О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №2 2017 (54) arrow ОБЗОР МИРОВЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ ТЕНДЕНЦИЙ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ ВИЧ-ИНФЕКЦИЕЙ И ОБУСЛОВЛЕННОЙ ЕЙ СМЕРТНОСТИ
ОБЗОР МИРОВЫХ И РЕГИОНАЛЬНЫХ ТЕНДЕНЦИЙ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ ВИЧ-ИНФЕКЦИЕЙ И ОБУСЛОВЛЕННОЙ ЕЙ СМЕРТНОСТИ Печать
19.05.2017 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2017-54-2-9

Шабунова А.А., Калачикова О.Н., Короленко А.В.
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт социально-экономического развития территорий Российской академии наук

REVIEW OF GLOBAL AND REGIONAL TRENDS IN HIV MORBIDITY AND MORTALITY
Shabunova A.A., Kalachikova O.N., Korolenko A.V.
Institute of Socio-economic Development of Territories of the Russian Academy of Sciences

Контактная информация: Короленко Александра Владимировна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Alexandra V. Korolenko, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Shabunova A.A. http://orcid.org/0000-0002-3467-0921
Kalachikova O.N. http://orcid.org/0000-0003-4681-4344
Korolenko A.V. http://orcid.org/0000-0002-7699-0181
Acknowledgments.The study had no sponsorship.
Conflct of interests. The authors declare no conflict of interest.

Резюме

Актуальность. Ключевым вызовом развития России в настоящее время является сокращение численности трудоспособного населения, обусловленное сверхсмертностью данной категории граждан от предотвратимых причин смерти. Одной из таких причин, успешность борьбы с которой в большинстве случаев зависит от вовремя постановленного диагноза и как можно более раннего начала проведения терапии, является вирус иммунодефицита человека (ВИЧ). Поведенческая обусловленность данного заболевания определяет его высокую управляемость с позиций системы здравоохранения, что актуализирует изучение тенденций заболеваемости и смертности от ВИЧ как в глобальном, так и в страновом масштабе.

Целью статьи стало исследование тенденций и региональной специфики заболеваемости населения ВИЧ-инфекцией и обусловленной ей смертности в России и мире.

Материалы и методы: анализ статистических данных о заболеваемости населения ВИЧ-инфекцией и обусловленной ей смертности, о мероприятиях по борьбе с её распространением на глобальном уровне (макрорегионы мира) по материалам Всемирной организации здравоохранения, ЮНЭЙДС, на страновом уровне (в России и её регионах) – по данным Росстата, Министерства здравоохранения РФ.

Результаты. В начале XXI века здравоохранение достигло серьёзных успехов в борьбе с ВИЧ-инфекцией. В то же время заболеваемость ВИЧ и обусловленная ей смертность продолжают сохранять ярко выраженный территориально-географический характер. К основным «очагам» распространения ВИЧ-инфекции можно отнести страны Ближнего Востока и Северной Африки, а также государства Восточной Европы и Центральной Азии. Россия находится в пятёрке лидеров среди европейских государств по показателю первичной заболеваемости ВИЧ. На протяжении последних 10 лет эпидемиологическая ситуация по ВИЧ-инфекции в России характеризуется увеличением первичной заболеваемости и ростом смертности. Среди макрорегионов России по уровню заболеваемости населения ВИЧ-инфекцией лидируют Сибирский и Дальневосточный ФО, по показателю заболеваемости среди детского населения – Сибирский и Уральский ФО. В 2014 г. по величине первичной заболеваемости как всего населения в целом, так и детского в частности среди всех субъектов РФ первое место заняла Кемеровская область (239,8 и 22,8 случаев на 100 тыс. чел. населения соответственно). В число антилидеров по обоим показателям также вошли Иркутская, Новосибирская, Свердловская, Томская и Челябинская области, Алтайский и Пермский край.

Ключевые слова: ВИЧ-инфекция; первичная заболеваемость; смертность; региональная специфика.

Abstract

Significance. The key challenge currently faced by the Russia's development is reduced number of the working-age population due to high mortality of this population from preventable causes of death. Human immunodeficiency virus (HIV) is one of the causes. Success in HIV control is mainly depends upon timely HIV diagnosis and early antiretroviral therapy.

Behavioral conditioning of the disease determines its high controllability from the standpoint of the healthcare system that makes studying trends in HIV morbidity and mortality both at the global and country level actual.

The purpose of this article was to study trends and regional features of HIV morbidity and mortality in Russia and worldwide.

Methods and data: analysis of statistical data on HIV morbidity and mortality and measures to control HIV prevalence at the global level (macro-regions of the world) based on data of the World Health Organization, UNAIDS, and at the country level (in Russia and its regions) - according to Rosstat data, and data of the Russian Ministry of Health.

Results. At the beginning of the XXI century the healthcare system has achieved a powerful success in fighting HIV infection. Yet, HIV morbidity and mortality still maintain a distinct territorial and geographical nature. Main HIV focal points include the Middle East and North Africa, as well as countries of the Eastern Europe and Central Asia. Russia is in the top five among the European countries in terms of HIV incidence.

Over the past 10 years the epidemiological situation with HIV infection in Russia as been characterized by increased incidence and mortality. Among the macro-regions of Russia the Siberian and the Far East Federal Districts lead in HIV incidence rates while the Siberian and the Ural Federal Districts are second to none in HIV incidence among children. In 2004 the Kemerovo oblast had the highest HIV incidence rates in both adults and children among all federal subjects of Russian Federation (239.8 and 22.8 cases per 100 thousand population, respectively). Irkutsk, Novosibirsk, Sverdlovsk, Tomsk and the Chelyabinsk oblast, the Altai and Perm territories were also among the regions with highest rates both in adults and children.

Keywords: HIV; HIV incidence; mortality; regional features.

