О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!

С 2019 года, в направляемых в журнал статьях, ссылки на источники в разделах Библиография и References должны быть составлены в порядке их упоминания в тексте и независимо от того, имеются ли среди них переводные источники или источники на иностранных языках.

Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.73.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №2 2020 (66) arrow НЕКОТОРЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ СМЕРТНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ КРУПНОГО ПРОМЫШЛЕННОГО РЕГИОНА И ГОРОДА СИБИРИ
НЕКОТОРЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ СМЕРТНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ КРУПНОГО ПРОМЫШЛЕННОГО РЕГИОНА И ГОРОДА СИБИРИ Печать
21.04.2020 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-2-7

1 Жилина Н.М., 1 Климантова И.П., 2 Баран О.И., 1 Чеченин Г.И.
1 Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей – филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Министерства здравоохранения Российской Федерации); Новокузнецк, Россия
2 ФГБНУ «Научно-исследовательский институт комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний»; Новокузнецк, Россия

Резюме

Актуальность. Снижение общей смертности населения и смертности от отдельных заболеваний является одной из приоритетных целей реализации федеральных и областных целевых программ в сфере здравоохранения.

Цель: оценить показатели смертности населения крупного промышленного региона и города Сибири, тенденции и риски повозрастной смертности для формирования мероприятий медицинских и социальных программ и снижения уровня смертности.

Методы. Использованы данные Единой межведомственной информационно-статистической системы, Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Кемеровской области. Тенденции показателей вычислены в лицензионном статистическом пакете IBM SPSS Statistics-22 с помощью корреляции тау-Кендалла при критическом уровне значимости р=0,05. Различия в двух независимых группах рассчитаны с помощью z-критерия.

Результаты. Выявлены основные причины и зоны риска повозрастной и гендерной смертности промышленного региона Сибири. В когорте трудоспособного населения это возраст 35-44 года, наибольший рост смертности в 2018 году выявлен от отравления алкоголем у мужчин и гибели в дорожно-транспортных происшествиях у женщин. Статистически значимые различия выявлены для класса болезней системы кровообращения: z=4,18, уровень значимости различия р <0,001, доля этого показателя в структуре причин смерти снизилась, хотя класс болезней системы кровообращения и продолжает уверенно лидировать, а также для болезней нервной системы: z=5,38, р <0,001, доля смертей по этой причине возросла. Выявлены значимые тенденции изменния суммарного кэффициента смертности и повозрастной смертности.

Заключение. Результаты исследования могут быть использованы при разработке региональных и муниципальных медицнских и социальных программ с целью снижения зон риска повозрастной смертности.

Ключевые слова: причины и зоны риска смерти; повозрастная смертность; значимые тенденции; промышленный регион.

Контактная информация: Жилина Наталья Михайловна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Жилина Н.М., Климантова И.П., Баран О.И., Чеченин Г.И. Некоторые показатели смертности населения крупного промышленного региона и города Сибири. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2020; 66(2):7. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1151/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-2-7

SOME INDICATORS OF MORTALITY OF THE POPULATION OF A LARGE INDUSTRIAL REGION AND A CITY IN SIBERIA
1 Zhilina NM., 1 Klimantova IP., 2 Baran OI., 1 Chechenin GI.
1 Novokuznetsk State Institute of Edvanced Medical Training – branch of the Russian Medical Academy of Continuous Professional Education of the Ministry of Health of the Russian Federation; Novokuznetsk, Russia
2 Research Institute for Complex Problems of Hygiene and Occupational Diseases, Novokuznetsk, Russia

Abstract

Significance. Reducing the overall mortality and mortality from individual diseases is one of the priority objectives of the federal and regional target programs in the field of healthcare.

Purpose. To assess mortality rates in the population of a large industrial region and a city in Siberia, trends and risks of the age-specific mortality to develop measures of health and social programs and decrease mortality.

Methods. The authors used data of the Unified interdepartmental information and statistical system, data of the Kemerovo Territorial body of the Federal state statistics service. Trends in indicators are calculated in the licensed statistical package IBM SPSS Statistics-22 using the Tau-Kendall correlation at a critical level of significance p=0.05. Differences in the two independent groups are calculated using the z-test.

