О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2015 (43) arrow ОЦЕНКА ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ
ОЦЕНКА ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ Печать
09.07.2015 г.

А.Б. Суховеева
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт комплексного анализа региональных проблем Дальневосточного федерального округа Российской академии наук, Биробиджан

ASSESSMENT OF POPULATION HEALTH IN SOME MUNICIPALITIES OF THE JEWISH AUTONOMOUS REGION
A.B. Sukhoveeva

Institute for Complex Analysis of Regional Problems Far Eastern Branch, Russian Academy of Sciences, Birobidzhan

Контактная информация: Суховеева Анна Борисовна, Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Anna B. Sukhoveeva, Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Резюме. Ухудшение качественных характеристик населения в период реформ характерно для всех регионов страны, однако, одна из самых тяжелых ситуаций в ухудшении показателей здоровья, несмотря на более молодую возрастную структуру населения, была характерна для Дальневосточного федерального округа. Среди регионов округа наиболее резкое ухудшение показателей здоровья населения было характерно для Еврейской автономной области. Динамика изменений в социально-экономической сфере и состоянии здоровья населения в Еврейской автономной области в 90-е гг. XX века отображала схожие черты, отражающие общую ситуацию по России, но проявившиеся в более глубоких негативных тенденциях в ухудшении здоровья.

Целью исследования является выявление территориальных и социально-демографических особенностей в изменении качества и образа жизни и их влияние на здоровье населения Еврейской автономной области за период с 90-х годов XX в. по 2012 г.

Материалы и методы. Проведенное анкетирование населения муниципальных образований Еврейской автономной области в 2009 и 2012 гг., позволило дать некоторые оценки состояния здоровья респондентов. Количество опрошенных составило 343 человека в каждом году в возрасте от 35-87 лет. Измерение основано на прямых оценках индивидами своей жизнедеятельности, социально-экономических характеристик, составляющих здоровья и образа жизни.

Выводы. Определено, что независимо от типа местности и района проживания около 50 % респондентов считают свое здоровье как «удовлетворительное». Структура самооценок здоровья населением Еврейской автономной области соответствует общероссийской. Показано, что доля довольных своим здоровьем выше среди респондентов «инертного» типа (25 %), что свидетельствует о поведенческой особенности данных людей в стремлении представить себя в наиболее лучшем свете, и не отражает реальной ситуации в состоянии их здоровья. Установлено, что независимо от типа местности и самооценок здоровья 43 % населения считают, что социально-экономические реформы 90-х гг. XX в. оказали значительное негативное влияние на состояние их здоровья.

Область применения результатов исследования. Содержащиеся в статье материал и выводы могут быть использованы при разработке и проведении региональных и муниципальных программ, стратегий в сфере социально-экономического развития.

Ключевые слова. Самооценки здоровья; социально-экономические реформы; тип местности; типы адаптивного поведения; Еврейская автономная область.

Abstract. Deterioration of the population quality characteristics during the reform period was typical for all regions of Russia. However, the Far East Federal District faced the toughest situation in terms of health indicators despite younger age structure of its population.

The Jewish Autonomous Region reported the worst health indicators among all regions of Far East Federal District.

Changes in social and economic environment and public health in the region in the 1990s of the 20th century reflected similar situation mirroring the general situation in Russia, but with deeper negative trends in population health.

The purpose of this paper is to identify territorial and social and demographic characteristics of changes in lifestyle and quality of life and their impact on health in the Jewish Autonomous Region in 1990-2012.

Methods and data. Survey of population of municipalities of the Jewish Autonomous Region in 2009 and 2012 enabled to give some estimates of health status of the respondents. Sample included 343 people aged 35 to 87 in each year. This survey was based on direct self-assessment of life, social and economic characteristics, and characteristics related to health and lifestyle by respondents.

Conclusions. About 50% of respondents believe their health is «satisfactory» regardless of type of locality and place of living. Population of the Jewish Autonomous Region has a similar structure of health-related self-assessment as the Russian one. The share of those satisfied with their health status is higher among the «inert» type respondents (25%) suggesting a behavior characteristic of such people who tend to present themselves in the most favorable light and not reflecting the actual situation related to their health. The study showed that regardless of locality type and self-assessment of health 43% of population believe that social and economic reforms of the 1990s had a negative impact on their health.

Scope of application. Materials and conclusions of this paper can be used to develop and implement regional and municipal programs on social and economic development.

Keywords: self-assessment of health; social and economic reforms; type of locality; types of adaptive behavior; the Jewish Autonomous Region.