Введение

Одним из вызовов развития современной России стало стремительное сокращение численности и доли трудоспособного населения, сопровождаемое нарастанием темпов демографического старения. Последствия этих процессов (снижение трудового потенциала вследствие нехватки трудовых ресурсов, нарастание дефицита налоговой и пенсионной систем, снижение обороноспособности страны вследствие сокращения численности населения призывного возраста и т.д.) несут в себе ряд угроз не только демографической, но и социально-экономической, военной и геополитической безопасности.

Стремительная убыль трудоспособного населения обусловлена как влиянием демографической волны (точнее демографической впадины), так и крайне высоким уровнем смертности этой возрастной группы по сравнению с развитыми странами мира, особенно ярко выраженная среди мужчин. Сверхсмертность данной категории граждан является одной из характерных особенностей российской модели смертности.

Среди причин, обусловливающих смертность трудоспособного населения, «львиную долю» составляют предотвратимые причины, то есть те, которые могут быть частично или полностью устранены усилиями современных медицинских и организационных технологий [2, 24]. Так, например, некоторые исследователи отмечают, что смертность населения трудоспособного возраста более чем на 80% зависит от своевременности и качества оказания медицинской помощи [1, 9]. Однако, стоит помнить, что динамика предотвратимой смертности является результатом не только изменений в медицинском обслуживании населения, но и трансформаций поведенческих и экологических факторов риска. Особое внимание здесь следует уделять несвоевременности обращения граждан за медицинской помощью, столь характерной для большей части населения России [16] и влекущей за собой более позднюю постановку диагноза и, как следствие, отсроченное начало курса лечения.

Одной из предотвратимых причин смерти, успешность борьбы со смертностью от которой в подавляющем большинстве случаев зависит от вовремя постановленного диагноза и как можно более раннего начала проведения терапии, является вирус иммунодефицита человека (ВИЧ). Это заболевание относится к социально значимым, т.к. представляет большую опасность для окружающих, характеризуется широким распространением и во многом определяется уровнем сформированности культуры самосохранительного поведения у населения (в том числе сексуального поведения). Поведенческая обусловленность данного заболевания определяет и его высокую управляемость с позиций системы здравоохранения, что актуализирует изучение характера распространения данного заболевания как в мировом, так и в страновом масштабе.

Целью данной статьи стал анализ тенденций и региональной специфики заболеваемости населения ВИЧ-инфекцией и обусловленной ей смертности в России и мире.

Методы. В статье проведён анализ статистических показателей, характеризующих глобальные успехи в борьбе с ВИЧ-инфекцией (на уровне мира и его макрорегионов): численности лиц, живущих с диагнозом ВИЧ; числа новых случаев заражения ВИЧ (всего, среди взрослого населения, среди детского населения); числа больных ВИЧ, охваченных антиретровирусной терапией; общего объёма ресурсов, выделяемых на борьбу с ВИЧ; рассмотрены данные о первичной заболеваемости ВИЧ-инфекцией (число новых случаев заражения на 100 тыс. чел. населения) в России в сопоставлении с некоторыми странами Европы.

На основе материалов Росстата и Министерства здравоохранения РФ дана оценка заболеваемости ВИЧ-инфекцией среди населения России и смертности от вызванных вирусом болезней. Осуществлён анализ масштабов первичной заболеваемости ВИЧ (т.е. с впервые установленным диагнозом), в т.ч. среди детского населения, в разрезе федеральных округов. Проведено ранжирование субъектов РФ по уровню заболеваемости ВИЧ населения в целом и детского в частности по последним доступным данным за 2014 г.

Результаты

Ситуация в мире и его макрорегионах. Несмотря на очевидные успехи, достигнутые в XXI веке общественным здравоохранением, ВИЧ-инфекция остается одной из ключевых и наиболее актуальных его проблем. Первые упоминания об эпидемии ВИЧ относятся к 1981 г., когда более 20 государств мира заявили о массовом распространении среди населения этого заболевания, а в ряде случаев была объявлена пандемия его последней стадии развития – СПИДа [15, c. 2]. В 1988 г. Всемирной организацией здравоохранения (далее ВОЗ) день 1 декабря был объявлен Всемирным днём борьбы со СПИДом. А в 1994 г. в соответствии с резолюцией Экономического и социального совета ООН была создана Объединенная Программа по ВИЧ/СПИДу или ЮНЭЙДС (Joint United Nations Programme on HIV/AIDS), целью которой стало оказание содействия в укреплении и поддержке широкомасштабных мероприятий по противодействию эпидемии ВИЧ/СПИДа, а также стимулирование объединения усилий различных секторов и партнеров из государственных структур и гражданского общества в борьбе с эпидемией [11].

По данным ВОЗ с момента выявления первых людей с симптомами ВИЧ по настоящее время это заболевание унесло более 34 млн человеческих жизней. В 2015 г. около 2 млн человек были впервые инфицированы ВИЧ, а 1,2 млн людей умерли от причин, связанных с ВИЧ [8]. В настоящее время в мире насчитывается 36,7 млн человек живущих с вирусом иммунодефицита, из них 17,1 млн не знают о своём диагнозе, а около 22 млн, в том числе 1,8 млн детей, не имеют доступа к антиретровирусной терапии [19, c. 5]. В то же время человечество, бросившее огромные усилия на борьбу с данным заболеванием, в 2000-е годы осуществило значительный прорыв. В результате осуществления задач, поставленных в Глобальной стратегии сектора здравоохранения по ВИЧ/СПИДу на 2011-2015 гг., в борьбе с заболеваемостью ВИЧ были достигнуты серьёзные успехи. За период с 2000 по 2015 гг. число новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией уменьшилось на 34% (с 3,2 до 2,1 млн. человек): среди взрослого населения – на 30%, среди детского – на 70% (табл. 1). Уровень смертности, связанной со СПИДом, за рассматриваемый период снизился на 27% (с 1,5 до1,1 млн. случаев в год). Таким образом, с 2000 г. удалось предотвратить не менее 7,8 млн случаев смерти, обусловленных ВИЧ, и 30 млн новых случаев инфицирования ВИЧ [8]. Кроме того, за период с 2000 по 2015 гг. в 22 раза увеличилась численность охваченных мероприятиями антиретровирусной терапии ВИЧ-положительных людей: с 770 тыс. до 17 млн человек. Общий объём финансовых инвестиций, выделяемых на меры (программы) по борьбе с ВИЧ-инфекцией, с 2000 г. вырос в 4 раза, достигнув 19 млрд долларов США в 2015 г.

