О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2017 (55) arrow ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ПАТТЕРНЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОМПЬЮТЕРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ
ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ПАТТЕРНЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КОМПЬЮТЕРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ Печать
23.06.2017 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2017-55-3-7

Светличная Т.Г., Дьячкова М.Г., Харькова О.А.
ФГБОУ ВО Северный государственный медицинский университет Минздрава России, Архангельск

BEHAVIORAL PATTERNS OF USING COMPUTER TECHNOLOGIES IN ADOLESCENCE
Svetlichnaya T.G., Dyachkova M.G., Kharkova O.A.
Northern State Medical University, Ministry of Health of the Russian Federation, Arkhangelsk

Контактная информация: Светличная Татьяна Геннадьевна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Tatiana G. Svetlichnaya, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Svetlichnaya T.G., http://orcid.org/0000-0001-6563-9604
Dyachkova M.G., http://orcid.org/0000-0003-0193-3147
Kharkova O.A., http://orcid.org/0000-0002-3130-2920

Acknowledgments.The study had no sponsorship.

Conflct of interests. The authors declare no conflict of interest.

Резюме.

Актуальность. Компьютеризация образа жизни современного человека несет с собой новые опасности и угрозы его здоровью и благополучию. Широкое распространение информационных технологий повышает риск развития компьютерной зависимости. Особенно подвержены негативному воздействию процесса информатизации дети и подростки.

Цель. Целью настоящего исследования явилось получение характеристики поведенческих паттернов использования компьютерных технологий в подростковом возрасте.

Методы. Для этого было проведено поперечное одномоментное исследование. Базой для исследования послужила одна из двух средних общеобразовательных школ промышленного района г. Архангельска. Объектом исследования явились школьники средних и старших классов, предметом - поведенческие паттерны использования компьютерных технологий школьниками. В социологическое исследование включено 233 анкеты, что составило 42,5% от общего числа школьников. Поиск взаимосвязи между двумя качественными переменными осуществлялся при помощи критерия Хи-квадрат Пирсона. Критический уровень значимости составил ≤ 0,05. Обработка статистических данных осуществлялась с помощью пакета прикладных программ SPSS ver. 21 и WinPEPI.

Результаты. Поведенческие паттерны использования компьютерных технологий в подростковом возрасте являются нерациональными. Они характеризуются широким охватом (32,6%) компьютерной занятостью свободного времени подростков, длительным (4-7 часов и более) нахождением за компьютером (39,0%) и преимущественным использованием компьютерных возможностей для развлечения (65,2%). Неадекватное использование компьютерных технологий ухудшает учебную (20,6%), коммуникативную (30,5%) и домашнюю (39,5%) деятельность подростков, способствуя формированию нездорового образа жизни (несоблюдению правил личной гигиены – 25,8%, графика приема пищи – 29,2%, режима сна – 41,6%) и ухудшению здоровья (нарушение сна – 20,2%, головные боли – 42,5%, колебание настроения – 47,2%). Кроме того, нами была показано, что использование подростками компьютерных технологий чаще встречается среди лиц мужского пола, старшего школьного возраста, среди школьников из неполных семей, а также имеющих недостаточный родительский контроль.

Выводы. Полученные результаты могут быть использованы при разработке профилактических программ, направленных на предупреждение развития компьютерной зависимости в подростковом возрасте.

Область применения. Здравоохранение, аддиктология.

Ключевые слова: поведенческие паттерны; подростковый возраст; компьютерные технологии; нездоровый образ жизни.

Abstract.

Significance. Computerization of the modern lifestyle is fraught with danger and threat to health and well-being. A wide spread of information technologies increases the risk of computer addiction. Children and adolescents are particularly susceptible to adverse effects of information technologies penetration.

Purpose. The purpose of the study was to characterize behavioral patterns of using computers in adolescence.

Methods. Cross-sectional study was conducted in one of the two secondary schools of the industrial district of Arkhangelsk. The study object was schoolchildren of middle and high school. The study subject was behavioral patterns of using computers among schoolchildren. The study included a total of 233 completed questionnaires which corresponds to 42.5% of the total number of schoolchildren. We used Pearson’s chi-squared test to analyze relationship between categorical variables. Level of significance was ≤ 0.05. Statistical data were processed using SPSS ver.21 (SPSS Inc., Chicago, IL) and WinPEPI.

Results. The study showed that behavioral patterns of using computer technologies in adolescence are irrational. They are characterized by an extensive computer using during free time (32.6%), using computer for 4-7 hours per day or more (39.0%), or using computer mainly for entertainment (65.2%).