Results. The main causes and risk zones of the age and gender-specific mortality in the industrial region of Siberia have been identified. In the cohort of the working-age population, this is the age of 35-44 years, the highest increase in mortality in 2018 was due to alcohol poisoning in males and death in road accidents in females. Statistically significant differences were found for diseases of the circulatory system: z=4,18, the level of significance of differences p <0.001, the share of this indicator in the structure of causes of death decreased, although this class of diseases continues to lead, as well as for diseases of the nervous system: z=5.38, p <0.001, the share of deaths from this cause increased. Significant trends in changes in the total mortality coefficient and age-specific mortality have been identified.

Conclusion. The study results can be used to develop regional and municipal health and social programs to decrease the risk zones of age-specific mortality.

Keywords: causes and risk zones of death; age-specific mortality; significant trends; industrial region.

Corresponding author: Zhilina Nataliya, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Zhilina N.M., https://orcid.org/0000-0001-7871-3885
Baran O.I., https://orcid.org/0000-0003-1312-2368
Chechenin G.I., https://orcid.org/0000-0001-9368-8876
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors claim that there is no conflict of interest.
For citation. Zhilina NM., Klimantova IP., Baran OI., Chechenin GI. Some indicators of mortality of the population of a large industrial region and a city in Siberia. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2020; 66(2):7. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1151/30/lang,ru/ DOI: 10.21045/2071-5021-2020-66-2-7. (In Rus).

Введение

Снижение смертности населения – одна из важнейших целей развития России, которая отражена не только в Концепции демографической политики Российской Федерации до 2015 года, но и в большинстве региональных демографических программ. При этом в «Стратегии социально-экономического развития Кемеровской области на период до 2025 года», разработанной на основе «Стратегии социально-экономического развития Сибири до 2020 года», отсутствуют цели по снижению смертности населения, а одной из приоритетных задач названы сохранение и укрепление здоровья населения Кемеровской области, включая снижение угроз, связанных с немедицинскими факторами: формирование здоровьесберегающего поведения, продвижение здорового образа жизни, сокращение здоровьеразрущающих зависимостей.

Снижение общей смертности населения и смертности от отдельных заболеваний должно быть одной из приоритетных целей реализации федеральных и областных целевых программ в сфере здравоохранения [1-4].

Анализ динамики демографических показателей, таких как численность населения, уровень смертности населения, уровень рождаемости (наиболее точным показателем выступает суммарный коэффициент рождаемости) и уровень младенческой смертности позволяет наиболее ярко выявлять основные тенденции демографического «здоровья» населения той или иной нации или территории [5-9].

Цель исследования. Оценить показатели смертности населения крупного промышленного региона и города Сибири, тенденции и риски повозрастной смертности для формирования мероприятий медицинских и социальных программ и снижения уровня смертности.

Материалы и методы

Возрастные коэффициенты смертности трудоспособного населения Кузбасса получены на сайте Росстата (ЕМИСС – Единая межведомственная информационно-статистическая система). Проведен графический анализ возрастных коэффициентов смертности мужчин и женщин трудоспособного возраста городских поселений Кемеровской области в динамике 2011-2018 гг. Выявлены основные (приоритетные) причины смертности трудоспособного возраста по гендерному признаку (мужчины 16-59 лет, женщины 16-54 гола) на конец периода исследования, что было необходимо при разработке предложений в Комплексную программу социально-экономического развития Новокузнецкого муниципального района Кемеровской области на период 2018-2035 гг. По этой же причине были изучены повозрастные областные показатели смертности и состояние по г. Новокузнецку.

Анализ смертности населения г. Новокузнецка за 2013-2017 годы проведен по данным Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Кемеровской области, согласно учетной форме №106/у-08 «Медицинское свидетельство о смерти», утвержденной приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской федерации от 26 декабря 2008 г. № 782н «Об утверждении и порядке ведения медицинской документации, удостоверяющей случаи рождения и смерти».

Графический анализ выполнен в программе MS Excel-2013. По пятилетним возрастным интервалам проанализирован показатель гендерной смертности населения области трудоспособного возраста, выявлены группы с наиболее высокой смертностью (группы риска) для мужчин и женщин. Тенденции (направление движения) показателей: суммарного коэффициента рождаемости, ожидаемой продолжительности жизни, возрастной структуры и смертности населения моложе трудоспособного возраста, трудоспособного населения и пожилых жителей г. Новокузнецка за период 2013-2017 гг. вычислены в лицензионном статистическом пакете IBM SPSS Statistics-22 с помощью корреляции тау-Кендалла при критическом уровне значимости р=0,05. Различия в двух независимых группах расчитаны с помощью z-критерия. Различия статистически значимы, если уровень меньше критического р=0,05.

