О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №1 2016 (47) arrow СВЯЗЬ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОГО ЗДОРОВЬЯ С ТРУДОВОЙ ЗАНЯТОСТЬЮ ЛИЦ СТАРШЕГО ВОЗРАСТА В КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
СВЯЗЬ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОГО ЗДОРОВЬЯ С ТРУДОВОЙ ЗАНЯТОСТЬЮ ЛИЦ СТАРШЕГО ВОЗРАСТА В КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ Печать
15.03.2016 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2016-47-1-6

Максимов С.А., Индукаева Е.В., Мулерова Т.А., Данильченко Я.В., Табакаев М.В., Артамонова Г.В.
ФГБНУ Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний, Кемерово

RELATIONSHIP BETWEEN CARDIOVASCULAR HEALTH and EMPLOYMENT OF SENIOR PEOPLE IN THE KEMEROVO REGION
Maksimov S.A., Indukaeva E.V., Mulerova T.A., Danilchenko Ya.V., Tabakaev M.V., Artamonova G.V.

Research Institute for Complex Issues of Cardiovascular Diseases, Kemerovo

Контактная информация: Максимов Сергей Алексеевич, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Sergey Maksimov, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Резюме. Состояние здоровья человека в определенной степени обусловливает уровень его работоспособности, трудоспособности и, в конечном счете, трудовую занятость. В старшем возрасте, характеризующимся естественным снижением функциональных возможностей организма и развитием возрастно-зависимой патологии, связь трудовой занятости с состоянием здоровья наиболее выражена. Целью исследования явился анализ распространенности сердечно-сосудистых заболеваний и основных факторов сердечно-сосудистого риска при достижении пенсионного возраста и изменении профессионального статуса.

Объектом исследования явилась случайная популяционная выборка населения Кемеровской области предпенсионного (у мужчин 55-59 лет, у женщин 50-54 лет) и пенсионного (у мужчин 60-64 лет, у женщин 55-59 лет) возрастов, всего 534 человек. Оценивалось наличие у респондентов ряда сердечно-сосудистых заболеваний и факторов сердечно-сосудистого риска.

Для статистической обработки использовались критерий Хи-квадрат Пирсона и критерий Манна-Уитни. Для устранения влияния модифицирующих факторов использовалась логистическая регрессия. Критическим уровнем статистической значимости принимался 0,05, при 0,05>р>0,05 отмечалась тенденция к статистической значимости.

В предпенсионном возрасте различий в распространенности сердечно-сосудистых заболеваний и факторов сердечно-сосудистого риска в зависимости от трудовой занятости не отмечается, как у мужчин (за исключением повышенной массы тела), так и у женщин. В пенсионном возрасте работающие мужчины по сравнению с неработающими характеризуются меньшей распространенность ишемической болезни сердца (10,3% и 39,3%, р=0,0018), сахарного диабета (2,6% и 17,9%, р=0,024), гипертриглицеридемии (10,3% и 32,1%, р=0,013), курения (23,1% и 42,1%, р=0,054). После корректировки влияния возраста и уровня образования связь, за исключением курения, не изменилась. У женщин пенсионного возраста различия в распространенности сердечно-сосудистых заболеваний и факторов сердечно-сосудистого риска в зависимости от трудовой занятости лишь приближаются к статистически значимым.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что по достижении пенсионного возраста ухудшение состояния здоровья стимулирует индивида к прекращению трудовой деятельности. Это проявляется максимальными различиями распространенности ряда сердечно-сосудистых заболеваний и их факторов риска в пенсионном возрасте, на фоне отсутствия таковых различий в предпенсионном возрасте. Наиболее характерно это для мужчин, у женщин пенсионного возраста отмечается лишь тенденция к зависимости сердечно-сосудистого здоровья от трудовой занятости, что, по-видимому, является следствием гендерных различий социальных ролей в обществе.

Ключевые слова. Сердечно-сосудистые заболевания; факторы сердечно-сосудистого риска; трудовая занятость; пенсионный возраст.

Abstract.

To a certain degree health status of a person determines the level of their working capacity, working ability and, eventually, employment. At advanced age that is characterized by natural decrease in functionality and development of age-dependent pathology, relationship between employment and health status is most clearly manifested. The purpose of the study was to analyze prevalence of cardiovascular diseases and major factors of cardiovascular risk at the moment of achieving the retirement age and changes in employment status.