Таблица 1

Показатели, характеризующие глобальные успехи в борьбе с заболеваемостью ВИЧ-инфекцией за 2000-2015 гг.

Показатели Годы 2015 г. к 2000 г.,+/- (%)
2000 2005 2010 2011 2012 2013 2014 2015  
Число людей, живущих с ВИЧ, млн 28,9 31,8 33,3 33,9 34,5 35,2 35,9 36,7 +27,0
Число новых случаев ВИЧ (всего), млн 3,2 2,5 2,2 2,2 2,2 2,1 2,1 2,1 -34,4
Число новых случаев ВИЧ среди взрослого нас-я (15+ лет), млн 2,7 2,1 1,9 1,9 1,9 1,9 1,9 1,9 -29,6
Число новых случаев ВИЧ среди детского нас-я (0-14 лет), тыс. 490 450 290 270 230 200 160 150 -69,4
Число случаев смерти вследствие СПИДа, млн 1,5 2,0 1,5 1,4 1,4 1,3 1,2 1,1 -26,7
Число людей с ВИЧ, имеющих доступ к лечению (охваченных антиретровирусной терапией), млн 0,77 2,2 7,5 9,1 11,0 13,0 15,0 17,0 +2107,8 (↑ в 22 раза)
Общий объем ресурсов, выделяемых на борьбу с ВИЧ (страны с низким и средним уровнем доходов), млрд долл. 4,8 9,4 15,9 18,3 19,5 19,6 19,2 19,0 +295,8 (↑ в 4 раза)

Источник: [22, p. 12]

Несмотря на принятие беспрецедентных мер в борьбе с распространением ВИЧ-инфекции показатели обусловленной ей смертности остаются крайне высокими в странах с низким уровнем доходов. Так, в структуре смертности населения этой группы стран от 10 наиболее распространённых причин ВИЧ-инфекция находится на втором месте (65 случаев на 100 тыс. чел. населения) после инфекций нижних дыхательных путей (91 случай на 100 тыс. чел. населения; рис. 1), тогда как в странах мира с высоким уровнем доходов данная причина смерти не фигурирует в перечне самых распространённых причин (рис. 2).

Рис. 1
Рис. 1. Структура смертности населения от 10 наиболее распространённых причин смерти в странах с низким уровнем доходов, 2012 г.* (случаев смерти на 100 тыс. чел. населения)

*данные о структуре смертности населения за более поздние годы отсутствуют.

Источник: [23]

Рис. 2
Рис. 2. Структура смертности населения от 10 наиболее распространённых причин смерти в странах с высоким уровнем доходов, 2012 г.* (случаев смерти на 100 тыс. чел. населения)

*данные о структуре смертности населения за более поздние годы отсутствуют.

Источник: [23]

Несмотря на позитивную тенденцию сокращения смертности населения низкодоходных стран от ВИЧ-инфекции, наблюдаемую на протяжении 2000-2012 гг. (в 2 раза – с 135,5 до 64,8 случаев на 100 тыс. чел. населения), её показатели продолжают значительно превышать характерные для стран со средним и высоким уровнем доходов (рис. 3).

Рис. 3
Рис. 3. Смертность населения, обусловленная ВИЧ-инфекцией, в странах разных уровней доходности в 2000 и 2012 гг. (случаев на 100 тыс. чел. населения)

Источник: [23]

Кроме того, тенденции заболеваемости ВИЧ и обусловленной ей смертности продолжают сохранять ярко выраженный территориально-географический характер. К основным «очагам» распространения ВИЧ-инфекции можно отнести страны Ближнего Востока и Северной Африки, а также государства Восточной Европы и Центральной Азии (табл. 2). Так, за период с 2000 по 2014 гг. в первой группе стран число новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией выросло на 22%, а количество обусловленных ей случаев смерти на 333% (т.е. в 3,3 раза!), во второй группе количество впервые заражённых ВИЧ увеличилось на 40%, а уровень смертности – на 310% (т.е. в 3,1 раза!). При этом тревожным является факт того, что на Россию (по данным ЮНЭЙДС) в этом регионе приходится около 80% новых случаев заражения ВИЧ. В то же время существенных успехов в борьбе с распространением ВИЧ-инфекции достигли страны Латинской Америки и Карибского региона, государства Африки к югу от Сахары.

В государствах Западной, Центральной Европы и Северной Америки (преимущественно экономически развитые) уровень первичной заболеваемости ВИЧ за рассматриваемый период существенно не изменился, а смертность, обусловленная вирусом иммунодефицита, несколько снизилась, что позволяет говорить о некоторой стабилизации ситуации и успехах в борьбе с вирусом.

Таблица 2

Количество новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией и обусловленный ей смертельных услучаев по регионам мира в 2000 и 2014 гг.

Регионы мира* Количество новых случаев ВИЧ (тыс. чел.) Количество умерших от ВИЧ (тыс. чел.)
2000 г. 2014 г. Изменение 2014 к 2000, % 2000 г. 2014 г. Изменение 2014 к 2000, %
Африка к югу от Сахары 2 300,0 1 400,0 -39 1 200,0 790,0 -34
Карибский регион 27,0 13,0 -52 18,0 8,8 -51
Ближний Восток и Сев. Африка 18,0 22,0 +22 3,6 12,0 +в 3 раза
Латинская Америка 100,0 87,0 -13 60,0 41,0 -32
Зап. и Центр. Европа, Сев. Америка 87,0 85,0 -2 29,0 26,0 -10
Вост. Европа и Центр. Азия 100,0 140,0 +40 20,0 62,0 +в 3 раза
Азиатский и Тихоокеанский регион 500,0 340,0 -32 220,0 240,0 +9

*территориальное деление регионов мира ЮНЭЙДС.

