О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №2 2015 (42) arrow РАЗРАБОТКА И ВАЛИДАЦИЯ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ВЕРСИИ ОПРОСНИКА HUI ДЛЯ ПЕДИАТРИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ
РАЗРАБОТКА И ВАЛИДАЦИЯ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ВЕРСИИ ОПРОСНИКА HUI ДЛЯ ПЕДИАТРИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ Печать
24.06.2015 г.

Винярская И.В., Черников В.В., Терлецкая Р.Н., Соболева К.А.
ФГБНУ «Научный центр здоровья детей», Москва

DEVELOPMENT AND VALIDATION OF THE RUSSIAN VERSION OF HUI QUESTIONNAIRE IN PEDIATRICS
Vinayrskaya I.V., Tchernikov V.V., Terletskaya R.N., Soboleva K.A.

Контактная информация: Терлецкая Римма Николаевна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Rimma Terletskaya, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Резюме

Цель исследования: создание русскоязычной педиатрической версии стандартизированного международного опросника HUI (Health Utilities Index) на основе соответствующих международных требований к лингвистической ратификации и валидации инструментов.

Материалы и методы: в исследовании приняли участие 427 детей первой и 233 ребенка второй группы здоровья. Средний возраст пациентов составил 10,8±4,6 лет. Критериальную валидность опросника HUI оценивали путем сравнения ответов пациентами, имевшими разный статус здоровья, конвергентную валидность — путем сравнения атрибутов HUI со шкалами опросника PedsQL, надежность — путем вычисления α-коэффициента Кронбаха и анализа корреляций между вопросами классификации HUI.

Результаты: между первой и второй группой здоровья имелись значимые различия по каждому атрибуту опросника HUI (p <0,001). Cреднее значение числа сниженных атрибутов существенно отличалось в зависимости от состояния здоровья пациентов: чем хуже состояние здоровья, тем выше число ограниченных атрибутов (p <0,05). Установлены значимые корреляции между шкалами, оценивающими схожие понятия по опросникам HUI и PedsQL. При оценке надежности α-коэффициент Кронбаха по системе HUI3 и HUI2 составил 0,79 и 0,8, соответственно. Показаны значимые корреляции между вопросами, оценивающими идентичные атрибуты (зрение, слух, речь, когнитивные способности). Оценка валидности и надежности, выполненная у детей с различным состоянием здоровья, позволила оценить все атрибуты систем HUI2 и HUI3. Полученные результаты продемонстрировали удовлетворительные психометрические свойства новой языковой версии опросника.

Выводы: предлагаемая русская версия международного опросника HUI является валидированным инструментом для разработки утилитных коэффициентов при различных хронических заболеваниях у детей, создания национального каталога этих коэффициентов, проведения клинико-экономических исследований.

Ключевые слова: дети; качество жизни; опросник HUI; утилитный коэффициент; клинико-экономический анализ; QALY; валидация.

Abstract. Study purpose: to develop Russian version of a standardized international questionnaire HUI (Health Utilities Index) on the base of corresponding international requirements to linguistic ratification and the instrument’s validation.

Methods and data. 427 children from the first health group and 233 children from the second health group were recruited for the study. Mean age of patients was 10.8±4.6 years. Criterial validity of the HUI questionnaire was estimated by comparing patients’ replies with different health status; convergent validity – by comparing of HUI attributes with PedsQL questionnaire scales; confidence – by calculating Cronbach’s alpha and by analysis of correlations between questions of HUI classification.

Results. First and second health groups had substantial differences over every HUI questionnaire attribute (p <0.001). Average number of reduced attributes essentially differed depending upon patients’ health status: the worse health status the higher number of limited attributes is (p <0.05). The authors found valid correlations between scales evaluating similar notions in HUI and PedsQL questionnaires. Confidence evaluation of Cronbach’s alpha in systems HUI3 and HUI2 equaled 0.79 and 0.8 respectively. Valid correlations were found between questions evaluating similar attributes (vision, hearing, speech and cognitive ability). Estimation and validity and confidence conducted in children with different health status allowed to evaluate all attributes of HUI2 and HUI3systems. Results showed satisfactory psychometric properties of the new language version of the questionnaire.

Conclusions. The suggested Russian version of the HUI international questionnaire is a validated instrument for developing utility coefficients for different chronic conditions in children; creating a national catalogue of such coefficients; and conducting clinical and economic studies.

Keywords: children; life quality; HUI questionnaire; utility coefficient; clinical and economic analysis; QALY; validation.

Введение

В последние годы все большую популярность в оценке эффективности медицинских технологий приобретают так называемые динамические исследования оценки здоровья, включающие «модели индексов статуса здоровья», наиболее известными из которых являются индексы QALY (Quality-adjusted life-year) и DALY (Disability-Adjusted Life Years) [24].