The research object was random sample of people of pre-retirement (55-59 years for men and 50-54 years for women) and retirement age (60-64 years for men and 55-59 years for women) in the Kemerovo region, 534 people in total. Presence of certain cardiovascular diseases and factors of cardiovascular risk in respondents was estimated.

Pearson's Chi-square and Mann-Whitney's criterions were used for statistical analysis. To eliminate influence of modifying factors logistic regression was used. Critical level of the statistical significance was considered 0.05; at 0.05>р>0.05 the tendency towards statistical significance was noted.

In both men and women at pre-retirement age any distinctions in prevalence of cardiovascular diseases and factors of cardiovascular risk depending on employment were not observed (except for increased body weight). Working men at retirement age compared to the unemployed are characterized by smaller prevalence of ishaemic heart disease (10.3% and 39.3%, r=0.0018), diabetes (2.6% and 17.9%, r=0.024), hypertriglyceridemia (10.3% and 32.1%, r=0.013), and smoking (23.1% and 42.1%, r=0.054). After adjusting influence of age and education level, the relationship didn't change, except for smoking. Distinctions in prevalence of cardiovascular diseases and factors of cardiovascular risk depending on employment in women of retirement age only near statistically significant values.

The results demonstrate that upon reaching retirement age deterioration of health forces a person to quit work. It is manifested by the maximum distinctions in prevalence of certain cardiovascular diseases and their risk factors at retirement age, while such distinctions at pre-retirement age are not present. It is most characteristic for men; in women of retirement age only a tendency towards relationship between cardiovascular health and employment is noted, which seems to be due to gender differences in social roles in the society.

Keywords. Cardiovascular diseases; factors of cardiovascular risk; employment; retirement age.

Введение

Труд занимает важное место в жизни человека, характеризуя многие аспекты жизнедеятельности, начиная с социально-экономических и заканчивая профессионально обусловленными привычками и образом жизни. В том числе, с трудом связано и состояние здоровья человека. С одной стороны, особенности трудовой деятельности опосредуют наличие и выраженность возможного негативного воздействия на организм большого количества химических, физических, биологических, психоэмоциональных, организационных и др. производственных факторов. С другой стороны, вовлеченность в трудовую деятельность обусловливает социальную адаптацию индивида, повышает его финансовые возможности оптимизации образа жизни, профилактического и медицинского обслуживания [5].

Процесс естественного старения сопровождается снижением адаптационных возможностей, морфологическими и функциональными изменениями большинства систем организма [7], что ведет к нарастающему снижению общей и профессиональной трудоспособности, умственной и физической работоспособности [2]. Это приводит к ограничению выполнения некоторых профессиональных обязанностей, либо к значительному увеличению физиологической стоимости выполняемой работы и соответственно к срыву адаптационных возможностей и развитию патологических состояний [1]. Следствием данного биологического факта является уход лиц старших возрастных групп из профессий связанных, например, с необходимостью быстрой реакции, высокой координации движения, выполнения высоких физических нагрузок [18, 22] и т.д.

В то же время, лица старших возрастных групп характеризуются достаточно высокой остаточной трудоспособностью, что позволяет им продолжать трудовую деятельность в профессиях, более соответствующих их сниженным функциональным возможностям [8]. Наличие соматической патологии на фоне естественного снижения функциональных возможностей организма увеличивает вероятность прекращения трудовой деятельности индивидом. В этом случае, на наш взгляд, ключевым моментом является период достижения пенсионного возраста, когда ухудшение состояния здоровья, снижение функциональных возможностей организма, профессиональной и общей работоспособности могут превалировать над положительными социально-экономическими возможностями, обеспечивающимися трудовой деятельностью.

Кардиологические заболевания представляет в этом плане интерес в связи с важнейшим значением сердечно-сосудистой системы в приспособлении организма к условиям среды, в том числе и к воздействию профессиональных факторов [6]. Ухудшение функциональных возможностей сердечно-сосудистой системы в результате развития патологических процессов может в значительной степени снижать общую и профессиональную работоспособность и, соответственно, стимулировать прекращение трудовой деятельности.

Целью данного исследования является анализ распространенности сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) и основных факторов сердечно-сосудистого риска (ФССР) при достижении пенсионного возраста и изменении профессионального статуса.