Источник: [19, c. 8-11]

Что касается стран Восточной Европы, то в большинстве из них за рассматриваемый период первичная заболеваемость ВИЧ-инфекцией (т.е. количество впервые зарегистрированных случаев ВИЧ) выросла, что отчасти может объясняться лучшей выявляемостью заболевания на ранних стадиях. В пятёрке лидеров по данному показателю в настоящее время находятся преимущественно государства, входящие в СНГ, такие, как Украина (36,9 случая на 100 тыс. чел. населения), Республика Молдова (32,3), Эстония (22,1), Республика Беларусь (19,1). Россия возглавляет рейтинг антилидеров по заболеваемости ВИЧ среди всех европейских государств (63,3 случая на 100 тыс. чел. населения; рис. 4). Эксперты ЮНЭЙДС выделяют две основные причины ухудшения эпидемиологической ситуации по ВИЧ-инфекции в России: во-первых, прекращение работы международных программ борьбы против ВИЧ (международная финансовая поддержка была прекращена, т.к. Всемирный Банк признал РФ страной с высоким уровнем дохода), во-вторых, лидерство нашей страны по употреблению населением инъекционных наркотиков. Так, по данным ЮНЭЙДС в России их принимают уже 1,5 млн. человек, и 54% из числа больных ВИЧ были инфицированы непосредственно этим путём [12].

Рис. 4
Рис. 4. Первичная заболеваемость ВИЧ-инфекцией в России и некоторых странах Европы (зарегистрировано больных с впервые установленным диагнозом на 100 тыс. чел. населения)

Источник: [6]

В мае 2016 г. на 69-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения по итогам обсуждения и рассмотрения была одобрена новая Глобальная стратегия сектора здравоохранения по ВИЧ на 2016-2021 гг., идейной основой которой стало полное преодоление негативной эпидемиологической ситуации по ВИЧ к 2030 г.

Ситуация в России. По данным Федерального научно-методического Центра по профилактике и борьбе со СПИДом кумулятивное количество зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции среди граждан РФ с 1987 по 2014 гг. (на 31 декабря) составило 907 607 человек. В настоящее время поражённость ВИЧ-инфекцией, т.е. количество людей, живущих с этим диагнозом, на территории страны достигает 494,6 в расчёте на 100 тыс. чел. населения, а количество новых случаев заражения ВИЧ среди россиян в 2014 г. составило 85 252 [13].

На протяжении последних лет эпидемиологическая ситуация по ВИЧ-инфекции в России характеризуется ежегодным приростом первичной заболеваемости, расширением её распространённости среди разных групп населения, а также ростом смертности вследствие ВИЧ и заболеваний, ассоциированных с ней (туберкулёз, гепатиты B и С). Так, за последние 10 лет число людей с лабораторно подтверждённым диагнозом ВИЧ-инфекция увеличилось более чем в 2 раза – с 328,2 до 742,6 тыс. чел. или с 230,5 до 508,3 человек на 100 тыс. чел. населения (рис. 5). На диспансерном учете в специализированных медицинских организациях в 2014 г. состояло 522,6 тыс. больных, инфицированных ВИЧ, что составило 71% от общего числа зарегистрированных случаев. Во многом наблюдаемая тенденция объясняется лучшей выявляемостью заболевания вследствие расширения охвата населения диагностическими медицинскими мероприятиями, особенно людей из групп-риска (гомосексуалисты, лица, находящиеся в местах лишения свободы, лица, употребляющие инъекционные наркотики, секс-работники и лица, изменившие свою половую принадлежность).

Рис. 5
Рис. 5. Число пациентов с положительными результатами обследования на наличие ВИЧ-инфекции в России в 2005-2014 гг. (зарегистрировано лиц, в крови которых при исследовании методом иммунного блотинга выявлены антитела к ВИЧ)

Источник: [7]

Что касается смертности населения, обусловленной инфекцией ВИЧ, то её уровень в целом по России с 2005 по 2014 гг. вырос в 8 раз и составил 8,7 случая на 100 тыс. населения (табл. 3). При этом мужчины в 2,5 раза чаще умирают от ВИЧ-инфекции по сравнению с женщинами (12,9 против 5,1 случая на 100 тыс. чел. населения). В то же время настораживает тот факт, что наиболее существенный прирост смертности вследствие данной причины за рассматриваемый период пришёлся именно на женское население – более чем в 10 раз (в сельской местности – в 16,5 раз!).

Следует отметить, что проблема смертности от вируса иммунодефицита наиболее выражена в городской местности: так, в 2014 г. уровень смертности от ВИЧ-инфекции городского населения в 2 раза превышал аналогичный показатель среди сельского населения.

Таблица 3

Коэффициенты смертности населения России от болезни, вызванной вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) 2005 – 2014 гг. (случаев на 100 тыс. чел. населения)

Территория Пол Годы 2014 г. к 2005 г., раз
2005 2010 2011 2012 2013 2014
Всего Оба пола 1,1 4,7 5,8 6,3 7,4 8,7 7,9
Мужчины 1,8 7,4 9,0 9,6 11,2 12,9 7,2
Женщины 0,5 2,5 3,0 3,4 4,1 5,1 10,2
Городское население Оба пола 1,3 5,8 6,9 7,5 8,7 10,1 7,8
Мужчины 2,2 9,1 11,1 11,6 13,4 15,3 7,0
Женщины 0,6 2,9 3,5 3,9 4,7 5,7 9,5
Сельское население Оба пола 0,4 1,9 2,4 2,9 3,7 4,8 12,0
Мужчины 0,6 2,7 3,4 4,1 5,1 6,5 10,8
Женщины 0,2 1,2 1,6 1,8 2,4 3,3 16,5

Источник: [5]

При анализе обусловленной ВИЧ-инфекцией смертности населения, стоит учитывать тот факт, что ВИЧ является важнейшим фактором риска развития активной формы туберкулёза [21]. Отдельные медико-эпидемиологические исследования доказали, что больные ВИЧ-инфекцией заболевают туберкулёзом и умирают от него в 29-31 раз чаще, чем те, кто не имеет данного заболевания [10]. Следовательно, часть смертей среди больных туберкулёзом в сочетании с ВИЧ-инфекцией в официальной медицинской статистике (согласно МКБ-10) будет приходится на смерти вследствие вируса иммунодефицита независимо от клинической формы туберкулёза [20, c. 4].

