О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА


crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №1 2018 (59) arrow ВНЕДРЕНИЕ НОВЫХ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ФОРМ ОНКОГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ И ОНКОМАММОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ЖЕНСКОМУ НАСЕЛЕНИЮ В РАБОТУ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ОНКОГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ И ЕЁ РЕЗУЛЬТАТЫ
ВНЕДРЕНИЕ НОВЫХ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ФОРМ ОНКОГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ И ОНКОМАММОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ЖЕНСКОМУ НАСЕЛЕНИЮ В РАБОТУ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ОНКОГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ И ЕЁ РЕЗУЛЬТАТЫ Печать
06.03.2018 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2018-59-1-6

Гатагажева З.М.
ФГБОУ ВО «Ингушский государственный университет», Назрань, Россия

IMPLEMENTING NEW ORGANIZATIONAL FORMS OF ONCO-GYNECOLOGICAL AND ONKOMAMMOLOGICAL CARE TO FEMALE POPULATION INTO REPUBLICAN ONCO-GYNECOLOGICAL SERVICE AND ITS RESULTS
Gatagazheva Z.M.
Ingush State University, Nazran', Russia

Контактная информация: Гатагажева Зарета Магомедовна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Contacts: Gatagazheva Zareta Magomedovna, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script .
Information about authors:
Gatagazheva Z. M. https://orcid.org/0000-0001-8067-378X
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The author declares no conflict of interest.

Резюме

Злокачественные новообразования репродуктивных органов составляют, в целом, 42% в структуре общей онкологической заболеваемости женского населения, включая рак молочной железы, шейки матки, тела матки и яичников. Оценивая эффективность диагностики рака органов репродуктивной системы, следует отметить, что более чем у 2/3 больных заболевания обнаруживаются во II-III стадии. Однако до настоящего времени эффективность профилактических мероприятий в рамках всей страны остаётся низкой, что, в значительной степени, снижает надежды на успех лечения.

Целью исследования явилась оценка новых организационных форм ранней диагностики рака репродуктивных органов и рака молочной железы в условиях становления республиканской онкологической службы (на модели Республики Ингушетия).

Материалом исследования послужили данные о заболеваемости злокачественными опухолями основных локализаций женских половых органов (шейки матки, тела матки, яичников) и молочной железы в Республике Ингушетия.

Анализ данных за сравниваемые периоды 2001–2008 гг. и 2009–2016 гг. показал, что: удельный вес рака репродуктивных органов и молочной железы в общем числе злокачественных новообразований среди женского населения Республики Ингушетия в период 2001–2016 гг. имеет тенденцию к росту; стандартизованные показатели заболеваемости раком шейки матки, тела матки, яичников, молочной железы имеют тенденцию к росту; стандартизованные показатели смертности при раке шейки матки, тела матки и молочной железы снизились, при раке яичников несколько выросли; активное выявление злокачественных новообразований органов репродуктивной системы и молочной железы в Республике Ингушетия практически при всех локализациях, улучшилось.

Результаты шестнадцатилетнего анализа основных показателей онкопомощи женскому населению убедительно свидетельствуют о положительной тенденции, связанной с внедрением в Республике Ингушетия метода «Открытого приема» женского населения, разработкой Алгоритма обследования и отбора лиц с высоким онкологическим риском с применением карт диагностических прогностических коэффициентов, в дополнение к тем мероприятиям, которые проводит Минздрав Республики Ингушетии.

Ключевые слова: рак шейки матки; рак тела матки; рак яичников; рак молочной железы; «Открытый приём»; эпидемиология; Республика Ингушетия.

Abstract.

Malignant neoplasms of reproductive organs account for 42% of the total cancer morbidity structure in the female population including breast cancer, cervical, uterine and ovarian cancers. Estimating effectiveness of reproductive cancer diagnosis, it is necessary to note that more than two thirds of the patients are diagnosed with cancer at the 2nd or even 3rd stage.

However, up to date, effectiveness of preventive interventions throughout the country remains low, greatly reducing chances for successful treatment.

The study purpose was to evaluate new organizational forms of early diagnosis of reproductive cancers and breast cancer within the context of developing the republican cancer service (exemplified by the model of the Republic of Ingushetia). Data on incidence of common malignant neoplasms of the female reproductive organs (uterus, cervix and ovaries) and breast in the Republic of Ingushetia served as the study materials.

Analysis of data for 2001-2008 and 2009-2016 showed that the share of reproductive cancers and breast cancer in the total number of malignant neoplasms in the female population of the Republic of Ingushetia in 2001-2016 tends to increase.

Standardized morbidity rates of cervical, uterine, ovarian and breast cancers tend to increase, standardized death rates from cervical, uterine and breast cancers reduced while mortality from ovarian cancer slightly increased. Active detection of malignant neoplasms of reproductive organs and breast cancer in the Republic of Ingushetia improved for all cancer sites.

A 16-year analysis of main indicators of cancer care provided to female population gives strong evidence of positive trends in care delivery. These trends are associated with the introduced “open appointment visits” for female population, new Algorithm of examination and selection of patients with high cancer risks using charts of diagnostic and prognostic coefficients in addition to measures implemented by the Ministry of Health of the Republic of Ingushetia.

Keywords: cervical cancer; uterine cancer; ovarian cancer; breast cancer; “open appointment visit”; epidemiology; Republic of Ingushetia.

Введение

Злокачественные новообразования репродуктивных органов составляют, в целом, 42% в структуре общей онкологической заболеваемости женского населения, включая рак молочной железы, шейки матки, тела матки и яичников. Оценивая эффективность диагностики рака органов репродуктивной системы, следует отметить, что более чем у 2/3 больных заболевания обнаруживаются во II - III стадии. Однако до настоящего времени эффективность профилактических мероприятий в рамках всей страны остаётся низкой, что, в значительной степени, снижает надежды на успех лечения. Целью исследования явилась оценка новых организационных форм ранней диагностики рака репродуктивных органов и рака молочной железы в условиях становления республиканской онкологической службы (на модели Республики Ингушетия).

