutions through compulsory health insurance.

Methods. Expert review of consequences of the increased influence of the compulsory health insurance system on economics of the federal scientific institutions.

Results. The authors substantiated the necessity to resume the budgetary financing of healthcare innovative sector represented by the federal scientific institutions.

The study also shows that deprivation of the financing functions by the founding shareholders of those institutions can result in their degradation in terms of staffing, infrastructure and intellectual assets. The authors call attention to the fact that federal clinics are characterized by high share of extraterritorial medical care volumes which is financed through standard buffer stocks. Integration of federal scientific institutions into the system of compulsory health insurance could lead to the lack of funds in the standard buffer stock and to substitution of the essential share of innovative medical activity with the routine work.

The authors come to the conclusion that strengthened influence of the compulsory health insurance system on economics of the federal scientific institutions could result in reduced accessibility and quality of high-tech medical care.

Practical implications. Materials of the article could be used to develop and adjust the state policy in the sphere of medical science concerning selection of methods and mechanisms to finance federal health scientific institutions.

Keywords: federal health scientific institutions; high-tech medical care; compulsory health insurance; medical science.

Сегодня в системе здравоохранения России сохраняются серьезные проблемы, которые могут препятствовать достижению целей по улучшению состояния здоровья населения и увеличению продолжительности жизни. Одной из этих проблем является недостаточность объемов высокотехнологичных и/или ресурсоемких видов медицинской помощи, оказываемой гражданам России, в сравнении с населением других стран, которые отличаются наиболее высокими показателями ожидаемой продолжительности жизни.

Так, уровень обеспеченности населения России операциями аортокоронарного шунтирования при ишемической болезни сердца остается в 3,5 раза ниже, чем в Соединенных Штатах Америки (США) (28,5 и 100 операций на 100 тыс. населения соответственно) и в 2,6 раза ниже, чем в странах Евросоюза (75 операций на 100 тыс. населения). Уровень обеспеченности россиян операциями при новообразованиях головного мозга в настоящее время в 2 раза ниже, чем в США (6,2 и 12 операций на 100 тыс. населения соответственно) и в 2,3 раза ниже, чем в странах Евроспейского Союза (14 операций на 100 тыс. населения). При этом в России не внедрены в деятельность медицинских учреждений многие эффективные лечебные и диагностические технологии, используемые за рубежом [1,2].

В связи с возрастающей частотой опухолевых, нейродегенеративных заболеваний, болезней обмена в развитых странах актуальным становится внедрение методов их доклинической диагностики с применением различных биомаркеров. По мнению ученых, необходимо уделить серьезное внимание развитию и внедрению ряда перспективных биоинженерных клеточных технологий для создания протезов с использованием тканей пациента, новых биокомпозиционных материалов для восстановления утраченных тканей, органов и их функций. Целесообразно внедрение методов высокоразрешающего секвенирования генома нового поколения с анализом мутаций в генах, вызывающих заболевания. Необходимо внедрение технологий систем адресной доставки биологически активных соединений к органам и тканям-мишеням, в том числе с использованием наночастиц. Недостаточен объем исследований по поиску новых генов наследственных болезней и нарушений развития методами полногеномного анализа (секвенирование нового поколения, анализ экспрессии генов-кандидатов, моделирование патологии в культурах клеток и на животных моделях для доказательства роли найденных генов в развитии заболевания), изучению молекулярного патогенеза наследственных болезней и поиску молекулярных мишеней для терапевтических воздействий. Крайне мало по сравнению с мировыми тентенциями делается в области исследования возможностей клеточной терапии и генотерапии наследственных болезней (в первую очередь наследственных болезней обмена веществ) [5,7].

Серьезное отставание России от развитых зарубежных стран отмечается в области высокотехнологичных неинвазивных методов исследования, таких как системы позитронно-эмиссионной и компьютерной томографии в онкологии, неврологии нейрохирургии и кардиологии, целый ряд функциональных магнитно-резонансных методик, интраоперационный нейрофизиологический мониторинг для существенного улучшения исходов операционных вмешательств и предупреждения ятрогенной инвалидизации, в первую очередь в нейрохирургии, травматологии и ортопедии, сосудистой хирургии, хирургии головы и шеи. Значительное отставание отмечается в технологиях синтеза современных радиофармпрепаратов для позитронно-эмиссионной томографии [13].

