О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №4 2016 (50) arrow ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЗАНЯТОСТЬ И СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЕ ЗДОРОВЬЕ НАСЕЛЕНИЯ
ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЗАНЯТОСТЬ И СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЕ ЗДОРОВЬЕ НАСЕЛЕНИЯ Печать
26.07.2016 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2016-50-4-5
Максимов С.А., Табакаев М.В., Артамонова Г.В.

ФГБНУ «Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний», Кемерово

PROFESSIONAL EMPLOYMENT AND CARDIOVASCULAR HEALTH
Maksimov S.A., Tabakaev M.V., Artamonova G.V.
Research Institute for Complex Issues of Cardiovascular Diseases, Kemerovo

Контактная информация: Табакаев Михаил Викторович, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Mikhail V. Tabakaev, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Резюме.

Введение. Одной из важнейших социально-экономических составляющих является профессиональная занятость, характеризующая социальный статус человека, доступ к ресурсам социальной защиты, а также в определенной мере уровень его материального благосостояния. Сегодня все большее внимание привлекает к себе анализ непосредственной связи между профессиональной занятостью и состоянием различных сторон здоровья населения, а также установлением механизмов данных связей. Конкретно целью данного обзора явилось установление связей между профессиональной занятостью и сердечно-сосудистым здоровьем населения.

Методы

Поиск источников для научного обзора проводился в российской научной электронной библиотеке E-Library (www.elibrary.ru) и базе данных Стэнфордского университета HighWire Press (www.home.highwire.org). Запрос проводился по словам «занятость» («employment») и «здоровье» («health») в названиях публикаций, аннотациях и ключевых словах во всех видах публикаций. Всего проанализировано 1139 источников. Конечный отбор источников для научного обзора проводился на основании соответствия тематики источника рассматриваемой проблеме. В итоге, в cписок литературы вошло 47 публикаций (13 отечественных и 34 иностранных источника).

Результаты

Литературные данные свидетельствуют о различиях в распространенности сердечно-сосудистых заболеваний и факторов сердечно-сосудистого риска между слоями населения, дифференцированными по общему уровню социально-экономического благополучия. Характер и направленность данных связей может изменяться как с течением времени, так и в зависимости от уровня развития страны (региона). Профессиональная занятость, являясь одной из наиболее важных компонент социального статуса индивида, способна оказывать как прямое, так и опосредованное (за счет ряда конвенционных факторов риска) действие на здоровье человека. При этом, ведущими причинами различий между профессионально занятым и незанятым населением могут служить: 1) искусственное и/или стихийное устранение больных и ослабленных лиц из трудового процесса («эффект здорового рабочего»); 2) более эффективная социальная адаптация работающих по сравнению с неработающими.

Выводы. Профессиональная занятость ассоциируется с лучшими показателями состояния здоровья, меньшей смертностью и заболеваемостью от всех причин и от сердечно-сосудистых заболеваний. При этом, большая часть исследователей отмечает наличие модифицирующего эффекта со стороны половозрастных, поведенческих и ряда других особенностей, на силу и выраженность данных связей.

Abstract. Background. Professional employment is one of the most important social and economic components, indicating social status, access to resources of social protection, and to some extent level of material well-being of a person. Today, much attention is being paid to the analysis of direct relationships between professional employment and status of various aspects of public health, as well as estimation of the interconnecting mechanisms.

The purpose of this review was to estimate relationships between professional employment and cardiovascular health.

Methods. Sources for the scientific review were searched through the Russian Scientific Electronic Library (www.elibrary.ru) and Stanford University HighWire Press (www.home.highwire.org). Searching was conducted across all types of publications through their titles, annotations and keywords using “employment” and “health” as search requests. A total of 1139 sources were analyzed. Final selection of sources was made proceeding from relevance of the source topic to the issue under study. As a result, a total of 47 publications were included in the List of references (13 domestic and 34 foreign sources).

Results. Published data indicate different prevalence of cardiovascular diseases and cardiovascular risk factors across the social strata, differentiated according to the general level of social and economic well-being. The nature and orientation of these relationships may vary both over time and according to the level of development of the country (region). Professional employment, being one of the most important component of the individual social status can provide both direct and indirect impact (through a number of conventional risk factors) upon human health. At the same time, the leading causes of difference between the professional employed and unemployed include the following:

1) artificial and/or natural withdrawal of the sick and frail people from the labor process (the "healthy worker effect"); 2) more effective social adaptation of the working persons compared to nonworkers.

Conclusions

Professional employment is associated with better health, lower morbidity and mortality from all causes and from cardiovascular diseases. At the same time, the majority of researchers noted a modifying effect that age and sex, behavioral and other individual characteristics produce on intensity of those relationships.

Ключевые слова. Профессиональная занятость; сердечно-сосудистое здоровье; социально-экономический статус; факторы риска; эффект здорового рабочего.

Keywords. Professional employment, cardiovascular health, socio-economic status, risk factors, healthy worker effect.

Введение

Социальная обусловленность сердечно-сосудистого здоровья человека признается доказанным фактом, в связи с чем социально-экономической дифференциации общества придается определенное значение в исследованиях группового и популяционного риска болезней системы кровообращения [7,17,26]. Одной из важнейших социально-экономических составляющих является профессиональная занятость, характеризующая социальный статус человека, доступ к ресурсам социальной защиты, а также в определенной мере уровень его материального благосостояния.