В феврале 2016 г. на общественное обсуждение был выдвинут разработанный Министерством здравоохранения РФ проект Стратегии противодействия распространению заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека и ассоциированных с ним заболеваний в Российской Федерации на период до 2020 года [14]. Документ разработан на основании Указа Президента РФ от 01.06.2012 № 761 «О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 - 2017 годы» и в соответствии с Поручениями Правительства РФ по итогам заседания Правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан от 23.10.2015. Стратегия определяет цели, задачи, принципы и основные направления государственной политики РФ по борьбе с распространением ВИЧ-инфекции, а также целевые индикаторы для мониторинга и оценки эффективности запланированных мероприятий.

Масштабы заболеваемости ВИЧ в региональном разрезе. В рамках реализации Стратегии в субъектах Российской Федерации предполагается разработка региональных стратегий по противодействию заболеваемости ВИЧ-инфекцией и ассоциированных с ней заболеваний, разработанных с учетом как общих, так и присущих данному региону особенностей эпидемиологической, социально-экономической, географической и иной ситуации. Именно поэтому изучение тенденций и масштабов распространения ВИЧ целесообразно проводить на отдельных регионах страны.

Уровень первичной заболеваемости населения ВИЧ с 2010 по 2014 гг. вырос практически во всех макрорегионах России (за исключением Северо-Западного федерального округа). Самые высокие показатели заболеваемости в 2014 г. были зафиксированы в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах (128,1 и 127,1 случая на 100 тыс. чел. населения соответственно), тогда как самые низкие – в Северо-Кавказском федеральном округе (11,9 случая на 100 тыс. чел. населения; рис. 6).

Рис. 6
Рис. 6. Первичная заболеваемость населения ВИЧ-инфекцией в макрорегионах России в 2010 и 2014 гг. (с впервые установленным диагнозом; случаев на 100 тыс. чел. населения)

*данные по Крымскому ФО за 2010 г. отсутствуют.

Источники: [17; 18]

Показатель первичной заболеваемости ВИЧ-инфекцией несовершеннолетних с 2010 г. вырос в Северо-Западном, Приволжском, Уральском и Сибирском федеральных округах, тогда как в остальных, напротив, сократился (рис. 7). Максимальные значения уровня первичного инфицирования вирусом иммунодефицита среди детского населения наблюдаются в Уральском и Сибирском федеральных округах, тогда как минимальные – в Северо-Кавказском и Дальневосточном (0,8 и 0,9 случая на 100 тыс. чел. населения соответственно).

Рис. 7
Рис. 7. Первичная заболеваемость детского населения (0-17 лет) ВИЧ-инфекцией в макрорегионах России в 2010 и 2014 гг. (с впервые установленным диагнозом; случаев на 100 тыс. чел. населения)

*данные по Крымскому ФО за 2010 г. отсутствуют.

Источники: [17; 18]

Среди регионов России в 2014 г. по величине первичной заболеваемости как всего населения в целом, так и детского в частности первое место заняла Кемеровская область (239,8 и 22,8 случая на 100 тыс. чел. населения соответственно; табл. 4). Кроме того, в число антилидеров по обоим показателям вошли Иркутская, Новосибирская, Свердловская, Томская и Челябинская области, Алтайский и Пермский край.

Самые низкие показатели инфицирования ВИЧ среди всего населения продемонстрировала Республика Тыва (6,1 случая на 100 тыс. чел. населения), тогда как среди детского населения – Хабаровский край и Ростовская область (по 0,4 случая на 100 тыс. чел. населения соответственно).

Таблица 4

Регионы России с самыми высокими и самыми низкими показателями заболеваемости ВИЧ-инфекцией среди всего и детского населения в 2014 г.

Ранг Заболеваемость всего населения На 100 тыс. чел. Ранг Детская заболеваемость На 100 тыс. чел.
Регионы с самой высокой заболеваемостью
1 Кемеровская обл. 239,8 1 Кемеровская обл. 22,8
2 Свердловская обл. 169,3 2 Иркутская обл. 15,0
3 Новосибирская обл. 149,4 3 Новосибирская обл. 11,6
4 Иркутская обл. 149,2 4 Самарская обл. 10,9
5 Томская обл. 149,0 5 Свердловская обл. 10,6
6 Омская обл. 133,0 6 Челябинская обл. 10,1
7 Челябинская обл. 117,1 7 Пермский край 10,0
8 Алтайский край 113,3 8 Томская обл. 9,8
9 Пермский край 111,9 9 Оренбургская обл. 9,0
10 Тюменская обл. (без АО) 110,6 10 Алтайский край, Ленинградская обл. 8,8
Регионы с самой низкой заболеваемостью
73 Чеченская Респ. 12,9 41 Астраханская обл., Ямало-Ненецкий АО 1,4
74 Белгородская обл. 11,8 42 Брянская, Пензенская обл. 1,3
75 Архангельская обл. 11,3 43 Чувашская Респ. 1,2
76 Карачаево-Черкесская Респ. 11,1 44 Амурская обл. 1,1
77 Кабардино-Балкарская Респ. 8,4 45 Архангельская, Ярославская обл. 0,9
78 Воронежская обл. 8,3 46 Кировская обл. 0,8
79 Амурская обл 8,0 47 Ставропольский край 0,7
80 Респ. Дагестан 7,1 48 Респ. Ингушетия 0,6
81 Респ. Калмыкия 6,8 49 Кабардино-Балкарская Респ., Липецкая обл. 0,5
82 Респ. Тыва 6,1 50 Хабаровский край, Ростовская обл. 0,4

В рейтинг регионов по заболеваемости всего нас-я вошли 85 регионов (82 ранга). В рейтинг заболеваемости детского нас-я вошли 70 регионов (50 рангов), по 15 субъектам РФ данные о детской заболеваемости отсутствовали.