Материал и методы

Материалом исследования послужили сведения о больных со злокачественными новообразованиями основных локализаций женских половых органов (шейки матки, тела матки, яичников) и молочной железы в Республике Ингушетия (форма №35 по Республике Ингушетия).

Процедура статистической обработки полученных данных проводилась с использованием пакета прикладных программ Statistiсa 6.0.

Результаты

Результаты эпидемиологических исследований подтверждают, что в разных странах злокачественные новообразования женской половой сферы стали одной из наиболее часто встречающихся форм опухоли в общей популяции. Как отмечают Р. Соухами, Дж. Тобайас, 2009, примерно одна четверть всех раковых заболеваний у женщин приходится на долю рака органов репродуктивной системы. В 2006 году в России диагноз рака тела матки был установлен 17885, рака шейки матки – 13268, рака яичников – 12556 женщинам, т.е. каждые 12 мин. регистрировался новый случай рака гениталий [21]. Оценивая эффективность диагностики рака органов репродуктивной системы, следует отметить, что более чем у 2/3 больных заболевания обнаруживаются во II-III стадии [7, 10, 13,14].

Анализ, проведенный Петровой Г.В., 2003, свидетельствует о негативных тенденциях, проявляющихся в росте заболеваемости и смертности от РШМ женщин репродуктивного возраста в России. Занимая 3-е место после рака молочной железы и толстой кишки, рак шейки матки является одной из самых распространенных форм ЗН у женщин [7, 14, 18, 25].

Именно рак шейки матки является основной причиной смертности россиянок в возрасте 30-34 лет. Летальность от рака шейки матки в 2014 составила 22,3% [18]. Тенденция к снижению смертности от рака шейки матки проявилась отчетливо в последние десятилетия и это особенно заметно в тех странах, где хорошо организован цитологический скрининг [13,19].

Чиссов В.И. с соавт., 2009 отмечают, что в структуре заболеваемости женского населения в России РШМ занимает 6-е место, уступая по частоте ЗН молочной железы, кожи, тела матки, желудка, ободочной кишки.

Наиболее высокая частота регистрировалась в Чеченской Республике (34,8%) и Республике Тыва (30,5%). Низкий уровень заболеваемости зафиксирован в Кабардино-Балкарской (8,2%) и Чувашской (7,2%) республиках. При этом в РФ за период с 1997 по 2007 г. популяционная частота рака данной локализации увеличилась на 16,1%, а в 2010 г. по отношению к 2005 г. прирост абсолютного числа заболевших составил 13,9%.

Снижение активного выявления РШМ в I – II стадии прослеживается в возрастной группе 25 – 49 лет, где он занимает 2-е место [16] . В 2003 г. у 39,7% больных РШМ был диагностирован на III – IV стадии [3].

Среди ЗН женских гениталий в цивилизованных странах РТМ занимает 1-е ранговое место. Заболеваемость РТМ почти в 10 раз выше в развитых странах, чем в развивающихся. После 1991 г. в странах СНГ, за исключением Казахстана, наблюдался рост заболеваемости данным новообразованием [2, 11]. В Российской Федерации, начиная с 1989 г. заболеваемость РТМ увеличилась на 30% [1]. Отмечается значительная вариабельность уровней заболеваемости РТМ для административных территорий Российской Федерации [14].

Так, наиболее высокая популяционная частота рака была отмечена в Чеченской Республике (30%), Рязанской области (21,9%), а низкие показатели заболеваемости – в республиках Дагестан (5,1%) и Тыва (5,64%).

В России частота выявления РТМ в ранних стадиях составила в 2003 г., 76,5% [3]. При профосмотрах в 2003 г. выявлено 11,6% случаев РТМ, а в 2010 г. 3,6%. Распределение вновь выявленных больных по стадиям процесса было следующим: I–II стадии у 76,4%, III стадия – 12,9%, IV стадия – 6,8%. На первом году с момента установления диагноза летальность составила 12% пациенток [1].

Смертность от РТМ существенно превышает смертность от РШМ, несмотря на то, что РТМ обычно диагностируется на ранних стадиях. В Российской Федерации стандартизованный показатель смертности от РТМ в 2007 г. был равен 4,3 случая на 100 000 женского населения, а удельный вес в структуре онкологической смертности равнялся 4,7%. В динамике, за период с 1997 по 2007 гг., было отмечено некоторое снижение уровня смертности, составившее 8,6%.

По данным Аксель Е.М., 2006, в странах СНГ наиболее высокий показатель заболеваемости РЯ в 2004 г., помимо Российской Федерации, отмечался в Казахстане (9,3%) и Белоруссии (10,5%), в то время как низкая частота рака была зарегистрирована в Молдове (6%) и Кыргызстане (6,7%). В структуре общей онкологической заболеваемости РЯ в Российской Федерации занимает 7-е место (4,9%), а среди всех форм ЗН женской половой сферы – 3-е место, уступая РШМ и РТМ. В Тульской области (13,3%) и Чеченской Республике (8,6%) были отмечены наиболее высокие стандартизованные показатели заболеваемости РЯ. В 1987 – 1998 г. он составлял 8,5% . Прирост заболеваемости РЯ на 7,3% произошел за период с 1997 по 2008 г. [21]. Эпидемиологическими исследованиями установлены различия заболеваемости РЯ среди городских и сельских жителей. В Хабаровском крае, Челябинской области, в Татарстане и в республиках Северного Кавказа РЯ чаще болеют женщины-горожанки [5, 23].

Среди всех форм РЯ характеризуется самой высокой летальностью ЗН женской половой сферы. Так, показатель летальности на первом году после установления диагноза очень высок – до 35% [12]. Причиной высокой летальности при РЯ является тот факт, что в 70% вновь выявленные случаи представлены распространенными стадиями заболевания. Граница между III и IV стадиями РЯ весьма условна, так как для данной формы характерно достаточно выраженное сублимическое метастазирование [4]. В Европе наиболее высокие уровни смертности от РЯ наблюдались в Дании (9,3%), а наиболее низкие – в Португалии (3,6%) (Bray F. et al., 2005). В Венгрии, Чехии имелась тенденция к снижению смертности, частично обусловленная улучшением качества лечения больных ЗН яичников.