Под понятием «профессиональной занятости» следует понимать трудовую (оплачиваемую) занятость экономически активной части населения. Конституция РФ не обязывает трудоспособного гражданина трудиться; она запрещает принудительный труд, подчеркивая, что труд свободен (ст. 37). Следовательно, причинами экономической неактивности среди населения может быть как прекращение трудовой деятельности в связи с достижением пенсионного возраста, либо в связи с утратой трудоспособности (временной или постоянной), так и иные причины. При этом, лица, ведущие асоциальный образ жизни (злоупотребляющие алкоголем, наркоманы, «тунеядцы» и т.д.), относятся к группе населения, кардинально отличающейся от незанятой в трудовой деятельности части населения (временно не работающие, сокращенные, инвалиды, пенсионеры и т.д.).

Характеристика профессиональной занятости, как самостоятельно, так и в качестве важнейшей части социально-экономического статуса, очень часто используется в биомедицинских исследованиях для оценки модифицирующего влияния на исследуемые причинно-следственные связи. Помимо этого, к настоящему времени все большее внимание привлекает к себе анализ непосредственной связи между профессиональной занятостью и состоянием различных сторон здоровья населения, а также установлением механизмов данных связей. Подобные исследования преимущественно проводятся за рубежом, в России же наблюдается их явных дефицит, несмотря на очевидную необходимость [16,24,39,46]. К тому же, далеко не всегда исследования зависимости состояния здоровья от трудовой занятости учитывают причины отсутствия работы, даже среди зарубежных исследований [35].

Дело в том, что перенос результатов зарубежных исследований для интерпретации российских особенностей связи между профессиональной занятостью и здоровьем населения весьма сомнителен ввиду ряда региональных, климато-географических и социально-политических различий, и в любом случае требует научно обоснованных подтверждений. Кроме того, профессиональная занятость обусловлена, в том числе и национальными параметрами рынка труда, качества и объема социальной поддержки безработным, инвалидам и пенсионерам, а также условиями трудовой деятельности, профессиональным отбором, уровнем образования и т.д. К примеру, в обширном европейском исследовании, охватившем более 20 государств, более высокая заболеваемость и смертность незанятого в профессиональной деятельности населения наиболее характерна для стран северной и центральной части Европы. В странах южной и восточной Европы данная тенденция менее выражена [18]. В то же время, исследования в других регионах, например, в Японии, показали обратную тенденцию: у неработающих женщин оказались лучшие показатели субъективного здоровья, чем у работающих, что авторы связывают с образом жизни [34]. Кроме того, направленность связи профессиональной занятости со здоровьем, даже в пределах одной популяции, может изменяться со временем [41].

В России данная проблема малоизучена и освещается преимущественно с социально-психологических позиций [10]. Однако, богатый опыт, накопленный в результате как зарубежных [16,24,39,46], так и советских [12,13] исследований, показывает, что данная тематика отмечена многогранностью, сложностью в изучении, наличием множества «белых пятен».

Целью данного обзора явилось установление связей между профессиональной занятостью и сердечно-сосудистым здоровьем населения.

Методы

Поиск источников для научного обзора проводился в российской научной электронной библиотеке E-Library (www.elibrary.ru) и базе данных Стэнфордского университета HighWire Press (www.home.highwire.org). В E-Library запрос проводился по словам «занятость» и «здоровье» в названиях публикаций, аннотациях и ключевых словах во всех видах публикаций. В HighWire Press запрос проводился по словам «employment» и «health» в названиях публикаций за период январь 1753 – январь 2015 гг., включая как базу данных Стэнфордского университета, так и PubMed. Всего в E-Library проанализировано 324 источника, в HighWire Press – 815 источников. Конечный отбор источников для научного обзора проводился на основании соответствия тематики источника рассматриваемой проблеме. Далее, при ознакомлении с текстом источника анализировались ссылки на другие источники. При необходимости данные вторичные источники также анализировались и при соответствии рассматриваемой проблеме включались в научный обзор. В итоге, в cписок литературы вошло 47 публикаций (13 отечественных и 34 иностранных источника).

Социально-экономический статус и сердечно-сосудистое здоровье

Социально-экономическое положение является интегральной оценкой индивида, включающей в себя совокупность таких его характеристик, как уровень образования, доход, семейное положение и др., включая и профессиональный статус. Многочисленные исследования свидетельствуют о влиянии социально-экономического статуса на показатели сердечно-сосудистого риска (артериальная гипертония, хронический эмоциональный стресс), уровни общей смертности и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) [1,14]. Влияние социально-экономического положения на ССЗ и факторы их риска опосредовано уровнем развития общества. Так, в развитых странах (Швеция [31], Финляндия [33], США [36] и др.) низкий социально-экономический статус сопровождается неблагоприятной ситуацией по распространенности ССЗ, артериальной гипертензии, ожирению, липидному профилю, уровням триглицеридов, курению. Следовательно, социально-экономический статус выступает самостоятельным предиктором распространенности факторов сердечно-сосудистого риска за счет различий доступности медицинской и профилактической помощи, а также за счет особенностей образа жизни, самооценки здоровья, приверженности к медицинским и профилактическим вмешательствам и психо-эмоционального стресса на работе.