Irrational use of computer technologies is associated with decreased educational (20.6%), communicative (30.5%) and domestic (39.5%) activities of adolescents, and encourages unhealthy lifestyle (breaking rules of personal hygiene (25.8%), food intake (29.2%), or sleep patterns (41.6%) and leads to poor health (sleep disturbances (20.2%), headache (42.5%), and mood swings (47.2%). Furthermore, the study showed that use of computers is more common in male schoolchildren, senior school age, children from single-parent families, or children with poor parental control.

Conclusions. The study results can be used to develop prevention programs aimed at controlling computer addiction in adolescence.

Scope of application. Public health, addiction science.

Keywords: behavioral patterns; adolescence; computer technologies; unhealthy lifestyle.

Введение. В настоящее время процессы компьютеризации и «интернетизации» охватили практически все сферы жизни современного общества. Новые информационные технологии широко используются не только в экономике, образовании и медицине, но и в повседневной жизни каждого человека. Их быстрое распространение сопровождается ростом числа активных пользователей компьютерных программ, сетей и игр, что стало одной из важнейших характеристик современного образа жизни, а компьютер - его неотъемлемой частью. Являясь по сути способом получения, обработки, хранения и передачи информации по всему спектру направлений человеческой деятельности [4, с.50], компьютерные технологии начали играть в современном обществе культурообразующую роль, а на их основе стала создаваться особая социокультурная среда, обладающая собственным специфическим содержанием.

Границы компьютерного влияния в обществе постоянно расширяются, все больше вовлекая в сферу своего воздействия детей и подростков [5, с. 61; 6, с. 53]. Новая интернет-культура оказывает деструктивное влияние на формирование личности и образа жизни подростков [5, с. 62; 6, с. 56] вследствие их большей подверженности воздействию маркетинговых технологий и риску развития зависимого поведения [3, с. 115]. Его отличает «устойчивый поведенческий паттерн избегания и неосознанное нежелание разрешать возникшие жизненные трудности в связи с тем, что человек не видит своей активной роли в этой деятельности» [3, с. 113].

Целью исследования явилось изучение поведенческих паттернов использования компьютерных технологий в подростковом возрасте.

Методы.

В поперечном исследовании приняли участие учащиеся одной из двух общеобразовательных школ промышленного района г. Архангельска. Сбор материала осуществлялся в течение января-марта 2016 года. Анкетирование проводилось с согласия законных представителей несовершеннолетних младше 15 лет. При формировании выборочной совокупности использовался метод случайного отбора. Критериями включения явились возраст 11-17 лет, согласие на участие в исследовании; критериями не включения – возраст 7-10 лет, отказ от участия в исследовании. После проверки качества и полноты заполнения всех пунктов программы в исследование было включено 233 анкеты, что составило 45,2%.

Объектом исследования явились школьники средних и старших классов, предметом - поведенческие паттерны использования компьютерных технологий школьниками.

Выделение социально-демографической группы подростков проводилось на основании возрастной классификации В.Д. Эльконина [8], согласно которой к подросткам относятся школьники среднего (11-14 лет) и старшего (15-17 лет) школьного возраста. Инструментом исследования послужила статистическая «Карта изучения поведенческих паттернов использования компьютерных технологий в подростковом возрасте». Карта включала 39 вопросов, объединенных в четыре блока. Первый блок посвящен образу жизни семьи подростка (11 вопросов), второй – использованию подростком компьютерных технологий (8 вопросов), третий – оценке их влияния на поведение (10 вопросов) и четвертый – на состояние здоровья подростка (10 вопросов).

При статистической обработке цифровых данных рассчитывались количественные и качественные показатели. Поиск взаимосвязи между двумя качественными переменными осуществлялся при помощи критерия Хи-квадрат Пирсона. Критический уровень значимости составил ≤ 0,05. Расчет 95%-ых доверительных интервалов (ДИ) проводился методом Fisher. Обработка статистических данных осуществлялась с помощью пакета прикладных программ SPSS ver. 21 и WinPEPI.

Результаты. Половой состав опрошенных подростков юношами (50,6%; 95% ДИ 44,3-57,0) и девушками (49,4%; 95% ДИ 43,0-55,7) представлен примерно поровну. По возрасту большинство (70,0%; 95% ДИ 63,8-75,5) составили школьники средних (5-8) классов и меньшинство (30,0%; 95% ДИ 24,5-36,2) – школьники старших (9-11) классов. Средний возраст опрошенных подростков равен 13,5 ± 1,4 годам.