Наиболее часто используется индекс QALY (год жизни, скорректированный на качество), который включает в себя как количественные - ожидаемая продолжительность жизни, так и качественные критерии - качество жизни (КЖ), обусловленные медицинскими вмешательствами.

Это универсальный показатель результата, связанный со здоровьем, применимый для всех людей и всех заболеваний, что позволяет проводить сравнение между различными нозологиями, стратегиями медицинской помощи и исходами. Кроме того, в соответствие с международными рекомендациями, сохраненные годы качественной жизни являются оптимальным критерием эффективности. Во многих странах QALY считается основным показателем при решении вопроса о включении медицинской технологии в список видов помощи, финансируемых государством (или системой медицинского страхования) [9, 14, 21].

В 70-е годы было предложено включить в экономические расчеты эффективности медицинских вмешательств категорию КЖ и признать этот показатель неотъемлемым элементом анализа «стоимость-эффективность». Этот подход нашел дальнейшее развитие в анализе «стоимость-полезность» или, по-другому, стоимостно-утилитарный анализ. Он был разработан в 80-е годы. В этом способе анализа эффективность лечения оценивают как его полезность для здоровья. Этот анализ позволяет определить, насколько соотносятся стоимостные затраты с улучшением здоровья, то есть КЖ, больного, представленного в виде QALY.

Данный метод имеет преимущество перед другими методами клинико-экономического анализа. Во-первых, он дает возможность объединить ожидаемую продолжительность жизни и ее качество. Во-вторых, использование стандартного критерия эффективности позволяет сравнивать эффективность методов лечения совершенно разных заболеваний, течение которых оценивают с помощью различных клинических показателей. Преимуществом данного метода является также возможность выбора наиболее предпочтительного в данной ситуации КЖ с последующим соотнесением его с возможными финансовыми ресурсами [1, 3].

Индекс QALY получается путем умножения длительности рассматриваемого интервала времени, выраженного в годах, на стандартизированный коэффициент, принимающий значение от 0,0 до 1,0 и отражающий связанное со здоровьем КЖ пациента в этом интервале времени. Состояние абсолютного здоровья оценивается как 1, смерть – 0, при некоторых заболеваниях, когда состояние больного оценивается как худшее, чем смерть данный показатель может принимать отрицательные значения. Этот коэффициент выражает уровень полезности, который может рассматриваться, попросту говоря, как уровень КЖ [3, 6].

Наиболее часто используемыми в настоящее время инструментами для оценки меры полезности являются EQ-5, HUI, SF-36 (SF-6D), QWB, 15D©, AQoL. Основными требованиями, предъявляемыми к инструментам, являются валидность метода, его чувствительность, способность к воспроизведению результата, удобность использования как для пациента, так и для врача.

В отечественной педиатрии в настоящее время не существует переведенных и адаптированных инструментов для подсчета утилитарных индексов. В связи с этим лабораторией социальной педиатрии ФГБНУ НЦЗД произведен перевод, адаптация и валидация опросника Health Utilities Index® (D.H. Feeny, W.J. Furlong, G.W. Torrance, Dundas ON, Canada) версий HUI23P2RU.15Q и HUI23S2RU.15Q.

Цель исследования: создать русскоязычную версию стандартизированного международного опросника, применимого для детского возраста, на основе соответствующих международных требований к лингвистической ратификации и валидации инструментов.

Материалы и методы

Для достижения заявленной цели был выбран Health Utilities Index, HUI (D.H. Feeny, W.J. Furlong, G.W. Torrance, O.N. Dundas, Канада) в связи с его широкой изученностью (более 300 исследований более чем в 20 странах мира), доказанной надежностью и валидностью. Опросник изначально создавался для использования в педиатрической практике [17, 18], что делает его более перспективным и специфическим.

На 1 этапе был выполнен перевод исходной версии опросника на русский язык. Перевод проводился двумя профессиональными переводчиками, носителями родного языка, независимо друг от друга. В процессе перевода каждый из переводчиков произвел прямой перевод оригинального опросника, инструкции и вариантов ответов. После сравнения обеих версий перевода и согласования была создана объединенная выверенная версия – Версия 1.

На 2 этапе проводился перевод выверенной Версии 1 на исходный (английский) язык. Перевод проводился профессиональным переводчиком, носителем английского языка. Одним из условий обратного перевода являлось отсутствие доступа у переводчика к оригинальной версии опросника.

На 3 этапе создания русскоязычной версии проводилось тестирование созданной Версии 2 на пациентах. Данный этап необходим для того, чтобы определить приемлемость перевода (инструкции, вопросов и вариантов ответов). Проверялись два главных аспекта – эквивалентность пунктов и вариантов ответов в переводе с оригиналом. В тестировании приняло участие 7 респондентов: 3 детей 12, 14 и 16 лет и 4 родителей детей в возрасте от 5 до 12 лет. Все исследуемые были носителями русского языка. Заполнение опросника проводилось каждым респондентом независимо друг от друга, при возникновении трудностей исследуемый обращался непосредственно к интервьюеру. В конце опроса интервьюер также спрашивал, не было ли у опрашиваемого проблем в понимании анкеты и её заполнении. В ходе опроса проводилась коррекция формулировки вопросов и вариантов ответов на основании пожеланий опрашиваемых.