Методы

Исследование проведено в рамках многоцентрового эпидемиологического исследования «Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний и их факторов риска в Российской Федерации (ЭССЕ-РФ) [9]. Объектом исследования явилась случайная популяционная выборка мужского и женского населения Кемеровской области. В соответствие с целью исследования выделены группы предпенсионного (у мужчин 55-59 лет – 113 человек, у женщин 50-54 лет – 155 человек) и пенсионного возраста (у мужчин 60-64 лет – 96 человек, у женщин 55-59 лет – 170 человек). Данные группы подразделялись на работающих (всего 353 человека) и неработающих (всего 181 человек).

Исследование было выполнено в соответствии со стандартами надлежащей клинической практики (Good Clinical Practice) и принципами Хельсинской Декларации. Протокол исследования был одобрен Этическим комитетом НИИ Комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний. До включения в исследование у всех участников было получено письменное информированное согласие.

В соответствие с протоколом исследования интервьюированием получены данные по профессиональной занятости, образованию, статусу курения и анамнестические данные по наличию у респондентов в анамнезе инфаркта миокарда (ИМ), инсульту, сахарного диабета (СД).

Измерение систолического и диастолического артериального давления проводили по стандартной методике. За критерий артериальной гипертензии (АГ) принимали уровень артериального давления равный или более 140/90 мм рт. ст., либо меньший уровень артериального давления на фоне гипотензивной терапии. Антропометрическое исследование включало измерение роста с точностью до 0,5 см, массы тела – с точностью до 0,2 кг с последующим расчетом индекса массы тела по формуле: масса тела (кг) / рост2 (м). В соответствие с классификацией ВОЗ под повышенной массой тела (ПМТ) подразумевали значения индекса массы тела свыше 25 кг/м2.

Содержание общего холестерина и триглицеридов определяли ферментативным колориметрическим методом по конечной точке с использованием набора реактивов ЗАО «Вектор-Бест» (Россия, г. Новосибирск).

Оценка наличия ИБС проводилась по сумме 3-х эпидемиологических критериев: на основе кодирования ЭКГ изменений по Миннесотскому коду, опросника Rose (стенокардия напряжения) и ИМ в анамнезе. При оценке наличия ИБС по критериям Миннесотского кода ЭКГ регистрировалась при помощи электрокардиографа «SCHILLER CARDIOVIT AT-2», в положении лежа, в 12 стандартных отведениях, при скорости движения ленты 25мм/сек.

Для статистической обработки категориальных переменных использовался критерий Хи-квадрат Пирсона, количественных – критерий Манна-Уитни. Структура работающей и неработающей когорт различалась по возрасту и уровню образования (Таблица 1-2), которые являются факторами, способными модифицировать распространенность ССЗ и ФССР. В связи с этим использовалась логистическая регрессия с вводом в анализ данных переменных. Кодировка переменных в регрессионном анализе: ССЗ и ФССР – 0 – нет, 1 – есть; образования – 0 – среднее, 1 – высшее; наличия работы – 0 – не работает, 1 – работает. Критическим уровнем статистической значимости принимался 0,05, при 0,05>р>0,05 отмечалась тенденция к статистической значимости.

Результаты

В предпенсионном возрасте у работающих мужчин (55-59 лет) ниже по сравнению с неработающими распространенность большинства исследуемых ССЗ и ФССР: ИБС, ИМ, АГ, СД, ГТГЭ, курение (Таблица 1). Однако, из всех исследуемых показателей различия отмечаются лишь по распространенности ПМТ: у неработающих – 57,6%, и работающих – 78,7%, р=0,022. Кроме того, по удельному весу лиц с высшим образованием наблюдается тенденция к статистически значимым различиям (соответственно, 18,2% и 36,2%, р=0,059).

В пенсионном возрасте (60-64 лет) у мужчин различия более выражены и многочисленнее. У работающих по сравнению с неработающими статистически значимо ниже средний возраст (соответственно, 61,7±1,4 и 62,3±1,5 лет, р=0,034), а также выше удельный вес лиц с высшим образованием (64,1% и 26,3%, р=0,00023). Работающие характеризуются меньшей распространенность ряда заболеваний и ФССР: ИБС (соответственно, 10,3% и 39,3%, р=0,0018), СД (2,6% и 17,9%, р=0,024), ГТГЭ (10,3% и 32,1%, р=0,013), курение (23,1% и 42,1%, р=0,054).