Почти каждый четвертый (24,9%; 95% ДИ 19,8-30,8) подросток воспитывается в неполной семье. У подавляющего большинства (90,1%; 95% ДИ 85,6-93,3) подростков дома имеется персональный компьютер. Практически у всех (94,8%; 95% ДИ 91,2-97,0) есть возможность выхода в интернет. Большинство (84,1%; 95% 78,9-88,2) родителей подростков активно пользуются компьютерными технологиями; причем каждый третий делает это, по мнению самих детей, достаточно часто. В большинстве случаев (62,2%; 95% ДИ 55,9-68,2) они используют компьютер для работы или поиска необходимой информации. Несколько реже (37,8%; 95% ДИ 31,8-44,1) компьютер применяется для развлечения: общения в социальных сетях, проведения досуга и игр.

Выходные дни для проведения активного отдыха (походов, спортивных занятий) регулярно используют лишь 27,5% (95% ДИ 22,1-33,5) семей; большинство (44,60%; 95% ДИ 38,4-51,1) это делают эпизодически, от случая к случаю, а каждая третья-четвертая (27,9%; 95% ДИ 22,5-34,0%) семья - практически никогда.

Практически каждый второй подросток свое свободное время использует для прогулок с друзьями (44,6% с 95% ДИ 38,4-51,1), 11,6% (95% ДИ 8,1-16,3) – для посещения различных кружков, занятий в спортивных секциях и 11,2% (95% ДИ 7,7-15,9) – для чтения книг. Вместе с тем, каждый третий (32,6%; 95% ДИ 26,9-38,9) подросток все свое свободное время проводит исключительно за компьютером.

Время ежедневного пребывания подростков за компьютером широко варьирует: от менее 1 часа (29,2%; 95% ДИ 23,7-35,3) и 2-3 часов (31,8%; 95% ДИ 26,1-38,0%) до 4-6 часов (26,1%; 95% ДИ 20,9-32,2) и даже 7 часов и более (12,9%; 95% ДИ 9,2-17,8) в день. На большое количество времени, проводимое подростком за компьютером, жалуется большинство (73,4%; 95% ДИ 67,4-78,7) окружающих его близких людей; и только 26,6% (95% ДИ 21,4-32,6) подросткам такие претензии никогда не предъявляются. В каждой второй семье (54,9%; 95% ДИ 48,5-61,2) родители пытаются контролировать время пребывания подростка за компьютером. Однако в 45,1% (95% ДИ 38,8-51,5) семей доступ подростков к компьютеру никем и ничем не ограничен.

Большинство (65,2%; 95% ДИ 58,9-71,1) подростков используют компьютер преимущественно для развлечения: общения со сверстниками в социальных сетях (43,3%; 95% ДИ 37,1-49,8) и компьютерных игр (21,9%; 95% ДИ 17,1-27,6). И лишь 34,8% (95% ДИ 289-41,1) подростков используют компьютер для дела: поиска информации в интернете (20,2%; 95% ДИ 15,5-25,8) и учебы (14,6%; 95% ДИ 10,6-19,7).

В компьютерные игры регулярно играет подавляющее большинство (74,7%; 95% ДИ 68,7-79,8) подростков. Время, ежедневно затрачиваемое подростками на компьютерные игры, колеблется от 30 минут (27,5%; 95% ДИ 22,1-33,5) до 1-2 часов (32,2%; 95% ДИ 26,5-38,4) и даже 2 часов и более (40,3%; 95 % ДИ 34,3-46,8). Часто подростки уделяют компьютерным играм намного больше времени, чем заранее планировали (42,9%; 95 % ДИ 36,7-49,3). Свою излишнюю увлеченность ими каждый четвертый (25,3%; 95% ДИ 20,2-31,3 ) подросток старается скрыть от окружающих (родителей, учителей, друзей), уменьшая время, действительно проводимое за игрой, или срочно закрывая в их присутствии окно с компьютерной игрой или сайтом (41,6%; 95% ДИ 35,5-48,1).

Сразу прекратить компьютерную игру, или интернет-общение при возникновении такой необходимости не могут 21,5% (95% ДИ 16,7-27,2) подростков. Трудности с этим в зависимости от ситуации испытывают еще 43,8% (95% ДИ 37,6-50,2) подростков. И только каждый третий (34,7%; 95% ДИ 28,9-41,8) подросток легко выходит из игры или прекращает интернет-общение. Однако подавляющее большинство (88,8%; 95% ДИ 84,2-92,3) подростков при завершении пребывания в сети интернет просят разрешения продлить его «еще хотя бы на пару минут …»: часто – 39,9% (95% ДИ 33,8-46,3), иногда – 21,5% (95% ДИ 16,7-27,2) и редко – 27,5% (95% ДИ 22,1-33,5). Никогда с такой просьбой не обращаются лишь 11,1% (95% ДИ 7,7-15,9) подростков.