После окончания всех этапов перевода и адаптации предоставлялся отчет автору на английском языке, в котором указывалось общее число принявших участие в опросе, их возраст, время, которое потребовалось на заполнение анкет, трудности при переводе, заполнении и интерпретации опросника, а также предложенные решения. Итогом послужило создание окончательной версии, а от автора получена инструкция по перекодировке ответов и разрешение на использование данной версии.

На этапе II валидации нами были обследованы 427 детей первой и 233 ребенка второй группы здоровья, представленной функциональными отклонениями со стороны органа зрения, опорно-двигательного аппарата, желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы, аллергическими и оториноларингологическими заболеваниями. Исследование проводилось на базе ЦГКБ г. Реутова (Московская обл.).

В исследовании участвовали дети в возрасте 5–17 лет (средний возраст 10,8±4,6 лет): 348 (52,7%) мальчиков и 312 (47,3%) девочек.

После оценки валидности (способности оценивать то, что и следует оценивать) опросника, мы исследовали его надежность (внутреннюю согласованность шкалы) [13].

Критериальная валидность оценивалась путем сравнения ответов на опросник пациентами, имевшими разный статус здоровья. Дополнительная информация о состоянии здоровья детей собиралась путем выкопировки из медицинских карт.

Далее оценивали конвергентную валидность путем сравнения ответов HUI с другими методами оценки КЖ (опросником PedsQL).

Pediatric Quality of Life Inventory (PedsQL 4.0, Varni и соавт., США, 2001) является одним из наиболее популярных в мире, переведен на 22 языка, в т.ч. на русский. Данный инструмент прошел испытания в мультицентровых исследованиях ряда стран и зарекомендовал себя как простой, надежный, чувствительный метод изучения КЖ здоровых и больных детей различного возраста, включая детей из России [2, 4, 5]. В данном случае опросник PedsQL является «золотым стандартом» для оценки конвергентной валидности.

Опросник состоит из 23 вопросов, которые объединены в следующие шкалы: физическое функционирование (ФФ), эмоциональное функционирование (ЭФ), социальное функционирование (СФ), ролевое функционирование (РФ). Общее число баллов рассчитывают по 100-балльной шкале после процедуры шкалирования: чем выше итоговая величина, тем лучше КЖ ребенка.

Корреляционный многоатрибутный анализ определял ранговую корреляцию уровней атрибут HUI с баллами PedsQL. Значимая корреляция ожидалась между принципиально связанными атрибутами HUI и PedsQL-шкалами, в то время как слабую корреляцию ожидали получить между малопредставленными атрибутами. Корреляция ранговых порядков Спирмена применялась из-за характера данных HUI (которые не имеют признака интервала).

Надежность оценивали по внутренней согласованности между вопросами, которую измеряли по коэффициенту Кронбаха [11] и анализу корреляций между вопросами классификации HUI [8].

Результаты исследования проанализированы при помощи компьютерного программного обеспечения IBM SPSS Statistics v. 14.0 (США). Анализ данных включал стандартные методы описательной статистики: расчет средних величин, относительных величин, стандартных отклонений, 95% доверительных интервалов, критерия Стьюдента, критерия ранговой корреляции Спирмена.

Сравнение двух независимых групп по количественным признакам осуществляли непараметрическим методом с использованием .-критерия Манна–Уитни.Вероятность ошибки . <0,05 расценивалась как значимая, . <0,01 — как очень значимая, . <0,001 — как максимально значимая.

Результаты исследования

Процент пропуска ответов на различные вопросы HUI отражал уровень доступности вопросов для понимания и колебался от 0,21,3%, что являлось приемлемым (табл. 1).

Таблица 1

Процент пропуска ответов на вопросы HUI

Номер вопроса Содержание вопроса Уровень, %
1 Зрение вблизи 0,2
2 Зрение вдаль 0,2
3 Способность слышать то, что говорится при групповом разговоре 0,2
4 Способность слышать то, что говорится в разговоре с одним человеком 0,2
5 Быть понятым незнакомыми людьми во время разговора 0,7
6 Быть понятым знакомыми людьми во время разговора 0,3
7 Эмоции (HUI3) 0,5
8 Боль (HUI3) 0,5
9 Способность передвигаться 1,0
10 Мелкая моторика 0,7
11 Память 1,0
12 Обдумывание и решение каждодневных проблем 1,0
13 Ежедневная активность 0,7
14 Эмоции (HUI2) 0,7
15 Боль (HUI2) 1,3

Валидность. Критерий Манна–Уитни показал, что среднее значение числа сниженных атрибутов в обеих системах существенно отличалось в зависимости от состояния здоровья пациентов: чем хуже состояние здоровья, тем выше число ограниченных HUI2- и HUI3-атрибутов (табл. 2).

