О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №2 2015 (42) arrow ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА – ВЕДУЩЕГО ФАКТОРА РИСКА ДЛЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ СТРАНЫ
ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА – ВЕДУЩЕГО ФАКТОРА РИСКА ДЛЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ СТРАНЫ Печать
24.06.2015 г.

Дулина Т.Р.1, Величковский Б.Т.2, Козлова О.А.3, Дерстуганова Т.М.4
1ГБОУ ВПО Московский Медико-стоматологический Университет им. А.И. Евдокимова Минздрава России, Москва
2ГБОУ ВПО Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова Минздрава России, Москва.
3Центр исследований социодинамики Института экономики УрО РАН, Екатеринбург
4ФБУН Екатеринбургский медицинский научный центр профилактики и охраны здоровья рабочих промпредприятий Роспотребнадзора, Екатеринбург;

WAYS TO OVERCOME SOCIAL INEQUALITY - LEADING RISK FACTOR FOR SUSTAINABLE DEVELOPMENT OF THE COUNTRY
Dulina1 T.R., Velichkovskiy2 B.T., Kozlova3 O.A., Derstuganova4 T.M.
1Moscow State University of Medicine and Dentistry named after A.I. Evdokimov, 127473, Moscow, Russian Federation
2Pirogov Russian National Research Medical University, 117997, Moscow, Russian Federation
3Institute of Economics, the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences
4Ekaterinburg Medical Research Center for Prophylaxis and Health Protection in Industrial Workers, 620014, Ekaterinburg, Russian Federation

Контактная информация: Дулина Тамара Рамазановна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Tamara Dulina, Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Резюме: Актуальность: В современной России социальное неравенство населения одна из приоритетных проблем, которая требует решения как с точки зрения обеспечения социально-экономического развития страны, так и с точки зрения улучшения медико-демографической ситуации и поддержания трудового потенциала в субъектах Российской Федерации.

Цель исследования: Изучить влияние социального неравенства на криминальную обстановку и общественное здоровье.

Материалы и методы исследования: социальное неравенство измеряется с помощью децильного коэффициента (ДК), показывающего во сколько раз минимальные доходы 10% наиболее обеспеченного населения превышают максимальные доходы 10% наименее обеспеченного населения. Проводились исследования зависимости криминальной обстановки от величины децильного коэффициента в субъектах Российской Федерации за 4 года (с 2008 по 2011 гг.) и сравнение влияния величины децильного коэффициента и покупательной способности населения на общую смертность и смертность от внешних причин в течение 5 лет (с 2007 по 2011 гг.).

Результаты: При исследовании зависимости криминальной обстановки от величины децильного коэффициента было установлено, что численность людей, пострадавших от преступных посягательств, а также число убийств и покушений на убийство тем больше, чем выше значение ДК, то есть, чем выше социальное неравенство населения в субъектах Российской Федерации. Результаты исследования влияния ДК на общую смертность и смертность от внешних причин в Российской Федерации дали, на первый взгляд, обескураживающие результаты: чем меньше социальное неравенство, тем смертность выше. Причины этого противоречия зависят от того, что социальное неравенство тем более выражено, чем богаче регион (выше покупательная способность населения. Как бедность, так и социальная поляризация общества всегда имеют негативные последствия. В России децильный коэффициент законодательно следует снизить до 6. Это не только оздоровит криминальную обстановку в стране и улучшит общественное здоровье, но и сократит потенциальную социальную базу для «цветных» революций.

Ключевые слова: децильный коэффициент; покупательная способность населения; число убийств; количество пострадавших от преступных посягательств; общая смертность и смертность от внешних причин.

Abstract. Significance: In modern Russia social inequality is one of the priority problems that requires solutions both in terms of socio-economic development of the country, and improvement of medical and demographic situation as well as maintenance of workforce potential in the Russian Federation.

The purpose of the study was to analyze impact of social inequality on criminal situation and public health.

Materials and methods: social inequality is measured by decile coefficient (DC) that shows how many times the minimum income of 10% of the most secured population exceeds the maximum income of 10% of the least secured population. We investigated the DC influence on criminal situation in the subjects of the Russian Federation for four years (from 2008 to 2011.) and compared effects of the decile coefficient’s value and purchasing power on the overall mortality and mortality from external causes for 5 years (from 2007 to 2011.).

Results: The study shows that the higher the DC value (that is the higher social inequality in the Russian regions), the higher the number of people affected by criminal offense as well as the number of murders and attempted murders.