Образ жизни подростков характеризуется несоблюдением графика приема пищи (29,2%; 95% ДИ 23,7-35,3), правил личной гигиены (25,8 %; 95% ДИ 20,6-31,7), режима сна (41.6 %; 95% ДИ 35,5-48,1), пренебрежением домашними делами (39,5%; 95% ДИ 33,4-45,9) и, как следствие, уменьшением участия в повседневной жизни семьи. У 56,2% (95% ДИ 49,8-62,4) результаты учебы остаются неизменными, а у 20,6% (95% ДИ 15,9-26,3) они даже ухудшаются. И только 23,2% (95% ДИ 18,2-29,0) подростков отмечают улучшение учебных результатов вследствие использования информационных возможностей, предоставляемых компьютером. Скорее всего, это школьники, использующие компьютерные технологии для учебы и поиска необходимой информации (34,8%; 95% ДИ 289-41,1).

Каждый третий (30,5%; 95% ДИ 24,9-36,7) подросток предпочитает строить свое общение с ними на расстоянии, через интернет, а не лицом к лицу (24,0%; 95% ДИ 19,0-29,9). И только у 45,5% (95% ДИ 39,2-51,9) оба способа установления социальных контактов не вызывают затруднений. В результате большинство (81,5%; 95% ДИ 76,1-86,0) подростков пребывание в интернете предпочитают реальному общению со сверстниками: часто – 13,7% (95% ДИ 9,9-18,8), иногда – 36,5% (95% ДИ 30,6-42,8) и редко – 31,3% (95% ДИ 25,7-37,6). И только 18,5% (95% ДИ 14,0-23,9) подростков никогда не выберут виртуальный способ взаимодействия в ущерб реальному. Новые отношения со сверстниками практически все (91,8%; 95% ДИ 87,6-94,7) подростки завязывают в сети интернет: часто – 37,3% (31,443,7), иногда – 24,5% (95% ДИ 19,4-30,4) и редко – 30,0% (95% ДИ 24,5-36,2). Никогда не заводят здесь новых знакомств только 8,2% (95% ДИ 5,3-12,4) подростков.

У каждого второго (47,2%; 95% ДИ 40,9-53,6) подростка нахождение за компьютером изменяет настроение: чаще (33,9%; 95% ДИ 28,1-40,2) оно у них повышается, проявляясь в чувстве радости и воодушевления, и реже (13,3%; 95% ДИ 9,5-18,3) – понижается, сопровождаясь чувством грусти и подавленности. У другой половины (52,8%; 95% ДИ 46,4-59,1) подростков настроение остается неизменным. В результате каждый третий (35,6%; 95% ДИ 29,8-41,9) подросток использует возможности компьютера для улучшения настроения. Еще 21,5% (95% ДИ 16,7-27,2) прибегают к этому средству периодически. И только 42,9% (95% ДИ 36,7-49,3) подростков никогда не используют компьютерные технологии для исправления настроения.

Подавляющее большинство (79,0%; 95% ДИ 73,3-83,7) подростков испытывают приятное предвкушение от предстоящего выхода в интернет: часто – 27,0% (95% ДИ 21,7-33,1), иногда – 28,8% (95% ДИ 23,3-34,9) и редко – 23,2% (95% ДИ 18,2-29,0). Никогда его не ощущают только 21,0% (95% ДИ 16,3-26,7) подростков. При этом плохое настроение при выходе в интернет исчезает у большинства (64,0%; 95% ДИ 57,6-69,8) подростков: часто – у 16,3% (95% ДИ 12,1-21,6), иногда – у 24,5% (19,4-30,4) и редко – у 23,2% (95% ДИ 18,2-29,0). Такая зависимость отсутствует лишь у 36,0 % (95% ДИ 30,2-42,4) подростков. Согласно Давтяну С.Э., ощущение душевного подъема, радостного возбуждения от выхода в интернет, а также утаивание от близких действительного времени пребывания в сети, являются признаками первого этапа развития интернет-зависимого поведения [2, с.30].

