О журнале Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

crossref.org

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

В целях обеспечения перекрёстной связи публикаций из мировых научных журналов с помощью цифровой идентификации объектов (Digital Object Identification - DOI) редакция подключила  журнал "Социальные аспекты здоровья населения"  к международной системе библиографических ссылок CrossRef.

Внимание! С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 

Главная arrow Архив номеров arrow №6 2016 (52) arrow ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНЫХ ПРОИСШЕСТВИЙ СО СМЕРТЕЛЬНЫМ ИСХОДОМ У МУЖЧИН ТРУДОСПОСОБНОГО ВОЗРАСТА ОПЕРАТОРСКОЙ ПРОФЕССИИ: ВЕРОЯТНОСТЬ РАЗВИТИЯ, СРОК ВОЗНИКНОВЕНИЯ
ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНЫХ ПРОИСШЕСТВИЙ СО СМЕРТЕЛЬНЫМ ИСХОДОМ У МУЖЧИН ТРУДОСПОСОБНОГО ВОЗРАСТА ОПЕРАТОРСКОЙ ПРОФЕССИИ: ВЕРОЯТНОСТЬ РАЗВИТИЯ, СРОК ВОЗНИКНОВЕНИЯ Печать
23.12.2016 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2016-52-6-12
А. Ю. Лазуткина,1 В. В. Горбунов2

1Региональная дирекция медицинского обеспечения на Забайкальской железной дороге, г. Чита;
2ГОУ ВПО Читинская государственная медицинская академия, г. Чита

CAUSE AND EFFECT RELATIONSHIP OF FATAL ROAD TRAFFIC ACCIDENTS AMONG WORKING-AGE MALE OPERATORS: PROBABILITY AND TERMS
A.Yu. Lazutkina1, V.V. Gorbunov2
1Regional Directorate for Medical Supply at the Trans-Baikal railway, Chita
2Chita State Medical Academy, Chita

Контактная информация: Лазуткина Анна Юрьевна

E-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script _ Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script . Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Anna Yu. Lazutkina, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Резюме. Актуальность. На Забайкальской железной дороге ежегодно регистрируются потери среди работников локомотивных бригад в результате дорожно-транспортных происшествий со смертельным исходом. Психофизиологический профессиональный отбор не гарантирует работникам водительской профессии отсутствие дорожно-транспортных происшествий и, следовательно, безопасность движения на железнодорожном транспорте.

Цель. Выяснить причинно-следственную обусловленность дорожно-транспортных происшествий у работников локомотивных бригад Забайкальской железной дороги.

Материалы и методы. В наблюдении 2008–2013 года 7959 работников локомотивных бригад Забайкальской железной дороги осуществлялся целенаправленный поиск факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний. Результаты. За время наблюдения в группе респондентов были установлены 24 случая дорожно-транспортных происшествий со смертельным исходом, которые в Statistica 6.0. в объеме выборки 7959 респондентов оценили многофакторным регрессионным, факторным дисперсионным анализами и анализом выживаемости. Установлено, что самостоятельным прогностическим значением в исследуемом исходе обладает возрастной фактор в определенные возрастные периоды. Предиктор алкоголь многократно потенцирует негативный эффект возрастного предиктора при их совместном воздействии.

Выводы. В результате воздействия предиктора возраст и при его сочетанном воздействии с предиктором алкоголь, у лица, управляющего транспортным средством, возникают дизрегуляционные двигательные нарушения вследствие повреждения клеток ствола головного мозга.

Область применения. Предложили метод диагностики дизрегуляционных нарушений и психофизиологических качеств у работников операторских профессий, направленный на повышение безопасности перевозочного процесса.

Ключевые слова. Дорожно-транспортные происшествия; алкоголь; возраст; работники локомотивных бригад.

Abstract. Significance. Deaths of locomotive crew members due to road traffic accidents are being registered at the Trans-Baikal Railway on the annual basis. Psychophysiological and professional selection does not guarantee operators absence of traffic accidents, and therefore, traffic safety on the railways.

Purpose. To find out the cause and effect relationship of the road traffic accidents among members of locomotive crews at the Trans-Baikal Railway.

Materials and methods. In 2008-2013, 7959 members of locomotive crews of the Trans-Baikal Railway were purposefully examined for risk factors for cardiovascular disease.

Results. All 24 cases of the fatal road traffic accidents registered during the period under study in the sample of 7959 respondents were statistically analyzed using Statistica 6.0. by multifactor regression analysis, analysis of variance and survival analysis.

It was found out that age predictor in certain age groups had an individual independent prognostic value. Alcohol predictor potentiates the multiple negative effects of joint age predictor impact.

Conclusions. Age predictor when combined with alcohol predictor can cause disregulation movement disorders in operators due to damage to the brain stem cells.

Scope of application. The authors suggested a method to diagnose disregulation movement disorders and psychophysiological characteristics in operators aimed at improving traffic safety on the railways.

Keywords. Traffic accidents; alcohol; age; locomotive crew members

Введение. В России в результате дорожно-транспортных происшествий (ДТП) ежегодно погибают более 30 тыс. и получают ранения различной тяжести около 200 тыс. человек [9]. Масштабами потерь обусловлено включение дорожно-транспортных травм, наряду с сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ), в число национальных приоритетов здоровья и нашло отражение в федеральной концепции демографической политики России до 2025 года [31]. Вместе с тем, среди работников локомотивных бригад (РЛБ) Забайкальской железной дороги (ЗабЖД), ежегодно происходят потери в результате ДТП со смертельным исходом, а психофизиологический профотбор [32] не гарантирует работникам водительской профессии отсутствие ДТП и безопасность движения на железнодорожном транспорте.

Цель. Выяснить причинно-следственную обусловленность ДТП у работников локомотивных бригад Забайкальской железной дороги.

Материалы и методы. В исследование 2008 - 2013 года участвовали 7959 РЛБ ЗабЖД в возрасте на начало наблюдения 35,7 ± 10,5 лет, от 18 до 66 лет, не имеющие, согласно установленным правилам [26], за исключением гипертонической болезни 1 степени 1-2 стадии, ССЗ. Всем РЛБ, согласно рекомендациям РМОАГ и ВНОК 2008 года, ежегодно осуществлялся поиск факторов риска (ФР) ССЗ [10] по 19 позициям. В том числе и алкоголь - выше безопасной нормы ВОЗ, > 2 стандартных доз алкоголя в сутки (1 доза 13,7 гр. (18 мл этанола)) в пересчете на алкогольные напитки, который выявляли методом анкетирования [14]. Учитывали, в силу стрессовой профессии РЛБ [18], психосоциальный стресс, тревожную и/или депрессивную симптоматику по результатам скринингового опроса [14] и тестирования по Спилбергеру и Люшеру [5, 28]. За время наблюдения в изучаемой мужской группе произошли 24 случая ДТП со смертельным исходом, которые в Statistica 6.0. и KRelRisk 1.1 в объеме данной выборки были оценены простым, многофакторным регрессионным и факторным дисперсионным анализами. Установили предикторы этого исхода: возрастной фактор и алкоголь, и их относительный риск (ОР). Определили ОР сочетанного воздействия (возрастного предиктора 28 и 40 лет + алкоголь) в 2-х случаях установленных посмертно алкогольного опьянения РЛБ (таб. 1). По таблицам кумулятивной вероятности выживания определили процент лиц, и время развития ДТП во времени наблюдения. Для выяснения влияния возрастного предиктора ДТП на выживаемость (вероятность развития исхода ДТП во времени исследования) в выборке 7959 лиц в Statistica 6.0. выполнили анализ выживаемости [1, 25, 27]. По кривым Каплана – Майера функцией выживания (ФВ) оценили силу воздействия предикторов: алкоголь, возраст в целом, и отдельных возрастных периодов смертельных ДТП и время возникновения этого исхода от их воздействия (таб. 2). В регрессионной модели Кокса пропорционального риска определили возрастные периоды наиболее значимо связанные с возникновением ДТП (таб. 3). Определили величину агрессивности возрастов ДТП со смертельным исходом и увеличение вероятности риска события в случае пребывания индивидуума в этом возрасте. Опираясь на знания о предикторах алкоголь и возраст и их субклинические характеристики (время воздействия предиктора до исхода, сила воздействия предиктора и уровень его агрессии), выделили самостоятельные (главные), взаимодействующие предикторы и конфаундеры (рис. 4-6) [27]. Предложили мероприятия, повышающие безопасность перевозочного процесса на железнодорожном транспорте.

