О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0,982.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2021 (67) arrow ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПЕРСОНАЛА С НЕМЕДИЦИНСКИМ ОБРАЗОВАНИЕМ В МЕДИЦИНСКИХ ОРГАНИЗАЦИЯХ
ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПЕРСОНАЛА С НЕМЕДИЦИНСКИМ ОБРАЗОВАНИЕМ В МЕДИЦИНСКИХ ОРГАНИЗАЦИЯХ Печать
07.07.2021 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-2

Меньшикова Л.И., Бурковская Ю.В., Иванов А.В.
ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва

Резюме

Актуальность. Оптимальное использование «прочего» персонала в медицинской организации является приоритетом, ориентированным на ликвидацию кадрового дефицита путем передачи работникам без медицинского образования ряда функций медицинских работников.

Цель исследования: анализ возможностей использования в системе здравоохранения персонала с немедицинским образованием.

Материалы и методы. В работе использовались методы: контент-анализ, социологический, метод экспертных оценок с использованием специально разработанной анкеты. Для анализа полученных данных были использованы методы описательной статистики, рассчитаны показатели средних величин, стандартного отклонения, доверительных интервалов (уровень достоверности – 95%).

Результаты. Эксперты считают возможным передать ряд медицинских должностей лицам без медицинского образования, в том числе для должностей с высшим образованием - директор больницы (дома) сестринского ухода, хосписа, руководитель медицинской организации, врач-статистик и для должностей со средним профессиональным образованием - медицинский регистратор, инструктор по трудовой терапии, медицинский статистик. Большинство экспертов (92,7%) считает, что руководитель медицинской организации должен иметь медицинское образование, а более половины (67,7%) уверены, что у руководителя должно быть два высших образования – медицинское и управленческое.

Оптимальной долей прочего персонала эксперты считают 20%, а долю расходов на оплату труда административно-управленческого и вспомогательного персонала - не более 30%. Большинство считают, что должна быть разработана номенклатура должностей административно-управленческого и вспомогательного персонала и предлагают дополнить федеральную государственную форму статистического наблюдения №30 определенными должностями прочего персонала.

Выводы. По мнению экспертов, возможно назначение на должности медицинских работников лиц с немедицинским образованием, в том числе на должности руководителей, а у руководителей медицинских организаций должно быть не только медицинское, но и управленческое образование. Необходимы штатные нормативы прочего персонала, методика расчета потребности в них, изменения в учетно-отчетной документации.

Область применения результатов. Результаты проведённого исследования могут быть использованы органами исполнительной власти при нормативном регулировании и при принятии решения по вопросам, касающимся оптимизации использования в системе охраны здоровья граждан лиц без медицинского образования.

Ключевые слова: немедицинский персонал; вспомогательный персонал; прочий персонал; расходы на оплату труда; номенклатура должностей; штатная численность.

Контактная информация: Бурковская Юлия Валерьевна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование: Исследование проведено в рамках выполнения государственного задания ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Меньшикова Л.И., Бурковская Ю.В., Иванов А.В. Нерешенные проблемы использования персонала с немедицинским образованием в медицинских организациях. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2021; 67 (3):2. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1264/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-2.

OPPORTUNITY FOR USING NON-MEDICAL PERSONNEL IN MEDICAL ORGANIZATIONS
Menshikova LI, Burkovskaya YV, Ivanov AV

Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of the Ministry of Health of the Russian Federation

Abstract

Significance. The optimal use of "other" personnel in a medical organization is a priority aimed at eliminating the personnel shortage by transferring a number of functions of medical workers to employees without medical education.

The purpose of the study: to analyze opportunity for using non-medical personnel in healthcare.

Material and methods. The following methods were used: content analysis, sociological analysis, the method of expert assessment using a specially developed questionnaire. For the analysis of the obtained data, the methods of descriptive statistics were used, indicators of average values, standard deviation, and confidence intervals were calculated (the confidence level equals 95%).

Results. Experts consider it possible to transfer a number of medical positions to persons without medical education, including positions that require higher education - director of a nursing home, hospice, head of a medical organization, a doctor-statistician; and positions that require secondary professional education-medical registrar, occupational therapy instructor, medical statistician. The majority of experts (92.7%) believe that head of a medical organization should have a medical education, while over half (67.7%) of them think that head should have two higher educations – in medicine and management.