Результаты

Выявлены причины роста показателей смертности населения Кемеровской области в трудоспособном возрасте по гендерному признаку. Нами показано изменение показателей смертности в 2018 году по сравнению с 2017 годом (в процентах). До 2018 года смертность сокращалась.  Поэтому и рассмотрены 2017 и 2018 годы. В 2018 году произошло увеличение смертности от инфекционных и паразитарных заболеваний, болезней органов дыхания, пищеварения, алкогользависимой смертности, то есть от устранимых причин, что свидетельствует серьезном влянии социально-экономических факторов (таблица 1).

Таблица 1

Коэффициенты смертности населения Кемеровской области в трудоспособном возрасте по основным классам и отдельным причинам смерти, на 100 тыс. населения соответствующего пола, 2017 и 2018 годы

Основные классы и отдельные причины смерти Мужчины Женщины
2018 2017 2018 к 2017, в % 2018 2017 2018 к 2017, в %
Все причины 1075,7 1026,8 104,8 345,9 332,6 104,0
Некоторые инфекционные и паразитарные болезни 201,3 173,3 116,2 80,7 71,1 113,5
в т.ч. туберкулез 32,4 31,7 102,2 6,5 10,0 65,0
Новообразования 117,0 116,8 100,2 62,2 65,2 95,4
Болезни системы кровообращения 282,8 251,2 112,6 65,6 55,5 118,2
Болезни органов дыхания 56,9 48,0 118,5 16,5 12,3 134,1
Болезни органов пищеварения 74,6 63,3 117,9 36,1 32,1 112,5
Внешние причины 238,8 250,9 95,2 51,1 56,0 91,3
все виды транспортных травм 20,8 22,8 91,2 6,0 4,7 127,7
в т.ч. ДТП 14,0 15,8 88,6 4,5 2,8 160,7
случайные отравления алкоголем 34,5 28,8 119,8 6,5 8,9 73,0
Самоубийства 51,4 59,9 85,8 7,7 13,7 56,2
Убийства 20,0 26,2 76,3 5,1 8,6 59,3
отравления и воздействия алкоголем с неопределенными намерениями 0,0 0,3 0,3 0,0 – 

У мужчин трудоспособного возраста в Кузбассе в 2018 году на первом месте рост смертности от случайного отравления алкоголем (119,8% по отношению к 2017 году), далее следуют болезни органов дыхания (118,5%), болезни органов пищеварения (117,9%) инфекционные и паразитарные болезни (116,2%). Среди приоритетных причин роста смертности женщин трудоспособнго возраста: гибель в ДТП (160,7%), болезни органов дыхания (134,1%), все виды транспортных травм (127,7%), болезни системы кровообращения (118,2%).

Динамика возрастных коэффициентов смертности мужчин и женщин трудоспособного возраста городских поселений Кемеровской области в пятилетней разбивке за 2011-2018 годы приведена на рисунке 1.

Рис.1
Рис.1
Рис. 1.  Динамика возрастных коэффициентов смертности мужчин и женщин трудоспособного возраста городских поселений Кемеровской области, 2011-2018 годы

У мужчин трудоспособного возраста в 2012 году был всплеск смертности у юношей 15-19 лет, далее по всем возрастным группам до 2017 г. идет снижение коэффициентв смертности. При этом самые высокие показатели смертности выявлены в группе мужчин 40-44 года, в 2018 году показатель превышает уровень 2011 г. Самые низкие коэффициенты смертности - в группе 20-24 года. В 2018 году наблюдается рост смертности в группах от 35 до 59 лет.

Среди женщин трудоспособного возраста в группе риска оказался возраст 35-39 лет. В нем показатели смертности на протяжении всего периода исследования выше, чем в остальных возрастных группах. За счет роста показателя смертности в 2018 году, к лидирующей группе подошли женщины 40-44 лет. Самые низкие показатели смертности у девушек 15-19 лет.

По данным Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Кемеровской области численность населения города Новокузнецка с 2013 года уменьшилась на 0,6%, с сокращением доли детей (0-14 лет) на 8,6%, а подростков (15-17 лет) – на 0,2%. В то время как удельный вес лиц старше трудоспособного возраста увеличился на 7,0%. Доля мужчин составляет 45,1%, а доля женщин – 54,9%. Особого внимания заслуживает снижение на 3,4% доли женщин активного репродуктивного возраста – 46,2% (2013 г. – 47,9%).