Результаты. Средний возраст погибших в ДТП 32,25±7,97 лет. Из умерших 24 лиц, трое страдали артериальной гипертензией с достигнутым уровнем артериального давления <140/90 на фоне лечения и были в возрасте 40, 46 и 48 лет. Многофакторным регрессионным анализом установили предикторы исхода ДТП (возраст и алкоголь) и их ОР (табл.1). Статистически значимый результат установили для возрастов совершенных ДТП со смертельным исходом 21, 27, 28, 40 лет. При воздействии предиктора возраст+алкоголь установили статистически значимый результат и многократное увеличение ОР при совестном воздействии этих предикторов в сравнении с ОР при их отдельном воздействии. Кумулятивная вероятность выживания при ДТП в первый год наблюдения определена в 100%. К концу исследования 99,9% при статистической значимости стандартной ошибки выживаемости до конца наблюдения. Т.о., за шесть лет наблюдения ДТП со смертельным исходом могли произойти у 0,1% респондентов. Графическая оценка влияния предиктора возраст на ФВ позволила определить критический временной интервал развития этого исхода (рис. 1, таб. 2). При увеличении графика точкой отсчета на кривой Каплана – Майера определили 30 день наблюдения. С 30 до 433 дня наблюдения кривая находится на базовой линии. С 433 до 1771 дня наблюдения, ФВ снижается до 99,69%. В течение 62 дней, резко падает до 84,78% и остаётся на этом уровне до 2021 дня наблюдения. Сравнение времени жизни лиц, не имевших и имевших ДТП со смертельным исходом, проводили в регрессионных моделях Кокса с включением в них предикторов: алкоголя и возраста в диапазоне 21-48 лет, а также всех возрастов ДТП со смертельным исходом (таб. 3). По значениям χ2 и ρ-критерия определили статистическую значимость моделей Кокса. При оценке параметров моделей Кокса по t и ρ-критерию получили статистически значимый результат для предиктора возраст в диапазоне совершённых ДТП со смертельным исходом 21-48 лет и возрастов 21, 27, 28, 40 лет, что подтвердило значимое влияние этих предикторов на ФВ при развитии ДТП. В отношении остальных возрастов совершенных ДТП со смертельным исходом и предиктора алкоголь, статистически значимый результат получен не был (таб. 3). При оценке методом Каплана – Майера сравнением двух групп (в присутствии предиктора и без него) каждого возрастного предиктора как отдельного эффекта и предиктора алкоголь, способных оказать влияние на ФВ, получили статистически значимую модель только для возрастов 21, 28, 40, 42 года (рис. 2) и предиктора алкоголь (рис. 3). По кривым Каплана – Майера предиктора возраст 21, 28, 40, 42 года, определили их отличия и оценили динамику во времени наблюдения значений ФВ у двух групп лиц, имевшей и не имевшей воздействия этих предикторов (рис. 2, таб. 2). Полагая, что свободно-радикальное окисление и перекисное окисление липидов (ПОЛ) лежит в основе возрастной инволюции ретикулярной формации (РФ) [29, 33], а под методами оценки выживаемости понимается изучение закономерности появления ожидаемого события во времени у представителей наблюдаемой выборки [27]. Так как кривая Каплана – Майера является ступенчатой функцией и показывает оценки, выраженные в процентах числа респондентов, оставшихся в живых на различных временных этапах с начала исследования [19]. Вместе с тем, переменная отклика в анализе выживаемости - это время до наступления события и связанные с ним факторы, которые могут приблизить или отдалить этот исход [19, 25]. Сформулировали гипотезу, что возникшие ДТП со смертельным исходом под воздействием алкоголя и возрастного предиктора обусловлено течением фаз свободно-радикального окисления и перекисного окисления липидов (ПОЛ) [29, 30] с реализацией в конечный исход, а кривые выживаемости Каплана – Майера отражают особенности течения, прогноза исследуемого исхода [1]. В Statistica 6.0. при многократном фрагментарном увеличении до определения точного значения времени и ФВ изучили кривые Каплана – Майера предиктора алкоголь и возрастного предиктора и, используя возможности программы, установили, что вначале наблюдения кривые Каплана – Майера не начинают свой отчет от нулевой точки начала наблюдения, а имеют различный временной отступ. По его завершении на базовой линии появляется точка отсчета и её продолжение в виде прямой на графике Каплана – Майера, которая некоторое время не отклоняется от 100% результата – все пациенты живы – конструктивные и деструктивные процессы свободно-радикального окисления, ПОЛ и систем антиоксидантной защиты уравновешены – исходов нет. С течением времени деструктивные процессы в нервных клетках начинают преобладать. Появляются первые клинические проявления «отказы» и кривая Каплана – Майера начинает постепенно отклоняться от базовой линии. С течением времени деструктивные процессы в нервных клетках начинают превалировать над конструктивными, происходит срыв компенсаторных процессов и возникновение исхода, что проявляется критическим падением ФВ и массовыми «отказами».

Окисление липидов в биологических системах протекает в виде цепной реакции, состоящей из трёх фаз: инициации, продолжения цепной реакции и обрыва (завершения) цепной реакции [30] (рис. 2, таб. 2).

ФВ при воздействии предиктора возраст 21 год имеет 3 временных периода:

  1. Инициация цепной реакции – 60 дней. ФВ - 100%. Число отказов - 0%.
  2. Фаза продолжения цепной реакции (стадия компенсации) – с 60 до 691 дня - 631 дней наблюдения. ФВ - 100%. Число отказов - 0%.
  3. Фаза продолжения цепной реакции (стадия субкомпенсации) – с 691 до 1674 дня – 983 дня наблюдения. ФВ - 93,13%. Число отказов - 6,87%.

Фаза обрыва (стадия декомпенсации) цепной реакции и совершения ДТП отсутствует. Изучаемый процесс обрывается на стадии субкомпенсации.