После корректировки влияния возраста и уровня образования связь между наличием работы и ПМТ у мужчин предпенсионного возраста не изменилась: ОШ составило 2,69 при 95% ДИ 1,08-6,70. В пенсионном возрасте корректировка на возраст и высшее образование привела к снижению связи наличия работы с распространенностью курения до статистически незначимой. По другим показателям в пенсионном возрасте связь не изменилась: у работающих ниже вероятность ИБС по сравнению с работающими в 0,18 раза (95% ДИ 0,05-0,65), СД – в 0,10 (95% ДИ 0,01-0,94), ГТГЭ – в 0,16 (95% ДИ 0,04-0,59).

У женщин предпенсионного возраста (50-54 лет) распространенность ряда ФССР (ПМТ, ГХЭ, ГТГЭ, курение) среди работающих ниже, чем среди неработающих, однако, статистически значимых различий нет (Таблица 2). В пенсионном возрасте (55-59 лет) у работающих женщин статистически значимо высокий удельный вес лиц с высшим образованием по сравнению с неработающими – соответственно 43,1% и 12,9%, р=0,00002. Кроме того, по ряду ССЗ и ФССР отмечаются различия, приближающиеся к статистически значимым. Так, у работающих по сравнению с неработающими ниже средние значения возраста (соответственно 57,3±1,4 и 56,9±1,4 лет, р=0,080), распространенность ИБС (20,6% и 32,9%, р=0,070), ИМ (0,0% и 2,9%, р=0,086), ПМТ (73,3% и 85,7%, р=0,052) и ГТГЭ (17,8% и 29,0%, р=0,086). После корректировки влияния возраста и уровня образования связи наличия работы с распространенностью данных ССЗ и ФССР снизилась до статистически незначимой.

Обсуждение

Наряду с тем, что психологические факторы вовлеченности в трудовую деятельность, такие как повышение уверенности, социальные связи и экономическая независимость способствуют сохранению здоровья работающих, несомненно, что в основе лучшего состояния здоровья работающего населения лежит феномен профессионального отбора, или эффекта здорового рабочего [15]. Данный феномен характеризуется тем, что чем выше профессиональные требования, предъявляемые работой, тем лучшим должно быть состояние здоровья вовлекаемых в трудовую деятельность работников. Следовательно, больной человек, с низкими функциональными возможностями либо самоустранится от трудовой деятельности, либо оставит работу в результате профессионального отбора.

Ряд крупных зарубежных исследований показали наличие связи между профессиональной занятостью и общим уровнем здоровья, количеством хронических заболеваний и смертностью [16]. На примере 23 европейских стран показано, что у неработающего населения выше уровень заболеваемости и смертности. Наиболее четко данная тенденция прослеживается в скандинавских странах, Великобритании, и странах центральной Европы. В странах южной и восточной Европы выраженность несколько ниже, хотя и сохраняется [10].

Зависимость сердечно-сосудистого здоровья от профессиональной занятости также определяется данным трендом, хотя, стоит отметить, что подавляющее большинство исследований проводилось среди женщин. У работающих женщин в возрасте 45-64 лет ниже риск развития ИБС (отношение шансов OR=0,70 при 95 % ДИ 0,56-0,86) и ишемического инсульта (OR=0,62 при 95 % ДИ 0,47-0,84) [12, 17], артериальной гипертензии (OR=0,70 при 95 % ДИ 0,62-0,79) [20], ниже уровень общего холестерина и глюкозы [14]. При этом, зависимость сердечно-сосудистого здоровья от профессиональной занятости модифицируется социально-экономическими факторами, уровнем образования, этническим фактором.

Результаты исследования многоцентрового эпидемиологического исследования ЭССЕ-РФ [3] свидетельствуют о том, что у профессионально занятых мужчин ниже стандартизированная по возрасту распространенность курения (среди работающих 40,2 %, среди неработающих – 52,6 %, р=0,011), ИБС в анамнезе (соответственно 5,4 % и 11,9 %, р=0,0047), артериальной гипертензии (соответственно 47,9 % и 57,1 %, р=0,043), стенокардии напряжения по анкете Роуза (соответственно 5,3 % и 13,6 %, р=0,00001), ИБС по Миннесотскому коду (соответственно 5,0 % и 9,2 %, р=0,048), ИБС по 3-м эпидемиологическим критериям (соответственно 9,4 % и 20,4 %, р=0,00020). У женщин вовлеченность в трудовую деятельность связана с низкой распространенностью курения (среди работающих 15,4 %, среди не работающих – 22,4 %, р=0,038) и ИБС по Миннесотскому коду (соответственно 5,4 % и 9,6 %, р=0,019).