Results of the DC impact study on the total mortality and mortality from external causes in the Russian Federation were, at first glance, discouraging: the less social inequality, the higher mortality rate. This contradiction is based on the fact that social inequality is more pronounced in richer regions (with higher purchasing power of the population). Both poverty and social segregation within the society always bring about negative consequences. In Russia, the decile coefficient should be reduced to six by the legislation. It will improve both the criminal situation in the country and public health, and reduce the potential social base for color revolutions

Keywords: decile coefficient; purchasing power of population; number of homicides; number of victims of criminal offense; total mortality and mortality from external causes.

Социальное неравенство населения, как один из ключевых социально-экономических факторов, влияющих на состояние здоровья, в той или иной степени характерен для всех стран мира. В современной России это также одна из приоритетных проблем, которая требует решения как с точки зрения обеспечения социально-экономического развития страны, так и с точки зрения улучшения медико-демографической ситуации и поддержания трудового потенциала в субъектах Российской Федерации. В современном мире социальное неравенство в той или иной степени имеет место во всех странах. Обычно социальное неравенство измеряется с помощью децильного коэффициента (ДК), показывающего во сколько раз минимальные доходы 10% наиболее обеспеченного населения превышают максимальные доходы 10% наименее обеспеченного населения. В Скандинавских странах ДК составляет 3-4 раза; в Евросоюзе 5-6; Южной и Восточной Азии, Японии и Северной Африке 4-6; в США 9; в Южной Африке 10; в Латинской Америке 12. В СССР децильный коэффициент был равен 3. В современной России ДК составляет 14 раз [1].

Социальное неравенство вызывает рост преступности, ухудшение общественного здоровья и замедляет развитие экономики. Именно поэтому в развитых государствах социальное неравенство удерживается на относительно низком «сбалансированном» уровне.

Каково влияние высокого социального неравенства на жизнь в Российской Федерации?

При исследовании зависимости криминальной обстановки от величины децильного коэффициента в субъектах Российской Федерации было установлено, что численность людей, пострадавших от преступных посягательств, а также число убийств и покушений на убийство тем больше, чем выше значение ДК, то есть, чем выше социальное неравенство населения в субъектах (табл. 1).

Таблица 1

Влияние величины децильного коэффициента на число убийств и численность людей, пострадавших от преступных посягательств в субъектах Российской Федерации в 2008 - 2011 годах

Группа по уровню децильного коэффициента Децильный коэффициент Число зарегистрированных преступлений (на 100 тыс. человек) Убийство и покушение на убийство Число преступлений, по которым установлены потерпевшие Численность лиц, потерпевших от преступных посягательств
Наименьшее (менее 6) 5,65 1733 118 3253 12526
Избыточное (от 6 до 7) 6,41 1841 173 4850 19200
Опасное (от 7 до 8) 7,38 2119 332 9768 36635
Нетерпимое (более 8) 8,95 2007 358 12422 53860
Весь массив 6,53 1851 196 5716 22534

Чем выше значение децильного коэффициента, то есть чем выше социальное неравенство населения в субъектах РФ, тем выше значения показателей, характеризующих криминальную обстановку в стране. При величине децильного коэффициента более 8, количество потерпевших граждан повышается в четыре с лишним раза (с 12526 до 53860 человек), а число убийств увеличивается в 3 раза (со 118 до 358 на 100 тысяч населения).

Естественно возникает вопрос: ограничивается ли влияние социального неравенства населения только на криминальную сторону жизни общества или же оно распространяется и на основополагающие демографические процессы, например, на коэффициенты смертности населения?

Для изучения этого вопроса были проведены исследования влияния ДК на общую смертность и смертность от внешних причин в Российской Федерации в течение 5 лет (с 2007 по 2011 гг.) (табл. 2).

Таблица 2

Влияние величины децильного коэффициента на общую смертность населения и смертность от внешних причин в субъектах Российской Федерации в 2008 - 2011 годах

Группа по уровню децильного коэффициента Децильный коэффициент Смертность общая на 1000 Смертность от внешних причин
Наименьшее (менее 6) 5,65 14,60 177,70
Избыточное (от 6 до 7) 6,41 14,43 165,79
Опасное (от 7 до 8) 7,38 13,20 177,76
Нетерпимое (более 8) 8,95 11,72 145,73
Весь массив 6,53 13,97 168,80

Результат получился, на первый взгляд, обескураживающий: чем меньше социальное неравенство, тем смертность выше.

Чтобы разобраться в причинах этого противоречия, прежде всего, была подтверждена установленная ранее зависимость коэффициентов общей смертности и смертности от внешних причин от величины покупательной способности населения (ПСН) [2, 3]. Для нивелирования различий местных потребительских цен ПСН определялась не в рублях, а в относительных единицах, показывающих во сколько раз средняя номинальная начисленная заработная плата одного работника больше местного прожиточного минимума (табл. 3).