Experts consider 20% be the optimal share of other personnel with under 30% of expenses for remunerating administrative, managerial and support staff. The majority believe that the nomenclature of positions for administrative and managerial and support staff should be developed and suggest to supplement the Federal state form of statistical observation No. 30 with certain positions of other personnel.

Conclusion. According to experts, it is possible to appoint people with non-medical education to positions of medical workers, including managers, while heads of medical organizations should have higher education in both medicine and management. Staffing standards for other personnel, methodology for calculating the need for other personnel, and changes in accounting and reporting documentation are required.

Scope of application. The study results can be used by executive authorities for normative regulation and decision making on optimizing the use of persons without medical education in public health.

Keywords: non-medical personnel; support staff; other personnel; labor costs; job nomenclature; staffing level.

Corresponding author: Yuliya V. Burkovskaya, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
MenshikovaL.I
., ORCID 0000-0002-3034-9014
Burkovskaya Y.V., ORCID 0000-0002-7620-0207
Ivanov A.V., ORCID 0000-0002-6836-5220
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Menshikova L.I., Burkovskaya Yu.V., Ivanov A.V. Opportunity for using non-medical personnel in medical organizations. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2021; 67(3):2. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1264/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-3-2. (In Rus).

Введение

Одним из Федеральных проектов, включенных в государственную программу Российской Федерации «Развитие здравоохранения» на 2020-2024 годы, является проект «Обеспечение медицинских организаций системы здравоохранения квалифицированными кадрами». Общественно значимым результатом данного проекта представляется обеспечение населения необходимым числом медицинских работников, в частности, за счет ликвидации кадрового дефицита в медицинских организациях, оказывающих первичную медико-санитарную помощь [1]. Несомненно, данная задача представляет собой важнейший инструмент для проведения эффективной кадровой политики в здравоохранении, направленной на нивелирование кадровых диспропорций и совершенствование подготовки квалифицированных специалистов [2, 3].

Для того чтобы обеспечить достаточное количество медицинских работников, оказывающих необходимую медицинскую помощь населению, стоит пересмотреть систему управления медицинскими организациями с целью оптимизации и структуризации кадрового потенциала [4]. Для этого необходимо в полном объеме использовать имеющуюся нормативную базу, регламентирующую номенклатуру должностей медицинских работников, а также зарубежный опыт использования лиц с немедицинским образованием на должностях медицинских работников. Такая практика показывает, что использование лиц с немедицинским образованием на должностях медицинских работников значительно снижает дефицит медицинских работников, вынужденных «бросить свои силы» вместо непосредственного оказания медицинских услуг на вспомогательные действия [5].

Несомненно, вспомогательная деятельность необходима, т.к. именно она обеспечивает предоставление медицинской помощи в полном объеме и высокого качества. Численность прочего персонала, работающего в медицинских организациях, непосредственно обеспечивающего определенные условия оказания медицинской помощи, достаточно велика, но статус таких работников до сих пор неоднозначен, что обусловлено рядом обстоятельств [4]. Во-первых, в существующих нормативных актах должности специалистов с медицинским и немедицинским образованием представлены в двух разных документах и дублируются [6,7]. Во-вторых, указанные нормативные акты не дают четкого различия в обязанностях, которые могут выполнять лица, занимающие одни и те же должности, но с разным направлением образования. В-третьих, в нашей стране одновременно используются различные термины такие, как «вспомогательный персонал», «прочий персонал», «немедицинский персонал». В разных источниках вспомогательный персонал определяют как работников, создающих условия для оказания услуг [8], а прочий персонал – как немедицинский персонал, выполняющий работы, не относящиеся к лечебно-диагностическому процессу [9, 10]. Однако интерпретация самих дефиниций не помогает однозначно разграничить суть данных терминов, и не дает четкого понимания, какие должности относятся к той или иной категории работников. Все это в комплексе создает определенные проблемы, связанные с возможностями перераспределения кадрового потенциала с основной деятельности, направленной на пациента, на вспомогательную деятельность [11].

Целью данной работы стал анализ возможностей использования в системе здравоохранения специалистов с немедицинским образованием.