Введение

Здоровье населения как важнейший компонент или интегральный показатель качества жизни в объективных его проявлениях отражает сложную совокупность экономических, социальных, демографических и иных процессов, протекающих в обществе, уровень его экономического и культурного развития. Оно формируется и поддерживается совокупностью условий жизни, которые не остаются неизменными, а также характером поведения людей во всех сферах деятельности [1]. Резкое ухудшение здоровья населения России в период системного кризиса 90-х годов XX века при отсутствии войн, голода, эпидемий и других масштабных бедствий свидетельствует о важнейшей роли социально-экономических преобразований в формировании здоровья на данном этапе. После изменения политического строя и проведения социально-экономических реформ в стране исследуемый период времени (с 1992 по 2012 гг.) характеризовался нарастанием экономических трудностей, реструктуризацией на рынке труда, резким снижением жизненного уровня населения, связанных с падением производства, инфляцией, задержками выплаты зарплаты, пенсий, которые отразились на эмоционально-психологическом состоянии населения. За короткий период времени изменилась жизнь большинства социальных групп, их социально-экономический статус, самоидентификация, самочувствие и ценности [2]. Реакцию населения можно было оценить как социальный стресс, наиболее остро проявившийся в 1992-1994 гг. Произошло резкое ухудшение здоровья населения, обусловленное быстрым ростом смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, травм и отравлений, в том числе убийств, самоубийств, отравлений алкоголем. Увеличился уровень заболеваемости, в том числе социально-значимыми болезнями.

Ухудшение качественных характеристик населения в период реформ характерно для всех регионов страны, однако, одна из самых тяжелых ситуаций в ухудшении показателей здоровья, несмотря на более молодую возрастную структуру населения, была характерна для Дальневосточного федерального округа (ДФО). Результатом данных последствий в округе является сокращение численности населения, стремительное его постарение, снижение рождаемости и рост смертности, и как следствие, резкое сокращение ожидаемой продолжительности жизни, ухудшение здоровья и рост заболеваемости. Среди регионов ДФО только Еврейская автономная область (ЕАО) относится к отсталым, которая в годы реформ испытала самый большой экономический спад. Если в целом, в России, падение промышленного производства составило 60-70 %, то в ЕАО около 90 %. Среди причин такого спада помимо экономического кризиса является переориентация экономики области от обрабатывающих отраслей промышленности и сельского хозяйства на добывающие производства в связи с сокращением спроса на основные виды товаров, произведенных в области, мощная конкуренция со стороны Китая [3, 4]. Динамика изменений в социально-экономической сфере и состоянии здоровья населения в ЕАО в 90-е гг. XX века отображает схожие черты, отражающие общую ситуацию по России, но проявившиеся в более глубоких негативных тенденциях в ухудшении здоровья.

Целью исследования является выявление территориальных и социально-демографических особенностей в изменении качества и образа жизни и их влияние на здоровье населения ЕАО за период с 90-х годов XX в. по 2012 г.

Материалы и методы. Изучение реальной ситуации путем проведения социологического исследования в форме анкетирования на внутрирегиональном уровне позволило получить не только представление о роли социально-экономических условий и факторов в социальной обусловленности здоровья в период социально-экономических реформ (90-е года XX века), но и выявить влияние образа жизни на здоровье населения ЕАО, которые не нашли своего отражения в официальной статистике.

Работа основана на материалах социологического опроса (метод – анкетирование). В ходе исследований в мае-июле 2009 и 2012 гг. было опрошено по 343 человека (в возрасте 35-87 лет) в трех муниципальных образованиях ЕАО: Облученский и Биробиджанский районы, город Биробиджан. Для сбора данных использовался авторский опросник, разработанный с учетом отечественного опыта социальных и медицинских исследований, включающий закрытые, открытые, полузакрытые, личные и шкальные вопросы [5-10]. Доля населения, проживающего в данных муниципальных образованиях, составляет более 66 % от общей численности жителей ЕАО, что позволяет данные анализа социологического исследования проецировать на население всего региона.

Для получения более достоверной информации об изменениях качества и образа жизни и их влияния на здоровье в период социально-экономических реформ (90-е года XX века) и удобства анализа полученных результатов все опрашиваемое население было разбито на две макрокогорты – 35-54 и 55 и старше. В макрокогорте 35-54 лет – за начальную границу возраста у опрашиваемого населения принято 35 лет, поскольку в 90-е годы население этого возраста (переходило в группу экономически активного населения), начинало работать, заботиться, самостоятельно обеспечивать себя и свои семьи, и могло вполне адекватно дать оценку своему здоровью, уровню материального обеспечения, событиям, происходящим в России и ЕАО в 90-е годы XX века. Вторая макрокогорта населения с возрастом 55 и старше лет, принимавших участие в опросе – это группа людей, которые в 90-е годы XX века усвоили все социальные роли взрослого человека, приобрели профессиональные навыки.