Расширения требует применение новых методов радиохирургии, нейромодуляционной хирургии, минимально инвазивных, включая фетальные, эндоскопических, в том числе робот-ассистированных, и эндовазальных оперативных вмешательств. Указанные направления развития высоких медицинских технологий требуют серьезных затрат, фактически же объёмы бюджетного финансирования научных федеральных медицинских организаций снижаются [6,12].

Поэтому первой и наиболее важной проблемой является снижение объемов финансирования из бюджета федеральных государственных учреждений, в том числе оказывающих высокотехнологичную медицинскую помощь и выполняющих научные исследования.

Согласно постановлению Правительства РФ от 15.04.2014 № 294 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие здравоохранения» [11] расходы федерального бюджета на оказание ВМП (программное мероприятие «Совершенствование высокотехнологичной медицинской помощи, развитие новых эффективных методов лечения») составляют в 2014 году 60,7 млрд. рублей, а в 2015 году всего 8,0 млрд. рублей, что связано с передачей с 1 января 2015 года в систему ОМС функций по оплате ВМП при широком спектре заболеваний, кроме хирургической помощи при заболеваниях туберкулезом.

При этом межбюджетные трансферты (из федерального бюджета в бюджет Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ОМС)) на цели оказания стационарной помощи в федеральных учреждениях не предусматриваются, а предполагается, что образующийся при этом дефицит финансирования будет покрыт из средств системы обязательного медицинского страхования в условиях одноканального финансирования по так называемым «полным» тарифам. Снижение объема финансирования из бюджета федеральных государственных учреждений приводит к риску существенного недофинансирования этих учреждений.

Одноканальное финансирование возможно только при условии, когда тарифы (нормативы финансовых затрат) покрывают все расходы учреждения при оказании медицинской помощи больному. То есть, когда тарифы являются «полными» не только с учетом перечня статей расходов (в системе ОМС - 5 статей расходов до 2013 года и 21 статья расходов с 1 января 2013 года), а с учетом соответствия как минимум себестоимости медицинской помощи.

В России расчеты и внедрение «полных» тарифов на медицинские услуги носят до сих пор экспериментальный характер. Результаты этих экспериментов пока не позволяют с уверенностью утверждать, что система здравоохранения страны готова к переходу на «полные» тарифы ОМС. Финансирование медицинской помощи преимущественно за счет средств обязательного медицинского страхования привело к росту социальной напряженности в ряде регионов страны, связанной, прежде всего, со снижением размера заработной платы медицинских работников. Особенно остро эта проблема касается отдельных видов медицинской помощи. Негативные последствия финансирования через систему ОМС с 1 января 2013 года скорой медицинской помощи подтверждают рискованность перехода от бюджетного финансирования к страховому. Кроме скорой медицинской помощи к таким видам относится и высокотехнологичная медицинская помощь.

Высокотехнологичная медицинская помощь в научных учреждениях федерального уровня оказывается специалистами высокого класса с применением оборудования, технологий и изделий медицинского назначения, созданных с использованием самых последних достижениях медицинской науки и техники, что способствует не только обеспечению высокого качества и эффективности медицинской помощи, но и требует значительных затрат. Как и скорая медицинская помощь, высокотехнологичная помощь оказывается пациентам при угрожающих жизни состояниях.

Несмотря на то, что в соответствии с законом от 29.11.2010 № 326-ФЗ [10] с 1 января 2013 года из средств ОМС финансируются все статьи расходов, тарифы, по которым страховые медицинские организации оплачивают медицинскую помощь, покрывают в среднем 14-15% от размера средних фактических затрат федеральных клиник на лечение пациентов в условиях круглосуточного стационара. Так как межбюджетные трансферты (из федерального бюджета в бюджет Федерального фонда ОМС) на цели оказания стационарной медицинской помощи в федеральных учреждениях не предусматриваются, консолидированные расходы из государственных источников на медицинскую помощь будут сильно зависеть от целого ряда факторов, в том числе от размера и эффективности платежей на социальные нужды. Размер этих платежей может оказаться недостаточным для того, чтобы покрыть из средств системы ОМС образующийся дефицит финансирования из бюджета.