Возрастной состав населения определяет показатель демографической нагрузки – показатель социальной и экономической нагрузки, которую несёт на себе трудоспособное население, в связи с необходимостью поддерживать неработающую часть населения. Демографическая нагрузка по городу Новокузнецку выросла на 13,0% и составила 741 человек на 1000 трудоспособного населения (2013 г. – 655), в том числе 322 – моложе трудоспособного возраста (2013 г. – 282), 419 – старше трудоспособного (2013 г. –373) [10-12]. При этом проблемой для города Новокузнецка является тенденция сокращения численности населения в трудоспособном возрасте в основном за счет миграции.

Представленная возрастная структура свидетельствует о регрессивном типе населения жителей города, при котором доля лиц пенсионного (старше трудоспособного) возраста (24,1%) превышает долю детского населения моложе трудоспособного возраста (17,6%) (рисунок 2).

Рис.2
Рис. 2. Возрастная структура населения г. Новокузнецка 2013-2017 гг.

Показатель рождаемости по городу Новокузнецку за последние 5 лет снизился почти на 25,0%, с 13,3 до 10,0 на 1000 населения в 2017 году. Показатель общей смертности с 2013 года колеблется от 13,9 до 13,5 на 1000 населения. В 2017 году, относительно 2013 года, показатель снизился на 2,2%, и составил 13,5 на 1000 населения. Естественная убыль населения выросла с 0,5 в 2013 году до 3,5 на 1000 населения в 2017 году. Наглядная динамика показателей показателей естественного движения населения г. Новокузнецка за 1980-2017 гг. представлена на рисунке 3.

Рис.3
Рис. 3. Динамика показателей естественного движения населения г. Новокузнецка с 1980 по 2017 годы

На графике отчетливо прослеживается «российский крест» 90-х годов. До 1991 рождаемость в г. Новокузнецке превышала смертность населения, но уже с 1987 года имела тенденцию к снижению. В 90-е годы смертность резко увеличилась. С 1992 года и до настоящего времени смертность выше рождаемости. То есть город находится в демографической яме.

Индикатором демографической ситуации выступает и суммарный коэффициент рождаемости (среднее число детей на 1 женщину). Динамика коэффициента для г. Новокузнецка представлена на рисунке 4.

Рис.4
Рис. 4. Суммарный коэффициент рождаемости по г. Новокузнецку за 2002-2012 гг.

Тенденция к росту показателя статистически значима: τ=0,75, p=0,001.

За последующие пять лет (с 2013 по 2017 гг.) суммарный коэффициент рождаемости снизился на 21,2%, до 1,206 (2013 г. – 1,530). Это крайне низкое значение. Даже для простого воспроизводства населения минимальный суммарный коэффициент рождаемости должен быть не менее 2,1-2,3, то есть 21-23 ребенка на 10 женщин репродуктивного возраста, с учетом детской смертности, а также женского и мужского бесплодия.

В последние годы у населения г. Новокузнецка наблюдается рост показателя инвалидности первой группы как в абсолютного, так и относительного. Уровень заболеваемости вырос во всех возрастных группах. Болезни, вызванные экзогенными факторами, замещаются хроническими заболеваниями, которые становятся основными причинами смертности населения.

Структура общей смертности населения города Новокузнецк относительно 2013 года в 2017 году несколько изменилась (рисунок 5).

Рис.5
Рис. 5. Структура смертности населения г.Новокузнецка в 2013 и 2017 годах.

К 2017 году в структуре смертности уменьшилась доля болезней системы кровообращения с 49,2 до 39,8%, увеличился вклад класса новообразований с 16,5 до 19,7%, а также классов инфекционных и паразитарных болезней с 4,3 до 9,3% и болезней нервной системы с 1,1 до 5,5%.

Вместе с тем, вклад лиц трудоспособного возраста снижался с 30,6% в 2013 г. до 26,0% в 2017 году (2014 – 30,0%; 2015 – 29,0%; 2016 – 27,3%).

В таблице 2 представлена динамика показателя ожидаемой продолжительности жизни, структура населения г. Новокузнецка по возрастным группам и вклад каждой группы в общую смертность населения. Вычислены тенденции показателей по методу корреляции тау-Кендалла.