Таблица 2

Число сниженных атрибутов (системы HUI2 и HUI3)

Группы здоровья . HUI2 . HUI3
Число сниженных атрибутов Число сниженных атрибутов
M (SD) M (SD)
Первая группа 375 1,72 (1,14) 382 1,84 (1,3)
Вторая группа 176 2,6 (1,2) 183 2,84 (1,4)
Общая частота 551 565
.-тест Манна–Уитни (.) p =0,012 =0,018

В табл. 3 указан средний уровень каждого атрибута в различных группах пациентов, а также результаты применения критерия Манна–Уитни для всех атрибутов системы HUI3; все различия были значимыми.

Таблица 3

Средний уровень атрибутов системы HUI3

Атрибут . Группы здоровья .-критерий Манна–Уитни
Первая Вторая .
Зрение 557 1,18 2,1 0,0001
Слух 553 1,21 1,9 0,0001
Речь 557 1,02 1,78 0,0001
Когнитивная способность 550 1,68 2,2 0,0001
Способность передвигаться 551 1,05 1,95 0,0001
Боль 555 1,46 2,1 0,0001
Эмоции 557 1,42 2,12 0,0001
Мелкая моторика 553 1,04 1,92 0,0001

В табл. 4 представлены корреляции между атрибутами HUI3 и шкалами PedsQL. Корреляция между двумя измерениями способности передвигаться (HUI) и физическим функционированием (PedsQL) была наибольшей (0,85). Высокая корреляция также наблюдалась между физическим функционированием по системе PedsQL и другим HUI-измерением: мелкая моторика (0,62). Это объясняется близостью понятий, оцениваемых при помощи этих измерений, которые содержат пункты, описывающие элементарную активность, необходимую для повседневных действий.

Таблица 4

Коэффициент корреляции Спирмена между атрибутами системы HUI 3 и PedsQL-шкалами

PedsQL-шкалы Атрибуты системы HUI 3
Способность передвигаться Эмоции Мелкая моторика Речь Когнитивная способность Боль Зрение Слух
ФФ 0,85 0,39 0,62 0,28 0,41 0,5 0,26 0,21
ЭФ 0,47 0,78 0,47 0,26 0,47 0,44 0,26 0,15
СФ 0,42 0,52 0,38 0,30 0,51 0,39 0,26 0,18
РФ 0,39 0,4 0,46 0,14 0,65 0,49 0,24 0,16

Примечание. Для всех корреляций p <0,01. Полужирным шрифтом выделены значения с ожидаемыми значимыми корреляциями. PedsQL-шкалы: ФФ — физическое функционирование; ЭФ — эмоциональное функционирование; СФ — социальное функционирование; РФ — ролевое функционирование.

Эмоциональный атрибут HUI3-системы имел корреляцию с PedsQL шкалами социального функционирования (0,52) и эмоционального функционирования (0,78).

Когнитивная способность имела сильную корреляцию с эквивалентным измерением PedsQL — ролевым функционированием (0,65). Уровень социального благополучия (0,51) также был связан с когнитивной способностью, определяемой системой HUI3, т.к. взаимоотношения с другими детьми становятся сложнее при ограничениях памяти и способности мышления.

Оставшиеся атрибуты системы HUI3 (речь, боль, зрение, слух) не имеют эквивалентных шкал в PedsQL. Значимая корреляция (0,5) была обнаружена между атрибутом боли по системе HUI3 и шкалой PedsQL «физическое функционирование», являющейся тем видом активности, которое может быть нарушено при боли.

Надежность. α-Коэффициент Кронбаха составил 0,79 при использовании системы HUI3 (12 вопросов) и 0,8 — системы HUI2 (13 вопросов).

Установлены значимые корреляции между вопросами, оценивающим идентичные атрибуты (табл. 5): зрение 1 и зрение 2 (т.е. вопрос 1 и вопрос 2 → атрибуты зрения), слух 1 и слух 2 (вопрос 3 и вопрос 4 → атрибуты слуха), речь 1 и речь 2 (вопрос 5 и вопрос 6 → атрибуты речи), когнитивная способность 1 и когнитивная способность 2 (вопрос 11 и вопрос 12 → атрибуты когнитивной способности).

Обсуждение

В работе описаны этапы создания русской версии пятнадцативопросного опросника Health Utilities Index (HUI). Этап включил в себя перевод, языковую валидацию, а также оценку психометрических свойств (валидность и надежность) систем классификаций состояния здоровья HUI2 и HUI3 в различных группах детей в соответствии с рекомендациями Европейской группы для оценки уровня здоровья и качества жизни [19].