Таблица 3

Влияние величины покупательной способности населения на общую смертность и смертность от внешних причин в субъектах Российской Федерации в 2008 - 2012 годах

Группа по уровню покупательной способности населения Покупательная способность населения Смертность общая (на 1000 человек) Смертность от внешних причин (на 100 тыс. человек)
Повышенная (более 4 ПМ) 4,60 11,72 165,04
Средняя (от 3,5 до 3 ПМ) 3,70 13,64 176,05
Низкая (от 3 до 3,5 ПМ) 3,22 14,45 176,86
Очень низкая (менее 3 ПМ) 2,73 14,62 159,53
Весь массив 3,33 13,97 168,80

Зависимость коэффициентов общей смертности и смертности от внешних причин сохранилась обычной: чем меньше покупательная способность населения, тем выше его смертность. За исключением группы субъектов Российской Федерации с очень низкой величиной ПСН, где её влияние на коэффициент смертности от внешних причин маскируется снижением количества лиц пожилого возраста. В наиболее дотационных территориях значительная часть населения не доживает до пенсионного возраста. Сокращение удельного веса пенсионеров и влечет за собой снижение коэффициентов смертности. Это обстоятельство неоднократно наблюдалось и подробно анализировалось нами ранее [2, 3].

Затем был сопоставлен состав субъектов РФ, входящих в группы с наибольшим децильным коэффициентом (табл. 2) и в группу с наименьшей покупательной способностью населения (табл. 3). Такое сопоставление оказалось чрезвычайно показательным (табл. 4).

Таблица 4

Субъекты РФ с наименьшей покупательной способностью (ПСН)1 и с наибольшим децильным коэффициентом (ДК)2 в 2008 - 2011 годах

Субъекты РФ с наименьшей ПСН ПСН ДК Субъекты РФ с наибольшим ДК ДК ПСН
Алтайский край 2,33 5,7 г. Москва 11,8 4,68
Республика Алтай 2,43 5,5 Тюменская обл. 8,8 4,15
Республика Дагестан 2,52 6,6 Ненецкий АО 8,7 4,56
Костромская область 2,59 5,5 Самарская область 8,5 2,88
Карачаево-Черкесская Республика 2,61 5,7 г. Санкт-Петербург 8,3 4,83
Ивановская область 2,64 5,4 Ямало-Ненецкий АО 8,3 5,46
Республика Адыгея 2,64 6,0 Республика Башкортостан 8,1 3,59
Республика Калмыкия 2,66 5,8 Ханты-Мансийский АО 8,1 5,00
Курганская область 2,68 6,8 Красноярский край 8,0 3,72
      Свердловская область 8,0 3,62

1 ПСН рассчитана как среднее значение за годы наблюдения. Если субъект не все годы попадал в 4-ю группу с наименьшим значением ПСН, то ДК рассчитывался соответствующий этому периоду.

2 Аналогично с ДК: если субъект не все годы попадал в 4-ю группу с наибольшим ДК (более 8, нетерпимое неравенство), то рассчитывали среднее значение ДК и соответствующее этому же периоду значение ПСН.

Анализ динамики децильного коэффициента свидетельствует о том, что наибольшее значение ДК и социальное неравенство максимально выражено (ДК 11,8 – 8,0) в самых богатых субъектах РФ с высокой покупательной способностью населения (5,46 – 2,88), включая столичные (г. Москва и г. Санкт-Петербург) и северные нефтегазовые регионы (Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа).

В России для измерения бедности и дифференциации доходов населения в качестве основного используют показатель абсолютной бедности, основанный на соотнесении доходов населения к прожиточному минимуму (ПМ). Бедными в данном случае считаются граждане, чьи доходы не превышают величины одного ПМ. Отметим, что параметры ПМ характеризуются заниженными стандартами потребностей. Как отмечает

В. Роик, некоторые из них ниже уровня, характерного для военного времени [6]. В настоящее время как в целом по стране, так и в большинстве регионов средний уровень доходов российских граждан ненамного превышает 3ПМ.