Таблица 2

Вклад отдельных возрастных групп в общую смертность населения в 2013-2017 гг.

Показатели 2013 2014 2015 2016 2017 Тенденция
τ Р
1 2 3 4 5 6 7 8
Ожидаемая продолжи-тельность жизни (лет) 62,24 62,97 63,32 63,46 71,82 1,0 <0,001
Доля возрастных групп в структуре населения (%) 1 группа* 17,1 17,5 17,9 18,2 18,5 1,0 <0,001
2 группа 60,4 59,6 58,8 58,0 57,4 -1,0 <0,001
3 группа 22,5 22,9 23,4 23,8 24,1 1,0 <0,001
Повозрастная смертность (на 100 тыс. населения) 1 группа 82,6 79 68,3 73,3 69,4 -0,6 0,142
2 группа 670,8 641,1 664,5 631,3 554,6 -0,8 0,05
3 группа 4168,5 4065,2 3655,7 4053,1 3915,6 -0.6 0,142

* 1 группа - моложе трудоспособного возраста;
2 группа - трудоспособный возраст;
3 группа - старше трудоспособного возраста.

Выявлены значимые тенденции роста показателя ожидаемой продолжительности жизни (τ=1,0; р<0,001). Доказано изменение возрастной структуры населения г. Новокузнецка, а именно снижение в структуре населения когорты трудоспособного возраста (τ=-1,0; р<0,001), и увеличение доли возрастных групп населения моложе и старше трудоспособного (τ=1,0; р<0,001). В структуре повозрастной смертности значимых изменений не выявлено. Получено пограничное значение уровня значимости различия (р=0,05 при τ=-0,8) снижения смертности для группы трудоспособного возраста.

Обсуждение

В структуре общей смертности населения г. Новокузнецка устойчиво лидируют болезни органов кровообращения (класс IX по МКБ-10) – 39,8% (2013 г. – 49,2%; РФ – 47,0%).

На втором месте – новообразования (класс II) – 19,7% (РФ – 15,8%), на третьем – болезни нервной системы (класс VI) – 11,4% (РФ – 5,5); на четвертом месте – внешние причины (класс ХХ) – 9,3% (РФ – 7,6%), при этом последние две причины с 2013 г. поменялись ранговыми местами. Пятое место занимают инфекционные и паразитарные заболевания (класс I) – 6,2%; РФ – 1,8%) и шестое – болезни органов пищеварения (класс XI) – 5,5% (РФ – 5,0%). Статистически значимые различия выявлены для класса БСК: z=4,18, р<0,001 (доля показателя в структуре причин смерти снизилась) и для болезней нервной системы: z=5,38, р<0,001 (доля смертей по этой причине возросла).

Число умерших в трудоспособном возрасте составляет 29,3% от всех случаев смерти или 610,7 случаев на 100 тысяч трудоспособного населения (2016 – 650; 2015 – 693,2; 2014 – 669,8; 2013 – 700,3). В структуре смертности трудоспособного населения основное место занимают травмы и отравления (23,0%), болезни системы кровообращения (22,0%), инфекционные и паразитарные болезни (19,0%), новообразования (15,0%).

Динамика демографических показателей по городу показывает, что наиболее значительный вклад в общую смертность приходится на лиц пожилого возраста: в 2013 году он составлял 69,3%, в 2014 г. – 70,0%, в 2015 г. – 70,1%, а в 2017 г. – уже 74,0%.

Выявлена закономерная тенденция к увеличению продолжительности жизни, снижению общего количества умерших, при этом количество граждан в старших возрастных группах увеличилось от 22,5 в 2013 до 24,1% в 2017 г.

Выводы

В настоящем исследовании выялены приоритетные (основные) причины смертности мужчин и женщин трудоспособного возраста крупного промышленного региона Сибири - Кемеровской области. Определены группы риска высокой смертности по гендерному признаку населения Кузбасса трудоспособного возраста по пятилетим возрастным интервалам.

Проведено сравнение структуры смертности населения г. Новокузнецка в сравнении 2013 и 2017 гг. Доказаны статистически значимые изменения по причинам смерти.

Исследована возрастная структура населения. Выявлены закономерные тенденции снижения доли трудоспособного населения г. Новокузнецка при соответствующем росте в динамике последних лет долей населения моложе и старше трудоспособного возраста.