В опросе процентное соотношение респондентов по типу местности составило: город Биробиджан – 62,4 %, сельская местность Биробиджанского района – 9,8 %, городская местность Облученского района – 23,8 %, сельская местность Облученского района – 4 %. В каждом муниципальном образовании было опрошено по 0,5 % мужского и 0,5 % женского населения в зависимости от общей численности населения в макрокогортах (35-54 лет и 55 и старше лет) отдельно в городской и сельской местностях. Всего в возрасте 35-54 лет независимо от типа местности было опрошено 63,5 %, что составило 218 чел. от всех респондентов. Доля опрошенных в возрасте 55 и старше лет составила – 36,5 %.

Результаты и обсуждение. Результаты опроса свидетельствуют о том, что важнейшими проявлениями негативных процессов стали ограничение возможностей для сохранения и восстановления здоровья в связи со снижением уровня благосостояния, ростом стрессовых ситуаций, неудовлетворенностью различными аспектами жизни и т.д. Более высокие доходы не являются автоматически залогом лучшего здоровья, но они позволяют обеспечить определенный набор материальных благ, способствующих сохранению и укреплению потенциала здоровья. По данным Т.И. Заславской [11], в середине 1990-х гг. российское общество состояло из нескольких слоев: верхний слой – 7 %, средний – 20 %, базовый – 61 %, нижний – 7 %, дно – до 5 %. Данные анкетирования свидетельствуют, что в структуре распределения семей по шкале «бедные-богатые» на основе собственной оценки респондентов произошел резкий сдвиг из категории «богатых» в сторону «среднеобеспеченных» (рис. 1). С «людьми среднего достатка» и «богатыми» чаще других идентифицируют себя жители городской местности в возрасте от 30-54 лет.

Рис.1
Рис. 1. Самоопределение респондентов по шкале «бедные-богатые», % от опрошенных

Материальное положение большинства опрошенных ухудшилось по сравнению с концом 1990 гг. (табл. 1). В 2009 г. по сравнению с 90-ми гг. XX в. на 7,5 % (в 2012 г. на 1,9 %) снизилась доля жителей городской местности и на 23 % (в 2012 г. на 18 %) сельских, у которых денег достаточно на приобретение необходимых продуктов и одежды, но на более крупные покупки приходилось откладывать на будущее. В 2009 г. в 7 раз (в 2012 г. в 4,8 раза) увеличилась доля сельского и в 3,5 раза (в 2012 г. в 1,8 раза) доля городского населения, доходов которым не хватает даже на приобретение продуктов питания и приходилось «влезать в долги».

Таблица 1

Распределение ответов респондентов на вопрос: Какая из приведенных оценок наиболее точно характеризует Ваши денежные доходы? (% от опрошенных)

Оценка доходов 90-е гг. XX в. 2009 г. 2012 г.
Сельская местность Городская местность Сельская местность Городская местность Сельская местность Городская местность
Денег не хватает даже на приобретение продуктов питания. 4,1 6,8 29 22,1 19,9 12,9
Денег хватает только на приобретение продуктов питания 33,3 40,4 39,5 30,9 44 34
Денег достаточно на приобретение необходимых продуктов и одежды, однако более крупные покупки приходиться откладывать на будущее 52 46,9 29 39,4 34 45
Покупка большинства товаров длительного пользования (телевизор, и др.) не вызывает у нас трудностей, однако покупка автомобиля сейчас недоступна 4,1 4,4 2 7,5 2,1 7,9
Денег вполне достаточно, чтобы ни в чем себе не отказывать 6,2 1,7 0 0,3 0 0,2

Согласно статистическим данным величина прожиточного минимума в IV квартале 2009 г. составляла для всего населения ЕАО 5386 руб. (в 2012 г. 8252 руб.), а доля населения с доходами ниже прожиточного минимума 21,0 % (19,3 %). Как показали данные опроса в 2009 г. в сельской местности доля населения, чьи доходы были ниже прожиточного минимума и составили 62,5%, из которых 48% жители в трудоспособном возрасте; в городской местности – 49 % и 28 % соответственно. В 2012 г. данные значения составили 60,3% и 43% для сельских жителей соответственно, 41,7 % и 25 % для городских жителей соответственно. Существующий средний уровень денежного дохода на одного члена семьи в 5386 руб. в 2009 г. и 8252 руб. в 2012 г. недостаточен для обеспечения «достойного» качества жизни. В 2009 г. он составлял лишь 53% от минимальной границы суммы (от 10 до 20 тыс. руб.), которую 50% сельских и 36,7% городских респондентов считают необходимой для «полноценной» жизни. Однако в 2012 г. для «относительно полноценной» жизни 58 % городского и 37 % сельского население называло сумму от 20-30 тыс., при этом доля жителей, имеющих доход соответствующий данной сумме, составил 9,1 % и только в городской местности.