ФВ при воздействии предиктора возраст 28 лет имеет 4 временных периода:

  1. Инициация цепной реакции – 60 дней. ФВ - 100%. Число отказов - 0%.
  2. Фаза продолжения цепной реакции (стадия компенсации) с 60 до 1185 дня - 1125 дней наблюдения. Функция выживания 100%. Число отказов – 0%.
  3. Фаза продолжения цепной реакции (стадия субкомпенсации) с 1185 до 1771 дня – 586 дней наблюдения. ФВ – 99,15%. Число отказов – 0,85%.
  4. Фаза обрыва (стадия декомпенсации) цепной реакции – 1771 день наблюдения. Функция выживания – 0%. Число отказов - 100%.

ФВ при воздействии предиктора возраст 40 лет имеет 4 временных периода:

  1. Инициация цепной реакции – 91 день. ФВ - 100%. Отказы - 0%.
  2. Фаза продолжения цепной реакции (стадия компенсации) с 91 до 793 дня - 702 дня наблюдения. Функция выживания 100%. Число отказов – 0%.
  3. Фаза продолжения цепной реакции (стадия субкомпенсации) с 793 до 1833 дня – 1040 дней наблюдения. ФВ 99,07% Число отказов 0,93%.
  4. Фаза обрыва (стадия декомпенсации) цепной реакции - 1833 день наблюдения. Функция выживания – 49,53%. Число отказов – 50,47%. И продолжается на этом уровне 67 дней наблюдения.

ФВ при воздействии предиктора возраст 42 года имеет 3 временных периода:

  1. Инициация цепной реакции – 91 день. ФВ - 100%. Отказы - 0%.
  2. Фаза продолжения цепной реакции (стадия компенсации) с 91 до 1771 дня - 1680 дней наблюдения. Функция выживания 100%. Число отказов – 0%.
  3. Фаза продолжения цепной реакции (стадия субкомпенсации) отсутствует.

  4. Фаза обрыва (стадия декомпенсации) цепной реакции – 1771 день наблюдения. Функция выживания – 0%. Отказы - 100%.

ФВ при воздействии предиктора алкоголь имеет 3 временных периода:

  1. Инициация цепной реакции – 111 дней. ФВ - 100%. Отказы - 0%.
  2. Фаза продолжения цепной реакции (стадия компенсации) с 111 до 1080 дня - 969 дней наблюдения. ФВ - 100%. Число отказов – 0%.
  3. Фаза продолжения цепной реакции (стадия субкомпенсации) с 1080 до 1232 дня – 152 дня наблюдения. ФВ – 95,87%. Отказы – 4,13%. И остаётся на этом уровне до 2000 дня наблюдения.

Фаза обрыва (стадия декомпенсации) цепной реакции отсутствует.

Для проверки независимых эффектов предикторов: алкоголь и ряда возрастов, произошедших ДТП, применили регрессионную модель Кокса пропорционального риска, с помощью которой получили их оценки, используя разновидность максимального правдоподобия.

Модель имеет вид: λi(t) = {λ0(t) exp β1X1 + β2X2 + …+ βkXk}.

Где λi(t) ,– риск пациента i во время t,
λ0(t) – произвольный базовый риск, в котором мы не заинтересованы.
X1, ..., Xk – предикторы в модели Кокса.
β1, …, βk – соответствующие коэффициенты.
b1, …, bk – получаемые оценки этих параметров, используя разновидность максимального правдоподобия, известную как частное правдоподобие.

Экспонента от этих значений (например, exp{b1}=eb1) есть оценка относительного риска или отношения рисков исхода. Для конкретного значения предиктора возраст (Х1) относительный риск равен повышению или понижению опасности достижения конечной точки, связанной с единичным увеличением до (Х1 + 1), с учетом других предикторов в модели. ОР интерпретируется как отношение интенсивностей. Величины >1,0 означают повышенный риск. Величины <1,0 – пониженный риск. Величины равные единице означают, что риск отсутствует. В такой модели допускается постоянный в течение времени ОР, т.е. предполагается, что риски для сравниваемых групп пропорциональны. При выполнении анализа выживаемости вначале визуально графически определили разницу выживаемости в сравниваемых группах под действием различных возрастов. По критериям значимости (p) установили её существенность. Для объяснения соотношения разницей в прогностических возрастах, совершенных ДТП в исходном состоянии, использовали регрессионную модель Кокса пропорционального риска с пошаговым отбором и по критериям оценки определили возраста независимо и значимо связанные с ДТП, а пребывание в каждом из них повышает риск возникновения исхода на величину его агрессивности [25]. Из установленных многофакторным регрессионным анализом возрастов показали статистически значимый результат в регрессионной модели Кокса возраст 21, 27, 28, 40 лет (таб. 3). Оценили эти значение с их ОР. Результаты модели пропорционального риска Кокса показывают, что при изучаемом исходе предиктор возраст в диапазоне совершенных ДТП 21 – 48 лет остается независимо связанным с более короткой выживаемостью после корректировки фактора риска алкоголь, связанного с этим исходом. Лица, находящиеся в возрастном диапазоне совершенных ДТП 21 – 48 лет имели риск возникновения ДТП в 3,52 раз выше, чем лица с более низкими уровнями (p=0,0009). Опасность ДТП у этих респондентов (ОР – 3,52) была увеличена на 252%, так как ОР=1,0 оценивается в 100%. Также обязательно оцениваются значения границ 95% доверительного интервала. Если нижняя граница доверительного интервала меньше 1, а верхняя больше, то делается вывод об отсутствии статистической значимости влияния фактора на частоту исхода, независимо от величины ОР [6] и, поэтому возраст в диапазоне 21 – 48 лет следует рассматривать как взаимодействующий предиктор или конфаундер [27]. Возрастной предиктор 21 год увеличивает риск на 1183%. ОР – 12,83. Предиктор возраст 27 лет увеличивает риск возникновения ДТП на 256%. ОР – 3,56. Предиктор возраст 28 лет на 295%. ОР – 3,95. Возраст 40 лет на 378%. ОР – 4,78. Результат ФР алкоголь, как предиктора, играющего решающую роль для развития ДТП со смертельным исходом, не нашёл подтверждения. Поскольку условие - любая оценка параметра (регрессионной модели), которая, по крайней мере, в два раза превосходит свою стандартную ошибку (t>2,0), может рассматриваться как статистически значимая на уровне p<0,05, выполнено не было [25] и, поэтому этот предиктор следует рассматривать как взаимодействующий [27]. О взаимодействии между переменными в исходе говорят, когда влияние фактора риска на исход зависит от значения третьей синтетической переменной, составленной из двух сходных независимых переменных. При этом сама третья переменная не является независимым фактором риска или мешающей переменной. Взаимодействие между переменными также называют эффектом модификации в том случае, если одна из них рассматривается как основная по своему содержанию (рис. 4, 5). На связь между предиктором и исходом могут влиять мешающие факторы (конфаундеры). О мешающих факторах говорят, когда на видимую связь между фактором риска и независимой переменной (результатом) воздействует третья переменная, влияющая как фактор риска, так и непосредственно (причинно) на сам результат как показано на рисунке 6. Определить в многофакторном анализе, какая переменная является независимым фактором риска, а какая конфаундером, иногда невозможно: один и тот же фактор может как оказывать независимый эффект на результат, так и быть мешающим фактором, влияющим на другую переменную [27]. Так как ФР алкоголь не показал статистически значимый результат в модели Кокса пропорционального риска, то этот предиктор в исходе ДТП следует расценивать как конфаундер или взаимодействующий предиктор [27] (таб. 4).