Источники: [17; 18]

Обсуждение

Оценка трендов заболеваемости и смертности населения от ВИЧ-инфекции в мировом масштабе позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на значительные достижения систем здравоохранения в борьбе с этим заболеванием, его распространение продолжает носить «очаговый» характер в развивающихся странах мира (государства Ближнего Востока и Северной Африки, Восточной Европы и Центральной Азии). Ситуация в развитых странах значительно более благополучная: смертность от ВИЧ находится за пределами рейтинга десяти наиболее распространённых причин.

Тревожным представляется факт, что в настоящее время в Европейском регионе на Россию приходится около 80% новых случаев заражения ВИЧ. В нашей стране уровень заболеваемости ВИЧ-инфекцией в разы меньше болезненности по другим распространённым диагнозам (508 случаев на 100 тыс. чел. населения против, например, новообразований – 4 480 на 100 тыс. чел. или сахарного диабета – 2 857 на 100 тыс. чел.), однако за последние 10 лет зафиксирован двукратный рост данного показателя, а смертность от этой причины увеличилась в 8 раз. Сложившаяся ситуация осложняется заметной дифференциацией регионов страны по показателю заболеваемости ВИЧ: на фоне относительно благополучных регионов Центра, Северо-Запада и Юга России заметно выделяются регионы Дальневосточного и Сибирского федеральных округов (Иркутская, Новосибирская, Свердловская, Томская и Челябинская области, Алтайский и Пермский край). Таким образом, в направлении предупреждения развития эпидемиологической ситуации, связанной с распространением ВИЧ-инфекции, особое внимание следует уделять региональной специфике. Целесообразной представляется разработка региональных программ профилактики ВИЧ в субъектах РФ, попавших в категорию «неблагополучных».

Выводы

  1. В целом в мире наблюдается положительная тенденция снижения ключевых показателей заболеваемости ВИЧ-инфекцией и обусловленной ей смертности: так, с 2000 по 2015 гг. число новых случаев заражения ВИЧ уменьшилось на 34% (с 3,2 до 2,1 млн. человек): среди взрослого населения – на 30%, среди детского – на 70%; уровень связанной с ней смертности снизился на 27% (с 1,5 до1,1 млн. случаев в год). За 2000 – 2015 гг. в 22 раза увеличился охват ВИЧ-положительных людей мероприятиями антиретровирусной терапии: с 770 тыс. до 17 млн человек, а общий объём финансовых инвестиций, выделяемых на меры (программы) по борьбе с ВИЧ-инфекцией вырос в 4 раза, достигнув 19 млрд долларов США в 2015 г.
  2. В структуре смертности населения от 10 наиболее распространённых причин стран с низким уровнем дохода ВИЧ-инфекция находится на 2-м месте (65 случаев на 100 тыс. чел. населения), тогда как в странах мира с высоким уровнем доходов данная причина смерти не фигурирует в перечне самых распространённых причин.
  3. Заболеваемость ВИЧ и обусловленная ей смертность продолжают сохранять ярко выраженный территориально-географический характер. К основным «очагам» заболеваемости ВИЧ-инфекцией можно отнести страны Ближнего Востока и Северной Африки, а также государства Восточной Европы и Центральной Азии. При этом по данным ЮНЭЙДС на Россию в Европейском регионе приходится около 80% новых случаев заражения ВИЧ.
  4. В пятёрке лидеров среди европейских государств по показателю первичной заболеваемости ВИЧ в настоящее время находятся страны Восточной Европы, входящие в СНГ, такие, как Украина (36,9 случая на 100 тыс. чел. населения), Республика Молдова (32,3), Эстония (22,1), Республика Беларусь (19,1), а возглавляет рейтинг Россия (63,3 случая на 100 тыс. чел. населения).
  5. На протяжении последних 10 лет эпидемиологическая ситуация по ВИЧ в России характеризуется негативными тенденциями: число людей с лабораторно подтверждённым диагнозом ВИЧ-инфекция увеличилась более чем в 2 раза – с 328,2 до 742,6 тыс. чел. (с 230,5 до 508,3 человек на 100 тыс. чел. населения), а уровень смертности, обусловленной данной причиной, вырос в 8 раз и составил в 2014 г. 8,7 случая на 100 тыс. населения.
  6. Среди макрорегионов России по уровню заболеваемости населения ВИЧ-инфекцией лидируют Сибирский и Дальневосточный ФО, по показателю заболеваемости среди детского населения – Сибирский и Уральский ФО. В 2014 г. по величине первичной заболеваемости как всего населения в целом, так и детского в частности среди всех субъектов РФ первое место заняла Кемеровская область (239,8 и 22,8 случая на 100 тыс. чел. населения соответственно). В число антилидеров по обоим показателям также вошли Иркутская, Новосибирская, Свердловская, Томская и Челябинская области, Алтайский и Пермский край.
  7. Предпринятые меры борьбы с заболеваемостью ВИЧ-инфекцией произвели положительный эффект. В связи с остротой ситуации и прекращением международных программ России необходима последовательная стратегия действий противоэпидемиологического характера с проработкой нормативно-правовой базы и соответствующим финансированием.