Развивающиеся страны (Китай [47], Нигерия [23], Индия [44] и др.), напротив, характеризуются более благоприятной ситуацией по распространенности ССЗ и факторов сердечно-сосудистого риска среди лиц низкого социально-экономического класса. Изменение социального положение страны ведет к изменению данных тенденций. Например, высокая распространенность ожирения в каждой развивающейся стране имеет тенденцию «переходить» к группам с более низким социальным уровнем при увеличении внутреннего валового продукта. При этом, у женщин изменение градации ожирения происходит на более ранней стадии экономического развития страны, чем у мужчин [32]. В ЮАР тенденция высокой распространенности факторов сердечно-сосудистого риска (ожирение, гипертриглицеридемия, гиперхолестеринемия) от лиц с высоким социальным положением за период с 1996 по 2005 годы «перешла» к группе с низким социальным положением [37].

Российские исследования свидетельствуют о более высокой распространенности ССЗ и факторов сердечно-сосудистого риска среди лиц с низким социально-экономическом положением, то есть, отечественные тенденции соответствуют таковым в развитых странах [5].

Профессиональная занятость и сердечно-сосудистое здоровье

В то время, как исследования влияния социально-экономического статуса на сердечно-сосудистое здоровье достаточно многочисленны, работ по анализу зависимости непосредственно от профессиональной занятости не так много. Несколько зарубежных исследований посвящены сердечно-сосудистой смертности и заболеваемости в женской популяции. Так, у работающих женщин 45-64 лет установлен меньший риск ишемической болезни сердца (OR=0,7, при 95% ДИ 0,56-0,86) и ишемического инсульта (OR=0,62, при 95% ДИ 0,47-0,84). Одновременно, низкий уровень образования неработающих женщин увеличивает такие риски [22]. Другое исследование также подтверждает больший риск ишемической болезни сердца среди неработающих женщин [38].

У работающих женщин ниже смертность от всех причин (OR=0,65, при 95 % ДИ 0,49-0,86), при этом, наиболее ярко связь с профессиональной занятостью проявляется по смертности от ССЗ. Однако, в данном исследовании не удалось выстроить причинно-следственную связь между занятостью и смертностью при помощи известных факторов риска [40].

Исследования авторов статьи свидетельствуют о более высокой выживаемости после перенесенного инфаркта миокарда в группе работающих, по сравнению с неработающими [6]. К 1-му году после инцидента инфаркта миокарда различия кумулятивной доли выживших составили около 10% и в дальнейшем нарастали, к 8-му году различия достигли 28%. Добавочный риск и отношение шансов недожития до 1-ого года и до 3-х лет после инцидента у неработающих, по сравнению с работающими, были высокие, но статистически незначимые. Однако, риски недожития до 5-ти лет после инфаркта миокарда у неработающих достигали статистической значимости: добавочный риск составил 13,4% при 95% ДИ от 3,2% до 23,6%, отношение шансов – 1,78 при 95% ДИ от 1,14 до 2,78.

Ряд исследователей рассматривают зависимость распространенности факторов сердечно-сосудистого риска с учетом профессиональной занятости. Например, интересны результаты исследования, продемонстрировавшего «временный переход» связи профессиональной занятости и распространенности артериальной гипертензии у женщин [41]. Так, в 1960-х годах работающие женщины США чаще страдали артериальной гипертензией, по сравнению с неработающими, однако, последующее исследование 1976-1980гг показало обратную ситуацию. При этом, негативный эффект статуса занятости оказался более выраженным у незамужних женщин и афроамериканок. Неработающие женщины (США 1987-1992гг) чаще страдали артериальной гипертензией, по сравнению с работающими [42], что рассматривается авторами как протективное действие занятости на состояние здоровья женщины.

Отдельные исследования работающего населения свидетельствуют о низкой распространенности среди них таких факторов сердечно-сосудистого риска, как гиперхолестеринемия, гипертриглицеридемия [28], низкие уровни липопротеидов высокой плотности [27].

Механизмы связи профессиональной занятости с сердечно-сосудистым здоровьем характеризуются рядом аспектов. В первую очередь, профессиональная занятость является одним из предикторов общего состояния здоровья населения. Многочисленные литературные данные свидетельствуют о лучшем состоянии здоровья в целом у работающей популяции [11,22,39,46]. Среди неработающих выше доля обращавшихся по состоянию здоровья в скорую помощь. У неработающих женщин выше удельный вес лиц, госпитализировавшихся в течение года. Помимо этого, наличие у женщины работы статистически значимо сопровождается снижением количества обращений к врачу в течение года на 1 случай [9].

В основе подобных закономерностей существенную роль играет «эффект здорового рабочего», т.е. искусственное и стихийное устранение больных и ослабленных лиц из трудового процесса [8,29]. При обсуждении причин эффекта, рассматривают два механизма. Первый основан на том, что наличие заболевания является фактором, препятствующим успешному осуществлению профессиональной деятельности, поскольку это увеличивает вероятность более серьезного ухудшения состояния здоровья (профессионально обусловленного).

Вторая причина – в том, что ряд психологических факторов, таких как повышенная уверенность в себе посредством привлечения в трудовую деятельность, чувство социальных связей и экономическая независимость определяет лучшее состояние здоровья работающего населения. В целом неработающее население характеризуется более низкими материальными возможностями [3], что негативно отражается на возможности оплаты оптимального (зачастую более дорогого) лечения, процедур, а также профилактических мероприятий [25,45]. И как следствие, приводит к низкой приверженности пациентов к профилактике и лечению ССЗ.