Материалы и методы

Нами были проанализированы следующие нормативно-правовые акты: государственная программа Российской Федерации «Развитие здравоохранения» [1]; ведомственная целевая программа «Управление кадровыми ресурсами здравоохранения» [2]; национальный проект «Здравоохранение» [3]; форма федерального государственного статистического наблюдения № 30 (ФСН №30) [12]; Единый квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и служащих [7]; Номенклатура должностей медицинских работников и фармацевтических работников [6].

С помощью специально разработанной анкеты было проведено анкетирование 124 экспертов. К экспертам были отнесены специалисты с высшим медицинским образованием, со стажем работы не менее 10 лет, сфера деятельности которых связана с организацией здравоохранения и общественным здоровьем.

В группу экспертов были включены сотрудники образовательных организаций профильных кафедр, руководители медицинских организаций различного уровня, сотрудники научно-исследовательских организаций, фонда обязательного медицинского страхования. Средний возраст респондентов составил 49,9 (ДИ 95%: 48,3-51,5%) лет, среди них 71,8% (ДИ 95%: 66,4-77,2%) женщин и 28,2% (ДИ 95%: 22,8-33,6%) мужчин. Ученую степень кандидата наук имели 24,2% (ДИ 95%: 19,2-29,2%) респондентов, ученую степень доктора наук - 10,5% (ДИ 95%: 5,5-15,5%), ученые звания доцента и профессора имели 13,7% (ДИ 95%: 6,3-21,1%) и 4,8% экспертов соответственно.

Среди анкетируемых экспертов доля руководителей медицинских организаций различного уровня, заместителей, заведующих структурными подразделениями, непосредственно принимающих управленческие решения, составила 41,9% (ДИ 95%: 40,2-43,6%). В исследовании приняли участие сотрудников различных НИИ - 14,5% (ДИ 95%: 12,8-16,2%), врачи - 10,5% (ДИ 95%: 8,8-12,2%), сотрудники ФОМС - 1,6%.

Общий стаж работы в системе охраны здоровья граждан у 28,2% (ДИ 95%: 27,2-29,2%) экспертов составил более 30 лет; у 13,7% (ДИ 95%: 12,7-14,7%) - 26-30 лет; у 15,3% (ДИ 95%: 14,3-16,3%) - 21-25 лет; у 22,6% (ДИ 95%: 21,6-23,6%) - 16-20 лет и у 20,2% (ДИ 95%: 19,1-21,2%) - 11-15 лет. В области организации здравоохранения и общественного здоровья стаж более 30 лет отмечен у 4,8% (ДИ 95%: 2,5-7,2%) экспертов; 26-30 лет – у 11,3% (ДИ 95%: 8,9-13,7%); 21-25 лет – у 17,7% (ДИ 95%: 15,4-20,1%); 16-20 лет – у 27,4% (ДИ 95%: 25,1-29,8%); 11-15 лет – у 38,7% (ДИ 95%: 36,3-41,1%).

Действующий сертификат специалиста по специальности организация здравоохранения и общественное здоровье имели 54,8% (ДИ 95%: 51,2-58,5%) экспертов; по специальности управление сестринской деятельностью подтвердили 9,7% (ДИ 95%: 6,0-13,3%) респондентов; указали на отсутствие сертификата 23,4% (ДИ 95%: 19,7-27,0%) участвующих в анкетировании; наличие сертификата по иным специальностям (терапия, хирургия, педиатрия, анестезиология и реанимация, общая врачебная практика, инфекционные болезни, фтизиатрия) отметили 12,1% (ДИ 95%: 8,4-15,8%) респондентов.

В работе использовались следующие методы: контент-анализ, социологический, метод экспертных оценок с использованием специально разработанной анкеты. Для анализа полученных данных были использованы методы описательной статистики, в том числе рассчитаны показатели средних величин, стандартного отклонения и доверительных интервалов (уровень достоверности – 95%).

Результаты исследования

Назначение на должности специалистов с медицинским образованием работников с немедицинским образованием считали возможным 37,1% (ДИ 95%: 32,5-41,7%) экспертов, отрицательно к этому отнеслись 57,3% (ДИ 95%: 52,7-61,8%) и затруднились с ответом – 5,6% (ДИ 95%: 1,1-10,2%).

Анкетируемым было предложено выбрать из нескольких вариантов должности, занимаемые на сегодняшний момент лицами как с высшим медицинским образованием (рис.1), так и со средним профессиональным образованием (СПО) (рис.2), которые могли бы занять лица без медицинского образования.