В региональном разрезе наблюдается значительная дифференциация доходов и заработной платы, в значительной степени обусловленная сложившейся хозяйственной специализацией регионов. Например, Курганская область, являясь агропромышленным регионом, характеризуется самой низкой покупательной способностью заработной платы (в 2008г. – 2,95 ПМ) среди всех субъектов Федерации, входящих в Уральский федеральный округ. Сырьевые регионы, такие как Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, имеют самый высокий уровень трудовых доходов (соответственно 6,65 и 6,55 ПМ) не только в федеральном округе, но и в целом по России, находясь в одном ряду с Москвой. В тоже время, старопромышленные регионы федерального округа – Свердловская и Челябинская области характеризуются невысокой покупательной способностью заработной платы, уровень которой немногим превышает три величины прожиточного минимума (соответственно 4,35 и 3,69 ПМ).

По сути, постоянно воспроизводится глубоко порочная ситуация, когда регионы, обладающие трудоемкими производствами с высокой добавленной стоимостью производимой продукции, в конечном итоге имеют значительно более низкие показатели заработной платы, чем регионы, производящие сырье.

Покупательная способность населения минимальная (2,33 – 2,68) на Алтае, в республиках Северного Кавказа, в Ивановской и Костромской областях центра России, в Курганской области Уральского региона при незначительной выраженности социального неравенства в этих субъектах РФ (ДК 6,8 – 5,4). В богатых субъектах РФ высокая покупательная способность населения частично маскирует негативное влияние социального неравенства на общественное здоровье.

Для достижения в сфере оплаты труда принципа социальной справедливости необходимо активное включение государства в формирование механизма эффективного и социально справедливого распределения вновь созданной стоимости по факторам производства [7]. Задача кардинального роста заработной платы наемных работников связана не только с проблемой достижения принципа «социальной справедливости», но и обусловлена объективной экономической необходимостью. В этой связи необходимо комплексное решение давно назревшей проблемы роста социальной дифференциации и, прежде всего, внятная и грамотно выстроенная политика доходов и заработной платы с привлечением к разработке этой политики результатов научных исследований в сфере социально-экономических и демографических процессов, идущих в регионах нашей страны, в частности, с данными новой интегральной науки: социальной биологии человека [8].

Какие биологические механизмы участвуют в трансформации социального неравенства населения в преступные посягательства?

Академик П.К. Анохин установил, что сформировавшаяся в организме функциональная система любого уровня мотивации завершается механизмом оценки полученного результата. Указанная универсальная закономерность высшей нервной деятельности организма в полной мере проявляется под влиянием как трудовой мотивации, так и величины социального неравенства. Человек оценивает достигнутый им уровень жизни, опираясь на механизмы долговременной памяти, сравнивая его со своим прежним положением и сопоставляя с образом жизни окружающих. Поэтому с ростом социальной поляризации общества всегда связаны негативные последствия. Homo sapiens реагирует на социальную несправедливость. Реакция может быть явной, «революционной» или скрытой, «болезнетворной», но в том или ином виде она всегда присутствует и угрожает стабильности популяции [4, 5].

В России социальная несправедливость обусловлена двумя факторами: чрезмерной концентрацией капитала у ограниченного числа лиц и невиданным разрывом в заработках руководителей и рядовых работников. В Российской газете от 11 октября 2013 года № 229 (6205) заголовок одной из статей крупными буквами сообщает: «Третью богатств в России владеют 110 человек». Месяцем ранее, та же Российская газета от 17 сентября 2013 года № 207 (6183) в рубрике «Рабочий вторник» пишет: «заработки руководителей как крупных, так и небольших фирм могут превышать среднюю зарплату подчиненных в 10 – 15 и более раз, в то время как в Европе и США «вилка» составляет 3-3,5 раза».

В России на протяжении длительного времени социальное неравенство никак не ограничивалось. В настоящее время законотворческая деятельность в этой области противоречива и непоследовательна. Для части государственных предприятий и организаций законодательно установлено отсутствие ограничений в различии уровня заработной платы руководства и коллектива, для отдельных – начали вводить ограничения. Нынешняя система оплаты труда позволяет руководителям без стеснения перераспределять бюджет организации, в том числе больничный бюджет, в свою пользу.

Установленное влияние величины децильного коэффициента на число убийств и численность людей, пострадавших от преступных посягательств, указывает, что социальное неравенство в оплате труда руководства и сотрудников государственных организаций, учреждений и предприятий России не может быть более, чем шестикратным. В России децильный коэффициент законодательно следует снизить до 6. Это не только оздоровит криминальную обстановку в стране, но и сократит социальную базу для «цветных» революций, успешно генерируемых США в различных странах, в том числе, входивших в состав Советского Союза.