Результаты исследования могут быть использованы при разработке региональных и муниципальных медицинских и социальных программ, в которые необходимо включить мероприятия, связанные со снижением смертности. В частности, результаты исследования использованы в Комплексной программе социально-экономического развития Новокузнецкого муниципального района Кемеровской области на период 2018-2035 гг.

Библиография

  1. О выполнении в 2007-2009 годах мероприятий плана реализации Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, направленных на улучшение состояния здоровья женщин, детей и подростков. [Интернет] URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/ecoSocSpнere/department/doc201001131124 (Дата обращения: 08.02.2019)
  2. Щепин О.П., Коротких Р.В., Трегубов Ю.Г., Голикова Д.В. Роль профилактических мероприятий в укреплении здоровья населения России. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2010;(4):3-7.
  3. Григорьев Ю.А., Баран О.И. Демографическая политика и анализ безвозвратных потерь общественного здоровья на основе концепции эпидемиологического перехода. Медицина в Кузбассе. 2017; (3) : 3-7.
  4. 10 ведущих причин смерти в мире. Информационный бюллетень ВОЗ. Январь 2017г. [Интернет]. URL: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs310/ru/ (Дата обращения 27.10.2017
  5. Жилина Н.М., Фадеева А.Е., Чеченин Г.И. Анализ смертности населения г. Новокузнецка на основе электронной базы данных за период 1999-2007гг. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2009; 11(3). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/category/5/42/30 (Дата обращения 12.09. 2015).
  6. Иванова А.Е., Сабгайда Т.П., Семенова В.Г., Запорожченко В.Г., Землянова Е.В., Никитина С.Ю. Факторы искажения структуры причин смерти трудоспособного населения России. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2013; 32 (4). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/491/30/lang,ru/ (Дата обращения 16.11.2015).
  7. Чеченин Г.И., Жилина Н.М., Власенко А.Е., Кожевников А.А., Часовников К.В. Комплекс мероприятий по сохранению уровня общественного здоровья и снижению предотвратимых потерь жизненного и трудового потенциала. Отчет в рамках реализации «Комплексной программы социально-экономического развития Новокузнецкого муниципального района». Новокузнецк, 2017. 43 с.
  8. Вишневский А.Г., Андреев Е.М., Тимонин С.А. Смертность от болезней системы кровообращения и продолжительность жизни в России. Демографическое обозрение 2016;(1):6-34.
  9. Драпкина О.М., Самородская И.В., Старинская М.А., Масякин А.В., Казаковцев Б.А., Ступаков И.Н. Сравнение смертности от болезней системы кровообращения, нервных и психических расстройств в России в 2013 и 2017 г. Профилактическая медицина. 2019; 22(4):7-13.
  10. Чеченин Г.И., Жилина Н.М., Дуреев В.Н., Крипальский Л.Н. Проблемы достоверности медико-статистических данных о смертности и общей заболеваемости населения по компьютерным базам данных. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2016;52(6). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/category/5/89/30/ (Дата обращения: 21.02.2020)
  11. Жилина Н.М. Основные причины инвалидности и смертности населения в 2012-2016 годах на примере Новокузнецка. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2018;60(2). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/968/30/lang,ru/ (Дата обращения: 21.02.2020)
  12. Жилина Н.М. Состояние здоровья трудящегося населения промышленного центра Сибири в 2008-2015 гг. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2017;56(4):3. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/846/30/lang,ru/ (Дата обращения: 21.02.2020)