Диагностика и лечение рака молочной железы (РМЖ) также является важной проблемой. В мире ежегодно регистрируется свыше 1 млн. 300 тыс. случаев РМЖ (МАИР, ВОЗ, 2012). В Российской Федерации в настоящее время ежегодно выявляется свыше 53000 новых случаев РМЖ [1,21]. До сих пор, несмотря на достижения в области современных методов диагностики, частота заболеваемости РМЖ и, особенно его запущенных форм, растет. В подавляющем большинстве стран мира, в том числе и в России, число заболевших РМЖ ежегодно увеличивается за счет социально активной и трудоспособной части женского населения. В Сибири и на Дальнем Востоке также сохраняется устойчивая тенденция к росту заболеваемости РМЖ [9, 15, 17].

Следует отметить, что за прошедшие 10 лет удельный вес I–II стадий РМЖ в России вырос почти на 10%, несколько увеличилось число больных РМЖ, выявленных на профилактических осмотрах (с 14,9% до 21,9%).

Таким образом, приведенные литературные данные свидетельствуют о том, что на различных территориях имеются различия в преимущественном поражении городского или сельского женского населения раком женских половых органов и раком молочной железы. Широкое распространение данной патологии, неудовлетворительные результаты ранней диагностики и недостаточная эффективность лечения свидетельствуют о необходимости интенсификации вопросов профилактики. Сложившаяся в настоящее время практика профилактики рака репродуктивных органов, а именно массовые профосмотры с целью выявления больных предраком и доклиническими формами рака, дала свои положительные результаты (снижение заболеваемости и смертности) только для РШМ, что связано с широким использованием цитологического скрининга. Благодаря развитию маммографической техники, внедрению в ряде стран и регионов маммографического скрининга, более широкому использованию ультрасонографии и внедрению новых методов прицельной биопсии наметилась тенденция к определенному росту частоты выявления РМЖ, включая карциномы in situ [8].

С 90-х годов прошлого столетия, при решении вопроса возникновения неоплазм значительное место отводится эпидемиологическим исследованиям, изучающим причины возникновения раковых новообразований и формирования групп высокого риска. Большой интерес в этом плане представляет изучение взаимосвязи частоты заболеваемости рака репродуктивных органов (шейки матки, тела матки, яичников) и молочной железы, с перенесенными заболеваниями, а также с влиянием неблагоприятных факторов внутренней и внешней среды. В существующей организационной форме профилактики слабо используются данные эпидемиологических исследований о роли факторов окружающей среды и образа жизни, а также возможности первичной профилактики: онко-гигиенической, генетической, иммунобиологической, биохимической, эндокринно-возрастной [10]. Ключевым направлением считается изучение этиологических факторов путем аналитических эпидемиологических исследований.

По литературным данным, частота диагностики новообразований в III и IV стадии, а также уровень одногодичной летальности являются основными статистическими характеристиками запущенного рака. Наряду с другими параметрами эффективности деятельности онкологической службы, данные показатели характеризуются частотой встречаемости. Они изменяются в зависимости от возраста и обладают свойствами территориальной и временной вариабельности. Иными словами, частота диагностики отдельных стадий, годичная летальность и смертность онкологических больных имеют все черты классических эпидемиологических показателей, а эффективность деятельности онкологической службы может быть объектом эпидемиологического исследования. Ранняя диагностика раковых образований этих локализаций в настоящее время остается актуальной, так как проведение целенаправленных профилактических мероприятий по предупреждению опухолей органов женской половой системы и молочной железы затруднительно.

Учитывая тот факт, что начатое в 2009-2010г.г. строительство онкодиспансера в Республике Ингушетия к 2016 г. еще не завершилось, а смотровые кабинеты открыты только в трех районах; цитологическая и морфологическая служба представлены одной лабораторией; онкологическое отделение состоит из 20 коек, сложившаяся ситуация отразилась на качестве оказания онкогинекологической и онкомаммологической помощи женскому населению. В связи с этим важную роль в обеспечении оказания специализированной помощи сыграл разработанный Алгоритм организационных форм с осуществлением реальной гинекологической и маммологической деятельности на «Открытом приеме» женского населения, а также активная санитарно-просветительная работа среди женщин по созданию потока на прием к квалифицированному гинекологу и маммологу [6, 22].

Для оценки роли внедренного Алгоритма организационных форм и «Открытого приема» женского населения в оказании онкопомощи, проведен анализ основных показателей канцерогенной ситуации онкогинекологической и онкомаммологической помощи за 16 лет (2001-2016 гг.). На конец 2016 г. в Республике проживало 467294 человек. В районах (Малгобекский, Джейрахский, Назрановский, Сунженский) проживали 268798 человек, что составляет 57,5% от всего населения. В городах (Магас, Назрань, Карабулак, Малгобек) проживали 198496 человек – 42,5% от общего числа жителей Республики, то есть преобладало сельское население.

Анализируя статистические данные представленные в таблице 1 видно, что динамика показателей удельного веса по раку шейки матки за этот период имеет волнообразный характер в общем числе злокачественных новообразований женского населения.