В современном обществе психолого-эмоциональные расстройства, депрессии и психозы приобретают все большую значимость и приводят к значительным потерям лет жизни населения, что реализуется, в том числе, и посредством развития и прогрессирования ССЗ [2]. В свою очередь, характеристики психолого-эмоционального статуса, согласно ряду работ, тесно связаны с профессиональной занятостью [1,4,19,24,30,43,46]. Показано благоприятное влияние занятости на уровень депрессии и общее психологическое состояние: объединенная оценка эффекта составила 0,52 при 95% ДИ 0,33-0,83 и OR=0,79 при 95% ДИ 0,72-0,86 [16]. Установлено, что у женщин, изначально не работавших, но затем устроившихся на работу показатели психологического здоровья улучшаются. При этом, в отличие от результатов поперечных исследований в данном продольном исследовании продемонстрировано, что положительный эффект профессиональной занятости на самочувствие не связан с уровнем образования, социальной поддержки, удовлетворенности семейной жизнью [20].

Психоэмоциональный стресс профессионально незанятого населения связан, помимо прочего, со снижением субъективной оценки здоровья в результате ощущения индивидом своей принадлежности к низкостатусной социальной группе [10,21]. При этом, самоотношение выражается идентификацией себя с больным человеком, что несомненно имеет определенное значение в формировании соматического нездоровья [10]. Например, при сравнении работающих/неработающих женщин с ограниченными возможностями выявлены более высокие показатели психологического здоровья и самооценки здоровья у первых [19].

Собственные исследования показали, что неработающие реже оценивают свое здоровье как отличное (мужчины), чаще – как удовлетворительное, а также как худшее в своей возрастной группе, чем работающие [9]. По качеству жизни различия в зависимости от профессиональной занятости наблюдаются только у мужчин, причем, практически по всем показателям. При наличии работы у мужчин суммарные баллы по опроснику качества жизни EQ-5D снижаются (то есть качество жизни выше), в среднем на 0,583 баллов, а значения шкалы здоровья EQ-VAS увеличиваются в среднем на 4,878 баллов, что свидетельствует о более высокой самооценке здоровья.

Часть исследований объясняет различия сердечно-сосудистого здоровья в зависимости от профессиональной занятости с изменениями образа жизни и, соответственно, распространенностью связанных с этим факторов сердечно-сосудистого риска, в первую очередь, вредных привычек, режима и качества питания, физической активности [15,28,46]. Интересно исследование [27], показавшее, что у работающих женщин выше уровни липопротеидов высокой плотности, чем у неработающих (даже после поправки на возможные модифицирующие факторы: ИМТ, курение, физическая активность и др.). Кроме того, у женщин, уходящих из трудовой деятельности уровни липопротеидов высокой плотности снижались, что авторы связывают с изменением образа жизни, в первую очередь, с питанием, употреблением алкоголя, а также с беременностью.

Выводы

  1. Профессиональная занятость ассоциируется с лучшими показателями состояния здоровья, меньшей смертностью и заболеваемостью от всех причин и от ССЗ.
  2. Направленность и особенность связи между профессиональной занятостью со здоровьем человека характеризуются комплексной обусловленностью широкого спектра факторов (от макроэкономических и до психологических и поведенческих).
  3. Большая часть исследований, посвящённых данной проблеме, проводится за рубежом, что не позволяет в полной мере экстраполировать выявленные закономерности на российскую популяцию, и, следовательно, изучение данных закономерностей имеет высокую актуальность.