Рис.1

  1. директор больницы (дома) сестринского ухода, хосписа
  2. руководитель (директор, начальник) медицинской организации
  3. врач-статистик
  4. врач-лаборант
  5. врач по лечебной физкультуре

Рис.1. Распределение мнений экспертов о возможности занятия должностей специалистов с высшим медицинским образованием лицами без медицинского образования (%)

Среди должностей, которые на данный момент занимают лица с высшим медицинским образованием, по мнению респондентов, такие должности как директор больницы (дома) сестринского ухода, хосписа (31,5% (ДИ 95%: 28,4-34,5%)) и руководитель (директор, начальник) медицинской организации (22,6% (ДИ 95%: 19,6-25,6%)) могут занимать лица без медицинского образования.

Рис.2

  1. медицинский регистратор
  2. инструктор по трудовой терапии
  3. медицинский дезинфектор
  4. медицинский технолог
  5. медицинский статистик
  6. инструктор по гигиеническому воспитанию
  7. инструктор по лечебной физкультуре
  8. медицинская сестра стерилизационной
  9. медицинская сестра (фельдшер) по приему вызовов скорой медицинской и передаче их выездным бригадам скорой медицинской помощи
  10. медицинская сестра диетическая

Рис.2. Распределение мнений экспертов о возможности занятия должностей со средним профессиональным (медицинским) образованием лицами без медицинского образования (%)

Среди должностей, которые занимают лица со средним профессиональным (медицинским) образованием, но могут занять лица без медицинского образования, лидируют медицинский регистратор (71,0% (ДИ 95%: 67,9-74,0%)), инструктор по трудовой терапии (51,6% (ДИ 95%: 48,6-54,6%)) и медицинский статистик (36,3% (ДИ 95%: 33,3-39,3%)).

Для того чтобы продуктивно и результативно управлять медицинской организацией, ее руководитель должен обладать широким спектром знаний по основной и смежным специальностям, владеть навыками менеджмента, стратегического планирования, эффективно применять их в своей практической деятельности [13,14].

Результативность деятельности медицинской организации, как и всей отрасли здравоохранения, существенно зависит от компетентности ее руководителя. Уровень профессионального образования, полученные знания несомненно влияют на профессиональные навыки, которыми должен обладать руководитель организации [15]. В связи с этим в профессиональной среде поднимается вопрос о достаточности исключительно медицинского образования для руководителей медицинских организаций и возможности занимать такие должности лицам без медицинского образования.

Экспертам было предложено выразить свое мнение о направлении образования руководителей в сфере здравоохранения. Помимо медицинского образования, респонденты могли выбрать иное направление, такое как управленческое, экономическое, юридическое или/и фармацевтическое образование (рис.3).

Рис.3
Рис.3. Распределение мнений экспертов об образовании руководителей в сфере здравоохранения (%)

Большинство респондентов считали, что руководитель в сфере здравоохранения обязательно должен иметь медицинское образование (92,7% (ДИ 95%: 86,8-98,6%)), так как такое направление образования позволяет понимать суть лечебно-диагностических и технологических процессов, происходящих в медицинской организации. Однако руководитель является управляющим, менеджером, поэтому многие респонденты отмечали и управленческое образование (67,7% (ДИ 95%: 61,8-73,6%)). Анализ мнений показал, что 6,5% (ДИ 95%: 0,6-12,4%) респондентов считали, что руководитель медицинской организации может не иметь медицинского образования.

По мнению большинства экспертов, Минздравом России должны быть разработаны рекомендуемые штатные нормативы прочего персонала медицинской организации (74,2% (ДИ 95%: 67,9-80,5%)) и методика расчета потребности медицинской организации в прочем персонале (78,2% (95%: 71,4-85,1%)).

Анкетируемым было предложено отметить должности прочего персонала, которые необходимо добавить в ФСН №30 «Сведения о медицинской организации» (рис.4).