Таблица 1

Рак репродуктивных органов и молочной железы в общем числе злокачественных новообразований женского населения Республики Ингушетия в период 20012016 гг. (%)

Годы Всего новообразований (абс. число) РШМ РТМ РЯ РМЖ
абс. число % абс. число % абс. число % абс. число %
2001 453 13 2,87 13 2,8 11 2,43 59 13,02
2002 329 13 3,95 4 1,2 14 4,25 52 15,8
2003 283 9 3,18 6 2,12 2 0,7 34 12,0
2004 391 14 3,58 10 2,55 6 1,53 47 12,02
2005 494 17 3,44 15 3,03 8 1,61 88 17,8
2006 730 22 1,3 13 0,75 16 0,9 88 12,1
2007 512 23 1,2 15 0,8 9 0,5 82 16,0
2008 546 19 3,3 11 1,8 4 0,7 88 16,1
2009 559 23 4,1 15 2,7 13 2,3 66 11,8
2010 580 24 4,1 14 2,4 15 2,6 73 12,5
2011 588 18 3,1 18 3,1 21 3,6 104 17,7
2012 592 20 3,4 15 2,5 13 2,2 98 16,5
2013 601 21 3,5 16 2,7 14 2,3 98 16,3
2014 605 21 3,5 15 2,5 13 2,2 89 14,7
2015 630 32 5,0 19 3,0 17 2,7 97 15,4
2016 539 22 4,1 20 3,7 26 4,8 121 22,5

Заболеваемость раком тела матки свидетельствует о росте с 1,2% в 2002 г. до 3,03% в 2005 г. Далее, в период 2006–2007гг., начинается снижение уровня показателей, а с 2009 г. по 2016 г. – увеличение с 2,7% до 3,7%. При раке яичников отмечено резкое падение показателей в период 2002–2008 гг. – с 4,25% до 0,7%, а далее – с 2009 г. по 2016 г. – увеличение с 2,3% до 4,8%. При раке молочной железы с 2001г. по 2005 г. отмечается рост удельного веса с 13,02% до 17,8%; затем, в период с 2006–2011 гг. – некоторое снижение и далее показатель восстанавливается и становится наибольшим в сравнении с другими локализациями рака, доходя до 22,5% в 2016 г. Следовательно, при сравнении данных можно отметить, что показатели заболеваемости по раку всех анализируемых локализаций, имеют тенденцию к росту в период 2009-2016 гг.

При сопоставлении величин показателей заболеваемости раком изучаемых локализаций в Ингушетии и в России, обращает на себя внимание тот факт, что в Ингушетии при РШМ, РТМ и РМЖ в 2001–2008 гг. отмечен рост уровня заболеваемости (как в «грубых», так и в стандартизованных показателях), а при РЯ, наоборот, снижение. В России для всех сравниваемых локализаций тенденция величины показателей равнозначна. При этом следует отметить, что, в период 2001 – 2008 гг., величина показателей в Ингушетии ниже, чем в России: при РШМ – в 3 раза, при РТМ – в 4 раза, при РЯ – в 3–5 раз, при РМЖ – в 2 раза. За период 2009–2016 гг. в Ингушетии также отмечен рост уровня заболеваемости (как в «грубых», так и в стандартизованных показателях) по всем локализациям. При РМЖ показатели заболеваемости значимо изменились: в 2009 г. – 68 женщин (24,94%), а в 2016 г. – 127 женщин (48,71%).

Для выяснения истинной тенденции изменений показателей рака репродуктивных органов и рака молочной железы у женского населения Республики Ингушетия произведено аналитическое выравнивание этих динамических кривых (рис.1, рис. 2). В результате установлена тенденция к росту показателей заболеваемости по раку шейки матки, тела матки, яичников, молочной железы.

Рис. 1
Рис. 1. Тенденция динамики кривых стандартизованных показателей заболеваемости раком репродуктивных органов и раком молочной железы женского населения Республики Ингушетия в период 2001–2016 гг.

Рис. 2
Рис. 2. Аналитическое выравнивание стандартизированных показателей заболеваемости раком репродуктивных органов и раком молочной железы женского населения Республики Ингушетия в период 2001–2016 гг.

В Российской Федерации отмечается тенденция к снижению показателей роста рака молочной железы (рис. 3, рис. 4).

Рис. 3
Рис. 3. Тенденция динамики кривых стандартизованных показателей заболеваемости раком репродуктивных органов и раком молочной железы женского населения России в период 2001–2016 гг.

Рис. 4
Рис. 4. Аналитическое выравнивание стандартизированных показателей заболеваемости раком репродуктивных органов и раком молочной железы женского населения России в период 2001–2016 гг.

Смертность от рака шейки матки и рака молочной железы населения Республики за период с 20012008 гг. оставалась на довольно высоком уровне (в сравнении с показателями рака тела матки и яичников). При раке молочной железы смертность выросла, практически, в два раза с 6,05 на 100 тыс. населения в 2001 г. до 11,91 в 2008 г.

Согласно республиканским статистическим данным, в период с 2001 по 2008 гг., динамика смертности от рака выглядит скачкообразно, как в «грубых», так и в стандартизованных показателях. Возможно, это связано с неполноценным учетом случаев смерти от рака репродуктивных органов и молочной железы. В период с 2009 по 2016 гг., после внедрения «Открытого приема» населения с применением карт прогностических диагностических коэффициентов для всех локализаций рака репродуктивной системы и молочной железы, специальной подготовки медицинского персонала и активной санитарно-просветительной работы, в Ингушетии отмечено снижение показателей смертности (как в «грубых», так и в стандартизованных показателях): при раке тела матки с 1,63 на 100 тыс. населения в 2009 г. до 1,12 в 2016 г.; при раке молочной железы с 11,63 на 100 тыс. населения в 2009 г. до 8,87 в 2016 г. При раке яичников снижение стандартизованного показателя смертности отмечалось с 3,09 на 100 тыс. населения в 2009 г. до 1,95 в 2015 г., хотя в 2010 и 2013 г.г. отмечался еще более низкий показатель смертности 0,94 и 0,85 на 100 тыс. населения соответственно. При раке шейки матки показатель смертности был неравнозначный: в 2009 г. 3,31; в 2011 г. значительное снижение 0,87 на 100 тыс. населения. Далее отмечается тенденция к увеличению стандартизованного показателя смертности, в 2015 г. 3,64 и в 2016 г. 2,26 на 100 тыс. населения.

При аналитическом выравнивании динамических кривых по показателям смертности в Республике Ингушетия (по всем анализируемым локализациям) отмечена тенденция к ее снижению (кроме рака яичников). Динамическая кривая смертности от рака яичников сохраняет некоторую тенденцию к росту (рис.5, рис.6).

Рис. 5
Рис.5. Тенденция динамики кривых стандартизованных показателей смертности раком репродуктивных органов и раком молочной железы женского населения Республики Ингушетия в период 2001–2016 гг.