Данный опросник состоит из двух версий: Self-assessment и Proxy-assessment. Версия для самооценки сформулирована таким образом, чтобы получить информацию о состоянии здоровья опрашиваемых в возрасте 12 лет и старше с их собственной точки зрения. Версия для доверенных лиц предназначена для сбора информации о состоянии здоровья обследуемых в возрасте от 5 до 12 лет путем опроса, например, родителей или медицинских работников. Обе версии опросника оценивают информацию за прошедшие 2 нед.

С помощью данного инструмента вычисляют:

  • - одноатрибутные индексы, используемые для оценки динамики состояния пациента;
  • - мультиатрибутные индексы, которые в дальнейшем заносят в национальные каталоги и используют для подсчета QALY;
  • - уровни функционирования, которые применяют для описания состояний здоровья [19].

Таблица 5

Ранговые корреляции Спирмена между вопросами системы HUI3

Атрибуты Зрение 1 Зрение 2 Слух 1 Слух 2 Речь 1 Речь 2 Способность передвигаться Мелкая моторика Эмоции Боль Когнитивная способность 1 Когнитивная способность 2
Зрение 1 1,00
Зрение 2 0,62 1,00
Слух 1 0,15 0,14 1,00
Слух 2 0,18 0,17 0,65 1,00
Речь 1 0,11 0,13 0,21 0,25 1,00
Речь 2 0,13 0,14 0,26 0,27 0,71 1,00
Способность передвигаться 0,25 0,21 0,20 0,28 0,22 0,17 1,00
Мелкая моторика 0,21 0,16 0,14 0,15 0,20 0,17 0,38 1,00
Эмоции 0,11 0,12 0,13 0,18 0,20 0,21 0,33 0,24 1,00
Боль 0,21 0,15 0,20 0,19 0,12 0,11 0,39 0,31 0,30 1,00
Когнитивная способность 1 0,21 0,14 0,12 0,11 0,21 0,25 0,22 0,24 0,26 0,15 1,00
Когнитивная способность 2 0,23 0,24 0,26 0,23 0,32 0,35 0,33 0,34 0,36 0,24 0,55 1,00

Примечание. Для всех корреляций . <0,01. Полужирным шрифтом выделены значения с ожидаемыми значимыми корреляциями.

Первая версия опросника Health Utilities Index Mark 1 (HUI1) была опубликована в 1982 г. [22] и включила только 4 атрибута (аспекта функционирования). Последними разработанными формами являются HUI2 и HUI3 [15, 23]. Система HUI2 включает следующие аспекты: ощущение, подвижность, эмоции, когнитивные способности, самообслуживание и боль. Система HUI3 была создана для дополнения и решения спорных вопросов, возникших при оценке функционирования в системе HUI2, и состоит из 8 атрибутов: зрение, слух, речь, способность передвигаться, мелкая моторика, эмоции, когнитивные способности и боль. Поскольку изначально HUI был предложен для оценки состояния здоровья у выживших детей с онкологическими заболеваниями, то дополнительным атрибутом была репродуктивная способность, которая в настоящее время опускается в большинстве клинических и популяционных исследований. Опросник состоит из 15 вопросов: 10 одинаковы для обеих систем, 3 специфичны для HUI2 и последние 2 используются в системе HUI3 (рис. 1).

Уровни функционирования в обеих системах зависят от ответов на 15 вопросов опросника. Они измеряются от 1 (полное функционирование) до 5 или 6 (полное нарушение функционирования).

Системы HUI2 и HUI3 использовали в качестве универсальных методов в клинических и экономических оценках [7, 16] и в опросах о состоянии здоровья населения [12] в Канаде, а также в других странах, в которых они были внедрены [20].

Созданная на этапе I новая языковая версия опросника была охарактеризована как краткая и простая в использовании. Средняя продолжительность заполнения опросника составила 8,0±3,0 мин, в связи с этим был сделан вывод, что опросник был доступен для понимания и не представлял трудностей в заполнении.

Далее проверяли гипотезу существования связи между состоянием здоровья ребенка и ответами на опросник HUI. У пациентов с отклонениями в состоянии здоровья должно быть больше число атрибутов с худшими значениями (≥2), и выше уровни самих значений различных атрибутов по сравнению с пациентами с первой группой здоровья (чем выше цифра при оценке уровня функционирования по каждому атрибуту, тем хуже сам уровень).

Рис.1
Рис. 1. Распределение атрибутов в системе HUI2 и HUI3 по 15 вопросам опросника

Примечание. Атрибуты эмоции и боли имеют одинаковое название в HUI2- и HUI3-классификациях, но не соответствуют одинаковым вопросам. Например, в системе HUI3 боль (вопрос 8) измеряется по ее влиянию на привычную активность и степень дискомфорта, в то время как в системе HUI2 боль (вопрос 15) оценивается по виду лекарственного препарата, купирующего ее или отсутствию его применения.