Относительно большое (67,8%; 95% ДИ 61,6-73,5) число подростков боится, что жизнь без интернета станет скучной, пустой и неинтересной: часто – 16,8% (95% ДИ 12,5-22,1), иногда – 21,0% (95% ДИ 16,3-26,7) и редко – 30,0% (95% ДИ 24,5-36,2). Никогда не испытывают подобного страха – 32,2% (95% ДИ 26,5-38,4) подростков. Большинство (64,0%; 95% ДИ 57,6-69,8) подростков чувствуют себя поглощенными интернетом даже вне сети, представляя себя находящимися в ней: часто – 17,6% (95% ДИ 13,2-23,0), иногда - 20,2% (95% ДИ 15,5-25,8) и редко – 26,2% (95% ДИ 20,9-32,8). Никогда не испытывают подобных ощущений только 36,0% (95% ДИ 30,2-42,4) подростков.

Длительный перерыв в использовании компьютера у 20,2% (95% ДИ 15,5-25,8) подростков вызывает ощущение дискомфорта, проявляющееся в повышенной раздражительности, появлении чувства усталости и психо-эмоциональной напряженности. Однако большинство (57,9%; 95% ДИ 51,5-64,1) подростков не испытывают ничего подобного, а 21,9% (95% ДИ 17,1-27,6) затруднились в оценке своих ощущений. У каждого пятого (20,2%; 95% ДИ 15,5-25,8) подростка с тех пор, как он стал ежедневно пользоваться компьютером, отмечается нарушение режима сна. Однако у половины (52,8%; 95% ДИ 46,4-59,1) подростков таких нарушений не наблюдается. А 27,0% (95% ДИ 21,7-33,1) не могут дать режиму сна определенную оценку. Головные боли после пребывания за компьютером испытывают 42,5% (95% ДИ 36,3-48,9) подростков: часто - 17,2% (95% ДИ 12,9-22,5) и иногда – 25,3% (95% ДИ 20,2-31,3). Однако почти у половины (57,5%; 95% ДИ 51,1-63,7) подростков они не возникают никогда. Отрицательные эмоциональные реакции в ответ на родительские попытки ограничения доступа к сети интернет проявляет криком и/или оказанием физического сопротивления каждый второй (49,8%; 95% ДИ 43,4-56,2) подросток: часто – 12,0% (95% ДИ 8,5-16,8) и иногда – 37,8% (95% ДИ 31,8-44,1). Никогда такого себе не позволяют 50,2% (95% ДИ 43,8-56,6) подростков.

Для выявления факторов предиспозиции, предрасполагающих к развитию поведенческих паттернов нерационального использования компьютерных технологий в подростковом возрасте, нами было проведено сравнение подростков по социально-конституциональным, социально-статусным и социально-психологическим переменным. К социально-конституциональным признакам мы отнесли пол (юноши / девушки) и возраст (11-14 лет / 15-17 лет) подростков; к социально-статусным – тип семьи (полная / неполная) и социально-психологическим – ограничение родителями использования подростками компьютерных технологий (ограничивают / не ограничивают). Всего в анализ было включено 4 переменных. В качестве результативных признаков, отражающих направленность формирования поведенческих паттернов подростков, мы так же избрали 4 переменные: практику проведения семейного досуга (активно / пассивно), организацию свободного времени (с компьютером / без компьютера), частоту использования компьютера (часто (4-7 часов и более) / редко (1-3 часа)), содержательный характер использования компьютерных технологий (учеба / развлечение).

По нашим данным, пол подростков не взаимосвязан с семейной практикой проведения выходных дней. Семьи подростков разного пола одинаково редко используют выходные дни для активного отдыха (юноши – 23,7%; 95% ДИ 16,09-32,2; девушки – 31,3%; 95% ДИ 23,6-40,3) (χ² = 1,678, p = 0,195). Однако юноши значимо чаще проводят свободное время за компьютером (40,7%; 95% ДИ 32,2-49,7) по сравнению с девушками (24,3%; 95% ДИ 17,4-32,9) (χ² = 7,066, p = 0,008). Одновременно наблюдается тенденция к более длительному (4-7 часов и более) пребыванию за компьютером юношами (44,9%; 95% ДИ 36,2-53,9) по сравнению с девушками (33,0%; 95% ДИ 25,1-42,1) (χ² = 3,449, p = 0,063). При этом юноши (27,1%; 95% ДИ 19,9-35,8) значимо реже используют компьютер для учебы по сравнению с девушками (42,6%; 95% ДИ 33,9-51,7) (χ² = 6,162, p = 0,013).

Подростки 15-17 лет по сравнению с подростками 11-14 лет чаще проводят свободное время за компьютером (57,3% при 95% ДИ 46,1-67,9 и 20,9% при 95% ДИ 15,3-27,9, соответственно) (χ² = 30,739, p < 0,001), а также чаще сидят за ним более 4 часов в день (61,3% при 95% ДИ 50,0-71,5 и 28,5% при 95% ДИ 22,0-36,0 до) (χ² = 23,061, p < 0,001). Вместе с тем, подвергается кардинальному изменению содержательный характер использования компьютерных технологий: старшеклассники значимо чаще используют компьютер для учебы (53,3%; 95% ДИ 42,2-64,2), чем школьники средних классов (26,0%; 95% ДИ 19,7-33,3) (χ² = 16,817, p < 0,001).