Рис. 6
Рис.6. Аналитическое выравнивание стандартизированных показателей смертности раком репродуктивных органов и раком молочной железы женского населения Республики Ингушетия в период 2001–2016 гг.

Оценка основных данных по онкогинекологической и онкомаммологической помощи в Республике Ингушетия позволила установить ряд особенностей (табл. 2).

Таблица 2

Выявление злокачественных новообразований органов репродуктивной системы и молочной железы в Республике Ингушетия (2001–2016 гг.)

Локали-
зация
Год Абс.число больных с впервые в жизни установл. диагно-
зом
Из числа больных с впервые в жизни установленным диагнозом Леталь-
ность на первом году жизни с момента установ-
ления диагноза (%)
выявле-
но при проф-
осмотре (%)
диагноз подтвер жден морфоло-
гически (%)
стадия
III III IV
Шейка матки 2001 13 0 75,0 58,3 33,3 8,3 13,3
2002 13 0 61,5 69,2 23,1 7,7 33,3
2003 9 0 77,8 55,6 22,2 22,2 7,7
2004 14 28,6 100,0 35,7 50,0 14,3 11,1
2005 17 29,4 64,7 58,8 35,3 5,9 14,3
2006 22 22,7 81,8 54,5 13,6 31,8 11,8
2007 23 8,7 95,7 30,4 56,5 13,0 9,1
2008 18 0 77,8 72,2 27,8 0 0,0
2009 23 4,3 82,6 52,2 39,1 8,7 5,6
2010 24 12,5 79,2 58,3 29,2 12,5 8,7
2011 18 27,8 83,3 33,3 50,0 16,7 0,0
2012 20 20,0 90,0 55,0 30,0 15,0 5,6
2013 21 19,0 85,7 57,1 28,6 14,3 5,0
2014 21 19,0 71,4 23,8 28,6 47,6 23,8
2015 32 21,9 88,9 26,1 27,8 36,1 23,8
2016 22 18,2 90,9 68,2 31,8 0,0 9,4
Тело матки 2001 13 0 54,5 27,3 0 72,7 25,0
2002 4 0 50,0 50,0 50,0 0 2,3
2003 6 0 83,3 66,7 16,7 16,7 0
2004 10 0 80,0 20,0 40,0 40,0 0
2005 15 13,3 80,0 66,7 20,0 13,3 20,0
2006 13 15,4 92,3 76,9 7,7 15,4 13,3
2007 15 0 100,0 66,7 20,0 13,3 15,4
2008 10 0 90,0 60,0 20,0 20,0 20,0
2009 15 0,0 73,3 53,3 20,0 26,7 20,0
2010 14 0,0 71,4 50,0 42,9 7,1 13,3
2011 18 27,8 77,8 55,5 33,3 11,1 7,1
2012 15 20,0 73,3 46,6 33,3 20,0 5,6
2013 16 18,8 68,8 50,0 37,5 12,5 6,7
2014 15 20,0 60,0 13,3 33,3 53,3 18,8
2015 19 26,3 57,9 26,3 26,3 47,4 26,7
2016 20 15,0 90,0 75,0 25,0 0,0 21,1
Яичники 2001 11 0 53,1 45,5 0 54,5 100,0
2002 14 0 50,0 57,1 14,3 28,6 27,3
2003 2 0 50,0 50,0 0 50,0 7,1
2004 6 0 66,7 16,7 33,3 50,0 100,0
2005 8 0 71,4 14,3 28,6 57,1 50,0
2006 16 0 87,5 6,3 31,3 62,5 42,9
2007 9 0 88,9 22,2 33,3 44,4 18,8
2008 4 25,0 75,0 50,0 25,0 25,0 0
2009 13 0,0 69,2 53,8 23,1 23,1 0,0
2010 15 0,0 80,0 26,7 46,7 26,7 7,7
2011 21 0,0 85,7 38,1 23,8 38,1 13,3
2012 13 0,0 38,5 30,8 30,8 38,5 9,5
2013 14 0,0 35,7 28,5 28,6 28,6 15,4
2014 13 0,0 38,5 46,2 15,4 38,5 14,3
2015 17 35,3 70,0 25,0 45,0 30,0 30,8
2016 26 3,8 84,6 50,0 23,1 26,9 11,8
Молочная железа 2001 59 0,0 79,7 52,5 20,3 27,1 28,9
2002 52 0,0 75,0 63,5 28,8 7,7 23,7
2003 34 0,0 88,2 50,0 20,6 29,4 13,5
2004 47 4,3 95,7 19,1 57,4 23,4 23,5
2005 83 2,4 86,7 38,6 33,7 27,7 25,5
2006 88 2,3 70,5 40,9 39,8 19,3 14,5
2007 82 2,4 97,6 42,7 39,0 18,3 10,2
2008 88 1,1 75,0 52,3 34,1 13,6 2,4
2009 66 0,0 75,8 51,5 30,3 18,2 9,1
2010 73 11,0 86,3 38,4 45,2 16,4 6,1
2011 105 6,7 77,1 50,5 36,2 13,3 8,2
2012 98 7,1 87,8 55,1 34,7 10,2 7,7
2013 98 7,1 87,8 55,1 34,7 10,2 8,2
2014 89 7,9 68,5 22,3 35,2 42,6 19,4
2015 97 19,6 95,4 35,8 29,4 34,9 12,4
2016 121 22,3 93,7 48,0 29,1 22,8 14,4

Данные, приведенные в таблице 2, свидетельствуют о малом проценте активного выявления онкогинекологической патологии до 2009 г. В течение ряда лет при профилактических осмотрах не было выявлено ни одного случая рака, а, как известно, это один из основных показателей состояния онкогинекологической и онкомаммологической помощи населению Республики. В 2004 г. активно было выявлено 28,6% рака шейки матки; 4,3% рака молочной железы. В 2005 г. - 13,3% рака тела матки; 29,4% рака шейки матки и 2,4% рака молочной железы. Рак яичников активно был выявлен только в 2008 г. – 25%. «Визуальные» формы рака (молочная железа и шейка матки) за период 2001–2003 гг. на профилактических осмотрах выявлены не были, т.к. они не проводились.