Библиография

  1. Бритов А.Н., Елисеева Н.А., Деев А.Д., Орлов А.А. Влияние социально-экономического статуса и стресса на сердечно-сосудистую систему в проспективном популяционном исследовании. Российский кардиологический журнал 2006; (S): 17-23.
  2. ВОЗ. Доклад о состоянии здравоохранения в Европе, 2009г. Здоровье и системы здравоохранения. [Интернет]. URL: http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0006/117186/E93103R.pdf?ua=1 (Дата обращения: 27.08.2015).
  3. Вушкан А.В. Работать или нет пенсионерам? (логистическая модель детерминант выбора). Учет и статистика 2008; (12): 229-234.
  4. Денисова Т.П., Шкода А.С., Малинова Л.И., Астафьева Н.Г. Социальный стресс как фактор риска развития ишемической болезни сердца. Терапевтический архив 2005; (3): 52-55.
  5. Киселева Н.В., редактор. Результаты второго этапа мониторинга эпидемиологической ситуации по артериальной гипертонии в Российской Федерации (2005-2007 гг.), проведенного в рамках федеральной целевой программы «Профилактика и лечение артериальной гипертонии в Российской Федерации». Информационно-статистический сборник. Москва: ФГУ «Государственный научно-исследовательский центр профилактической медицины»; 2008. 224 с.
  6. Крючков Д.В., Максимов С.А., Кущ О.В., Артамонова Г.В. Трудовая занятость и отдаленная выживаемость после инфаркта миокарда. Российский кардиологический журнал 2015; 122 (6): 38-41.
  7. Магомедова С.А., Моллаева Н.Р. Социально-экономические и психосоциальные факторы риска развития сердечно-сосудистых заболеваний. Вестник Дагестанской государственной медицинской академии 2012; (2): 51-55.
  8. Максимов С.А., Артамонова Г.В. Роль профессионального отбора в распространенности артериальной гипертензии: «эффект здорового/нездорового рабочего». Вестник РАМН 2013; (9): 37-41.
  9. Максимов С.А., Скрипченко А.Е., Индукаева Е.В., Черкасс Н.В., Табакаев М.В., Данильченко Я.В. и др. Связь субъективных показателей состояния здоровья с профессиональной занятостью населения (ЭССЕ-РФ в Кемеровской области). Профилактическая медицина 2015; 18 (3): 42-46.
  10. Орлова М.М. Адаптационные стратегии в ситуации безработицы в контексте идентичности «больной-здоровый человек». Современные исследования социальных проблем 2014; 35 (3): С. 19.
  11. Помешкина С.А., Кондрикова Н.В., Барбараш О.Л. Оценка трудоспособности пациентов, подвергшихся коронарному шунтированию. Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний 2014; (1): 26-30.
  12. Соболева А.В. Сравнительные данные электрокардиографических и фонокардиографических исследований у работающих и неработающих пенсионеров по старости. Геронтология и гериатрия 1970; (1): 128-133.
  13. Хвиливицкая М.И., Калинина Е.В. Здоровье и трудоспособность неработающих и работающих пенсионеров. Геронтология и гериатрия 1970; (1): 122-127.
  14. Ariyo A.A., Haan M., Tangen C.M., Rutledge J.C., Cushman M., Dobs A., et al. Depressive symptoms and risks of coronary heart disease and mortality in elderly Americans. Cardiovascular Health Study Collaborative Research Group. Circulation 2000; 102 (15): 1773-1779.
  15. Artazcoz L., Benach J., Borrell C., Cortes I. Unemployment and mental health: understanding the interactions among gender, family roles, and social class. Am J Public Health 2004; 94 (1): 82-88.
  16. Artazcoz L., Borrell C., Beneach J., Cortès I., Rohlfs I. Women, family demands and health: the importance of employment status and socioeconomic position. Soc. Sci. Med. 2004; 59 (2): 263-274.
  17. Avenado M., Kunst A.E., Huisman M., Lenthe F.V., Bopp M., Regidor E., et al. Socioeconomic status and ischemic heart disease mortality in 10 Western European population during the 1990s. Heart. 2006; 92 (4): 461-467.
  18. Bambra C., Eikemo T.A. Welfare state regimes, unemployment and health: a comparative study of the relationship between unemployment and self-reported health in 23 European countries. J Epidemiol Community Health 2009; 63 (2): 92-98.
  19. Barisin A., Benjak T., Vuletic G. Health-related quality of life of women with disabilities in relation to their employment status. Croat. Med. J. 2011; 52 (4): 550-556.
  20. Bromberger J.T., Matthews K.A. Employment status and depressive symptoms in middle-aged women: a longitudinal investigation. Am J Public Health. 1994; 84 (2): 202-206.
  21. Brown J., Demou E., Tristram M.A., Gilmour H., Sanati K.A., Macdonald E.B. Employment Status and Health: Understanding the Health of the Economically Inactive Population in Scotland. BMC Public Health. 2012; 12 (1): 327.
  22. Carson A.P., Rose K.M., Catellier D.J., Diez-Roux A.V., Muntaner C., Wyatt S.B. Employment status, coronary heart disease, and stroke among women // Ann. Epidemiol. 2009; 19 (9): 630-636.
  23. Chukwuonye I.I., Chuku A., Okpechi I.G., Onyeonoro U.U., Madukwe O.O., Okafor G.O.C., Ogah O.S. Socioeconomic status and obesity in Adia State, South East Nigeria. Diabetes Metabolism and Syndrom Obesity 2013; (6): 371-378.