Для каждого пациента мы вычислили переменную «число сниженных атрибутов» по обеим системам, представляющую собой число атрибутов с ограничением функции независимо от степени (уровень функционирования 2 и выше). Наблюдалась ожидаемая корреляция между уровнями функционирования по различным атрибутам и состоянием здоровья пациентов: средние уровни различных атрибутов были выше (указывает на ухудшение функционирования) у детей со второй группой здоровья.

На следующем этапе проверялась гипотеза о том, что измерения HUI и PedsQL, которые теоретически оценивают общее для них понятие (КЖ), должны иметь сходные и конвергентные результаты. Корреляции ожидались между показателями обоих опросников, оценивающих схожие составляющие состояния здоровья. На основании полученных данных мы сделали вывод об удовлетворительном уровне валидности нового опросника.

α-Коэффициент Кронбаха — метод статистической оценки надежности психометрических шкал, показывающий внутреннюю согласованность характеристик, описывающих один объект. Для каждой системы классификации (HUI2 и HUI3) в расчет коэффициента включали только вопросы, относящиеся к данной системе. Эти показатели (>0,7) указывали на хорошую согласованность опросника. Разница в согласованности между обеими системами была небольшой.

Для оценки надежности опросника также применяли анализ корреляций между вопросами классификации HUI. В этом анализе корреляции вопросов с другими вопросами, относящихся к одному и тому же атрибуту, должны быть выше, чем их корреляции с вопросами из других атрибутов. Значимые корреляции (0,62, 0,65, 0,71 и 0,55, соответственно) указывали на удовлетворительную конвергентную валидность системы HUI3.

Заключение

Результаты исследования демонстрируют, что разработанная на этапе I русскоязычная версия опросника и ее классификационные системы HUI2 и HUI3 имеют хорошие психометрические свойства.

Оценка валидности и надежности проведена у детей с различным состоянием здоровья, разнородность группы позволила оценить все атрибуты систем HUI2 и HUI3, а также изучить возможность применения опросника при различных функциональных нарушениях здоровья.

Представленная в данной статье валидация систем классификации HUI2 и HUI3 — завершающий шаг межкультурной адаптации в России, после которого опросник может применяться в любых исследованиях у детей при любых заболеваниях с одновременной оценкой чувствительности.

Опросник имеет широкий спектр возможностей применения, совершенно новых для российской педиатрии: разработка утилитных коэффициентов для определенного заболевания с дальнейшим созданием национального каталога, которые можно использовать в клинико-экономическом анализе; определение функциональных нарушений, как специфических для нозологической формы, так и индивидуальных для каждого пациента, что может способствовать развитию нового подхода к оценке нарушения функций, в т.ч. определению инвалидности.