Как и все изученные возрастные периоды, за исключением возраста 21, 28 и 40 лет, которые имеют самостоятельное прогностическое значение в исходе ДТП, так как показали статистически значимое значение во всех использованных аналитических моделях (таб. 4) и, которые, вероятно, являются главными предикторами изучаемого исхода.

Обсуждение. Существенная доля ДТП совершается по вине водителей автотранспортных средств (АТС). Исключительное значение в обеспечении безопасности дорожного движения имеет время реакции водителя АТС [11]. Оно сугубо индивидуально и колеблется от 0,4 до 1,2 с при его среднем значении 0,8 с [22]. Большое значение времени реакции повышает вероятность ДТП и требует большего внимания при управлении АТС [24]. Временную диссоциацию генерализованной моторной деятельности и локальных возбуждений Анохин П.К. [2] объяснял «…двумя возможными путями распространения условного возбуждения при формировании двигательного условного рефлекса. 1 – путь с корковой интеграцией позиционного и локального возбуждения; 2 – путь, допускающий включение позиционных возбуждений уже на уровне подкорковых аппаратов (ретикулярная формация (РФ))». Анохин П.К. с соавт. пришёл к заключению, что генерализация возбуждений, включая позные, дыхательные и сердечные компоненты, опережающие локальный компонент, возникает уже на уровне подкорковых структур головного мозга (РФ, гипоталамуса, областей таламуса). Позная антиципация (активность центральной двигательной программы, представляющая набор базовых двигательных команд и готовых корректирующих подпрограмм) обеспечивает реализацию движения с учетом афферентных сигналов и информации, поступающей от других частей центральной нервной системы [23], является распространенным и широко известным феноменом, сопутствующим многим рабочим и спортивным движениям [8]. Еще до начала локального движения происходит изменение состояния мышц ног и туловища, подготавливающих человека к предстоящему движению. Появление электрической активности в мышцах ног может опережать вспышку активности в дельтовидной мышце, поднимающей руку на 60 мс. Считается, что активация мышц ног происходит автоматически, без участия сознания и латентный период при этом меньше, чем минимальное время, необходимое для произвольного вызова сокращения мышц ног. Величина этих упреждающих изменений коррелирует с величиной ожидаемого возмущения. Системные и нейрофизиологические механизмы позной антиципации до сих пор остаются малоизученными, а проблема прогностической диагностики эффективности и успешности профессиональной деятельности становится актуальной в практическом смысле в связи с усложнением интерактивных компьютерных и технических средств в системе взаимодействия «человек-машина» [20].

Ретикулярная формация - структура, выполняющая важные функции в нервной системе человека, локализована в стволе головного мозга и имеет протяженность от верхних шейных спинальных сегментов до промежуточного мозга. Она разделяется на РФ продолговатого мозга, варолиева моста и среднего мозга. Это нейронный комплекс, клетки которого отличаются разветвляющимися дендритами и длинными аксонами. Наиболее важной особенностью РФ является то, что эта структура соединена большим количеством проводящих путей с другими структурами нервной системы. Их нервные волокна соединяются посредством коллатералей. Нейронная архитектура РФ и ее морфофункциональные особенности до сих пор недостаточно исследованы, а возрастные изменения в этой структуре требуют углубленного изучения. В РФ продолговатого мозга локализуются нейронные центры, функция которых - регуляция жизненно важных функций для организма. Работы, посвященные морфологическим изменениям в РФ при старении организма, крайне немногочисленны. Уменьшение количества нейронов с увеличением возраста отмечается в единичных работах, которые посвящены стволовым структурам мозга в целом [15]. Фролькис В.В. приводит данные, согласно которым гибель нейронов головного мозга происходит неравномерно. Причем, в стволовых структурах как в эволюционно более древних этот процесс выражен в меньшей степени [33], что совпадает с результатом этого исследования. Коломийцевым А.К. установлено уменьшение количества нейронов в веществе РФ с увеличением возраста у умерших лиц. В возрастной группе 31-40 лет среднее число нейронов в поле зрения составило 6,7, в 41-50 лет – 5,85, в 51-60 лет – 5,05, в 61-70 лет - 4,6, в 71-80 лет - 4,45. В процентном отношении снижение количества нейронов в 71-80 лет и 31-40 лет составило 33,58%.

Т.о., выявлена закономерность, выражающаяся в значительном снижении с увеличением возраста относительного количества нейронов в структуре РФ [15]. Максимального снижения эта величина достигает в возрасте 70 лет и старше [16]. Такие изменения могут приводить к стойким изменениям функции РФ и развитию дизрегуляционной патологии [15].

Установлено, что свободные кислородные радикалы образуются во всех аэробных организмах, в том числе и клетках головного мозга, во время физиологических и патологических процессов, которым противостоит антиоксидантная система защиты. Окисление липидов в биологических системах протекает в виде цепной реакции, состоящей из трех фаз: инициации, продолжения и обрыва (завершения) цепной реакции. Продукты перекисного окисления липидов изменяют физическую структуру мембран и повреждают их фундаментальные свойства – текучесть и проницаемость, что в конечном итоге ведет к нарушению многочисленных функций клеток головного мозга [29, 30]. Конюченко Е.А. и соавт. доказано, что в физиологических условиях состояние перекисно-антиоксидантного баланса с возрастом изменяется, о чем свидетельствует увеличение абсолютного значения малонового диальдегида - маркера липидного окисления и снижение абсолютного значения ферментного звена антиоксидантной системы - церулоплазмина и супероксиддисмутазы [17]. Вместе с тем, установлено, что алкоголь свободно проходит через гематоэнцефалический барьер и быстро проникает во все клетки мозга, непосредственно меняя структуру и свойства клеточных мембран. Продукты метаболизма этанола в организме (ацетальдегид, ацетат, аденозин, сальсолинол и др.) обладают дополнительным, самостоятельным действием в мозге. Алкоголь и его метаболиты нарушают микроциркуляцию, питание нервных и глиальных клеток, обмен веществ в мозге, приводящих к дистрофическим и дегенеративным изменениям нейронов. Они нарушают синтез, транспорт, выделение, обратный захват и деградацию многих нейромедиаторов и свойства их рецепторов [12]. Ацетальдегид является чрезвычайно активным соединением, обладающим выраженным нейротропным, а в повышенных концентрациях и нейротоксическим действием. Ацетальдегид опосредует многие эффекты алкоголя в мозге, включая поведенческие, биохимические и нейротоксические [34, 35, 36]. Вероятно, сочетание возрастного свободно-радикального окисления и ПОЛ, и дополнительная активация процессов ПОЛ, алкогольной нагрузкой, объясняет многократное увеличение риска развития ДТП при сочетанном воздействии предикторов возраст и алкоголь.