Результаты, полученные в настоящем исследовании соответствуют данным закономерностям у мужчин. Несомненным достоинством исследования является то, что различия в сердечно-сосудистом здоровье в зависимости от профессиональной занятости продемонстрированы в сравнительном аспекте пенсионного возраста с предпенсионным. У женщин отмечается лишь тенденция к статистически значимым различиям среди работающих и неработающих, что объясняется менее выраженной связью профессиональной занятости с сердечно-сосудистым здоровьем, чем у мужчин. Традиционно, особенности трудовой деятельности являются лимитирующим показателем занятости в профессии мужчин и женщин. Женщины более часто трудоустраиваются на неполный рабочий день, в свою очередь, мужчины чаще работают в условиях физических нагрузок, под воздействием высоких уровней шума, а также при более длительном рабочем дне и на более высоких должностях [11]. Даже в пределах одних и тех же профессиональных групп мужчины характеризуются более выраженным воздействием неблагоприятных физических факторов, ночными сменами и нерегулярной работой [13]. Все это, наряду с традиционной ролью «добытчика» мужчины в обществе, может являться причиной отсутствия работы у мужчин преимущественно в случаях серьезных нарушений состояния здоровья. В то же время, относительно здоровые женщины могут позволить себе не заниматься трудовой деятельностью (в соответствие с их ролью в семье и обществе), тогда как не выраженные нарушения состояния здоровья не являются препятствием для относительно легких видов работы.

Что касается населения предпенсионного и пенсионного возрастов, то ряд продольных исследований свидетельствуют о влиянии низкого уровня здоровья на уход из трудовой деятельности на пенсию по инвалидности и на досрочную пенсию [21]. Зарубежный мета-анализ подобных исследований показал, что преждевременный выход на пенсию зачастую обусловлен плохим самономинальным здоровьем (объединенный относительный риск RR=1,27 при 95 % ДИ 1,17-1,38), а также наличием хронических заболеваний (объединенный RR=1,10 при 95 % ДИ 0,99-1,21) [23]. Российские исследования свидетельствуют о схожих причинах досрочного прекращения выхода на пенсию, а также при принятии решения о продолжении трудовой деятельности после достижения пенсионного возраста [4].

По достижении пенсионного возраста, на фоне снижения субъективных показателей, решающий вклад в профессиональную занятость вносят прогрессивно ухудшающиеся объективные показатели здоровья [4]. Принятие решения о продолжении или прекращении трудовой деятельности, особенно после 50 лет, помимо социальной и финансовой составляющей, находится в достаточно тесной зависимости от состояния здоровья человека [19, 23]. В этом плане показательно, что 37% среди работающих предпенсионного возраста главной жизненной ценностью признают здоровье, в то время как среди неработающих – 49%; аналогичные показатели среди работающих пенсионеров достигают 55%, среди неработающих – 83% [4].

Заключение

Анализ литературных данных свидетельствует о связи состояния здоровья, в том числе, сердечно-сосудистого, с профессиональной занятостью. Основным механизмом данной связи является профессиональный отбор, характеризующийся самоустранением ослабленных лиц из трудовой деятельности. Согласно полученным данным, пенсионный возраст в этом плане является особо важным периодом, когда ухудшение состояния здоровья стимулирует индивида к прекращению трудовой деятельности. Если в предпенсионном возрасте различия в сердечно-сосудистом здоровье минимальны, то в пенсионном возрасте – максимальны по ряду сердечно-сосудистых заболеваний и их факторам риска (ИБС, ГТГЭ, СД). Наиболее характерно это для мужчин, чья традиционная роль «добытчика» в семье и обществе стимулирует максимально долго продолжать трудиться. У женщин пенсионного возраста отмечается лишь тенденция к зависимости сердечно-сосудистого здоровья от профессиональной занятости, что, по видимому, также является следствием социальной роли женщины, как «хранительницы очага».