Опрос населения показал, что наблюдается значительная дифференциация в уровне материального благосостояния респондентов в целом по муниципальным образованиям (между г. Биробиджаном и остальными исследуемыми территориями), из которого следует, что самые высокие доходы характерны для жителей областного центра (в 2,5-7,2 раза выше). Данный контраст обусловлен меньшей социально-экономической развитостью муниципальных районов (отсутствием достаточного количества рабочих мест, меньшей укомплектованностью, отставанием в оказании услуг оптово-розничной торговли, в промышленном производстве и социальной сфере), а также большим сосредоточением в областном центре основных финансовых, административных, социальных, образовательных, медицинских и других организаций и промышленных предприятий.

Снижение качества жизни не могло не отразиться на состоянии здоровья населения. Сопоставление данных опроса в динамике показывает, что с 90-х гг. XX в. по 2012 г. произошли кардинальные изменения в оценке населением области состояния своего здоровья. В 2,4-3,5 раза снизилась доля тех, кто давал здоровью положительные оценки. Структура самооценок здоровья жителями области примерно соответствует общероссийской. Так, по данным «Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения», проведенного в 2011 г., как «хорошее» и «очень хорошее» оценили свое здоровье 35,2 % жителей страны, как «удовлетворительное» - 49,8 %, как плохое и очень плохое – 14,4 % [1].

Как показано на рисунке 2 в результате опросов 2009 и 2012 гг. как «хорошее» оценили свое здоровье 23-25 % жителей ЕАО, как «удовлетворительное» - 56 %, как плохое – 18-20 % в ЕАО. Низкий показатель оценок здоровья как «отличное, хорошее» населением ЕАО по сравнению с общероссийским свидетельствует о более пессимистическом настроении жителей автономии в силу низкого уровня жизни населения отдаленных регионов России, сложной социально-экономической ситуации, отсутствием рабочих мест и т.д.

Рис.2
Рис. 2. Оценка состояния собственного здоровья жителями ЕАО, % от опрошенных

Считаем, что утверждение Козыревой П.М. с соавторами [1, с. 11], что «глобальный финансово-экономический кризис, охвативший Россию в конце первого десятилетия нового века, совершенно не отразился на самооценках состояния здоровья» не может быть характерным для всех территорий России. Для исследуемой нами территорий в 2012 гг. по сравнению с 2009 г. было зафиксировано снижение доли оценок респондентов с «хорошим и отличным» здоровьем в среднем на 2 % не зависимо от типа местности при одновременном увеличении доли оценок с «плохим и очень плохим» здоровьем на 1,7 % в сельской и 2,2 % в городской местности. Значительный прирост доли «удовлетворительных» оценок своего здоровья с 90-х гг. по 2009-2012 гг. характерен для жителей всех возрастов городской и сельской местности (табл. 2).

Таблица 2

Оценка состояния своего здоровья по макрокогортам, % от опрошенных

Возраст Отличное, хорошее Удовлетворительное Плохое, очень плохое
90-е гг. 2009 г. 2012 г. 90-е гг. 2009 г. 2012 г. 90-е гг. 2009 г. 2012 г.
Сельская местность
35-54 49 25 23,9 10,4 35,4 35,4 8,3 6,2 8,3
55 и старше 12,5 2 2,1 14,5 18,7 16,7 6,2 12,5 14,5
  Городская местность
35-54 48,3 20 19,5 14 33 33,1 1 10,2 11,1
55 и старше 16 3,7 2,4 19,3 25,5 25,9 1,7 7,8 7,7

Также во всех группах увеличилась доля населения с отрицательной оценкой здоровья, кроме жителей сельской местности трудоспособного возраста (в макрокогорте 35-54), которые в силу более сложного материального положения, и отсутствия работы, стараются не замечать проблемы связанные со своим здоровьем. Во всех возрастных группах независимо от типа местности отмечается сокращение удельного веса положительных оценок здоровья.

После достижения пенсионного возраста, как для женщин, так и для мужчин, сохранить «хорошее» или «отличное» здоровье удается немногим. На это указывает каждая третья женщина в селе и каждая пятая женщина в городе самого старшего возраста. У мужчин – каждый шестой в городской местности. Положение пожилых людей характеризуется низкими доходами, непосредственно зависимыми от пенсионных выплат, малой степенью участия в трудовом процессе и низкой профессиональной мобильностью. У женщин независимо от типа местности доля оценок здоровья «отличное, хорошее» уменьшилась в 3-4 раза, у мужчин – в 1,6-2 раза за период 1990-2012 гг. (табл. 3).