Таким образом, предлагается возможным, у РЛБ помимо исследования психофизиологических качеств (готовность к экстренному действию, бдительность; устойчивость внимания и скорость его переключения; эмоциональная устойчивость (помехоустойчивость) [32]), проводить диагностику дизрегуляционных нарушений и выявлять индивидуально-типологические, психофизиологические качества человека при целенаправленной деятельности, взаимосвязанных с гендерными, возрастными, профессиональными и должностными характеристиками испытуемых, компьютерным зрительно-моторным тестом «Стрелок» (Патент на изобретение РФ № 2314029) [20], разработанным в лаборатории Общей физиологии функциональных систем НИИ нормальной физиологии им. П. К. Анохина. Данный тест можно использовать и для исследования лиц других операторских профессий. В котором испытуемый с помощью «мыши» может изменять положение луча и нажатием на её клавишу осуществить «выстрел» по движущейся на экране компьютера мишени. Алгоритмы анализа регистрируемых при выполнении теста данных позволяют объективными методами выявлять индивидуально-типологические особенности выбора испытуемыми различных тактик достижения результата, оценить уровень рискованности, устойчивость к процессам рассогласования при ошибочных действиях, скорость обучения и способность к адаптации при изменении условий теста [7, 13, 21]. Программа теста регистрирует все осуществляемые испытуемым локальные движения в виде угловых координат перемещений луча с периодом квантования 15 мс. Регистрация динамики стабило- и баллистограмм, кардиореспираторных показателей в процессе выполнения испытуемыми теста «Стрелок» позволяет осуществить анализ их изменений в зависимости от результативности предшествующий и последующих поведенческих актов, предпусковой интеграции и идеомоторных актов, проследить взаимосвязь с тактикой деятельности, устойчивостью к рассогласованию и адаптивностью к изменяющимся условиям тестирования. Помимо изучения физиологических механизмов и индивидуально-типологических особенностей интеграции локальных, позных и кардиореспираторных показателей при осуществлении целенаправленного поведения, комплекс позволяет проводить на новом инновационном уровне прогностическую оценку последующей эффективности и успешности деятельности человека, включая профессиональную [20].

Выводы. Предиктором ДТП является возрастной фактор риска. В возрасте 21, 28, 40 лет предиктор возраст имеет самостоятельное прогностическое значение в возникновении ДТП и вместе с тем, способен многократно модифицироваться и/или потенцироваться предиктором алкоголь. В остальных возрастных периодах предиктор возраст может реализоваться в данный исход посредством взаимодействия с предиктором алкоголь, которые могут выступать как в роли конфаундера или взаимодействующего предиктора через сложение их эффектов или модификацию возрастного предиктора. Нивелирование действия предиктора возраст+алкоголь, за исключением возрастов 21, 28 и 40 лет, возможно через устранение действия одного из взаимодействующих предикторов - фактора риска алкоголь.

В основе метаболических нарушений нервных клеток головного мозга при исходе ДТП лежит свободно-радикальное окисление и ПОЛ в клетках ретикулярной формации и как следствие этого, дизрегуляционные двигательные нарушения. Следствием этих процессов является перестройка структурной организации мембран нервных клеток, их фосфолипидного состава, изменение текучести и ионной проницаемости с утратой функциональной способности в определённые возрастные периоды, а также усугубление этих процессов через нарушение микроциркуляции, питания и нейротоксическое повреждение клеток ретикулярной формации алкоголем. Вместе с тем, графическое изображение течения свободно-радикального окисления и ПОЛ в клетках ретикулярной формации может стать предметом прицельных научных исследований биохимических процессов и морфологических изменений, сопровождающих этот процесс.

Так как любая гипотеза, основанная на логике знаний фактов и неопровержимом предположении об устойчивой качественной зависимости, требует своего завершающего этапа – практической проверки (опровержения или неопровержения) [3, 4], а также для выработки четких критериев лабораторной диагностики и дизрегуляционных нарушений у лиц операторских профессий, а также для поиска возможности их коррекции.

Фаза инициации свободно-радикального окисления и перекисного окисления липидов в нервных клетках ретикулярной формации при инволютивных процессах может протекать в одну стадию компенсации или в две стадии: компенсации и субкомпенсации.

Фаза обрыва свободно-радикального окисления и перекисного окисления липидов может отсутствовать или протекать в один день. Свободно-радикальное окисление и ПОЛ в клетках ретикулярной формации протекает неравномерно в различные возрастные периоды и может самопроизвольно абортивно заканчиваться на стадии субкомпенсации фазы инициации. Как это установлено для возраста 21 год.

Благодарность компании MEDESK за оцифровку и формализацию массива исследовательского материала и тем самым представленную возможность провести его программную статистическую обработку.

Финансирование работы не проводилось. Работа была выполнена без участия спонсоров в дизайне исследования, сборе, анализе, интерпретации данных в написании отчета и в принятии решения рукописи к публикации.

Таблица 1

Прогностическое значение показателей предикторов дорожно-транспортных происшествий со смертельным исходом у работников локомотивных бригад Забайкальской железной дороги в многофакторной предсказующей модели1

Предиктор/фактор Простая регрессия Множественная регрессия R2= 0,003 F=12,09 p<0,00001
β ρ β ОР (95% ДИ) p
Возраст 21 – 48 лет -0,03 0,002 -0,03 3,52 (0,85 - 15,26) 0,002
Алкоголь 0,004 0,0001 0,04 10,10 (2,42 - 42,14) 0,0001
Множественная регрессия R2= 0,004 F=10,124 p<0,00000 для модели возрастов 21, 27, 28, 40 лет
21 год 0,05 0,000 0,05 12,83 (3,09 – 53,26) 0,0000
23 года - - - 2,29 (0,31 – 16,88) -
24 года - - - 1,84 (0,25 – 13,53) -
25 лет - - - 1,21 (0,15 – 8,90) -
27 лет 0,02 0,02 0,02 3,56 (1,07 – 11,82) 0,01
28 лет 0,03 0,02 0,02 3,95 (1,18 – 13,15) 0,007
Факторный ДА возраст 28 лет + алкоголь -0,62 45,83 (5,54 – 379,46) <0,000
29 лет - - - 1,14 (0,15 – 8,39) -
31 год - - - 1,02 (0,17 – 9,13) -
32 года - - - 1,36 (0,18 – 10,01) -
33 года - - - 1,77 (0,24 – 13,03) -
34 года - - - 1,46 (0,20 – 10,77) -
37 лет - - - 1,70 (0,23 – 12,49) -
40 лет 0,02 0,007 0,03 4,78 (1,34 – 14,91) 0,003
Факторный ДА возраст 40 лет + алкоголь -0,95 61,0 (8,63 – 432,32) <0,000
42 года - - - 1,60 (0,22 – 11,77) -
43 года - - - 1,48 (0,20 – 10,92) -
46 лет - - - 1,75 (0,24 – 12,89) -
48 лет - - - 1,85 (0,25 – 13,61) -

ДА – дисперсионный анализ

Таблица 2

Вероятность и время возникновения ДТП от воздействия предикторов возраст и алкоголь

Предиктор ДТП (n-24) ФВ/ t1-4
t1 t2 t3 t4
Возраст 21 год 60 631 983 - t1-4
100 100 93,13 - ФВ
Возраст 28 лет 60 1125 586 0 t1-4
100 100 99,15 0 ФВ
Возраст 40 лет 91 702 1040 0 t1-4
100 100 99,07 49,53 ФВ
Возраст 42 года 91 1680 - 0 t1-4
100 100 - 0 ФВ
Возраст 21 – 48 лет 30 403 1338 62 t1-4
100 100 99,69 84,78 ФВ
Алкоголь 111 969 152 - t1-4
100 100 95,87 - ФВ

t1 – время (дни) инициации цепной реакции свободно-радикального окисления и ПОЛ.
t2 – время действия (дни) - фаза продолжения цепной реакции – (стадия компенсации).
t3- время (дни) – фаза продолжение цепной реакции – (стадия субкомпенсации).
t4- время (дни) – фаза обрыва (завершения) цепной реакции – (стадия декомпенсации)
ФВ – функция выживания в (% лиц, избежавших развития ДТП)