  24. De Castro A.B., Rue T., Takeuchi D.T. Associations of employment frustration with self-rated physical and mental health among Asian American immigrants in the U.S. Labor force. Public Health Nurs. 2010; 27(6): 492-503.
  25. Decker C., Ahmad H., Moreng K.L., Maddox T.M., Reid K.J., Jones P.G. et al. Risk factor management after myocardial infarction: reported adherence and outcomes. Am. Heart J. 2009; 157 (3): 556-562.
  26. Fuster V., Kelly B.B., editors. Promoting cardiovascular health in the developing world: A critical challenge to achieve global health. Washington, DC: The National Academies Press; 2010. 484 p.
  27. Haertel U., Heiss G., Filipiak B., Doering A. Cross-sectional and longitudinal associations between high density lipoprotein cholesterol and women's employment. Am J Epidemiol. 1992; 135 (1): 68-78.
  28. Kritz-Silverstein D., Wingard D.L., Barrett-Connor E. Employment status and heart disease risk factors in middle-aged women: the Rancho Bernardo Study. Am J Public Health. 1992; 82 (2): 215-219.
  29. Li C.Y., Sung F.C. A review of the healthy worker effect in occupational epidemiology. Occup. Med (Lond). 1999; 49 (4): 225-229.
  30. Lund R.S., Karslen T.I., Hofso D., Fredheim J.M., Røislien J., Sandbu R., et al. Employment Is Associated with the Health-Related Quality of Life of Morbidly Obese Persons. Obes. Surg. 2011; 21(11): 1704-1709.
  31. Manhem K., Dotevall A., Wilhelmsen L., Rosengren A. Social gradients in cardiovascular risk factors and symptoms of Swedish men and women: Goteborg MONICA Study 1995. Journal of Cardiovascular Risk 2000; 7 (5): 359-368.
  32. Monteiro C.A., Moura E.C., Conde W.L., Poprin B.M. Socioeconomic status and obesity in adult populations of developing countries: a review. Bulletin of the World Health Organization 2004; 82 (12): 940-946.
  33. Myllykangas M., Pekkanen J., Rasi V., Haukkala A., Vahtera E., Salomaa V. Haemostatic and other cardiovascular risk factor, and socioeconomic status among middle-aged Finnish men and women. International Journal of Epidemiology 1995; 24 (6): 1110-1116.
  34. Nishikitani M, Nakao M, Tsurugano S, Yano E. The possible absence of a healthy-worker effect: a cross-sectional survey among educated Japanese women. BMJ Open 2012; 2 (5): e000958.
  35. Norström F., Virtanen P., Hammarström A., Gustafsson P.E., Janlert U. How does unemployment affect self-assessed health? A systematic review focusing on subgroup effects. BMC Public Health. 2014; 14: 1310.
  36. Pickering T. Cardiovascular pathways: socioeconomic status and stress effects on hypertension and cardiovascular function. Annals of the New York Academy of Sciences 1999; 896: 262-277.
  37. Pisa P.T., Behanan R., Vorster H.H., Kruger A. Social drift of cardiovascular disease risk factors in Africans from the North West of South Africa: the PURE study. Cardiovascular Journal of Africa 2012; 23 (7): 371-378.
  38. Reviere R., Eberstein I.W. Work, marital status and heart disease. Health Care Women Int. 1992; 13 (4): 393-399.
  39. Roos E., Lahelma E., Saastamoinen P., Elstad J.I. The association of employment status and family status with health among women and men in four Nordic countries. Scand. J. Public Health. 2005; 33 (4): 250-260.
  40. Rose K.M., Carson A.P., Catellier D., Diez Roux A.V., Muntaner C., Tyroler H.A., et al. Women's employment status and mortality: The atherosclerosis risk in communities study. J Women's Health (Larchmt) 2004; 13 (10):1108-1118.
  41. Rose K.M., Newman B., Bennett T., Tyroler H.A. Employment status and high blood pressure in women: variations by time and by sociodemographic characteristics. Ann Epidemiol. 1997; 7 (2): 107-114.
  42. Rose K.M., Newman B., Tyroler H.A., Szklo M., Arnett D., Srivastava N. Women, employment status, and hypertension: cross-sectional and prospective findings from the Atherosclerosis Risk in Communities (ARIC) Study. Ann Epidemiol. 1999; 9 (6): 374-382.
  43. Rueda S., Raboud J., Mustard C., Bayoumi A., Lavis J., Rourke S.B. Employment status is associated with both physical and mental health quality of life in people living with HIV: cross-sectional analysis. AIDS care. 2011; 23 (4): 435-443.
  44. Samuel P., Antonisamy B., Raghupathy P., Richard J., Fall C.H. Socio-economic status and cardiovascular risk factors in rural and urban areas of Vellore, Tamilnadu, South India. International Journal of Epidemiology 2012; 41 (5): 1315-1327.
  45. Schiele F., Meneyeau N., Seronde M.F., Caulfield F., Fouche R., Lassabe G. et al. Compliance with guidelines and 1-year mortality in patients with acute myocardial infarction: a prospective study. Eur. Heart J. 2005; 26 (9): 873-880.
  46. Van der Noordt M., Ijzelenberg H., Droomers M., Proper K.I. Health effects of employment: a systematic review of prospective studies. Occup. Environ. Med. 2014; 71 (10): 730-736.
  47. Yu Z., Nissinen A., Vartianen E., Hu G., Tian H., Guo Z. Socio-economic status and serum lipids: a cross-sectional study in a Chinese urban population. Journal of Clinical Epidemiology 2002; 55 (2): 143-149.