Библиография

  1. Бакалейникова В.Л. Поведенческая адаптация рабочих старшего возраста на производстве. Гигиена и санитария 1990; (7): 34-36.
  2. Бугаев В.Н. Возрастные особенности работоспособности, лимитирующие трудовую активность пожилых рабочих. Физиология человека 1987; (3): 436-441.
  3. Максимов С.А., Мулерова Т.А., Индукаева Е.В., Данильченко Я.В., Табакаев М.В., Черкасс Н.В. и др. Связь сердечно-сосудистого здоровья с профессиональной занятостью населения (ЭССЕ-РФ в Кемеровской области). Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2015; 14(5): 73-77.
  4. Медик В.А., Осипов А.М. Общественное здоровье и здравоохранение: медико-социологический анализ. Москва: ИНФРА-М; 2012. 358 с.
  5. Мумладзе З.Г., Гужина Г.Н. Экономика и социология труда. Москва: Кнорус; 2011. 328 с.
  6. Кончаловская Н.М. Сердечно-сосудистая система при действии профессиональных факторов. Москва: Медицина; 1976. 256 с.
  7. Фролькис В.В. Биология старения. Москва: Наука; 1982. 616с.
  8. Черкасская Е.А. Профессионально-демографический анализ занятости населения СССР, РСФСР и УССР по данным всесоюзных переписей. Гигиена труда и профессиональные заболевания 1991; (5): 4-6.
  9. Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах России (ЭССЕ-РФ). Обоснование и дизайн исследования. Профилактическая медицина 2013; 16(6): 25-34.
  10. Bambra C., Eikemo T.A. Welfare state regimes, unemployment and health: a comparative study of the relationship between unemployment and self-reported health in 23 European countries. Journal of Epidemiology and Community Health 2009; 63: 92-98.
  11. Campos-Serna J., Ronda-Perez E., Artazcoz L., Moen B.E., Benavides F.G. Gender inequalities in occupational health related to the unequal distribution of working and employment conditions: a systematic review. International Journal for Equity in Health 2013; 12(1): 57.
  12. Carson A.P., Rose K.M., Catellier D.J., Diez-Roux A.V., Muntaner C., Wyatt S.B. Employment status, coronary heart disease, and stroke among women. Annals of Epidemiology 2009; 19(9): 630-636.
  13. Eng A., ‘t Mannetje A., McLean D., Ellison-Loschmann L., Cheng S., Pearce N. Gender differences in occupational exposure patterns. Occupational and Environmental Medicine 2011; 68(12): 888-894.
  14. Kritz-Silverstein D., Wingard D.L., Barrett-Connor E. Employment status and heart disease risk factors in middle-aged women: the Rancho Bernardo Study. American Journal of Public Health 1992; 82(2): 215–219.
  15. Li C.Y., Sung F.C. A review of the healthy worker effect in occupational epidemiology. Occupational Medicine 1999; 49(4): 225-229.
  16. Nguyen C.T., Couture M.C., Alvarado B.E., Zunzunegui M.V. Life course socioeconomic disadvantage and cognitive function among the elderly population of seven capitals in Latin America and the Caribbean. Journal of Aging Health 2008; 20: 347–362.
  17. Reviere R., Eberstein I.W. Work, marital status, and heart disease. Health Care Women International 1992; 13(4): 393–399.
  18. Rice N.E., Lang I.A., Henley W., Melzer D. Common health predictors of early retirement: finding from the English Longitudinal Study of Ageing. Age and Aging 2011; 40: 54-61.
  19. Robroek S.J.W., Schuring M., Croezen S., Stattin M., Burdorf A. Poor health, unhealthy behaviors, and unfavorable work characteristics influence pathways of exit from paid employment among older workers in Europe: a four year follow-up study. Scandinavian Journal of Work, Environment and Health 2013; 39(2): 125-133.
  20. Rose K.M., Newman B., Tyroler H.A., Szklo M., Arnett D., Srivastava N. Women, employment status, and hypertension: cross-sectional and prospective findings from the Atherosclerosis Risk in Communities (ARIC) Study. Annals of Epidemiology 1999; 9(6): 374–382.
  21. Schuring M., Robroek S.J.W., Otten F.W.J., Arts C.H., Burdorf A. The effect of ill health and socioeconomic status on labor force exit and re-employment: a prospective study with ten years follow-up in the Netherlands. Scandinavian Journal of Work and Environmental Health 2013; 39: 134–143.
  22. Szubert Z., Sobala W. Current determinants of early retirement among blue collar workers in Poland. International Archives of Occupational and Environmental Health 2005; 18: 177-184.
  23. Van Rijn R., Robroek S., Brouwer S., Burdorf A. Influence of poor health on exit from paid employment: a systematic review. Occupational and Environmental Medicine 2014; 71: 295-301.