Особенность положения федеральных клиник заключается в том, что у них нет прикрепленного населения, имеет место неравномерное географическое распределение этих клиник и высокий удельный вес объемов экстерриториальной медицинской помощи. Так, например, из 32 федеральных государственных бюджетных учреждений Российской академии медицинских наук (РАМН) в городе Москве расположены 12 учреждений, в Томской области – 6, в Новосибирской области - 5, в Иркутской области - 3, в городе Санкт – Петербург-2, в Кемеровской области – 2, в Амурской области – 1, в Красноярском крае -1. В среднем не менее 30% объемов медицинской помощи в учреждениях РАМН являются экстерриториальными и предоставляются больным, проживающим и, следовательно, застрахованным за пределами территории субъекта Российской Федерации, в котором расположено учреждение. Эти объемы помощи только по учреждениям РАМН могут составлять до 45 тыс. пролеченных больных ежегодно. С учетом объемов помощи в клиниках Министерства здравоохранения России (около 1 млн. пролеченных ежегодно) суммарные экстерриториальные объемы помощи в федеральных клиниках могут составлять ежегодно свыше 300 тыс. пролеченных больных.

Межтерриториальные расчеты (за медицинскую помощь, оказанную застрахованным лицам за пределами территории субъекта Российской Федерации, в котором выдан полис ОМС) территориальные фонды ОМС осуществляют за счет средств нормированного страхового запаса.

Согласно Закону № 326-ФЗ [10] и Приказу Федерального фонда ОМС от 1 декабря 2010 г. № 227 "О порядке использования средств нормированного страхового запаса Территориального фонда обязательного медицинского страхования" [9] восстановлением средств нормированного страхового запаса осуществляется по мере возмещения другими территориальными фондами затрат на оказание экстерриториальной помощи. На территории всего 10 субъектов Российской Федерации размещено почти 80% коечных мощностей федеральных учреждений здравоохранения, включая образовательные учреждения: гор. Москва (27,0%), гор. Санкт - Петербург (23,4%), Ростовская область (5,4%), Саратовская область (5,2%), Самарская область (3,3%), Свердловская область (3,2%), Республика Татарстан (2,7%), Смоленская область (2,6%), Волгоградская область (2,4%), Новосибирская область (2,2%). Именно в эти территории перемещается значительно количество больных для получения экстерриториальной помощи, на оплату стоимости которой денег может оказаться недостаточно в субъектах Федерации, федеральные клиники на территории которых отсутствуют или их число незначительно. Межтерриториальные расчеты также осложнены разными тарифами и использованием различными плательщиками различных способов оплаты.

Даже если Федеральный фонд ОМС обеспечит значительное увеличение размера средств нормированного страхового запаса, эта мера может негативно отразиться на уровне финансового обеспечения рутинной, первичной медико-санитарной помощи населению, снижению её доступности и качества. В худшем положении окажутся менее обеспеченные слои населения, что приведет к еще большему неравенству в распределении бремени расходов, вызванных необходимостью оплаты медицинской помощи, обострению у населения чувства социальной несправедливости.

Поэтому вторым серьезным риском, связанным с интеграцией научных федеральных учреждений в систему ОМС, является риск нехватки денег в нормированном страховом запасе для покрытия затрат федеральных клиник на оказание экстерриториальных объемов помощи.

Другие проблемы и риски заключаются в том, что широкомасштабное вовлечение федеральных клиник в систему ОМС сужает права учредителей этих клиник в части установления государственного задания подведомственным учреждениям. У одного и того же учреждения появляются два разных плательщика двух видов деятельности (научной и медицинской), которые на самом деле неразрывно связаны между собой. При этом разрывается связь между реновацией материально-технической базы клиник (за счет бюджетных инвестиций учредителя) и оплатой медицинских услуг (за счет средств обязательного медицинского страхования).

Далеко не бесспорны преимущества положений законодательства об ОМС в части предоставления пациенту права выбирать страховую компанию, врачей и лечебные учреждения (из числа вошедших в систему ОМС). Выполнение этого требования в отношении федеральных клиник экономически не целесообразно, поскольку для его реализации придется часть дорогостоящего коечного фонда федеральных клиник использовать для оказания первичной медико-санитарной помощи в плановой форме. Это может привезти к перегрузке имеющихся у федеральных клиник мощностей, увеличению длительности ожидания плановой госпитализации, еще большему сокращению объемов высокотехнологичной медицинской помощи.

30 июля 2013 года на заседании президиума Государственного Совета Российской Федерации «О задачах субъектов Российской Федерации по повышению доступности и качества медицинской помощи» президент Российской Федерации В.В. Путин отметил: «…наша система обязательного медицинского страхования пока не дотягивает до современного уровня, не стала страховой в полном смысле этого слова. Страховые медицинские организации в основном исполняют лишь функции посредников при передаче финансовых средств. Кроме того, они не мотивированы на повышение качества медпомощи и практически не несут за неё никакой ответственности» [8].