References

  1. O vypolnenii v 2007-2009 godakh meropriyatiy plana realizatsii Kontseptsii demograficheskoy politiki Rossiyskoy Federatsii na period do 2025 goda, napravlennykh na uluchshenie sostoyaniya zdorov'ya zhenshchin, detey i podrostkov [On implementation of the measures according the «Concept of demographic policy of the Russian Federation till 2015» aimed at improving the health status in women, children and adolescents in 2007-2009]. [Online] [cited 2019 Feb. 08]. Available from: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/ecoSocSpнere/department/doc201001131124.] (In Russian).
  2. Shchepin O.P., Korotkikh R.V., Tregubov Yu.G., Golikova D.V. Rol' profilakticheskikh meropriyatiy v ukreplenii zdorov'ya naseleniya Rossii [The role of preventive activities in health promotion among Russian population]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2010;(4): 3-7. (In Russian).
  3. Grigor'ev Yu.A., Baran O.I. Demograficheskaya politika i analiz bezvozvratnykh poter' obshchestvennogo zdorov'ya na osnove kontseptsii epidemiologicheskogo perekhoda [Demographic policy and the analysis of the public health losses based on the concept of epidemiological transition]. Meditsina v Kuzbasse 2017; (3): 3-7. (In Russian).
  4. 10 vedushchikh prichin smerti v mire [Ten leading causes of death in the world]. Informatsionnyy byulleten' VOZ. Yanvar' 2017g. [Online] [cited 2017 Oct 27]. Available from: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs310/ru/. (In Russian).
  5. Zhilina N.M., Fadeeva A.E., Chechenin G.I. Analiz smertnosti naseleniya g. Novokuznetska na osnove elektronnoy bazy dannykh za period 1999-2007gg. [Analysis of mortality in Novokuznetsk on the basis of an electronic database for the period 1999-2007.] Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2009 [cited 2015 Sep 12]; 11;(3). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/category/5/42/30 (In Russian).
  6. Ivanova A.E., Sabgayda T.P., Semenova V.G., Zaporozhchenko V.G., Zemlyanova E.V., Nikitina S.Yu. Faktory iskazheniya struktury prichin smerti trudosposobnogo naseleniya Rossii [Factors for distortion of the structure of death causes in working age population of Russia]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2013 [cited 2015 Nov 16]; 32(4). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/491/30/lang,ru/. (In Russian).
  7. Chechenin G.I., Zhilina N.M., Vlasenko A.E., Kozhevnikov A.A., Chasovnikov K.V. Kompleks meropriyatiy po sokhraneniyu urovnya obshchestvennogo zdorov'ya i snizheniyu predotvratimykh poter' zhiznennogo i trudovogo potentsiala [The complex of measures to preserve public health and reduce preventable life losses and employment potential]. Otchet v ramkakh realizatsii «Kompleksnoy programmy sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Novokuznetskogo munitsipal'nogo rayona». Novokuznetsk, 2017. 43 р. (In Russian).
  8. Vishnevskiy A.G., Andreev E.M., Timonin S.A. Smertnost' ot bolezney sistemy krovoobrashcheniya i prodolzhitel'nost' zhizni v Rossii [Mortality from cardiovascular diseases and life expectancy in Russia]. Demograficheskoe obozrenie 2016;1:6-34 (In Russian).
  9. Drapkina O.M., Samorodskaya I.V., Starinskaya M.A., Masyakin A.V., Kazakovtsev B.A., Stupakov I.N. Sravnenie smertnosti ot bolezney sistemy krovoobrashcheniya, nervnykh i psikhicheskikh rasstroystv v Rossii v 2013 i 2017 g. [Comparison of mortality from circulatory diseases, nervous and mental disorders in Russia in 2013 and 2017.] Profilakticheskaya meditsina 2019; 22(4):7-13 (In Russian). DOI: 10.17116/profmed2019220417
  10. Chechenin G.I., Zhilina N.M., Dureev V.N., Kripal'skiy L.N. Problemy dostovernosti mediko-statisticheskikh dannykh o smertnosti i obshchey zabolevaemosti naseleniya po komp'yuternym bazam dannykh [The issues of reliability of medical and statistical data on mortality and general population morbidity according computer databases]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2016 [cited 2020 Feb 21]; 52(6). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/category/5/89/30/ (In Russian). DOI: 10.21045/2071-5021-2016-52-6-1
  11. Zhilina N.M. Osnovnye prichiny invalidnosti i smertnosti naseleniya v 2012-2016 godakh na primere Novokuznetska [Main causes of disability and mortality in 2012-2016 by an example of Novokuznetsk]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya [serial online] 2018 [cited 2020 Feb 21]; 60(2). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/968/30/lang,ru/ (In Russian). DOI: 10.21045/2071-5021-2018-60-2-7
  12. Zhilina N.M. Sostoyanie zdorov'ya trudyashchegosya naseleniya promyshlennogo tsentra Sibiri v 2008-2015 gg. [Health of the working population of the Siberian industrial center in 2008-2015]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naselenya [serial online] 2017 [cited 2020 Feb 21]; 56(4). Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/846/30/lang,ru/ (In Russian). DOI: 10.21045/2071-5021-2017-56-4-3

Дата поступления: 26.02.2020.


Просмотров: 578

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 05.05.2020 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search