References

  1. Bakaleynikova V.L. Behavioral adaptation of workers of advanced ages at the manufacture. Gigiena i sanitariya 1990; (7): 34-36. (In Russian).
  2. Bugaev V.N. The age features of working capacity limiting labor activity of the elderly workers. Fiziologiya cheloveka 1987; (3): 436-441. (In Russian).
  3. Maksimov S.A., Mulerova T.A., Indukaeva E.V., Danil'chenko Ya.V., Tabakaev M.V., Cherkass N.V., et al. Relation between cardiovascular health and professional population employment (the ECVE-RF in Kemerovo region). Kardiovaskulyarnaya terapiya i profilaktika 2015; 14(5): 73-77. (In Russian).
  4. Medik V.A., Osipov A.M. Public health and health care: health and sociological analysis. Moscow: INFRA-M; 2012. 358 p. (In Russian).
  5. Mumladze Z.G., Guzhina G.N. Economy and sociology of labor. Moscow: Knorus; 2011. 358 p. (In Russian).
  6. Konchalovskaya N.M. Cardiovascular system under the impact of occupational factors. Moscow: Meditsina; 1976. 256. (In Russian).
  7. Frol'kis V.V. Biology of aging. Moscow: Nauka; 1982. 616p. (In Russian).
  8. Cherkasskaya E.A. Professional and demographic analysis of population employment in the USSR, RSFSR and USSR according to the all-Union censuses. Gigiena truda i professional'nye zabolevaniya 1991; (5): 4-6. (In Russian).
  9. Epidemiology of cardiovascular diseases in various regions of Russia (ESSE-RF). The rationale and design of the study. Profilakticheskaya Meditsina 2013; 16(6): 25-34. (In Russian).
  10. Bambra C., Eikemo T.A. Welfare state regimes, unemployment and health: a comparative study of the relationship between unemployment and self-reported health in 23 European countries. Journal of Epidemiology and Community Health 2009; 63: 92-98.
  11. Campos-Serna J., Ronda-Perez E., Artazcoz L., Moen B.E., Benavides F.G. Gender inequalities in occupational health related to the unequal distribution of working and employment conditions: a systematic review. International Journal for Equity in Health 2013; 12(1): 57.
  12. Carson A.P., Rose K.M., Catellier D.J., Diez-Roux A.V., Muntaner C., Wyatt S.B. Employment status, coronary heart disease, and stroke among women. Annals of Epidemiology 2009; 19(9): 630-636.
  13. Eng A., ‘t Mannetje A., McLean D., Ellison-Loschmann L., Cheng S., Pearce N. Gender differences in occupational exposure patterns. Occupational and Environmental Medicine 2011; 68(12): 888-894.
  14. Kritz-Silverstein D., Wingard D.L., Barrett-Connor E. Employment status and heart disease risk factors in middle-aged women: the Rancho Bernardo Study. American Journal of Public Health 1992; 82(2): 215–219.
  15. Li C.Y., Sung F.C. A review of the healthy worker effect in occupational epidemiology. Occupational Medicine 1999; 49(4): 225-229.
  16. Nguyen C.T., Couture M.C., Alvarado B.E., Zunzunegui M.V. Life course socioeconomic disadvantage and cognitive function among the elderly population of seven capitals in Latin America and the Caribbean. Journal of Aging Health 2008; 20: 347–362.
  17. Reviere R., Eberstein I.W. Work, marital status, and heart disease. Health Care Women International 1992; 13(4): 393–399.
  18. Rice N.E., Lang I.A., Henley W., Melzer D. Common health predictors of early retirement: finding from the English Longitudinal Study of Ageing. Age and Aging 2011; 40: 54-61.
  19. Robroek S.J.W., Schuring M., Croezen S., Stattin M., Burdorf A. Poor health, unhealthy behaviors, and unfavorable work characteristics influence pathways of exit from paid employment among older workers in Europe: a four year follow-up study. Scandinavian Journal of Work, Environment and Health 2013; 39(2): 125-133.
  20. Rose K.M., Newman B., Tyroler H.A., Szklo M., Arnett D., Srivastava N. Women, employment status, and hypertension: cross-sectional and prospective findings from the Atherosclerosis Risk in Communities (ARIC) Study. Annals of Epidemiology 1999; 9(6): 374–382.
  21. Schuring M., Robroek S.J.W., Otten F.W.J., Arts C.H., Burdorf A. The effect of ill health and socioeconomic status on labor force exit and re-employment: a prospective study with ten years follow-up in the Netherlands. Scandinavian Journal of Work and Environmental Health 2013; 39: 134–143.
  22. Szubert Z., Sobala W. Current determinants of early retirement among blue collar workers in Poland. International Archives of Occupational and Environmental Health 2005; 18: 177-184.
  23. Van Rijn R., Robroek S., Brouwer S., Burdorf A. Influence of poor health on exit from paid employment: a systematic review. Occupational and Environmental Medicine 2014; 71: 295-301.