References

  1. Britov A.N., Eliseeva N.A., Deev A.D., Orlov A.A. Vliyanie sotsial'no-ekonomicheskogo statusa i stressa na serdechno-sosudistuyu sistemu v prospektivnom populyatsionnom issledovanii [Influence of socioeconomic status and stress on the cardiovascular system in a prospective population-based study]. Rossiyskiy kardiologicheskiy zhurnal 2006; (S): 17-23. (In Russian).
  2. WHO. The European health report, 2009. Health and health systems. [Online]. [cited 2015 Aug 27]. Available from: http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0006/117186/E93103R.pdf?ua=1 (In Russian).
  3. Vushkan A.V. Rabotat' ili net pensioneram? (logisticheskaya model' determinant vybora) [Should pensioners work or not? (logistic model of choice determinants)]. Uchet i statistika 2008; (12): 229-234. (In Russian).
  4. Denisova T.P., Shkoda A.S., Malinova L.I., Astaf'eva N.G. Sotsial'nyy stress kak faktor riska razvitiya ishemicheskoy bolezni serdtsa [Social stress as a risk factor for ischemic heart disease]. Terapevticheskiy arhiv 2005; (3): 52-55. (In Russian).
  5. Kiseleva N.V., redaktor. Rezul'taty vtorogo etapa monitoringa epidemiologicheskoy situatsii po arterial'noy gipertonii v Rossiyskoy Federatsii (2005-2007 gg.), provedennogo v ramkakh federal'noy tselevoy programmy «Profilaktika i lechenie arterial'noy gipertonii v Rossiyskoy Federatsii». Informatsionno-statisticheskiy sbornik [Results of the second stage of monitoring of the hypertension epidemiology situation in the Russian Federation (2005-2007), Conducted in the framework of the federal target program "Prevention and treatment of hypertension in the Russian Federation." Information and statistical compilation]. Moscow: FGU «Gosudarstvennyy nauchno-issledovatel'skiy tsentr profilakticheskoy meditsiny»; 2008. 224 p. (In Russian).
  6. Kryuchkov D.V., Maksimov S.A., Kushch O.V., Artamonova G.V. Trudovaya zanyatost' i otdalennaya vyzhivaemost' posle infarkta miokarda [Occupational role and long-term survival after myocardial infarction]. Rossiyskiy kardiologicheskiy zhurnal 2015; 122 (6): 38-41. (In Russian).
  7. Magomedova S.A., Mollaeva N.R. Social'noSotsial'no-ekonomicheskie i psikhosotsial'nye faktory riska razvitiya serdechno-sosudistykh zabolevaniy [Socio-economic and psychosocial cardiovascular risk factors]. Vestnik Dagestanskoy gosudarstvennoy meditsinskoy akademii 2012; (2): 51-55. (In Russian).
  8. Maksimov S.A., Artamonova G.V. Rol' professional'nogo otbora v rasprostranennosti arterial'noy gipertenzii: «effekt zdorovogo/nezdorovogo rabochego» [Importance of occupational selection in prevalence of hypertension: effects of healthy and unhealthy worker]. Vestnik RAMN 2013; (9): 37-41. (In Russian).
  9. Maksimov S.A., Skripchenko A.E., Indukaeva E.V., Cherkass N.V., Tabakaev M.V., Danil'chenko Ya.V. i dr. Svyaz' sub"ektivnykh pokazateley sostoyaniya zdorov'ya s professional'noy zanyatost'yu naseleniya (ESSE-RF v Kemerovskoy oblasti) [The relationship of subjective health indicators to professional employment (ESSE-RF in the Kemerovo Region)]. Profilakticheskaya meditsina 2015; 18 (3): 42-46. (In Russian).
  10. Orlova M.M. Adaptatsionnye strategii v situatsii bezrabotitsy v kontekste identichnosti «bol'noy-zdorovyy chelovek» [Adaptation strategies in a situation of unemployment in the context of the identity of "sick-healthy person"]. Sovremennye issledovaniya sotsial'nykh problem 2014; 35 (3): P. 19. (In Russian).
  11. Pomeshkina S.A., Kondrikova N.V., Barbarash O.L. Otsenka trudosposobnosti patsientov, podvergshikhsya koronarnomu shuntirovaniyu [Labour ability assessment of patients undergone coronary artery bypass grafting]. Kompleksnye problemy serdechno-sosudistykh zabolevaniy 2014; (1): 26-30. (In Russian).
  12. Soboleva A.V. Sravnitel'nye dannye elektrokardiograficheskikh i fonokardiograficheskikh issledovaniy u rabotayushchikh i nerabotayushchikh pensionerov po starosti [Comparative data of ECG and phonocardiographic studies in working and non-working old-age pensioners]. Gerontologiya i geriatriya 1970; (1): 128-133. (In Russian).
  13. Khvilivitskaya M.I., Kalinina E.V. Zdorov'e i trudosposobnost' nerabotayushchikh i rabotayushchikh pensionerov [Health and workability of non-working and working pensioners]. Gerontologiya i geriatriya 1970; (1): 122-127. (In Russian).
  14. Ariyo A.A., Haan M., Tangen C.M., Rutledge J.C., Cushman M., Dobs A., et al. Depressive symptoms and risks of coronary heart disease and mortality in elderly Americans. Cardiovascular Health Study Collaborative Research Group. Circulation 2000; 102 (15): 1773-1779.
  15. Artazcoz L., Benach J., Borrell C., Cortes I. Unemployment and mental health: understanding the interactions among gender, family roles, and social class. Am J Public Health 2004; 94 (1): 82-88.
  16. Artazcoz L., Borrell C., Beneach J., Cortès I., Rohlfs I. Women, family demands and health: the importance of employment status and socioeconomic position. Soc. Sci. Med. 2004; 59 (2): 263-274.
  17. Avenado M., Kunst A.E., Huisman M., Lenthe F.V., Bopp M., Regidor E., et al. Socioeconomic status and ischemic heart disease mortality in 10 Western European population during the 1990s. Heart. 2006; 92 (4): 461-467.
  18. Bambra C., Eikemo T.A. Welfare state regimes, unemployment and health: a comparative study of the relationship between unemployment and self-reported health in 23 European countries. J Epidemiol Community Health 2009; 63 (2): 92-98.
  19. Barisin A., Benjak T., Vuletic G. Health-related quality of life of women with disabilities in relation to their employment status. Croat. Med. J. 2011; 52 (4): 550-556.
  20. Bromberger J.T., Matthews K.A. Employment status and depressive symptoms in middle-aged women: a longitudinal investigation. Am J Public Health. 1994; 84 (2): 202-206.