Обсуждение

Проанализировав данные за период с 2009 г. по 2016 г., после активного внедрения «Открытого приема» женского населения в Ингушетии и внедрения Карт диагностических прогностических коэффициентов, мы отметили увеличение выявления рака исследуемых локализаций. Так, в 2009 г. активно было выявлено только 4,3% рака шейки матки, далее наметилась тенденция к увеличению выявления в 2011 г. 27,8%, а в 2016 г. 18,2%. Рак молочной железы при профилактическом осмотре в 2009 г. не был выявлен, в 2016г. – в 22,3%. Рак тела матки в 2009 г. не выявлен, а в 2016 г. – 15,8%. Рак яичников активно был выявлен в 2015г. – 35,3%, но в 2016 г. только 3,8%.

При анализе данных о распространенности процесса среди впервые выявленных случаев, обращает на себя внимание высокий уровень I–II стадий всех изучаемых локализаций рака. Так, при раке яичников в период 2001–2008 г.г. он составил 45,5–50%; при раке молочной железы 52,5–52,3%; при раке тела матки 27,3–60%, при раке шейки матки 58,3–72,2% (табл.6).

За период с 2009–2016 гг. выявление рака яичников и молочной железы на IV стадии заболевания оставалось практически на таком же уровне: в 2009 г. 23,1%, в 2016 г. 26,9%; при раке молочной железы 18,2–22,8% соответственно. При раке тела матки 26,7–0,0%, при раке шейки матки 8,7–0,0% соответственно. То есть, в 2016 г. рак тела матки и рак молочной железы были обнаружены на более ранних стадиях.

В течение последних лет (2009–2016 гг.) наметилась тенденция к увеличению одногодичной летальности по всем локализациям рака репродуктивных органов и молочной железы. Так, при раке яичников в этот период она составил 0–11,8%; при раке молочной железы 9,1–14,4%; при раке тела матки 20–21,1%; при раке шейки матки 5,6–9,4% (табл. 6).

Таким образом, анализ данных за сравниваемые периоды 2001–2008 гг. и 2009–20016гг. показал, что:

  • - удельный вес рака репродуктивных органов и молочной железы в общем числе злокачественных новообразований среди женского населения Республики Ингушетия в период 2001–2016 гг. имеет тенденцию к росту;
  • - стандартизованные показатели заболеваемости РШМ, РТМ, РЯ, РМЖ имеют тенденцию к росту;
  • - стандартизованные показатели смертности при РШМ, РТМ и РМЖ снизились, при РЯ несколько выросли;
  • - активное выявление злокачественных новообразований органов репродуктивной системы и молочной железы в Республике Ингушетия практически при всех локализациях, улучшилось. Наиболее значимые показатели выявления онкологической патологии на ранней стадии при профилактических осмотрах шейки матки: в 2001 г. – 0%, в 2009 г. – 4,3%, а в 2016 г. – 18,2 %; при раке молочной железы 0%, 11,0%, 22,3% соответственно.

Заключение

Результаты шестнадцатилетнего анализа основных показателей онкопомощи женскому населению свидетельствуют о положительной тенденции, связанной с внедрением в Республике Ингушетия метода «Открытого приема» женского населения высококвалифицированными специалистами, разработкой Алгоритма обследования и отбора лиц с высоким онкологическим риском с применением карт диагностических прогностических коэффициентов, в дополнение к тем мероприятиям, которые проводит МЗ РИ. Важно, чтобы профилактические мероприятия и программа в целом, повлиявшие на основные показатели в онкогинекологии в данном регионе, сохранили пролонгированное влияние на их величину в условиях созданной онкослужбы в Республике.