Список литературы

  1. Аннеманс Л. Экономика здравоохранения для неэкономистов. Введение в концепции, методы и трудности экономической оценки в здравоохранении. Москва: Ньюдиамед; 2010. 120 с.
  2. Баранов А.А., Альбицкий В.Ю., Винярская И.В. Изучение качества жизни в педиатрии. Москва: ПедиатрЪ; 2010. 272 с.
  3. Воробьев П.А., Авксентьева М.В., Борисенко О.В., Воробьев А.И., Вялков А.И., Лукьянцева Д.В. и др. Клинико-экономический анализ. Москва: Ньюдиамед; 2008. 778 с.
  4. Денисова Р.В., Алексеева Е.И., Альбицкий В.Ю., Винярская И.В., Валиева С.И., Бзарова Т.М. и др. Динамика качества жизни на фоне лечения инфликсимабом детей 2–4 лет, страдающих ювенильным ревматоидным артритом. Вопросы современной педиатрии 2008; 7 (6): 30–38.
  5. Денисова Р.В., Алексеева Е.И., Альбицкий В.Ю., Винярская И.В., Валиева С.И., Бзарова Т.М. и др. Надежность, валидность и чувствительность русских версий опросников PedsQL Generic Core Scale и PedsQL Rheumatology Module. Вопросы современной педиатрии. 2009; 8 (1): 30–41.
  6. Ягудина Р.И., Куликов А.Ю., Литвиненко М.М. QALY: история, методология и будущее метода. Фармакоэкономика 2010; 1: 7-11.
  7. Barr R.D., Chalmers D., De Pauw S., Furlong W., Weitzman S., Feeny D. The Health Utilities Index (HUI) system for assessing health-related quality of life in clinical studies. J. Clin. Oncol. 2000; 18 (18): 3280–3287.
  8. Blackburn R., Donnelly J.P., Logan C., Renwick S.J. Convergent and discriminative validity of interview and questionnaire measures of personality disorder in mentally disordered offenders: a multitrait-multimethod analysis using confirmatory factor analysis. J. Pers. Disord. 2004; 18 (2): 129–150.
  9. Bush J.W., Chen M.M., Patrick D.L. Health status index in cost-effectiveness analysis of PKU programme. NY: Hospital Research and Educational Trust; 1973. P. 172-208.
  10. Cadman D., Goldsmith C. Construction of social value or utility-based health indices: the usefulness of factorial experimental design plans. J. Chronic Dis. 1986; 39: 643–651.
  11. Cronbach L.J. Coefficient alpha and the internal structure of tests. Psychometrika 1951; 16: 297–334.
  12. Curtis L.J., Dooley M.D., Lipman E.L., Feeny D.H. The role of permanent income and family structure in the determination of child health in Canada. Health Econ. 2001; 10 (4): 287–302.
  13. Deyo R.A., Diehr P., Patrick D.L. Reproducibility and responsiveness of health status measures - Statistics and strategies for evaluation. Control Clin. Trials 1991; 12: 142–158.
  14. Drummond M.F., Sculpher M.J., Torrance G.W., O`Brien B.J. Stoddart.G.L. Methods for the economic evaluation of health care programmes. Oxford: Oxford University Press; 2005: 2-22.
  15. Feeny D., Furlong W., Boyle M., Torrance G.W. Multi- attribute health status classification systems — Health Utility Index. Pharmacoeconomics 1995; 7 (6): 490–502.
  16. Feeny D., Furlong W., Torrance G.W., Goldsmith C.H., Zhu Z., DePauw S. et al. Multiattribute and single-attribute utility functions for the health utilities index mark 3 system. Med. Care 2002; 40 (2): 113–128.
  17. Grutters J.P., Joore M.A., van der Horst F., Verschuure H., Dreschler W.A., Anteunis L.J. Choosing between measures: comparison of EQ-5D, HUI2 and HUI3 in persons with hearing complaints. Quality Life Res. 2007; 16 (8): 1439–1449.
  18. Horsman J., Furlong W., Feeny D., Torrance G. The Health Utilities Index (HUI): concepts, measurement properties and applications. Health and Quality of Life Outcomes 2003; 1(54): 1–13.
  19. Hunt S.M., Alonso J., Bucquet D., Niero M., Wiklund I., McKenna S. Cross-cultural adaptation of health measures. European Group for Health Management and Quality of Life Assessment. Health Policy 1991; 19(1): 33–44.
  20. Raat H., Bonsel G.J., Hoogeveen W.C., Essink-Bot M.L. Dutch HUI Group. Feasibility and reliability of a mailed questionnaire to obtain visual analogue scale valuations for health states defined by the Health Utilities Index Mark 3. Med. Care 2004; 42 (1): 13–18.
  21. Torrance G.W. Measurement of health status utilities for economic appraisal. J. Health Economics 1986; 5: 1-30.
  22. Torrance G.W., Boyle M.H., Horwood S.P. Application of multi-attribute theory to measure social preferences for health states. Operat. Res. 1982; 30 (6): 1043–1069.
  23. Torrance G.W., Furlong W., Feeny D., Boyle M.H. Multi-attribute preference functions. Health Utilities Index. PharmacoEconomics 1995; 7 (6): 503–520.
  24. Williams A. Calculating the global burden of disease: time for a strategic reappraisal? Health Economics 1999; 8: 1-8.