Таблица 3

Оценка состояния своего здоровья по полу, % от опрошенных

  Отличное, хорошее Удовлетворительное Плохое, очень плохое
90-е гг. 2009 г. 2012 г. 90-е гг. 2009 г. 2012 г. 90-е гг. 2009 г. 2012 г.
Сельская местность
Женщины 33,3 10,4 8,3 10,4 25 27 6,2 14,5 14,5
Мужчины 27 16,6 18,9 14,5 29,2 31,3 8,3 4,1 0
  Городская местность
Женщины 36 9,5 9,1 20,4 36,4 36,5 1 11,5 11,8
Мужчины 28,2 14,3 13,5 13 22 22,3 1,7 6,4 6,5

Результаты опроса выявили полное отсутствие отрицательных оценок своего здоровья у мужчин в селе в 2012 г. по причине меньшей заинтересованности и информированности о фактическом состоянии своего здоровья. В целом женщины оценивают свое здоровье более негативно, критично, так как для них характерно более внимательное отношение к своему здоровью, чем для мужчин. Последние чаще заявляют о проблемах со здоровьем, когда эти проблемы становятся действительно серьезными, требующими безотлагательной врачебной помощи. Женщины гораздо чаще обращаются к врачам в повседневной жизни, и соответственно у них чаще диагностируются заболевания. Также более критично оценивают свое здоровье жители городской местности.

Каждый шестой житель городской и сельской местности охарактеризовал состояние своего здоровья как «плохое» и «очень плохое», что подтверждается значительной долей ответов людей, которые время от времени испытывает те или иные недомогания. Легкие быстропроходящие недомогания беспокоят в равной степени (29 %) как сельских, так и городских жителей (табл. 4).

Недомогания регистрируют чаще жители сельской местности (ежедневно – 18,7 %, ежемесячно - 33,3 %), а жители городской местности указывают на более тяжелые состояния, приводящие к потере способности работать (ежедневно – 1 %, ежемесячно – 6,8 %, несколько раз в год – 36,6 %) и приковывающие к домашней постели (ежедневно – 3,4 %, ежемесячно – 1 %, несколько раз в год – 12,6 %). В результате опроса определено, что жители возрастной когорты 35-54 лет чаще испытывают недомогания с ежедневными и ежемесячными проявлениями, чем жители старших возрастов. В старшем возрасте большая доля заболеваний более тяжелых форм. Как отмечали респонденты пенсионного возраста независимо от типа местности около 55 % всех женщин и 40 % мужчин страдают заболеваниями сердечно-сосудистой системы, около 25 % женщин и 35 % мужчин – заболеваниями желудочно-кишечного тракта, печени и почек, около 40 % жителей имеют заболевания костно-мышечной системы. Проблемы со здоровьем, вызванные данными видами болезней, становятся одной из основных причин отказа большинства пенсионеров от трудовой деятельности, что непосредственно сказывается на ухудшении их материального благосостояния.

Таблица 4

Самооценка респондентами частоты и тяжести недомоганий, заболеваний, % от опрошенных

  Тип местности Ежедневно Ежемесячно Несколько раз в год Раз в год и реже
Легкие недомогания (головные боли, общая слабость, обострение хронических болезней и т.д.), быстропроходящие под воздействием массажа, лекарств, не снижающие в целом трудоспособности Сельская 29 29 29 13
Городская 27,5 29 29,2 14,3
Недомогания, снижающие возможность нормально работать, не требующие больничного листа Сельская 18,7 33,3 35,4 12,6
Городская 18 20 43,8 18,2
Болезни, приводящие к потере способности работать на производстве, учиться и т.д., но не лишающие возможности заниматься самообслуживанием Сельская - 4,2 20,8 75
Городская 1 6,8 36,6 55,6
Болезни, приковывающие к домашней постели, приводящие к полной потере дееспособности Сельская - - 10,4 89,6
Городская 3,4 0,7 12,6 83,0

Большинство из всех респондентов (43,5 %), проживающих в исследуемых муниципальных образованиях, считают, что социально-экономические реформы 90-х гг. XX века повлияли на их здоровье (здоровье ухудшилось), двадцатая часть респондентов (19,5 %) утверждают, что реформы на здоровье повлияли опосредованно через ряд факторов, каждый четвертый – реформы на здоровье не повлияли, оно осталось без изменений (26,2 %). Среди ответивших на этот вопрос в городской местности 11,8 % составили жители, которые считают, что имеют «хорошее» здоровье и 12,2 % с «удовлетворительным» состоянием здоровья (в сельской местности – 10,4 % и 12,5 % соответственно) (рис. 3).

Более половины респондентов в сельской местности и 41 % городских жителей считают, что реформы определенно повлияли на их здоровье, что еще раз говорит о более сложной экономической ситуации в сельской местности. Каждый восьмой житель в селе и каждый пятый в городе утверждают, что их здоровье ухудшилось опосредованно, за счет негативных ситуации и факторов, сложившихся в период социально-экономических преобразований. Доля людей, среди ответивших на эти вопросы с самооценкой здоровья как «плохое», составляет 16,5 % в селе и 9,1 % в городе.