  21. Brown J., Demou E., Tristram M.A., Gilmour H., Sanati K.A., Macdonald E.B. Employment Status and Health: Understanding the Health of the Economically Inactive Population in Scotland. BMC Public Health. 2012; 12 (1): 327.
  22. Carson A.P., Rose K.M., Catellier D.J., Diez-Roux A.V., Muntaner C., Wyatt S.B. Employment status, coronary heart disease, and stroke among women // Ann. Epidemiol. 2009; 19 (9): 630-636.
  23. Chukwuonye I.I., Chuku A., Okpechi I.G., Onyeonoro U.U., Madukwe O.O., Okafor G.O.C., Ogah O.S. Socioeconomic status and obesity in Adia State, South East Nigeria. Diabetes Metabolism and Syndrom Obesity 2013; (6): 371-378.
  24. De Castro A.B., Rue T., Takeuchi D.T. Associations of employment frustration with self-rated physical and mental health among Asian American immigrants in the U.S. Labor force. Public Health Nurs. 2010; 27(6): 492-503.
  25. Decker C., Ahmad H., Moreng K.L., Maddox T.M., Reid K.J., Jones P.G. et al. Risk factor management after myocardial infarction: reported adherence and outcomes. Am. Heart J. 2009; 157 (3): 556-562.
  26. Fuster V., Kelly B.B., editors. Promoting cardiovascular health in the developing world: A critical challenge to achieve global health. Washington, DC: The National Academies Press; 2010. 484 p.
  27. Haertel U., Heiss G., Filipiak B., Doering A. Cross-sectional and longitudinal associations between high density lipoprotein cholesterol and women's employment. Am J Epidemiol. 1992; 135 (1): 68-78.
  28. Kritz-Silverstein D., Wingard D.L., Barrett-Connor E. Employment status and heart disease risk factors in middle-aged women: the Rancho Bernardo Study. Am J Public Health. 1992; 82 (2): 215-219.
  29. Li C.Y., Sung F.C. A review of the healthy worker effect in occupational epidemiology. Occup. Med (Lond). 1999; 49 (4): 225-229.
  30. Lund R.S., Karslen T.I., Hofso D., Fredheim J.M., Røislien J., Sandbu R., et al. Employment Is Associated with the Health-Related Quality of Life of Morbidly Obese Persons. Obes. Surg. 2011; 21(11): 1704-1709.
  31. Manhem K., Dotevall A., Wilhelmsen L., Rosengren A. Social gradients in cardiovascular risk factors and symptoms of Swedish men and women: Goteborg MONICA Study 1995. Journal of Cardiovascular Risk 2000; 7 (5): 359-368.
  32. Monteiro C.A., Moura E.C., Conde W.L., Poprin B.M. Socioeconomic status and obesity in adult populations of developing countries: a review. Bulletin of the World Health Organization 2004; 82 (12): 940-946.
  33. Myllykangas M., Pekkanen J., Rasi V., Haukkala A., Vahtera E., Salomaa V. Haemostatic and other cardiovascular risk factor, and socioeconomic status among middle-aged Finnish men and women. International Journal of Epidemiology 1995; 24 (6): 1110-1116.
  34. Nishikitani M, Nakao M, Tsurugano S, Yano E. The possible absence of a healthy-worker effect: a cross-sectional survey among educated Japanese women. BMJ Open 2012; 2 (5): e000958.
  35. Norström F., Virtanen P., Hammarström A., Gustafsson P.E., Janlert U. How does unemployment affect self-assessed health? A systematic review focusing on subgroup effects. BMC Public Health. 2014; 14: 1310.
  36. Pickering T. Cardiovascular pathways: socioeconomic status and stress effects on hypertension and cardiovascular function. Annals of the New York Academy of Sciences 1999; 896: 262-277.
  37. Pisa P.T., Behanan R., Vorster H.H., Kruger A. Social drift of cardiovascular disease risk factors in Africans from the North West of South Africa: the PURE study. Cardiovascular Journal of Africa 2012; 23 (7): 371-378.
  38. Reviere R., Eberstein I.W. Work, marital status and heart disease. Health Care Women Int. 1992; 13 (4): 393-399.
  39. Roos E., Lahelma E., Saastamoinen P., Elstad J.I. The association of employment status and family status with health among women and men in four Nordic countries. Scand. J. Public Health. 2005; 33 (4): 250-260.
  40. Rose K.M., Carson A.P., Catellier D., Diez Roux A.V., Muntaner C., Tyroler H.A., et al. Women's employment status and mortality: The atherosclerosis risk in communities study. J Women's Health (Larchmt) 2004; 13 (10):1108-1118.
  41. Rose K.M., Newman B., Bennett T., Tyroler H.A. Employment status and high blood pressure in women: variations by time and by sociodemographic characteristics. Ann Epidemiol. 1997; 7 (2): 107-114.
  42. Rose K.M., Newman B., Tyroler H.A., Szklo M., Arnett D., Srivastava N. Women, employment status, and hypertension: cross-sectional and prospective findings from the Atherosclerosis Risk in Communities (ARIC) Study. Ann Epidemiol. 1999; 9 (6): 374-382.
  43. Rueda S., Raboud J., Mustard C., Bayoumi A., Lavis J., Rourke S.B. Employment status is associated with both physical and mental health quality of life in people living with HIV: cross-sectional analysis. AIDS care. 2011; 23 (4): 435-443.
  44. Samuel P., Antonisamy B., Raghupathy P., Richard J., Fall C.H. Socio-economic status and cardiovascular risk factors in rural and urban areas of Vellore, Tamilnadu, South India. International Journal of Epidemiology 2012; 41 (5): 1315-1327.
  45. Schiele F., Meneyeau N., Seronde M.F., Caulfield F., Fouche R., Lassabe G. et al. Compliance with guidelines and 1-year mortality in patients with acute myocardial infarction: a prospective study. Eur. Heart J. 2005; 26 (9): 873-880.
  46. Van der Noordt M., Ijzelenberg H., Droomers M., Proper K.I. Health effects of employment: a systematic review of prospective studies. Occup. Environ. Med. 2014; 71 (10): 730-736.
  47. Yu Z., Nissinen A., Vartianen E., Hu G., Tian H., Guo Z. Socio-economic status and serum lipids: a cross-sectional study in a Chinese urban population. Journal of Clinical Epidemiology 2002; 55 (2): 143-149.

Дата поступления: 23 июня 2016


Просмотров: 3850

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 26.07.2016 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search