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Библиография

  1. Антипов В.В., Антипова С.И. Преждевременная и предотвратимая смертность: возможности и реалии в Беларуси. Медицинские новости 2014; (6): 49–52.
  2. Герасименко Н.Ф. Сверхсмертность населения – главная демографическая проблема России в контексте европейских тенденций здоровья. Здравоохранение Российской Федерации 2009; (3): 10–14.
  3. Демографический ежегодник России 2005. Статистический сборник. Москва: Росстат; 2005, 595 с.
  4. Демографический ежегодник России 2009. Статистический сборник. Москва: Росстат; 2009. 557 с.
  5. Демографический ежегодник России 2015. Статистический сборник. Москва: Росстат; 2015. [Интернет]. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/B15_16/Main.htm (дата обращения: 13.09.2016).
  6. Европейская база данных «Здоровье для всех». Европейское региональное бюро ВОЗ. [Интернет]. URL: http://data.euro.who.int/hfadb/shell_ru.html (дата обращения: 13.09.2016).
  7. Здравоохранение в России. 2015. Статистический сборник. Москва: Росстат; 2015. 174 с.
  8. Информационный бюллетень ВОЗ №360. Июль 2016 г. Всемирная организация здравоохранения. [Интернет]. URL: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs360/ru/ (дата обращения: 13.09.2016)
  9. Максимова Т.М. Социальное расслоение в среде медицинских работников как проблема охраны здоровья населения. Здравоохранение Российской Федерации 2004; (3): 35–38.
  10. Нечаева О.Б., Эйсмонт Н.В. Эпидемическая ситуация по туберкулёзу и ВИЧ-инфекции в Российской Федерации. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2012; 24 (2). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/399/30/lang,ru/ (дата обращения: 27.09.2016).
  11. Объединенная программа Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС). Организация Объединённых Наций в Российской Федерации. [Интернет]. URL: http://www.unrussia.ru/ru/agencies/obedinennaya-programma-organizatsii-obedinennykh-natsii-po-vichspidu-yuneids (дата обращения: 13.09.2016).
  12. ООН назвала нашу страну эпицентром мировой эпидемии ВИЧ. Независимая газета №146 от 20.07.2016. [Интернет]. URL: http://www.ng.ru/health/2016-07-20/8_aids.html (дата обращения: 13.09.2016).
  13. Последние эпидемиологические данные по ВИЧ-инфекции в Российской Федерации (по состоянию на 31.12.2014 г.) Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом. [Интернет]. URL: http://www.hivrussia.ru/about/index.shtml (дата обращения: 27.09.2016).
  14. Проект стратегии противодействия распространению заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека и ассоциированных с ним заболеваний в Российской Федерации на период до 2020 года. Федеральный портал проектов нормативных правовых актов [Интернет]. URL: https://regulation.gov.ru/projects#npa=45828 (дата обращения: 3.10.2016).
  15. Развитие эпидемии СПИДа. Декабрь 2005 г. [Пер. с англ.]. Женева: Объединенная программа Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС); 2005. 95 с.
  16. Сабгайда Т.П. Возрастные особенности предотвратимой смертности населения России. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2013; 33 (5). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/505/30/lang,ru/ (дата обращения: 27.10.2016).
  17. Социально значимые заболевания населения России в 2011 году. Статистические материалы. Москва: Минздрав РФ; 2012. 66 с.
  18. Социально значимые заболевания населения России в 2014 году. Статистические материалы. Москва: Минздрав РФ; 2015. 72 с.
  19. СПИД в цифрах 2015. Справочная информация. [Пер. с англ.]. Женева: ЮНЭЙДС; 2015. 12 с.
  20. Цыбикова Э.Б., Владимиров А.В. Смертность от туберкулёза и ВИЧ-инфекции в разных возрастно-половых группах населения в России в начале XXI века. Здравоохранение Российской Федерации 2015; 59 (5): 4–9.
  21. 10 фактов о ВИЧ/СПИДе. Всемирная организация здравоохранения. [Интернет]. URL: http://www.who.int/features/factfiles/hiv/facts/ru/index9.html (дата обращения: 13.09.2016).
  22. AIDS by the numbers 2016. Geneva: UNAIDS; 2016, 25 р.
  23. Global Health Observatory data repository. World Health Organization. [Online]. [cited 2016 Oct 27]. Available from: http://apps.who.int/gho/data/node.main.RCODWBINC?lang=en
  24. Nolte E., Shkolnikov V., McKee M. Changing mortality patterns in east and west Germany and Poland: I. Long-term trends. Journal of Epidemiology and Community Health 2000; (54): 890-899.