Рис.3
Рис. 3. Степень влияния реформ на здоровье населения, % от опрошенных

Более 40 % всех респондентов (независимо от пола и места проживания) считают, что ухудшение здоровья – возрастная проблема. Треть жителей – связывают с наличием хронических заболеваний и с отсутствием необходимого лечения из-за материальных затруднений, каждый четвертый – с большими нагрузками или вредными условиями труда на работе и вредными привычками. Ответы респондентов мужского и женского пола в селе и городе несколько отличаются. Результаты опроса показали, что около 47 % женщин в селе на 1 место причин, повлиявших на их здоровье, поставили возрастные проблемы. В городской местности – отсутствие необходимого лечения из-за материальных трудностей (43,2 %). Более 43 % мужчин в городе на 1 место причин поставили возрастные проблемы, большие нагрузки или вредные условия труда на работе (42%) и вредные привычки (41 %). Каждый второй мужчина села главной причиной назвал вредные привычки (54 %), возрастные проблемы (41 %) и отсутствие необходимого лечения из-за материальных трудностей (37,5 %). Среди всех факторов, входящих в группу «другие» причины, повлиявших на ухудшение здоровья, чаще всего называли стресс (52 % в городе и 35,3 % в селе).

Как показал опрос, более 43 % сельских жителей и 48 % городских, не проявляют высокой активности и не имеют никаких навыков для поддержания своего здоровья, хотя каждый третий – признает важность подобных действий, а каждый седьмой – не делает ничего или просто ленится. В реальной охране и укреплении здоровья население неактивно, мало подвержено здоровому образу жизни. Стараются питаться сбалансировано, употребляет витамины для повышения иммунитета только каждый шестой житель села и каждый четвертый житель города. Только 25 % жителей ведут активный образ жизни, делают зарядку и занимаются спортом. Около 40 % жителей села и 65 % населения города, предпочитают пассивный подход в укреплении своего здоровья, основанный на отказе от курения и алкоголя.

Знания людей о мерах профилактики заболеваний являются определяющими в их намерениях и реальных действиях по укреплению своего здоровья. Как показали опросы, посещает врача для осмотра в профилактических целях только 5,6 % жителей сельской местности, а в случае заболевания своевременно обращается в медучреждения только каждый шестой житель. При этом отмечается у населения городской местности рост внимания к профилактике и своевременному лечению заболеваний (с 22 % до 37 % соответственно).

Удовлетворенность жизнью населения в зависимости от самооценки здоровья также имеет некоторые различия. По данным опроса в 2009 и 2012 гг. по сравнению с 90-ми гг. XX века во всех группах в 2 раза уменьшилась доля довольных жизнью не зависимо от состояния здоровья и увеличилась доля населения с удовлетворительной оценкой к жизни. В 90-е гг. XX в. доля жителей в группе недовольных жизнью составляла 10,2 % от опрошенных, а к 2009-2012 гг. их численность сократилась, возможно, за счет перехода некоторой части населения в группы недовольных жизнью с «удовлетворительным» и «плохим» здоровьем, доля которых возросла в 3,8-3,9 и 8,6-8,4 раза соответственно. В группе довольных жизнью, с отличным, хорошим и удовлетворительным состоянием здоровья материальное положение хотят улучшить более 90 % и только каждый третий здоровье. В группе недовольных жизнью с «плохим» и «удовлетворительным» здоровьем самый высокий процент желающих улучшить свое душевное состояние (44-46 % и 36-39% соответственно).

В конце XX века в период социально-экономических реформ население по-разному стало реагировать на сложившуюся ситуацию в стране, которая и привела к необходимости в адаптации и изменению в образе жизни населения. За основу при выделении типов поведения у населения ЕАО в связи с адаптацией к новым социально-экономическим условиям была взята типология, предложенная Черковец М.В. [9] с некоторыми изменениями. Мы считаем, что для изучаемой территории из 5 типов поведения, предложенных Черковец М.В. достаточно выделить 3 типа поведения:

  • активный – предпринимали одно или несколько из «активных» действий, «пассивных» действий не предпринимали;
  • пассивный – предпринимали одно или несколько из «пассивных» действий, «активных» действий не предпринимали;
  • инертный – ничего не предпринимали, никаких изменений не происходило.

Анализ социально-демографических характеристик населения с разными типами адаптивного поведения в отношении изменений в образе жизни в связи с адаптацией к новым социально-экономическим условиям показал, что для каждого из них характерна повышенная доля отдельных групп по полу, возрасту, образованию, уровню материального положения, здоровью и подходам к его сохранению и восстановлению.

В стремлении улучшить свое материальное положение или личную жизнь, чаще других предпринимали активные действия женщины - независимо от типа местности, работающие на государственных предприятиях, как правило, со средним специальным или высшим образованием, достаточно часто испытывающие негативные эмоции – они относятся к активному типу. Среди представительниц данного типа наиболее высока доля тех, кто, независимо от уровня благосостояния семьи, оценил свое здоровье как «удовлетворительное» и при этом признают важность ведения здорового образа жизни, не курят, не пьют и в случае заболевания своевременно обращаются к врачу.