Таблица 3

Результаты регрессионной модели Кокса пропорционального риска*

Предиктор/фактор Степень свободы t-критерий Стандартная ошибка p Относительный риск# 95% доверительный интервал Увеличение риска
Предиктор возраст в диапазоне 21 – 48 лет ДТП со смертельным исходом и ФР алкоголь (χ2 = 14,5914 p = 0,0007)
Возраст 21 - 48 лет 2 -3,30 0,02 0,0009 3,52 (0,85 - 15,26) +252%
Алкоголь 2 1,20 0,86 0,23 10,10 (2,42 - 42,14) +910%
Критические возрастные периоды, совершенных ДТП со смертельным исходом (χ2 = 22,09 p = 0,00019)
21 год 4 5,07 0,77 0,000 12,83 (3,09 – 53,26) +1183%
27 лет 4 2,54 0,64 0,01 3,56 (1,07 – 11,82) +256%
28 лет 4 2,74 0,65 0,006 3,95 (1,18 – 13,15) +295%
40 лет 4 2,38 0,65 0,02 4,78 (1,34 – 14,91) +378%

* расчеты выполнены на выборке (n-7959) # - относительный риск для предиктора возраст оценен с n-1 степенями свободы в возрастном диапазоне совершенных ДТП.

Таблица 4

Достигнутый уровень значимости предикторов исхода ДТП в различных статистических моделях. Главные (самостоятельные) предикторы и взаимодействующие предикторы

Предиктор ДТП (n-24)
1 2 3 4
Множ. регресс. ОР Каплана - Майера Модель Кокса
Возраст 21 – 48 лет + - - +
Алкоголь + + + -
21 год + + + +
27 лет + + - +
28 лет + + + +
40 лет + + + +
42 года - - + -

(+) – достигнутый уровень статистической значимости предиктора,
(-) – недостигнутый уровень статистической значимости предиктора,
1 – многофакторный регрессионный анализ, 2 – относительный риск,
3 – модели Каплана – Майера, 4 - регрессионная модель Кокса

  - главный (самостоятельный) предиктор
  - взаимодействующий предиктор или конфаундер

Рис.1
Рис. 1. Кумулятивная доля выживших лиц. ДТП со смертельным исходом.

Рис.2
Рис. 2. Предиктор возраст в исходе дорожно-транспортные происшествия со смертельным исходом.

Рис.3
Рис. 3. Предиктор алкоголь в исходе дорожно-транспортные происшествия со смертельным исходом

Рис.4
Рис. 4. Схема взаимодействия сходных независимых факторов

Рис.5
Рис. 5. Схема взаимодействия независимых факторов (эффект модификации)

Рис.6
Рис. 6. Схема взаимодействия факторов, влияющих на результат (самостоятельный предиктор и конфаундер)

Библиография

  1. Анализ выживаемости и регрессия для цензурированных данных. STATISTICA. StatSoft. 1995. C. 3473-3534.
  2. Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М.: Медицина. 1968. 547.
  3. Бабайлов В. К. Анализ и синтез. Бизнес Информ. 2012; (4): 16-19.
  4. Бабайлов В. К., Лебедева Л. В., Журавка Е. Н. К проблеме дефиниции гипотезы. Бизнес Информ. 2009; (1): 146.
  5. Балин В. Д., Гайда В. К., Горбачевский В. К. и др. Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии: учебное пособие. А.А. Крылов, С.А. Маничев, редакторы. СПб.: Питер; 2000. 560 с.
  6. Гржибовский А. М. Анализ номинальных данных (независимые наблюдения). Экология человека 2008; (6): 58-68.
  7. Гуляева С.И., Муртазина Л.П., Журавлев Б.В. Особенности двигательной активности и сердечной деятельности человека при выполнении теста «Стрелок». Журнал высшей нервной деятельности 2002; 52 (1): 17-24.
  8. Гурфинкель В.С., Левик Ю.С. Механизмы поддержания вертикальной позы. В сб. статей по стабилографии. Таганрог: ЗАО ОКБ "РИТМ"; 2005. С. 5-11.
  9. Дежурный Л.И., Халмуратов А.М., Ганжурова Б.Ц. Оказание первой помощи при травмах и неотложных состояниях – важный фактор предотвращения преждевременной смертности в России. Менеджер здравоохранения 2008; (2): 41-44.
  10. Диагностика и лечение артериальной гипертензии. Рекомендации РМОАГ и ВНОК. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2008; 7 (6, Прил. 2): 7-8.
  11. Ермаков Ф.Х. Технические особенности расследования и установления причин ДТП. Казань: Отечество; 2007. 294 с.
  12. Зиматкин С.М. Окисление алкоголя в мозге. Гродно: ГрГМУ; 2006. 200 с.
  13. Иванова А.Г. Взаимосвязь выбора испытуемым палитры выполнения компьютерного сенсомоторного теста с тактиками рискованности. В сб.: Научная конференция молодых учёных ИВНД и НФ РАН и МГУ им. Ломоносова. Москва. 2005. С. 25.
  14. Кардиоваскулярная профилактика. Рекомендации ВНОК. Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2011; 10 (6, Прил. 2): 7-22.
  15. Коломийцев А.К. Состояние нейронов ретикулярной формации продолговатого мозга в зависимости от возраста. Международный научно-исследовательский журнал 2015; 9-4 (40): 48-49.
  16. Коломийцев А.К. Старение организма как свойство структурной организации биосистем. Москва: Эдитус; 2012. 138 с.
  17. Конюченко Е.А., Ульянов В.Ю., Бажанов С.П., Карякина Е.В., Теплый Д.Л. Особенности перекисно-антиоксидантного баланса в условиях физиологической нормы и его изменения при развитии травматической болезни спинного мозга. Фундаментальные исследования 2012; (4-2): 291-294.
  18. Крюков Н. Н., Романчук П.И. Артериальная гипертония и медицинское обеспечение на железнодорожном транспорте. Самара: ООО ИПК «Содружество»; 2005. 703 с.
  19. Ланг Т. А., Сесик М. Как описывать статистику в медицине. Аннотированное руководство для редакторов и рецензентов. [Пер. с англ.; В.П. Леонов, редактор. М.: Практическая медицина. 2011. 480 с.
  20. Муртазина Е.П. Анализ взаимосвязи позного и локального компонентов целенаправленной деятельности человека на модели зрительно-моторного теста. Известия Южного федерального университета. Технические науки. 2008; 83 (6): 115-118.
  21. Муртазина Е.П., Голубева Н.К., Журавлев Б.В. Тактика достижения результата как объективная характеристика уровня рискованности человека: психофизиологический анализ. Новые промышленные технологии. 2003; (5): 53-56.
  22. НИАТТ. Краткий автомобильный справочник. М.: Транспорт. 1978. 464 с.
  23. Основы психофизиологии. Учебник. Ю.И. Александров, редактор. Москва: ИНФА-М; 1997. 349 с.
  24. Песошин А.А., Роженцов В.В. Метод оценки реакции водителя автотранспортного средства. Вестник Чувашского университета 2012; (3): 215-217.
  25. Петри М.А., Сэбин К. Наглядная медицинская статистика: учебное пособие для медицинских ВУЗов. 2-е изд., пер. и доп. [Пер. с англ.; В.П. Леонов, редактор]. Москва: ГЭОТАР-Медиа; 2010. 167 с.
  26. Приказ Минздравсоцразвития РФ № 796 от 19.12.2005 г. «Об утверждении перечня медицинских противопоказаний к работам, непосредственно связанным с движением поездов и маневровой работой» [Интернет]. URL: http://base.consultant.ru (Дата обращения 19.04.2016)
  27. Румянцев П.О., Саенко В.А., Румянцева У.В., Чекин С.Ю. Статистические методы анализа в клинической практике. Часть II. Анализ выживаемости и многомерная статистика. Проблемы эндокринологии 2009; 55 (6): 48-56.
  28. Собчик Л.Н. Метод цветовых выборов – модификация восьмицветового теста Люшера. Практическое руководство. СПб.: Речь; 2007. 128 с.
  29. Узбеков М. Г. Перекисное окисление липидов и антиоксидантные системы при психических заболеваниях. Сообщение I. Социальная и клиническая психиатрия 2014; 24 (4): 97-103.
  30. Узбеков М.Г. Перекисное окисление липидов и антиоксидантные системы при психических заболеваниях. Сообщение II. Социальная и клиническая психиатрия 2015; 25 (4): 92-101.
  31. Указ Президента РФ от 09.10.2007 N 1351 (ред. от 01.07.2014) «Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года». [Интернет]. URL: http://base.consultant.ru (Дата обращения 19.04.2016)
  32. Указание №310у от 01.12.99. Министерство путей сообщения РФ «О совершенствовании психофизиологической службы на федеральном железнодорожном транспорте» Методические указания по проведению психофизиологических обследований в локомотивном хозяйстве федеральных железных дорог. Москва: МПС РФ; 1999. 67 с.
  33. Фролькис В.В. Старение и увеличение продолжительности жизни. Л.: Наука. 1988. 239 с.
  34. Deitrich R.A. Acetaldehyde: deja vu du jour. J Stud Alcohol 2004; 65: 557-572.
  35. Quertemont E., Tambour S., Tirelli E. The role of acetaldehyde in the neurobehavioral effects of ethanol: a comprehensive review of animal studies. Prog Neurobiol 2005; 75: 247-274.
  36. Quertemont E., Eriksson C.J.P., Zimatkin S.M., Pronko P.S., Diana M., Pisano M., Rodd Z.A., Bell R.R., Ward R.J. Is Ethanol a Pro-Drug? Acetaldehyde Contribution to Brain Ethanol Effects. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 2005; 29 (8): 1514-1521.