Таблица 1

Распространенность ССЗ и ФССР у мужчин в зависимости от возраста и профессиональной занятости. 

Показатель Предпенсионный возраст (55-59 лет) Пенсионный возраст (60-64 лет)
Не работает, 33 Работает, 80 Р-уровень ОШ 95% ДИ Не работает, 57 Работает, 39 Р-уровень ОШ 95% ДИ
Возраст 57,0±1,4 56,9±1,5 0,76 - - 62,3±1,5 61,7±1,4 0,034 - -
Высшее образование, % 18,2 36,2 0,059 - - 26,3 64,1 0,00023 - -
ИБС, % 30,3 22,5 0,38 0,71 0,28-1,82 39,3 10,3 0,0018 0,18 0,05-0,65
ИМ, % 9,1 7,5 0,78 0,98 0,22-4,36 10,7 2,6 0,13 0,20 0,02-2,02
Инсульт, % 3,0 5,1 0,64 1,63 0,16-16,08 11,3 5,1 0,30 0,46 0,07-2,86
АГ, % 72,7 57,5 0,13 0,57 0,23-1,42 71,9 69,2 0,78 0,82 0,30-2,20
ПМТ, % 57,6 78,7 0,022 2,69 1,08-6,70 84,2 82,1 0,78 0,84 0,25-2,80
ГХЭ, % 59,4 60,0 0,95 0,97 0,41-2,29 64,3 59,0 0,60 0,69 0,27-1,80
ГТГЭ, % 31,2 25,0 0,50 0,63 0,24-1,63 32,1 10,3 0,013 0,16 0,04-0,59
СД, % 9,4 3,7 0,23 0,42 0,08-2,31 17,9 2,6 0,024 0,10 0,01-0,94
Курение, % 48,5 38,7 0,34 0,69 0,30-1,60 42,1 23,1 0,054 0,43 0,15-1,18

Таблица 2

Распространенность ССЗ и ФССР у женщин в зависимости от возраста и профессиональной занятости.

Показатель Предпенсионный возраст (50-54 лет) Пенсионный возраст (55-59 лет)
Не работает, 23 Работает, 132 Р-уровень ОШ 95% ДИ Не работает, 68 Работает, 102 Р-уровень ОШ 95% ДИ
Возраст 52,3±1,7 52,0±1,4 0,26 - - 57,3±1,4 56,9±1,4 0,080 - -
Высшее образование, % 21,7 34,8 0,22 - - 12,9 43,1 0,00002 - -
ИБС, % 21,7 26,5 0,63 1,33 0,45-3,93 32,9 20,6 0,070 0,59 0,28-1,24
ИМ, % 0,0 1,5 0,55 - - 2,9 0,0 0,086 - -
Инсульт, % 0,0 0,8 0,68 - - 2,9 2,0 0,69 0,69 0,08-5,77
АГ, % 47,8 46,2 0,89 1,11 0,44-2,84 54,3 54,9 0,94 1,13 0,59-2,17
ПМТ, % 91,3 76,3 0,11 - - 85,7 73,3 0,052 0,46 0,20-1,08
ГХЭ, % 69,6 64,9 0,66 0,86 0,30-2,41 68,1 64,4 0,61 0,97 0,48-1,97
ГТГЭ, % 26,1 24,4 0,86 0,91 0,32-2,56 29,0 17,8 0,086 0,59 0,27-1,29
СД, % 4,5 4,5 0,99 1,11 0,12-10,10 7,2 7,8 0,89 1,55 0,45-5,27
Курение, % 30,4 16,7 0,12 0,44 0,16-1,22 5,7 10,8 0,25 2,78 0,81-9,54

Просмотров: 5140

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 16.03.2016 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search