Несмотря на превалирование пассивного подхода к укреплению своего здоровья, основанному на отказе от курения и алкоголя, знания людей с данным типом поведения о мерах необходимой профилактики заболеваний и в случае болезни обращение к врачу являются предопределяющими в их намерениях и реальных действиях по укреплению своего здоровья. Именно на респондентов данного типа необходимо было обратить внимание медицинским службам в информированности о принципах ведения здорового образа жизни и профилактике по уменьшению ущерба в результате болезни в рамках отраслевой программы Министерства здравоохранения Российской Федерации от 21.03.2003 г. № 114 «Охрана и укрепление здоровья здоровых на 2003-2010 гг.», так как среди представителей данного типа есть доля тех, кто держит активную позицию в укреплении своего здоровья [12].

К инертному типу принадлежат сразу две группы мужчин сельской местности. Первая группа - пенсионеры со средним специальным образованием, с «неудовлетворительным» состоянием своего здоровья, низкими доходами и пассивным подходом к укреплению своего здоровья, ограничивающиеся только отказом от курения и алкоголя. Вторая - представители трудоспособного возраста (35-54 лет) со средним общим образованием, как правило, без работы, без средств к существованию, не испытывающие негативных эмоций и считающие свое здоровье «хорошим». Мы считаем, что удовлетворенность безработных своим здоровьем не столько отражает реальное состояние, сколько является частью поведенческой стратегии и стремлением представить себя в наиболее выгодном свете.

Пассивные действия, основанные на жесткой экономии в период социально-экономических преобразований, предпринимали как мужчины, так и женщины рабочих возрастов со средним специальным образованием, проживающие в городской местности. Данная группа населения относила себя к среднему слою, при этом достаточно часто испытывала негативные эмоции в силу проблем, связанных с недостатком средств к существованию и трудностью трудоустройства. «Удовлетворительные» оценки своего здоровья и жизнью в целом в наибольшей степени характерны для представителей данного типа, поскольку в 90-е годы XX века население 35-54 лет входило в разряд молодежи (переходило в группу экономически активного населения), начинало работать, заботиться и самостоятельно обеспечивать себя и свои семьи.

По данным опроса, распределение респондентов по типу поведения в 90-е гг. XX в. показало, что активные действия одинаково предпринимали как сельские, так и городские жители (18,6 % и 18 % соответственно), то есть меняли место работы, работали в нескольких местах, меняли жилье на более дешевое или съехались с родственниками (активный тип). Более 40 % сельских жителей и 28 % горожан ничего не предпринимали для изменения своего материального положения в лучшую сторону, что свидетельствует о большей пассивности, бездейственности жителей села и нежелании менять свою жизнь к лучшему (пассивный тип). Каждый шестой житель села и десятый житель города не предпринимали никаких действий для изменения своего материального положения в лучшую сторону (инертный тип – 10,7% в целом по исследуемым территориям).

Заключение.

1. Основными последствиями социально-экономических преобразований стали ограничения в выборе средств сохранения и укрепления здоровья в связи с ухудшением материального положения и нежеланием предпринимать активные действия по изменению сложившейся ситуации.

2. Последствия кризиса больше проявились в сельской местности. Увеличилась дифференциация в материальном благосостоянии между сельскими и городскими жителями, а общий уровень благосостояния большинства респондентов ухудшился. В структуре распределения семей по шкале «бедные - богатые» представительство «бедных» и «богатых» в целом по городской и сельской местностях практически не изменилось.

3. Показано, что независимо от типа местности и района проживания около 50 % респондентов считают свое здоровье как «удовлетворительное». Структура самооценок здоровья населением ЕАО соответствует общероссийской.

4. Выявленные различия в показателях здоровья с разными вариантами поведения в связи с адаптацией к новым социально-экономическим условиям показали, что доля довольных своим здоровьем выше среди респондентов «инертного» типа (25 %), что свидетельствует о поведенческой особенности данных людей в стремлении представить себя в наиболее лучшем свете, и не отражает реальной ситуации в состоянии их здоровья.

5. Установлено, что независимо от типа местности и самооценок здоровья 43 % населения считают, что социально-экономические реформы 90-х гг. XX в. оказали значительное негативное влияние на состояние их здоровья.