Подростки, воспитывающиеся в семьях разного типа (полных и неполных), одинаково редко используют выходные дни для активного отдыха (полные – 30,3%; 95% ДИ 24,0-37,5; неполные – 19,0%; 95% ДИ 10,9-30,9) (χ² = 2,802, p = 0,094). Однако, подростки из полных семей, являясь в меньшей степени предоставленными самим себе, значимо реже проводят свободное время за компьютером (22,3%; 95% ДИ 16,8-29,0 против 63,8%; 95% ДИ 50,9-74,9) (χ² = 34,148, p < 0,001) и реже тратят на него большое количество времени (4-7 часов и более) (30,9%; 95% ДИ 24,5-38,1 против 63,8%; 95% ДИ 50,9-74,9) (χ² = 19,853, p < 0,001). Вместе с тем, как те, так и другие преимущественно используют компьютер для развлечения (64,0%; 95% ДИ 56,7-70,7 против 69,0%; 95% ДИ 56,2-79,4), а не для учебы (36,0%; 95% ДИ 29,3-43,3 против 31,0%; 95% ДИ 20,6-43,8) (χ² = 0,474, p = 0,491).

Ограничение родителями (54,9%; 95% ДИ 48,5-61,2) времени пребывания подростков за компьютером связано с уменьшением частоты проведения свободного времени за компьютером (23,4%; 95% ДИ 16,9-31,5 против 43,8%; 95% ДИ 34,7-53,4) (χ² = 10,892, p = 0,001) и длительности (4-7часов и более) его использования (13,3%; 95% ДИ 8,5-20,2 против 70,5%; 95% ДИ 61,2-78,4) (χ² = 79,276, p < 0,001). Однако ограничивающие или, наоборот, не ограничивающие действия родителей не оказывают влияния на активность досуговой деятельности подростков и содержательный характер использования компьютерных технологий. Как при наличии, так и при отсутствии родительского контроля лишь каждый четвертый подросток (27,3%; 95% ДИ 20,4-35,6 против 27,6%; 95% ДИ 20,0-36,9) (χ² = 0,002, p = 0,963) проводит выходные дни активно, а каждый третий (33,6%; 95% ДИ 26,0-42,2 против 36,2%; 95% ДИ 27,6-45,7) (χ² = 0,172, p = 0,679) использует компьютер для учебы.

Обсуждение. В настоящее время компьютеризация охватила практически все сферы жизни человека, а использование компьютерных технологий стало неотъемлемой частью современного образа жизни. Приобщение к компьютерным технологиям начинается уже в детском и подростковом возрасте, характеризуется значительным временем ежедневного пребывания за компьютером. Практически неограниченный доступ к компьютерным технологиям ухудшает учебную и социальную деятельность подростков, создавая угрозу для развития зависимого поведения. Чрезмерное погружение в виртуальный мир компьютерных технологий формирует нездоровый образ жизни, нарушает психическое здоровье и ухудшает взаимодействие подростков с окружающими людьми. Это создает предпосылки для формирования интернет-зависимого поведения, характеризующегося низкой степенью интернальности и высокой частотой выбора копинг-стратегии избегания [3, с.105, 113].

Возможность зависимого поведения обусловлена самой природой компьютерных технологий. Андреев А.К. выделяет следующие ее характеристики: обеспечение неограниченного доступа к информации, предоставление широких возможностей по поиску собеседников, осуществление анонимных социальных интеракций и реализация любых представлений и фантазий, невозможных в обычной жизни [1, с. 117]. Риск развития компьютерной зависимости существенно повышают компьютерные игры. Приверженность к ним является очень широко распространенным явлением в подростковой среде. О неспособности подростков контролировать свою вовлеченность в процесс компьютерной игры и планировать ее окончание свидетельствуют результаты исследования Андреева А.К. [1, с. 117] и Шайдулиной А.Ф. [9, с. 74].