Рис.4
Рис.4. Распределение мнений экспертов о необходимости добавления должностей прочего персонала в ФСН №30 (%)

Около половины всех анкетируемых (47,6% (ДИ 95%: 47,0-48,2%)) отметили, что в ФСН №30 можно добавить пять должностей прочего персонала, которые работают в медицинской организации, среди них учитель-дефектолог (52,5% (ДИ 95%: 49,9-55,1%)), воспитатель (37,3% (ДИ 95%: 34,7-39,9%)), маркетолог (35,6% (ДИ 95%: 33,0-38,2%)), специалист по эргореабилитации (32,2% (ДИ 95%: 29,6-34,8%)), педагог (25,4% (ДИ 95%: 22,8-28,0%)).

Одним из критериев, влияющих на показатель неэффективных расходов на кадровые ресурсы в здравоохранении, является численность прочего персонала. В 2012 году Минздрав России опубликовал «Методические рекомендации по определению оптимального соотношения врачебного/среднего медицинского/прочего персонала…» [10], которые были разработаны в соответствии с методикой, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2009 № 322 [16]. Согласно указанным документам оптимизацию численности прочего персонала медицинских учреждений следует проводить в случае, если численность этого персонала превышает 15% общей численности врачей и среднего медицинского персонала. Однако Постановление Правительства РФ № 322 утратило свою силу и в последующих версиях данные нормы не упоминаются.

Несмотря на то, что данное ограничение по численности прочего персонала на данный момент нормативно не регламентируется, а прочий персонал привлекается к работе в медицинских организациях, необходимо иметь представление о том, какова оптимальная доля прочего персонала должна быть в штатном расписании медицинской организации.

В связи с этим, экспертам было предложено высказать мнение о влиянии ограничения по численности прочего персонала в медицинской организации на клиническую, организационную и экономическую эффективность деятельности медицинской организации и указать оптимальную, на их взгляд, долю прочего персонала в штате медицинской организации (рис.5).

Рис.5
Рис.5. Распределение мнений экспертов о влиянии ограничения численности прочего персонала на эффективность деятельности медицинской организации (%)

По мнению 57,7% (ДИ 95%: 54,0-61,5%) экспертов, в большей степени ограничение по численности прочего персонала в медицинской организации отрицательно повлияет на организационную эффективность медицинской организации. Отрицательное влияние на экономическую и клиническую эффективность, по мнению экспертов 37,6% (ДИ 95%: 34,7-40,5%) и (35,0% (ДИ 95%: 30,4-39,6%)), окажется менее значительным. Часть экспертов отметила, что ограничения снизят как организационную, так и экономическую и клиническую эффективность (13,7% (ДИ 95%: 10,5-16,9%)). Около половины респондентов (47,0% (ДИ 95%: 44,1-49,9%)) полагали, что ограничение по численности прочего персонала повышает экономическую эффективность медицинской организации. О положительном влиянии на организационную и клиническую эффективность сообщило 18,7% (ДИ 95%: 14,9-22,5%) и 6,7% (ДИ 95%: 2,0-11,3%) респондентов соответственно. Более половины экспертов (58,3% (ДИ 95%: 53,7-63,0%)) уверены, что указанные выше ограничения не влияют на клиническую эффективность, а 23,6% (ДИ 95%: 19,8-27,3%) и 15,4% (ДИ 95%: 12,4-18,3%) респондентов соответственно указали, что ограничения не влияют на организационную и экономическую эффективность. В целом, только 7,3% (ДИ 95%: 3,3-11,3%) респондентов убеждены в том, что ограничение по численности прочего персонала не влияет ни на организационную, ни на клиническую, ни на экономическую эффективность деятельности медицинской организации.

Мнение экспертов об оптимальной доле прочего персонала в штате медицинской организации представлено на рисунке 6.

Рис.6
Рис.6. Распределение мнений экспертов о доле прочего персонала в штате МО (%)

По мнению большинства экспертов, численность прочего персонала не должна превышать более 20% от общей штатной численности персонала в поликлинике (35,5% (ДИ 95%: 33,0-38,0%)) и стационаре (39,5% (ДИ 95%: 37,1-41,9%)).

В то же время, в рамках отраслевого соглашения Минздрава России, Профсоюза работников здравоохранения РФ и представителей медицинских организаций было установлено, что работодателю необходимо обеспечивать дифференциацию оплаты труда основного и прочего персонала и оптимизацию расходов на административно-управленческий и вспомогательный персонал. Предельная доля расходов на оплату их труда в фонде оплаты труда учреждения не должна составлять более 40%.