Список литературы:

  1. Козырева П.М., Назимова А.Э., Смирнов А.И. Здоровье населения России: динамика и возрастные особенности (1994-2011 гг.). Вестник Института социологии 2012; (6): 9-47.
  2. Назарова И.Б. Здоровье и самосохранительное поведение занятого населения в России: дис. …д-ра экон. наук. Москва. 2007. 307 с.
  3. Корсунский Б.Л., Аносова С.В. Механизм управления и источники реструктуризации экономики проблемного региона. Власть и управление на востоке России 2007; № 3 (40): 47-63.
  4. Суховеева А.Б. Территориальные различия в социально-экономическом положении регионов Дальнего Востока. Региональные проблемы 2009; № 12: 55-59.
  5. Назарова И.Б. О здоровье населения в современной России. Социологические исследования 1998; (11): 117-123.
  6. Назарова И.Б. Здоровье занятого населения. Москва: МАКС ПРЕСС. Гос. Ун. – Высшая школа экономики; 2007. 526 с.
  7. Народное благосостояние: Методология и методика исследования. Москва: Наука; 1988. 143 с.
  8. Журавлева И.В. Отношение к здоровью индивида и общества. Москва: Наука; 2006. 238 с.
  9. Черковец М.В. Роль социально-экономических факторов в формировании здоровья населения Центральной России: дис. … канд. геогр. наук. Москва. 2003. 24 с.
  10. Покровская С.Э. Факторы, формирующие обращаемость за медицинской помощью // Социальные аспекты здоровья населения. [электронный научный журнал] 2012; 3 (25). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/405/30/lang,ru/ (Дата обращения 22.03.2015 г.).
  11. Заславская Т.И. Социальная структура современного российского общества. Общественные науки и современность 1997. (2): 5-24.
  12. Об утверждении отраслевой программы "Охрана и укрепление здоровья здоровых на 2003-2010 годы": Приказ Минздрава России от 21 марта 2003 года № 114. URL: http://www.zdrav.ru/library/regulations/detail.php?ID=25839 (Дата обращения: 09.02.2014).

References

  1. Kozyreva P.M., Nazimova A.E., Smirnov A.I. Zdorov'e naseleniya Rossii: dinamika i vozrastnye osobennosti (1994-2011 gg.) [Health of the population of Russia: dynamics and age features (1994-2011)] Vestnik Instituta sotsiologii 2012; (6): 9-47. (In Russian).
  2. Nazarova I.B. Zdorov'e i samosokhranitel'noe povedenie zanyatogo naseleniya v Rossii [Health and self-protection behavior of the employed population in Russia]. Dr. Oec. Sci [dissertation]. Moscow. 2007. 307 p. (In Russian).
  3. Korsunskiy B.L., Anosova S.V. Mekhanizm upravleniya i istochniki restrukturizatsii ekonomiki problemnogo regiona [Management mechanism and sources of economic restructuring of a troubled region]. Vlast' i upravlenie na vostoke Rossii 2007; 3 (40): 47-63. (In Russian).
  4. Sukhoveeva A.B. Territorial'nye razlichiya v sotsial'no-ekonomicheskom polozhenii regionov Dal'nego Vostoka [Territorial differences of the socioeconomic situation in the Far East regions]. Regional'nye problemy 2009; (12): 55-59. (In Russian).
  5. Nazarova I.B. O zdorov'e naseleniya v sovremennoy Rossii [About population health in modern Russia] Sotsiologicheskie issledovaniya 1998; (11): 117-123. (In Russian).
  6. Nazarova I.B. Zdorov'e zanyatogo naseleniya [Health of the employed population]. Moscow: MAKS PRESS. Vysshaya shkola ekonomiki; 2007. 526 p. (In Russian).
  7. Narodnoe blagosostoyanie: Metodologiya i metodika issledovaniya [People's Welfare: Methodology and methods of research]. Moscow. Nauka, 1988. 143 p. (In Russian).
  8. Zhuravleva I.V. Otnoshenie k zdorov'yu individa i obshchestva [Attitude to health of an individual and society] Moscow. Nauka, 2006. 238 p. (In Russian).
  9. Cherkovets M.V. Rol' sotsial'no-ekonomicheskikh faktorov v formirovanii zdorov'ya naseleniya Tsentral'noy Rossii [The role of socioeconomic factors in the formation of public health in Central Russia]. Cand. Geogr. Sci [thesis]. Moscow; 2003. 24 p. (In Russian).
  10. Pokrovskaya S.E. Faktory, formiruyushchie obrashchaemost' za meditsinskoy pomoshch'yu [The factors forming medical aid uptake] Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2013 [cited 2015 Feb 22]; 3 (25). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/405/30/lang,ru/ (In Russian).
  11. Zaslavskaya T.I. Sotsial'naya struktura sovremennogo rossiyskogo obshchestva [Social structure of modern Russian society] Obshchestvennye nauki i sovremennost' 1997; (2): 5-24. (In Russian).
  12. Ob utverzhdenii otraslevoy programmy "Okhrana i ukreplenie zdorov'ya zdorovykh na 2003-2010 gody" [Approval of the sectoral program for health promotion in healthy people for 2003-2010]. Prikaz Minzdrava Rossii ot 21 marta 2003 goda № 114. [Online] [cited 2014 Feb 09]. Available from: http://www.zdrav.ru/library/regulations/detail.php?ID=25839 (In Russian).

Просмотров: 7190

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 17.07.2015 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search