Библиография

  1. Аксель Е.М. Эпидемиология опухолей женской репродуктивной системы (рак шейки матки, рак эндометрия, рак яичников). Образовательный курс Европейского общества по медицинской онкологии «Онкогинекология» 20-21 июня 2006 г. М.; 2006; 199-205.
  2. Ашрафян JI.A., Новикова Е.Г. Гинекологические аспекты в тенденциях заболеваемости и смертности от рака органов женской репродуктивной системы. Журнал акушерства и женских болезней 2001; (1): 27-33.
  3. Баринов В.В., Блюмберг А.Г., Богатырев В.Н. Опухоли женской репродуктивной системы. Под ред. М.И. Давыдова, В.П. Летягина, В.В. Кузнецова. М.: ООО Медицинское информационное агентство; 2007. 376 с.
  4. Винокуров В.Л. Рак яичников: закономерности метастазирования и выбор адекватного лечения больных. СПб: Фолиант; 2004. 336 с.
  5. Габитова С.Е. Научно-методическое обоснование снижения показателя несвоевременной диагностики рака органов репродуктивной системы у женщин на основе учета медико-социальных факторов: автореф. дис. … канд. мед. наук. Казань. 2009. 25 с.
  6. Гатагажева З.М., Никитина В.П., Неродо Г.А., Леонов М.Г., Узденова З.Х., Шелякина Т.В., Льянова З.А., Сапралиева Д.О. Оптимизация выявления и лечения заболеваний шейки матки, выявленных на «Открытом приеме» в Республике Ингушетия. Современные проблемы науки и образования [электронный научный журнал] 2016; (4). URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view (Дата обращения 27 июня 2016).
  7. Давыдов М.И., Аксель Е.М. Злокачественные новообразования в России и странах СНГ в 2003 г. М.: Мед. информ. агенство. 2005. 268 с.
  8. Ермаченкова А.М. Выявление и лечение минимальных форм рака молочной железы: автореф. дис. …канд. мед. наук: СПб. 2013. 21 с.
  9. Кордумов М.Ю. Современные подходы к организации лечения и профилактики рака молочной железы у населения Архангельской области: дис. ...канд. мед. наук. Архангельск. 2011. 153с.
  10. Леонов М.Г. Онкоэпидемиологические аспекты разработки путей оптимизации профилактики и ранней диагностики рака шейки матки (на модели Краснодарского края): автореф. д-ра мед. наук. Ростов-на-Дону. 2011. 46 с.
  11. Мерабишвили В.М., Сафронникова Н.Р. Злокачественные новообразования женских половых органов. В кн.: Материалы IX Всероссийской конференции онкологов. СПб; 2002. С. 61–63.
  12. Моисеенко В.М., Ермакова H.A., Урманчеева А.Ф. Химиотерапия рака шейки матки. Лекции по фундаментальной и клинической онкологии. СПб. 2004. С. 386–399.
  13. Новикова Е.Г., Трушина О.И. Взгляд онколога на скрининг рака шейки матки. Онкология сегодня. 2013;1(1):10-11.
  14. Каприн А.Д., Старинский В.В., Петрова Г.В. Состояние онкологической помощи населению России в 2014 году М.: ГБУЗ «Московский научно-исследовательский онкологический институт имени П.А. Герцена». 2015. 236 с.
  15. Одинцова И.Н. Эпидемиология рака молочной железы в регионе Сибири и Дальнего Востока: дис. ...док. мед. наук: Томск. 2011. 306 с.
  16. Петрова Г.В. Показатели онкологической помощи больным раком шейки матки в России. Росссийский онкологический журнал. 2003; (5): 36-39.
  17. Писарева Л.Ф., Одинцова И.Н., Ананина O.A., Муранова О.Ю. Диагностика рака молочной железы. В кн.: VI съезд онкологов и радиологов стран СНГ. Материалы съезда: 2010, 1-4 октября, Душанбе. 2010. С. 26.
  18. Поддубная И.В. Шейка матки и вульварные болезни. В кн.: Материалы научной программы II Междисциплинарного форума с международным участием. Москва. 2014. 4-5 с.
  19. Роговская С.И., Теребнева Л.И. Клинические аспекты плоскоклеточных интраэпителиальных поражений низкой степени. Акушерство и гинекология. 20013;(2):136–143.
  20. Соухоми Р., Тобайас Дж. Рак и его лечение. Москва. 2009. 437 с.
  21. Чиссов В.И., Старинский В.В., Петрова Г.В. Злокачественные новообразования в России в 2006 году (заболеваемость и смертность). Москва: ФГУ «МНИОИ им. П.А. Герцена Росмедтехнологий»; 2008. 225 с.
  22. Шелякина Т.В., Леонов М.Г., Канторова А.А., Гатагажева З.М., Евлаева М.И. Сравнительная ретроспективная оценка частоты факторов риска заболевания раком шейки матки в различных контингентах женщин Краснодарского края, Ростовской области и Ингушской республики. Курский научно-практический вестник «Человек и его здоровье». 2010; 3: 146-152.
  23. Шихнабиева Н.Д. Эпидемиология злокачественных новообразований репродуктивной системы взрослого женского населения Республики Дагестан (экологические аспекты): дис. ... канд. мед. наук. Махачкала. 2005. 248 с.
  24. Bray F. Ovarian cancer in Europe: Cross-sectional trends in incidence and mortality in 28 countries, 1953-2000. Int J Cancer. 2005; 113 (6):977-990.
  25. Dunleavey R. The role of viruses and sexual transmission in anal cancer. Nurs Times. 2005 March 1-7;101(9):38-41.