В настоящее время нормативно закрепленная номенклатура должностей административно-управленческого и вспомогательного персонала отсутствует. Экспертам было предложено выразить свое мнение о необходимости установления Минздравом России перечня должностей административно-управленческого и вспомогательного персонала (рис.7). Было предложено указать необходимость создания номенклатуры для медицинских организаций в зависимости от формы их подчиненности и финансирования.

Рис.7
Рис.7. Распределение мнений экспертов о необходимости установления Минздравом перечня должностей административно-управленческого и вспомогательного персонала (%)

О необходимости создания номенклатуры должностей административно-управленческого и вспомогательного персонала сообщило 81,5% (ДИ 95%: 78,8-84,2%) экспертов. В большей степени, такая номенклатура нужна для бюджетных организаций 75,0% (ДИ 95%: 71,8-78,2%), в меньшей – для автономных 35,5% (ДИ 95%: 32,3-38,7%) и частных 12,9% (ДИ 95%: 10,2-15,6%). Каждый пятый эксперт считал, что такой необходимости нет (17,7% (ДИ 95%: 15,1-20,4%)).

О влиянии установленной предельной доли расходов на оплату административно-управленческого и вспомогательного персонала в фонде оплаты труда работников медицинской организации как фактора, снижающего клиническую (21,1% (ДИ 95%: 16,3-25,7%)), экономическую (29,8% (ДИ 95%: 26,9-32,8%)) и организационную эффективность (31,5% (ДИ 95%: 30,9-32,0%)) указали около трети экспертов (рис. 8). Более половины (64,2% (ДИ 95%: 59,0-68,4%)) экспертов считали, что установление предельной доли не повлияет на клиническую эффективность.

Рис.8
Рис.8. Распределение мнений экспертов о влиянии установления предельной доли расходов на оплату административно-управленческого и вспомогательного персонала на эффективность деятельности медицинской организации (%)

Больше половины экспертов (51,6% (ДИ 95%: 48,7-54,6%)) считали, что установление предельной доли повышает экономическую эффективность медицинской организации.

Также, по мнению 34,7% (ДИ 95%: 32,5-36,9%) экспертов, оптимальная доля расходов на оплату административно-управленческого и вспомогательного персонала в фонде оплаты труда работников медицинской организации должна составлять 30% (рис.9).

Рис.9
Рис.9. Распределение мнений экспертов об оптимальной доле расходов на оплату административно-управленческого и вспомогательного персонала в фонде оплаты труда работников медицинской организации

На долю расходов в размере 10-20% указали 23,4% (ДИ 95%: 21,2-25,6%) экспертов. Около 20% респондентов считали, что доля расходов на оплату труда административно-управленческого и вспомогательного персонала (АУП) и вспомогательного персонала (ВП) должна составлять более 40%: доля расходов - 40% (9,6% (ДИ 95%: 7,5-11,9%) экспертов), доля расходов - 50% (8,1% (ДИ 95%: 5,9-10,2%) экспертов), доля расходов на оплату АУП и ВП - 60% (0,8% экспертов).

Обсуждение

Проведенное исследование показало, что на данный момент существует множество нерешенных вопросов по регулированию использования специалистов с немедицинским образованием в медицинских организациях. Возможно ли отдельные должности из категорий «прочий» или «вспомогательный персонал» закрепить за лицами с немедицинским образованием? Полностью или частично? В первую очередь это касается таких должностей, как медицинский регистратор, медицинский дезинфектор, инструктор по лечебной физкультуре, инструктор по трудовой терапии, водитель скорой медицинской помощи, IT-специалист и др.

В доступной нам литературе опыт использования в системе здравоохранения специалистов с немедицинским образованием в настоящее время представлен единичными публикациями. Кроме того, у исследователей нет единого мнения по точным дефинициям терминов «немедицинский», «прочий», «вспомогательный». Определение «вспомогательного» персонала дано в Постановлении Правительства РФ от 05.08.2008 №583 [8], устанавливающего новую систему оплаты труда для работников федеральных бюджетных учреждений и федеральных государственных органов. Однако действие постановления распространяется только на федеральные учреждения, оно общее для учреждений всех направлений и не учитывает специфику медицинских организаций. Остается открытым вопрос, как в этом случае поступать государственным учреждениям регионального и муниципального уровня.