В России переход на систему обязательного медицинского страхования состоялся в условиях финансово-экономического кризиса 90-х годов, когда спад в экономике подорвал способность бюджетов, предприятий и населения финансировать медицинскую помощь. Главное назначение системы ОМС в этот период заключалось в аккумуляция дополнительных средств на финансирование здравоохранения на основе введения целевого налога на работодателей. Параллельно с этим решалась другая важная задача — формирование института независимых от органов власти и медицинских учреждений страховых медицинских организаций, выступающих в роли финансирующей стороны, а также выполняющих функции «защитника» пациентов [3,4].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Действующее законодательство в сфере здравоохранения существенно расширяет базовую программу обязательного медицинского страхования. Фонды обязательного медицинского страхования с 1 января 2014 года должны будут финансировать существенные объемы специализированной, в том числе высокотехнологичной медицинской помощи в научных федеральных государственных бюджетных учреждениях. Это приведет к сужению функций учредителей этих учреждений и усилению влияния системы обязательного медицинского страхования на экономику учреждений здравоохранения федерального уровня.

По нашему мнению, последствия реализации этих мер недостаточно просчитаны. Существуют риски снижения доступности высокотехнологичной медицинской помощи, а также кадровой, материально-технической и интеллектуальной деградации научных медицинских организаций вследствие замещения существенной части объемов инновационной медицинской деятельности указанных организаций рутинной работой.

С учетом изложенных в статье материалов, можно считать целесообразным принять меры по сохранению для ведущих научных федеральных государственных бюджетных учреждений в 2014 году и на дальнейшую перспективу возможности финансирования основных видов их деятельности по государственному заданию, а не по договорам на оплату медицинской помощи в системе обязательного медицинского страхования.

Список литературы

  1. Бокерия Л.А., Ступаков И.Н., Самородская И.В. Международный опыт создания баз данных на пациентов, оперированных на сердце. Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. 2009; (2): 52-57.
  2. Бокерия Л.А., Шаталов К.В., Мерзляков В.Ю., Мироненко В.А., Лобачева Г.В., Нехай Ю.А., и др. Первый российский опыт успешного применения имплантируемого искусственного сердца cardiowest tah-t (syncardia). Трансплантология. 2011; (1): 37-43.
  3. Власов В.В., Воробьев П.А., Гонтмахер Е.Ш., Комаров Ю.М., Кравченко Н.А., Линденбратен А.Л., и др. Основные положения стратегии охраны здоровья населения РФ на период 2013 – 2020 гг. Москва. 2013. 112 с.
  4. Комаров Ю.М. Реквием по ОМС. Медицинский вестник. 2013, 27 сентября; 640 (27).
  5. Комаров Ю.М. Реквием по ОМС. Медицинский вестник. 2013, 7 октября; 641 (28).
  6. Кузнецов М.А., Богородская М.А. Синтез ароматических радиофармпрепаратов, меченных 18F, для применения в позитронно-эмиссионой томографии. Перспективные материалы. 2010; (8): 376-382.
  7. Мосоян М.С., Аль-Шукри С.Х., Семенов Д.Ю. Робот-ассистированная лапароскопическая нефрэктомия и резекция почки: первый опыт (методическое сообщение). Нефрология. 2012; 16 (1): 63-65.
  8. О задачах субъектов Российской Федерации по повышению доступности и качества медицинской помощи: стенограмма заседания президиума Государственного совета от 30 июля 2013 года. [Интернет]. URL: http://state.kremlin.ru/face/18973 (Дата обращения 22.02.2014)
  9. О порядке использования средств нормированного страхового запаса территориального фонда обязательного медицинского страхования: приказ Федерального фонда обязательного медицинского страхования от 1 декабря 2010 г. №227. [Интернет]. URL: http://www.rg.ru/2011/02/04/strahovoi-zapas-dok.html (Дата обращения 27.04.2014)
  10. Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации: федеральный закон от 29 ноября 2010 г. №326-ФЗ (с изменениями и дополнениями). [Интернет]. URL: http://base.garant.ru/12180688/ (Дата обращения 26.04.2014)
  11. Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие здравоохранения: постановление Правительства РФ от 15.04.2014 №294. [Интернет]. URL: http://www.rg.ru/2014/04/24/zdravooxr-site-dok.html (Дата обращения 26.04.2014)
  12. Семиглазов В.Ф., Палтуев P.M., Ремизов А.С., Семиглазов В.В., Дашян Г.А., Бессонов А.А., и др. Значение нанотехнологий в создании новых противоопухолевых препаратов. Вопросы онкологии. 2011; 57 (5): 636-640.
  13. Федоров А.В., Кригер А.Г., Берелавичус С.В., Ефанов М.Г., Горин Д.С. Робот-ассистированные операции в абдоминальной хирургии. Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2010; (1): 16-21.
  14. Юдин Б.Г. Частная жизнь и прогресс в секвенировании полного генома. Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 8: Науковедение. Реферативный журнал. 2013; (1): 6-10.