Большие затраты времени, связанные с пребыванием за компьютером, негативно отражаются на образе жизни и здоровье подростков. Ситуацию усугубляет неумение подростков планировать учебную деятельность, следствием которой становится неуспеваемость в школе [6, с. 56]. Андреев К.А. [1, с. 116] возникновение у подростков ухудшения настроения и психических нарушений объясняет наличием информационных перегрузок, а избыточность знакомых и друзей в сети интернет - пристрастием к виртуальному общению и виртуальным знакомствам. Сидорова А. [5, с. 62], Федоров А.В. [7, с. 57], обосновывая негативное влияние интернет-культуры на формирование личности и образа жизни подростков, приводят сведения о возникновении у них де- и метаперсонифицирующих эффектов, переносе коммуникативной активности из реального социума в аутизацию и появлении трудностей в общении со сверстниками и домашним окружением. Соколова И. [6, с. 53] подтверждает, в частности, факт появления у интернет-зависимых подростков пониженного настроения, а Шайдулина А.Ф. [9, с. 74] - попустительского отношения к своему здоровью и соблюдению правил гигиены.

Кроме того, нами была показано, что использование подростками компьютерных технологий чаще встречается среди лиц мужского пола, старшего школьного возраста, среди школьников из неполных семей, а также имеющих недостаточный родительский контроль.

Выводы.

1. Доступ подростков к компьютерным технологиям является относительно свободным, а их использование – неотъемлемой характеристикой современного образа жизни. Подавляющее большинство (90,1%) семей имеют в личной собственности персональные компьютеры и практически все (94,8%) – выход в интернет. Родители лишь каждого второго (54,9%) подростка пытаются контролировать время пребывания его за компьютером.

2. Компьютер, сочетающий в себе возможности телевизора, видеотелефона, игровой приставки, музыкального центра, книги, альбома для рисования и др., существенно изменяет образ жизни и структуру досуга подростков, формируя нерациональные поведенческие паттерны его использования. Они характеризуются:

- широким охватом компьютерной занятостью свободного времени – 32,6% подростков проводят за компьютером все свое свободное время;

- большой длительностью пребывания за компьютером – 39,0% подростков тратят на нахождение за компьютером от 4-6 часов (26,1%) до 7 часов и более (12,9%) в день; 40,3% - тратят на компьютерные игры 3 часа и более в день; 41,6% - засиживаются за компьютером до поздней ночи;

- неадекватным содержанием использования компьютера – 65,2% подростков используют компьютер для развлечения; 74,7% - играют в компьютерные игры.

3. Компьютерное влияние распространяется на когнитивную, эмоциональную, поведенческую, социальную и физиологическую сферы развития подростков. Неадекватное использование компьютерных технологий ведет к ухудшению учебной (20,6%), коммуникативной (30,5%) и домашней (39,5%) деятельности подростков, а также способствует формированию нездорового образа жизни (25,8% не соблюдают правила личной гигиены, 29,2% - график приема пищи, 41,6% - режим сна). Следствием неадекватного использования компьютерных технологий являются нарушения в эмоциональном и физическом состоянии здоровья подростков: у 20,2% отмечаются нарушения сна, у 42,5% - головные боли, у 47,2% - колебания настроения. В подростковой среде широко распространены раздражительность (20,2%), агрессивность (49,8%) и страх потери смысла жизни (67,8%), возникающие в ответ на попытки окружающих ограничить доступ к компьютерным технологиям.

4. В совокупности биологических (пол, возраст) факторов мужской пол обладает особенностями поведенческих паттернов использования компьютерных технологий по сравнению с женским полом: юноши значимо чаще проводят свободное время за компьютером (40,7% против 24,3%), тратят на компьютерные занятия много времени (4-7 часов и более) (44,9% против 33,0) и чаще используют компьютер для развлечения (72,9% против 57,4%). Влияние возраста является менее однозначным. С возрастом увеличивается частота проведения свободного времени за компьютером (с 20,9% до 57,3%) и длительность (4-7 часов и более) пребывания (с 28,5% до 61,3%), но частота использования его для учебы возрастает (с 26,0% до 53,3%).

5. Развитию негативных поведенческих паттернов использования компьютерных технологий способствует социальная микросреда, в которой протекает жизнедеятельность подростов: в 72,5% семей отсутствует практика регулярного использования выходных дней для активного семейного отдыха; в 31,3% семей родители часто используют компьютерные технологии, а в 37,8% семей - исключительно для развлечения. В совокупности социальных факторов микросреды ведущее значение принадлежит типу родительской семьи (полная / неполная). Отсутствие в семье одного из родителей увеличивает частоту проведения подростками свободного времени за компьютером (63,8% против 22,3%) и длительность (4-7 часов и более) компьютерных занятий (63,8% против 30,9%). Эти особенности подтверждают предположение о влиянии типа отношений в семье на формирование дезадаптивных стратегий поведения в подростковом возрасте.