Указанные выше термины по-разному используются исследователями, что нашло отражение в статьях Е.Л. Дементьевой, В.Н. Кораблева (2015), О. П. Беньковской, И.П. Черной, О.В. Горшковой (2016), И.М. Сон, А.В. Гажевой, А.Ш. Сененко и др. (2017). Чаще всего общепринятое определение термина «прочий» персонал трактуется как «немедицинский», персонал без медицинского образования, выполняющий свои должностные обязанности, не имеющие непосредственного отношения к лечебно-диагностическому процессу. Немедицинский персонал часто относят к вспомогательному персоналу как административно-управленческий, административно-хозяйственный и др. [9,11]. Однако встречается и понятие «немедицинского» персонала, как персонала, который участвует в оказании медицинской помощи, и «прочего» - как не принимающего непосредственного участия в оказании медицинской помощи пациентам [4].

В Номенклатуру должностей медицинских работников и фармацевтических работников включен раздел, предусматривающий должности специалистов с высшим профессиональным (немедицинским) образованием, например, такие как инструктор-методист по лечебной физкультуре, медицинский психолог и др. Раздел «Иные должности медицинских работников (младший медицинский персонал)» включает должности младшей медицинской сестры по уходу за больными, санитара, санитара-водителя, сестры-хозяйки [6]. Единый квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и служащих в разделах «Должности специалистов с высшим профессиональным образованием» и «Должности младшего медицинского и фармацевтического персонала» включает такие же должности, что и Номенклатура должностей [7]. Однако стоит отметить, что ФСН № 30, в таблице 1100, в разделе «Штаты медицинской организации», в графе «Наименование должности (специальности)» имеет строку «Специалисты с высшим немедицинским образованием», по сути дублирующую вышеуказанные нормативные акты. Дальнейший анализ позволяет выявить некоторое расхождения. Так, в ФСН № 30 есть строка «Младший медперсонал», включающая в себя должности младших медицинских сестер по уходу за больными и санитаров; «Прочий персонал» с должностями «социальные работники», «водители скорой медицинской помощи», «IT-специалисты»; строка «Специалисты с высшим немедицинским образованием, занимающих должности врачей» с должностями врач-лаборант, врач по лечебной физкультуре, врач статистик и строка «Лица без медицинского образования, занимающие должности среднего медицинского персонала» с должностями медицинский регистратор, медицинский дезинфектор, инструктор по лечебной физкультуре, инструктор по трудовой терапии, прочие и др. [12].

Сопоставление таких данных показывает, что имеет место некоторое дублирование должностей в различных категориях работников, имеющих высшее образование или СПО, или не имеющих медицинского образования. Кроме того, в ФСН № 30 учитывается персонал, состоящий в категории «Прочие», но не описанный в нормативно-правовых актах, регламентирующих должности медицинских работников. В связи с вышеизложенным необходимо разработать и утвердить нормативным актом номенклатуру должностей, а также рекомендуемые штатные нормативы этой категории персонала медицинской организации и методику расчета потребности медицинской организации в них. Это же касается и номенклатуры должностей административно-управленческого и вспомогательного персонала, которая, по мнению большинства экспертов необходима для медицинских организаций различного подчинения, в том числе и частных организаций.

В статье, посвященной сравнению зарубежного и российского опыта кадровой политики, российские ученые И.В. Шевский и И.М. Шейман (2015) отметили не характерную для российского здравоохранения структуру - «смежных специалистов», тех, кто дополняет работу врача и медицинской сестры, то есть технический персонал. В России к смежным специальностям в основном относят административно-управленческий персонал [17]. Потребность в кадровых ресурсах, в том числе технического и административного направления, была обоснована тем, что для эффективной работы врача необходима вспомогательная деятельность других профессиональных групп, не регламентированная и не оптимизированная и в данное время [18,19].