Список литературы

  1. Аганбегян А.Г. Социально-экономическое развитие России. Москва: Дело; 2004. 272 с.
  2. Дерстуганова Т.М., Величковский Б.Т., Гурвич В.Б., Вараксин А.Н., Малых О.Л., Кочнева Н.И. и др. Оценка влияния социально-экономических факторов на здоровье населения и использование ее результатов при принятии управленческих решений по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения (на примере Свердловской области). Анализ риска здоровью. 2013; (2): 49-55.
  3. Величковский Б.Т. Жизнеспособность нации. Взаимосвязь социальных и биологических механизмов в развитии демографического кризиса и изменении здоровья населения России. Москва: РАМН «Тигле», 2012. 256 с.
  4. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем Москва: Медицина; 1975. 312 с.
  5. Величковский Б.Т. Значение социального стресса и эффективной трудовой мотивации в формировании образа жизни и состояния здоровья населения России. Вестник РАМН 2007; (5): 41-47.
  6. Роик В. Методы оценки, масштабы и последствия бедности. Человек и труд 2010; (1): 45-49.
  7. Козлова О.А. Приоритетные направления социальной политики в решении проблем бедности. Социально-экономические проблемы воспроизводства и замещения поколений населения России в XXI веке: Научно- практическая конференция «Преемственность поколений: социально-демографические аспекты». Материалы круглого стола. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2011. C. 140-151.
  8. Величковский Б.Т., Полунина Н.В. Социальная биология человека. Введение в научную специальность. Москва: РНИМУ им. Н.И. Пирогова. «Тигле»; 2013. 237 с.

References.

  1. Aganbegyan A.G. Sotsial'no-ekonomicheskoe razvitie Rossii. [Socio- economic development of Russia]. Moscow: Delo; 2004. 272 р. (in Russian).
  2. Derstuganova T.M., Velichkovskiy B.T., Gurvich V.B., Varaksin A.N., Malykh O.L., Kochneva N.I., et al. Otsenka vliyaniya sotsial'no-ekonomicheskikh faktorov na zdorov'e naseleniya i ispol'zovanie ee rezul'tatov pri prinyatii upravlencheskikh resheniy po obespecheniyu sanitarno-epidemiologicheskogo blagopoluchiya naseleniya (na primere Sverdlovskoy oblasti). [Assessing the impact of socioeconomic factors on population health and using the results in management decisions to ensure the sanitary and epidemiological welfare of the population (by an example of Sverdlovsk region)]. Nauchno-prakticheskiy zhurnal «Analiz riska zdorov'yu» 2013; (2): 49-55. (in Russian).
  3. Velichkovskiy B.T Zhiznesposobnost' natsii. Vzaimosvyaz' sotsial'nykh i biologicheskikh mekhanizmov v razvitii demograficheskogo krizisa i izmenenii zdorov'ya naseleniya Rossii. [The viability of the nation. The relationship of social and biological mechanisms in the development of the demographic crisis and changes in the health of the Russian population]. Moscow: RAMN «Tigle»; 2012. 256 р. (in Russian).
  4. Anokhin P.K. Ocherki po fiziologii funktsional'nykh sistem. [Essays on the physiology of functional systems]. Moscow: Meditsina; 1975. 312 р. (in Russian).
  5. Velichkovskiy B.T. Znachenie sotsial'nogo stressa i effektivnoy trudovoy motivatsii v formirovanii obraza zhizni i sostoyaniya zdorov'ya naseleniya Rossii. [The importance of social stress and effective motivation to work in the formation of lifestyle and health status of the population of Russia]. Vestnik RAMN 2007; (5): 41-47. (in Russian).
  6. Roik V. Metody otsenki, masshtaby i posledstviya bednosti. [Evaluation methods, the extent and consequences of poverty]. Chelovek i trud 2010; (1): 45-49. (in Russian).
  7. Kozlova O.A. Prioritetnye napravleniya sotsial'noy politiki v reshenii problem bednosti. Sotsial'no-ekonomicheskie problemy vosproizvodstva i zameshcheniya pokoleniy naseleniya Rossii v XXI veke [Priority areas of social policy in addressing poverty. Socio-economic problems of reproduction and replacement of generations of the Russian population in the XXI century]. Nauchno-prakticheskaya konferentsiya «Preemstvennost' pokoleniy: sotsial'no-demograficheskie aspekty». Materialy kruglogo stola. Ekaterinburg: Institut ekonomiki UrO RAN; 2011. 140-151. (in Russian).
  8. Velichkovskiy B.T., Polunina N.V. Sotsial'naya biologiya cheloveka. Vvedenie v nauchnuyu spetsial'nost.' [Social human biology. Introduction to scientific specialty]. Moscow: RNIMU im. N.I. Pirogov. «Tigle»; 2013. 237 p. (in Russian).

Просмотров: 5949

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 24.06.2015 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search