References

  1. Annemans L. Ekonomika zdravookhraneniya dlya neekonomistov. Vvedenie v kontseptsii, metody i trudnosti ekonomicheskoy otsenki v zdravookhranenii [Healthcare economics for non-economists. Introduction to the concept, methods and difficulties of economic assessment in healthcare]. Moscow: N'yudiamed; 2010. 120 p. (In Russian)
  2. Baranov A.A., Al'bitskiy V.Yu., Vinyarskaya I.V. Izuchenie kachestva zhizni v pediatrii [A study of life quality in pediatrics]. Moscow: Pediatr"; 2010. 272 p. (In Russian)
  3. Vorob'ev P.A., Avksent'eva M.V., Borisenko O.V., Vorob'ev A.I., Vyalkov A.I., Luk'yantseva D.V., et al. Kliniko-ekonomicheskiy analiz [Clinical and economical analysis]. Moscow: N'yudiamed; 2008. 778 p. (In Russian)
  4. Denisova R.V., Alekseeva E.I., Al'bitskiy V.Yu., Vinyarskaya I.V., Valieva S.I., Bzarova T.M., et al. Dinamika kachestva zhizni na fone lecheniya infliksimabom detey 2–4 let, stradayushchikh yuvenil'nym revmatoidnym artritom [Dynamics of life quality during infliximab treating children of 2-4- years affected by juvenile rheumatoid arthritis]. Voprosy sovremennoy pediatrii 2008; 7 (6): 30–38. (In Russian)
  5. Denisova R.V., Alekseeva E.I., Al'bitskiy V.Yu., Vinyarskaya I.V., Valieva S.I., Bzarova T.M., et al. Nadezhnost', validnost' i chuvstvitel'nost' russkikh versiy oprosnikov PedsQL Generic Core Scale i PedsQL Rheumatology Module [Reliability, validity, and sensitivity of Russian versions of PedsQL Generic Core Scale and PedsQL Rheumatology Module questionnaires]. Voprosy sovremennoy pediatrii 2009; 8 (1): 30–41. (In Russian)
  6. Yagudina R.I., Kulikov A.Yu., Litvinenko M.M. QALY: istoriya, metodologiya i budushchee metoda [QALY: the history, methodology and future of the method]. Farmakoekonomika 2010; 1: 7-11. (In Russian)
  7. Barr R.D., Chalmers D., De Pauw S., Furlong W., Weitzman S., Feeny D. The Health Utilities Index (HUI) system for assessing health-related quality of life in clinical studies. J. Clin. Oncol. 2000; 18 (18): 3280–3287.
  8. Blackburn R., Donnelly J.P., Logan C., Renwick S.J. Convergent and discriminative validity of interview and questionnaire measures of personality disorder in mentally disordered offenders: a multitrait-multimethod analysis using confirmatory factor analysis. J. Pers. Disord. 2004; 18 (2): 129–150.
  9. Bush J.W., Chen M.M., Patrick D.L. Health status index in cost-effectiveness analysis of PKU programme. NY: Hospital Research and Educational Trust; 1973. P. 172-208.
  10. Cadman D., Goldsmith C. Construction of social value or utility-based health indices: the usefulness of factorial experimental design plans. J. Chronic Dis. 1986; 39: 643–651.
  11. Cronbach L.J. Coefficient alpha and the internal structure of tests. Psychometrika 1951; 16: 297–334.
  12. Curtis L.J., Dooley M.D., Lipman E.L., Feeny D.H. The role of permanent income and family structure in the determination of child health in Canada. Health Econ. 2001; 10 (4): 287–302.
  13. Deyo R.A., Diehr P., Patrick D.L. Reproducibility and responsiveness of health status measures - Statistics and strategies for evaluation. Control Clin. Trials 1991; 12: 142–158.
  14. Drummond M.F., Sculpher M.J., Torrance G.W., O`Brien B.J. Stoddart.G.L. Methods for the economic evaluation of health care programmes. Oxford: Oxford University Press; 2005: 2-22.
  15. Feeny D., Furlong W., Boyle M., Torrance G.W. Multi- attribute health status classification systems — Health Utility Index. Pharmacoeconomics 1995; 7 (6): 490–502.
  16. Feeny D., Furlong W., Torrance G.W., Goldsmith C.H., Zhu Z., DePauw S. et al. Multiattribute and single-attribute utility functions for the health utilities index mark 3 system. Med. Care 2002; 40 (2): 113–128.
  17. Grutters J.P., Joore M.A., van der Horst F., Verschuure H., Dreschler W.A., Anteunis L.J. Choosing between measures: comparison of EQ-5D, HUI2 and HUI3 in persons with hearing complaints. Quality Life Res. 2007; 16 (8): 1439–1449.
  18. Horsman J., Furlong W., Feeny D., Torrance G. The Health Utilities Index (HUI): concepts, measurement properties and applications. Health and Quality of Life Outcomes 2003; 1(54): 1–13.
  19. Hunt S.M., Alonso J., Bucquet D., Niero M., Wiklund I., McKenna S. Cross-cultural adaptation of health measures. European Group for Health Management and Quality of Life Assessment. Health Policy 1991; 19(1): 33–44.
  20. Raat H., Bonsel G.J., Hoogeveen W.C., Essink-Bot M.L. Dutch HUI Group. Feasibility and reliability of a mailed questionnaire to obtain visual analogue scale valuations for health states defined by the Health Utilities Index Mark 3. Med. Care 2004; 42 (1): 13–18.
  21. Torrance G.W. Measurement of health status utilities for economic appraisal. J. Health Economics 1986; 5: 1-30.
  22. Torrance G.W., Boyle M.H., Horwood S.P. Application of multi-attribute theory to measure social preferences for health states. Operat. Res. 1982; 30 (6): 1043–1069.
  23. Torrance G.W., Furlong W., Feeny D., Boyle M.H. Multi-attribute preference functions. Health Utilities Index. PharmacoEconomics 1995; 7 (6): 503–520.
  24. Williams A. Calculating the global burden of disease: time for a strategic reappraisal? Health Economics 1999; 8: 1-8.

Просмотров: 6921

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 29.06.2015 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search