References

  1. Bokeriya L.A., Stupakov I.N., Samorodskaya I.V. International experience in formation of data base for patients with heart surgery. Grudnaya i serdechno-sosudistaya khirurgiya. 2009; (2): 52-57. (In Russian).
  2. Bokeriya L.A., Shatalov K.V., Merzlyakov V.Yu., Mironenko V.A., Lobacheva G.V., Nekhay Yu.A., et al. Russia’s first experience in successful implementation of implantable artificial heart cardiowest tah-t (syncardia). Transplantologiya. 2011; (1): 37-43. (In Russian).
  3. Vlasov V.V., Vorob'ev P.A., Gontmakher E.Sh., Komarov Yu.M., Kravchenko N.A., Lindenbraten A.L., et al. The basic provisions of the public health policy in the Russian Federation for the period of 2013-2020. Moscow. 2013. 112 p. (In Russian).
  4. Komarov Yu.M. Requiem for MHI. Meditsinskiy vestnik. 2013, September 27; 640 (27). (In Russian).
  5. Komarov Yu.M. Requiem for MHI, Meditsinskiy vestnik. 2013, October 7; 641 (28).
  6. Kuznetsov M.A., Bogorodskaya M.A. Synthesis of aromatic radiopharmaceuticals 18F for implementation in positron emission tomography Perspektivnye materialy. 2010; (8): 376-382. (In Russian).
  7. Mosoyan M.S., Al'-Shukri S.Kh., Semenov D.Yu. Robot-assisted laparoscopic nephrectomy and partial nephrectomy: the first experience (methodic report). Nefrologiya. 2012; 16 (1): 63-65. (In Russian).
  8. On the objectives of the Russian Federation subjects to improve accessibility and quality of medical care: transcript of the meeting of the Presidium of the State Council, July 30, 2013. [Internet] [cited 2014 Feb 22]. Available from: http://state.kremlin.ru/face/18973. (In Russian).
  9. On the order of using normalized insurance resources of the MHI territorial fund: the Regulation of the MHI Federal Fund of 2010, December 1 №227. [Internet] [cited 2014 Apr 27]. Available from: http://www.rg.ru/2011/02/04/strahovoi-zapas-dok.html. (In Russian).
  10. On mandatory health insurance in the Russian Federation: the Federal Law of 2010, November 29 №326-FZ [Internet] [cited 2014 Apr 26]. Available from: http://base.garant.ru/12180688/ (In Russian).
  11. On approving the state program of the Russian Federation “Development of health care”: the Regulation of the Government of the Russian Federation of 2014 April 15 №294. [Internet] [cited 2014 Apr 26]. Available from: http://www.rg.ru/2014/04/24/zdravooxr-site-dok.html (In Russian).
  12. Semiglazov V.F., Paltuev P.M., Remizov A.S., Semiglazov V.V., Dashyan G.A., Bessonov A.A., et al. Significance of nanotechnology in creation of new anticancer drugs. Voprosy onkologii. 2011; 57 (5): 636-640. (In Russian).
  13. Fedorov A.V., Kriger A.G., Berelavichus S.V., Efanov M.G., Gorin D.S. Robot-assisted operations in abdominal surgery. Khirurgiya. Zhurnal im. N.I. Pirogova.. 2010; (1): 16-21. (In Russian).
  14. Yudin B.G. Private life and progress in the whole genome sequencing. Sotsial'nye i gumanitarnye nauki. Otechestvennaya i zarubezhnaya literatura. Seriya 8: Naukovedenie. Referativnyy zhurnal. 2013; (1): 6-10. (In Russian).

Просмотров: 9703

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 01.09.2014 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search