Библиография

  1. Aksel' E.M. Epidemiologiya opukholey zhenskoy reproduktivnoy sistemy (rak sheyki matki, rak endometriya, rak yaichnikov) [Epidemiology of tumors of female reproductive system (cervical cancer, endometrial cancer, ovarian cancer)]. Obrazovatel'nyy kurs Evropeyskogo obshchestva po meditsinskoy onkologii «Onkoginekologiya» 20-21 iyunya 2006 g. Мoscow. 2006; P. 199-205. (In Russian).
  2. Ashrafyan JI.A., Novikova E.G. Ginekologicheskie aspekty v tendentsiyakh zabolevaemosti i smertnosti ot raka organov zhenskoy reproduktivnoy sistemy [Gynecological aspects in the tendencies of morbidity and mortality caused by female reproductive system cancer]. Zhurnal akusherstva i zhenskikh bolezney 2001; (1): 27-33. (In Russian).
  3. Barinov V.V., Blyumberg A.G., Bogatyrev V.N. Opukholi zhenskoy reproduktivnoy sistemy [Tumors of the female reproductive system]. Davydov M.I., Letyagin V.P., Kuznetsova V.V., editors. Мoscow: OOO Meditsinskoe informatsionnoe agentstvo; 2007. 376 p. (In Russian).
  4. Vinokurov V.L. Rak yaichnikov: zakonomernosti metastazirovaniya i vybor adekvatnogo lecheniya bol'nykh [Ovarian cancer: patterns of metastasis and the choice of adequate treatment for patients]. St. Petersburg: Foliant; 2004. 336 p. (In Russian).
  5. Gabitova S.E. Nauchno-metodicheskoe obosnovanie snizheniya pokazatelya nesvoevremennoy diagnostiki raka organov reproduktivnoy sistemy u zhenshchin na osnove ucheta mediko-sotsial'nykh faktorov [Scientific and methodical grounds for decrease in the indicators of untimely diagnosis of female reproduction system cancer on the base of health and social factors]. Cand. Med. Sci [thesis]. Kazan'. 2009. 25 p. (In Russian).
  6. Gatagazheva Z.M., Nikitina V.P., Nerodo G.A., Leonov M.G., Uzdenova Z.Kh., Shelyakina T.V., et al. Optimizatsiya vyyavleniya i lecheniya zabolevaniy sheyki matki, vyyavlennykh na «Otkrytom prieme» v Respublike Ingushetiya [Optimizing the diagnosis and treatment of cervical diseases detected at the “Open reception” in the Republic of Ingushetia]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [serial online] 2016 [cited 2017 Dec 27]; (4). Available from: http://www.science-education.ru/ru/article/view . (In Russian).
  7. Davydov M.I., Aksel' E.M. Zlokachestvennye novoobrazovaniya v Rossii i stranakh SNG v 2003 g. [Malignant neoplasm in Russia and CIS countries in 2003]. Мoscow: Med. inform. Agenstvo; 2005. 268 p. (In Russian).
  8. Ermachenkova A.M. Vyyavlenie i lechenie minimal'nykh form raka molochnoy zhelezy [Detection and treatment of minimal forms of breast cancer]. Cand. Med. Sci [thesis]. St. Petersburg. 2013. 21 p. (In Russian).
  9. Kordumov M.Yu. Sovremennye podkhody k organizatsii lecheniya i profilaktiki raka molochnoy zhelezy u naseleniya Arkhangel'skoy oblasti [Modern approaches to organization of breast cancer treatment and prevention in population of Archangelsk region]. Cand. Med. Sci [dissertation]. Archangelsk. 2011. 153p. (In Russian).
  10. Leonov M.G. Onkoepidemiologicheskie aspekty razrabotki putey optimizatsii profilaktiki i ranney diagnostiki raka sheyki matki (na modeli Krasnodarskogo kraya) [Cancer and epidemiological aspects of developing the ways to optimize cervical cancer prevention and early diagnosis (by the model of Krasnodar territory)].Dr. Med. Sci [thesis]. Rostov-na-Donu. 2011. 46 p. (In Russian).
  11. Merabishvili V.M., Safronnikova N.R. Zlokachestvennye novoobrazovaniya zhenskikh polovykh organov [Malignant neoplasm of female genital organs]. In: Materialy IX Vserossiyskoy konferentsii onkologov. St. Petersburg; 2002. P. 61–63. (In Russian).
  12. Moiseenko V.M., Ermakova H.A., Urmancheeva A.F. Khimioterapiya raka sheyki matki. Lektsii po fundamental'noy i klinicheskoy onkologii [Chemotherapy for cervical cancer. Lectures on fundamental and clinical oncology]. St. Petersburg. 2004. P. 386–399. (In Russian).
  13. Novikova E.G., Trushina O.I. Vzglyad onkologa na skrining raka sheyki matki [Oncologist’s view on screening for cervical cancer]. Onkologiya segodnya 2013;1(1):10-11. (In Russian).
  14. Kaprin A.D., Starinskiy V.V., Petrova G.V. Sostoyanie onkologicheskoy pomoshchi naseleniyu Rossii v 2014 godu [The state of cancer care to the population of Russia in 2014]. Moscow: Moskovskiy nauchno-issledovatel'skiy onkologicheskiy institut imeni P.A. Gertsena; 2015. 236 p. (In Russian).
  15. Odintsova I.N. Epidemiologiya raka molochnoy zhelezy v regione Sibiri i Dal'nego Vostoka [Epidemiology of breast cancer in Siberia and the Far East regions]. Dr. Med. Sci [dissertation]. Tomsk. 2011. 306 p. (In Russian).
  16. Petrova G.V. Pokazateli onkologicheskoy pomoshchi bol'nym rakom sheyki matki v Rossii [The indicators of cancer care to cervical cancer patients in Russia]. Rossiyskiy onkologicheskiy zhurnal 2003; (5): 36-39. (In Russian).
  17. Pisareva L.F., Odintsova I.N., Ananina O.A., Muranova O.Yu. Diagnostika raka molochnoy zhelezy [Diagnosis of breast cancer]. In: VI s"ezd onkologov i radiologov stran SNG, 2010, 1-4 oktyabrya. Dushanbe. 2010. P. 26. (In Russian).
  18. Poddubnaya I.V. Sheyka matki i vul'varnye bolezni [Cervix and vulvar diseases]. In: Materialy nauchnoy programmy II Mezhdistsiplinarnogo foruma s mezhdunarodnym uchastiem. Moscow. 2014. 4-5 p. (In Russian).
  19. Rogovskaya S.I., Terebneva L.I. Klinicheskie aspekty ploskokletochnykh intraepitelial'nykh porazheniy nizkoy stepeni [Clinical aspects of squamous intraepithelial lesions of a low degree]. Akusherstvo i ginekologiya 20013;(2):136–143. (In Russian).
  20. Soukhomi R., Tobayas Dzh. Rak i ego lechenie [Cancer and its treatment]. Moscow. 2009. 437 p. (In Russian).
  21. Chissov V.I., Starinskiy V.V., Petrova G.V. Zlokachestvennye novoobrazovaniya v Rossii v 2006 godu (zabolevaemost' i smertnost') [Malignant neoplasm in Russia in 2006 [incidence and mortality)]. Moscow: FGU «MNIOI im. P.A. Gertsena Rosmedtekhnologiy»; 2008. 225 p. (In Russian).
  22. Shelyakina T.V., Leonov M.G., Kantorova A.A., Gatagazheva Z.M., Evlaeva M.I. Sravnitel'naya retrospektivnaya otsenka chastoty faktorov riska zabolevaniya rakom sheyki matki v razlichnykh kontingentakh zhenshchin Krasnodarskogo kraya, Rostovskoy oblasti i Ingushskoy respubliki [Comparative retrospective assessment of frequency of cervical cancer risk factors in various contingents of women living in Krasnodar territory, Rostov region, and the Ingush Republic]. Chelovek i ego zdorov'e 2010; (3): 146-152. (In Russian).
  23. Shikhnabieva N.D. Epidemiologiya zlokachestvennykh novoobrazovaniy reproduktivnoy sistemy vzroslogo zhenskogo naseleniya Respubliki Dagestan (ekologicheskie aspekty) [Epidemiology of malignant neoplasm of reproductive system in the adult female population in the Republic of Dagestan (ecological aspects)]. Cand. Med. Sci [dissertation]. Makhachkala. 2005. 248 p. (In Russian).
  24. Bray F. Ovarian cancer in Europe: Cross-sectional trends in incidence and mortality in 28 countries, 1953-2000. Int J Cancer. 2005; 113 (6):977-990.
  25. Dunleavey R. The role of viruses and sexual transmission in anal cancer. Nurs Times. 2005 March 1-7;101(9):38-41.

Дата поступления: 25.01.2018


Просмотров: 993

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 19.03.2018 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search