References

  1. Antipov V.V., Antipova S.I. Prezhdevremennaja i predotvratimaja smertnost': vozmozhnosti i realii v Belarusi [Premature and preventable mortality: possibilities and reality in Belarus]. Medicinskie novosti 2014; (6): 49–52. (In Russian).
  2. Gerasimenko N.F. Sverhsmertnost' naselenija – glavnaja demograficheskaja problema Rossii v kontekste evropejskih tendencij zdorov'ja [Very-high mortality is the major demographic problem of Russia in the context of European health trends]. Zdravoohranenie Rossijskoj Federacii 2009; (3): 10–14. (In Russian).
  3. Demograficheskij ezhegodnik Rossii 2005 [Demographic Yearbook of Russia 2005]. Statisticheskij sbornik. Moscow: Rosstat; 2005, 595 p. (In Russian).
  4. Demograficheskij ezhegodnik Rossii 2009 [Demographic Yearbook of Russia 2009]. Statisticheskij sbornik. Moscow: Rosstat; 2009, 557 p. (In Russian).
  5. Demograficheskij ezhegodnik Rossii 2015 [Demographic Yearbook of Russia 2015]. Statisticheskij sbornik. Moscow: Rosstat; 2015. [Online]. 2015 [cited 2016 Sept 13]. Available from: http://www.gks.ru/bgd/regl/B15_16/Main.htm (In Russian).
  6. Evropejskaja baza dannyh «Zdorov'e dlja vseh» [European Health for All database]. Evropejskoe regional'noe bjuro VOZ. [Online]. 2013 [cited 2016 Sept 13] Available from: http://data.euro.who.int/hfadb/shell_ru.html (In Russian).
  7. Zdravoohranenie v Rossii. 2015 [Health care in Russia. 2015]. Statisticheskij sbornik. Moscow: Rosstat; 2015, 174 p. (In Russian).
  8. Informacionnyj bjulleten' VOZ №360. Ijul' 2016 g. [Fact sheet. №360. HIV/AIDS. Update July 2016]. Vsemirnaja organizacija zdravoohranenija. [Online]. 2016 [cited 2016 Sept 13]. Available from: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs360/ru/ (In Russian).
  9. Maksimova T.M. Social'noe rassloenie v srede medicinskih rabotnikov kak problema ohrany zdorov'ja naselenija [Social stratification among medical workers as a problem of human health care]. Zdravoohranenie Rossijskoj Federacii 2004; (3): 35–38. (In Russian).
  10. Nechaeva O.B., Jejsmont N.V. Jepidemicheskaja situacija po tuberkuljozu i VICh-infekcii v Rossijskoj Federacii [Epidemiology situation on tuberculosis and hiv-infection in the Russian Federation]. Social'nye aspekty zdorov'ja naselenija [serial online]. 2012 [cited 2016 Sept 27]; 24 (2). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/399/30/lang,ru/ (In Russian).
  11. Ob#edinennaja programma Organizacii Ob#edinennyh Nacij po VICh/SPIDu (JuNJeJDS) [Joint United Nations Programme on HIV/AIDS (UNAIDS)]. Organizacija Ob#edinjonnyh Nacij v Rossijskoj Federacii. [Online]. [cited 2016 Sept 13]. Available from: http://www.unrussia.ru/ru/agencies/obedinennaya-programma-organizatsii-obedinennykh-natsii-po-vichspidu-yuneids
  12. OON nazvala nashu stranu jepicentrom mirovoj jepidemii VICh. [The UN called our country the epicenter of the global HIV epidemic] Nezavisimaja gazeta №146 ot 20.07.2016. [Online]. 2016 [cited 2016 Sept 13]. Available from: http://www.ng.ru/health/2016-07-20/8_aids.html (In Russian).
  13. Poslednie jepidemiologicheskie dannye po VICh-infekcii v Rossijskoj Federacii (po sostojaniju na 31.12.2014 g.) [Recent epidemiological data on HIV infection in the Russian Federation (on 2014 Dec 31)]. Federal'nyj nauchno-metodicheskij centr po profilaktike i bor'be so SPIDom. [Online]. 2015 [cited 2016 Sept 27]. Available from: http://www.hivrussia.ru/about/index.shtml (In Russian).
  14. Proekt strategii protivodejstvija rasprostraneniju zabolevanija, vyzyvaemogo virusom immunodeficita cheloveka i associirovannyh s nim zabolevanij v Rossijskoj Federacii na period do 2020 goda [Draft Strategy for countering the prevalence of disease caused by the human immunodeficiency virus and associated diseases in Russian Federation for the period till 2020]. Federal'nyj portal proektov normativnyh pravovyh aktov. [Online]. 2016 [cited 2016 Oct 3]. Available from: https://regulation.gov.ru/projects#npa=45828 (In Russian).
  15. Razvitie jepidemii SPIDa. Dekabr' 2005 g. [AIDS Epidemic Update. December 2005]. [Transl. from Eng]. Zheneva: Ob#edinennaja programma Organizacii Ob#edinennyh Nacij po VICh/SPIDu (JuNJeJDS); 2005, 95 p. (In Russian).
  16. Sabgajda T.P. Vozrastnye osobennosti predotvratimoj smertnosti naselenija Rossii [Age-specific characteristics of avoidable mortality in Russia]. Social'nye aspekty zdorov'ja naselenija [serial online]. 2013 [cited 2016 Oct 27]; 33 (5). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/505/30/lang,ru/ (In Russian).
  17. Social'no znachimye zabolevanija naselenija Rossii v 2011 godu [Socially significant diseases of the population of Russia in 2011]. Statisticheskie materialy. Moscow: Minzdrav RF; 2012, 66 p. (In Russian).
  18. Social'no znachimye zabolevanija naselenija Rossii v 2014 godu [Socially significant diseases of the population of Russia in 2014]. Statisticheskie materialy. Moscow: Minzdrav RF; 2015, 72 p. (In Russian).
  19. SPID v cifrah [AIDS by the numbers]. Spravochnaja informacija. [Transl. from Eng]. Zheneva: JuNJeJDS; 2016, 12 p. (In Russian).
  20. Cybikova Je.B., Vladimirov A.V. Smertnost' ot tuberkuljoza i VICh-infekcii v raznyh vozrastno-polovyh gruppah naselenija v Rossii v nachale XXI veka [The mortality of tuberculosis and HIV-infection in various age gender groups of population in Russia in the beginning of XXI century]. Zdravoohranenie Rossijskoj Federacii 2015; 59 (5): 4–9. (In Russian).
  21. 10 faktov o VICh/SPIDe [10 facts on HIV/AIDS]. Vsemirnaja organizacija zdravoohranenija. [Online]. [cited 2016 Sept 13]. Available from: http://www.who.int/features/factfiles/hiv/facts/ru/index9.html (In Russian).
  22. AIDS by the numbers. Geneva: UNAIDS; 2016, 25 p.
  23. Global Health Observatory data repository. World Health Organization. [Online]. [cited 2016 Oct 27]. Available from: http://apps.who.int/gho/data/node.main.RCODWBINC?lang=en
  24. Nolte E., Shkolnikov V., McKee M. Changing mortality patterns in east and west Germany and Poland: I. Long-term trends. Journal of Epidemiology and Community Health 2000; (54): 890-899.

Дата поступления: 3 ноября 2016 г.


Просмотров: 3245

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 09.06.2017 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search