6. Установление родительского контроля за использованием подростками компьютерных технологий дает односторонний положительный результат: уменьшает частоту проведения свободного времени за компьютером (с 43,8% до 23,4%) и сокращает длительность (4-7 часов и более) компьютерных занятий (с 70,5% до 13,3%). Однако ограничение компьютерного времени подростков не сопровождается увеличением активности досуговой деятельности (с 27,6% до 27,3%) и уменьшением развлекательного характера использования компьютерных технологий (с 63,8% до 66,4%). Причинами этого являются нерациональная организация досуга семьи и свободного времени подростков, а также отсутствие целенаправленного воздействия родителей на содержательный (учебный или развлекательный) характер использования подростками компьютерных технологий и собственный негативный пример.

Полученные результаты могут быть использованы при разработке профилактических программ, направленных на предупреждение развития компьютерной зависимости в подростковом возрасте.

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Библиография

  1. Андреев К.А. Интернет-зависимость: формы проявления и подходы к реабилитации. Социальная педагогика 2010; (6): 115-118.
  2. Давтян С.Э. Клинико-катамнестический анализ одной из разновидностей интернет-аддикции (патологического влечения к виртуальному общению). Вестник психиатрии 2000; (3): 23-31.
  3. Зарецкая О.В. Зависимость от компьютерных онлайн-игр как разновидность аддиктивного поведения. Социальная психология и общество 2016; 7 (3): 105-120.
  4. Петров В.П., Петров С.В. Интернет в мировом информационном пространстве. Основы безопасности жизни 2008; (8): 49-52.
  5. Сидорова А. Влияние компьютерных игр на поведение подростков. Воспитание школьников 2007; (7): 61-63.
  6. Соколова И. Информатизация общества: угроза или благо? Психология и здоровье 2008; (1): 52-56.
  7. Федоров А.В. Школьники и компьютерные игры с «экранным насилием». Педагогика 2014; (6): 56-58.
  8. Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте. Вопросы психологии 1971; (4): 39-51.
  9. Шайдулина А.Ф. Зависимость от компьютерных игр – одна из форм аддиктивного поведения. Сибирский вестник психиатрии и наркологии 2003; (3): 73-75.

References

  1. Andreev K.A. Internet-zavisimosty: vormy proyavleniya i podkhody k reabilitatsii [Internet addiction: evidence and approaches to rehabilitation]. Sotsial'naya pedagogika 2010; (6): 115-118. (In Russian).
  2. Davtyan S.E. Kliniko-katamnesticheskiy analiz odnoy iz raznovidnostey internet-addiktsii (patologicheskogo vlecheniya k virtual'nomu obshcheniyu) [Clinical catamnesis analysis of one of internet addiction forms (morbid attraction to virtual communication)]. Vestnik psikhiatrii 2000; (3): 23-31. (In Russian).
  3. Zaretskaya O.V. Zavisimost' ot komp'yuternykh onlayn-igr kak raznovidnost' addiktivnogo povedeniya. [Dependence on computer online games as a form of addictive behavior]. Sotsial'naya psikhologiya i obshchestvo 2016; 7 (3): 105-120. (In Russian).
  4. Petrov V.P., Petrov S.V. Internet v mirovom informatsionnom prostranstve [Internet in the global information space]. Osnovy bezopasnosty zhizny 2008; (8): 49-52. (In Russian).
  5. Sidorova A. Vliyanie komp'yuternykh igr na povedenie podrostkov. [The influence of computer games on the adolescents’ behavior]. Vospitanie shkol'nikov 2007; (7): 61-63. (In Russian)
  6. Sokolova I. Informatizatsiya obshchestva: ugroza ili blago? [Informatization of society: a threat or benefit?]. Psikhologiya i zdorov'e 2008; (1): 52-56. (In Russian).
  7. Fedorov A.V. Shkol'niki i komp'yuternye igry s ”ekrannym nasiliem” [Schoolchildren and computer games with "screen violence "]. Pedagogika 2014; (6): 56-58. (In Russian).
  8. Elkonin D.B. K probleme periodizatsii psikhicheskogo razvitiya v detskom vozraste [To the problem of periodization of mental development in childhood]. Voprosy psikhologii 1971; (4): 39-51. (In Russian).
  9. Shaydulina A.F. Zavisimost' ot komp'yuternykh igr – odna iz form addiktivnogo povedeniya [Video game dependence as a form of addictive behavior]. Sibirskiy vestnik psikhiatrii i narkologii 2003; (3): 73-75. (In Russian).

Дата поступления: 22 мая 2017 г.


Просмотров: 2871

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 04.07.2017 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search