References:

  1. Analiz vyzhivaemosti i regressiya dlya tsenzurirovannykh dannykh [Survival analysis and regression for censored data]. STATISTICA. StatSoft, 1995. P. 3473-3534. (In Russian).
  2. Anokhin P.K. Biologiya i neyrofiziologiya uslovnogo refleksa. [Biology and neurophysiology of a conditioned reflex] Moscow: Meditsina. 1968. 547p. (In Russian).
  3. Babaylov V. K. Analiz i sintez [Analysis and synthesis]. Biznes Inform 2012; (4): 16-19. (In Ukraine).
  4. Babaylov V. K., Lebedeva L. V., Zhuravka E. N. K probleme definitsii gipotezy [Problem of hypothesis definition]. Biznes Inform 2009; (1): 146. (In Ukraine).
  5. Balin V. D., Gayda V. K., Gorbachevskiy V. K., et al. Praktikum po obshchey, eksperimental'noy i prikladnoy psikhologii: uchebnoe posobie [Workshop on general, experimental, and applied psychology. Textbook]. A.A. Krylov, S.A. Manichev, editors. St. Petersburg: Piter. 2000. 560 p. (In Russian).
  6. Grzhibovskiy A. M. Analiz nominal'nykh dannykh (nezavisimye nablyudeniya) [Analysis of nominal data (independent observations)]. Ekologiya cheloveka. 2008; (6): 58-68. (In Russian).
  7. Gulyaeva S.I., Murtazina L.P., Zhuravlev B.V. Osobennosti dvigatel'noy aktivnosti i serdechnoy deyatel'nosti cheloveka pri vypolnenii testa «Strelok». [Features of physical and cardiac activities of a person while performing «Shooter» test]. Zhurnal vysshey nervnoy deyatel'nosti 2002; 52 (1): 17-24. (In Russian).
  8. Gurfinkel' V.S., Levik Yu.S. Mekhanizmy podderzhaniya vertikal'noy pozy [Mechanisms of maintaining a vertical posture]. In: Sbornik statey po stabilografii [The collection of articles on stabilography]. ZAO OKB «RITM». Taganrog. 2005. P. 5-11. (In Russian).
  9. Dezhurnyy L.I., Khalmuratov A.M., Ganzhurova B.Ts. Okazanie pervoy pomoshchi pri travmakh i neotlozhnykh sostoyaniyakh – vazhnyy faktor predotvrashcheniya prezhdevremennoy smertnosti v Rossii. [First aid in trauma and emergency conditions is an important factor in prevention of premature mortality in Russia]. Menedzher zdravookhraneniya 2008; (2): 41-44. (In Russian).
  10. Diagnostika i lechenie arterial'noy gipertenzii. Rekomendatsii RMOAG i VNOK [Diagnosis and treatment of arterial hypertension. Recommendations RMSAH and RSSC]. Kardiovaskulyarnaya terapiya i profilaktika 2008; 7, (6 Suppl 2): 7-8. (In Russian).
  11. Ermakov F.Kh. Tekhnicheskie osobennosti rassledovaniya i ustanovleniya prichin DTP [Technical details of investigation and determination of the causes of road accidents]. Kazan': Izd-vo «Otechestvo». 2007. 294 p. (In Russian).
  12. Zimatkin S.M. Okislenie alkogolya v mozge [Oxidation of alcohol in the brain]. Grodno, GrGMU, 2006. 200 p. (In Russian).
  13. Ivanova A.G. Vzaimosvyaz' vybora ispytuemym palitry vypolneniya komp'yuternogo sensomotornogo testa s taktikami riskovannosti [The relationship between the probationer’s selection of a palette for executing a computer sensomotor test and risk tactics]. In: Nauchnaya konferentsiya molodykh uchenykh IVND i NF RAN i MGU im. Lomonosova. Moscow. 2005. 25p. (In Russian).
  14. Kardiovaskulyarnaya profilaktika. Rekomendatsii VNOK. [Cardiovascular prevention. Recommendations of RSSC]. Kardiovaskulyarnaya terapiya i profilaktika 2011; 10(6 Suppl 2): 7-22. (In Russian).
  15. Kolomiytsev A.K. Sostoyanie neyronov retikulyarnoy formatsii prodolgovatogo mozga v zavisimosti ot vozrasta [State of reticular formation neurons of the medulla oblongata as age-dependent process]. Mezhdunarodnyy nauchno-issledovatel'skiy zhurnal 2015; 9-4 (40): 48-49. (In Russian).
  16. Kolomiytsev A.K. Starenie organizma kak svoystvo strukturnoy organizatsii biosistem [Aging of the organism as a characteristic structural organization of biosystems]. Moscow: Editus. 2012.138p. (In Russian).
  17. Konyuchenko E.A., Ul'yanov V.Yu., Bazhanov S.P., Karyakina E.V., Teplyy D.L. Osobennosti perekisno-antioksidantnogo balansa v usloviyakh fiziologicheskoy normy i ego izmeneniya pri razvitii travmaticheskoy bolezni spinnogo mozga [Features of peroxidant antioxidant balance in conditions of the physiological norm and its changes during progression process of the traumatic disease of the spinal cord]. Fundamental'nye issledovaniya 2012; (4-2): 291-294. (In Russian).
  18. Kryukov N. N., Romanchuk P.I. Arterial'naya gipertoniya i meditsinskoe obespechenie na zheleznodorozhnom transporte [Hypertension and medical support at the railways] Samara: OOO IPK «Sodruzhestvo». 2005. 703p. (In Russian).
  19. Lang T. A., Sesik M. Kak opisyvat' statistiku v meditsine. Annotirovannoe rukovodstvo dlya redaktorov i retsenzentov [How to describe statistics in medicine. Annotated guide for editors and reviewers]. [Trans. from Eng]. V.P. Leonov, editor. Moscow: Prakticheskaya meditsina. 2011. 480p. (In Russian).
  20. Murtazina E.P. Analiz vzaimosvyazi poznogo i lokal'nogo komponentov tselenapravlennoy deyatel'nosti cheloveka na modeli zritel'no-motornogo testa [Analysis of the relationship of posture and local components in purposeful human activity on the model of a visual-motor test]. Izvestiya Yuzhnogo federal'nogo universiteta. Tekhnicheskie nauki 2008; 83 (6): 115-118. (In Russian).
  21. Murtazina E.P., Golubeva N.K., Zhuravlev B.V. Taktika dostizheniya rezul'tata kak ob"ektivnaya kharakteristika urovnya riskovannosti cheloveka: psikhofiziologicheskiy analiz [Tactics for achieving the results as an objective characteristic of the riskiness level of a person: a psycho-physiological analysis]. Novye promyshlennye tekhnologii 2003; (5): 53-56. (In Russian).
  22. NIATT. Kratkiy avtomobil'nyy spravochnik [NIATT. A brief automobile guide]. Moscow: Transport. 1978. 464p. (In Russian).
  23. Osnovy psikhofiziologii. Uchebnik [Bases of psychophysiology. Textbook]. Y.I. Alexandrov, editor. Moscow: INFA-M, 1997. 349p. (In Russian).
  24. Pesoshin A.A., Rozhentsov V.V. Metod otsenki reaktsii voditelya avtotransportnogo sredstva [The method to estimate the vehicle driver’s reaction time]. Vestnik Chuvashskogo universiteta 2012; (3): 215-217. (In Russian).
  25. Petri M.A., Sebin K. Naglyadnaya meditsinskaya statistika: uchebnoe posobie dlya meditsinskikh VUZov. 2-e izd. [Visual medical statistics: a textbook for medical universities. 2-nd ed.]. [Transl. from Eng]. V.P. Leonov, editor. Мoscow: GEOTAR-Media. 2010. 167p. (In Russian).
  26. Ob utverzhdenii perechnya meditsinskikh protivopokazaniy k rabotam, neposredstvenno svyazannym s dvizheniem poezdov i manevrovoy rabotoy [On approving the list of medical contra-indications for the works directly related to trains and shunting]. Prikaz Minzdravsotsrazvitiya RF № 796 ot 19.12.2005 g. [Online]. 2005 [cited 2016 Apr 19]. Available from: http://base.consultant.ru (In Russian).
  27. Rumyantsev P.O., Saenko V.A., Rumyantseva U.V., Chekin S.Yu. Statisticheskie metody analiza v klinicheskoy praktike. Chast' II. Analiz vyzhivaemosti i mnogomernaya statistika [Statistical methods of analysis in clinical practice. Part 2. Survival analysis and multivariate statistics]. Problemy endokrinologii 2009; 55 (6): 48-56. (In Russian).
  28. Sobchik L.N. Metod tsvetovykh vyborov – modifikatsiya vos'mitsvetovogo testa Lyushera. Prakticheskoe rukovodstvo [Method of color selection - modification of 8-color Luscher test. Manual] St. Petersburg: Rech'. 2007. 128p. (In Russian).
  29. Uzbekov M. G. Perekisnoe okislenie lipidov i antioksidantnye sistemy pri psikhicheskikh zabolevaniyakh. Soobshchenie I. [Lipid peroxidation and antioxidant systems at mental disorders. Part I]. Sotsial'naya i klinicheskaya psikhiatriya 2014; 24 (4): 97-103. (In Russian).
  30. Uzbekov M. G. Perekisnoe okislenie lipidov i antioksidantnye sistemy pri psikhicheskikh zabolevaniyakh. Soobshchenie II [Lipid peroxidation and antioxidant systems at mental disorders. Part II]. Sotsial'naya i klinicheskaya psikhiatriya 2015; 25 (4): 92-101. (In Russian).
  31. Ob utverzhdenii Kontseptsii demograficheskoy politiki Rossiyskoy Federatsii na period do 2025 goda. [On approving the Concept of demographic policy of the Russian Federation for the period until 2025]. Ukaz Prezidenta RF ot 09.10.2007 N 1351 (red. ot 01.07.2014). [Online]. 2007 [cited 2016 Apr 19]. Available from: http://base.consultant.ru. (In Russian).
  32. «O sovershenstvovanii psikhofiziologicheskoy sluzhby na federal'nom zheleznodorozhnom transporte» Metodicheskie ukazaniya po provedeniyu psikhofiziologicheskikh obsledovaniy v lokomotivnom khozyaystve federal'nykh zheleznykh dorog [On the improvement of the psychophysiological service at the federal railway transport. Guidelines for the psychophysiological examinations in the staff working at the locomotive sector of the federal railways]. Ukazanie №310u ot 01.12.99. Ministerstvo putey soobshheniya RF Moscow: MPS; 1999. 67p. (In Russian).
  33. Frol'kis V.V. Starenie i uvelichenie prodolzhitel'nosti zhizni [Aging and increased life expectancy]. St. Petersburg: Nauka. 1988. 239p. (In Russian).
  34. Deitrich R.A. Acetaldehyde: deja vu du jour. J Stud Alcohol. 2004; 65: 557-572.
  35. Quertemont E, Tambour S. and Tirelli E. The role of acetaldehyde in the neurobehavioral effects of ethanol: a comprehensive review of animal studies. Prog Neurobiol. 2005; 75: 247-274.
  36. Quertemont E., Eriksson C.J.P., Zimatkin S.M., Pronko P.S., Diana M., Pisano M., Rodd Z.A., Bell R.R., Ward R.J. Is Ethanol a Pro-Drug? Acetaldehyde Contribution to Brain Ethanol Effects. Alcoholism: Clinical and Experimental Research. 2005; 29 (8): 1514-1521.

Дата поступления: 08.08.2016.


Просмотров: 774

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 07.02.2017 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search