О структуризации прочего и вспомогательного персонала рассуждает Тарасенко Е.А. (2016). Он предлагает разделить прочий персонал на несколько групп, включающих следующие категории: административно-управленческий персонал, IT-специалисты, специалисты по обслуживанию оборудования, специалисты-реабилитологи медико-социального направления, помощники врачей и медицинские сестры, выполняющие повседневную несложную деятельность, хозяйственно-обслуживающие сотрудники [5]. В целом, должности, учитывающиеся ФСН № 30 и квалификационными справочниками, подходят под такую классификацию. Сравнение автором действующей российской номенклатуры должностей с аналогичными документами США и Великобритании показало, что, так называемый «прочий» персонал мог бы существенно разгрузить медицинских работников с учетом имеющегося кадрового дисбаланса, и это было бы экономически выгодно для медицинской организации [5].

Интересные результаты были показаны экспертами по поводу возможности занимать руководящие должности работникам не только с медицинским, но и с другим направлением образования – управленческим, юридическим, экономическим. Такое мнение не противоречит приказу Минздравсоцразвития №541н, разделу «Должности руководителей». Возможно, этим и можно объяснить включение должности директора дома сестринского ухода в категорию должностей, которые могут занимать лица без медицинского образования, т.к. директор, по сути, является «управленцем», а не «медиком».

Однако, в целом, результаты анкетирования совпали с мнениями Д.В. Пивеня и И.С. Кицула, которые в своих публикациях обосновали наличие именно медицинского образования у руководителя медицинской организации как основного [20,21]. По мнению экспертов, другое направление образования может быть дополнительным к медицинскому для более эффективного и рационального управления медицинской организацией; самым предпочтительным, по мнению экспертов, является сочетание медицинского и управленческого образования.

Не стоит забывать и про персонал с СПО. В приказе Минздравсоцразвития №541н, в требованиях к квалификации для отдельных должностей, которые занимают лица с СПО, профильное образование не требуется. Например, такие должности, как медицинский регистратор, медицинский дезинфектор, могут занимать работники без специального образования. Назначение на такие должности лиц без медицинского образования может способствовать рационализации экономического и кадрового потенциала медицинской организации. Однако это не касается должностей, занимаемых лицами с высшим образованием: для них, согласно приказу Минздрава России № 1183н, высшее образование необходимо.

Также, респонденты считают, что в ФСН № 30 необходимо внести изменения, так как статус ряда должностей до сих пор остается неоднозначным: к какой категории их отнести, как нормативно рассчитывать потребность в них и оплачивать работу. В качестве примера можно привести такие должности, как учитель-дефектолог, педагог, воспитатель, которые востребованы в детских медицинских организациях, или специалист по эргореабилитации, необходимый для всех категорий пациентов, нуждающихся в восстановительном лечении. Очевидно, что потребность в изменении ФСН № 30 является крайне актуальной и требует решения на уровне Минздрава РФ.

Выводы

  1. По мнению экспертов в области организации здравоохранения и общественного здоровья лица без медицинского образования могут занимать должности медицинского регистратора (71,0%), инструктора по трудовой терапии (51,6%), медицинского дезинфектора и медицинского технолога (по 37,1%), медицинского статистика (36,3%), которые сейчас занимают медицинские работники со средним профессиональным образованием. Потенциально, по мнению экспертов, должности директора больницы (дома) сестринского ухода, хосписа (31,5%), руководителя медицинской организации (22,6%), врача-статистика (15,3%) также могут занимать лица без медицинского образования.
  2. Большинство участвовавших в анкетировании отметили, что у руководителей разного ранга в сфере здравоохранения должно быть медицинское образование (92,7%). Однако две трети анкетируемых также отметили, что данная категория лиц может иметь управленческое образование (67,7%). Наличие двух высших образований (и медицинского, и управленческого) для таких руководителей отметили 61,3% респондентов, на необходимость дополнительного экономического и юридического образования указали 31,5% и 27,4% экспертов.
  3. На необходимость разработки рекомендуемых штатных нормативов прочего персонала медицинской организации (74,2%) для регулирования численности такой категории персонала и методики расчета потребности медицинской организации в прочем персонале (78,2%) указали более 2/3 экспертов.
  4. Прочий персонал, по мнению экспертов, должен составлять как в поликлинике (35,5%), так и в стационаре (39,5%) не более 20% от общей штатной численности организации, а оптимальная доля расходов на оплату труда административно-управленческого и вспомогательного должна составлять 30% (34,7% экспертов).
  5. По мнению 81,5% респондентов необходимо установить перечень должностей административно-управленческого и вспомогательного персонала, как для бюджетных, так и для казенных и автономных медицинских организаций.
  6. На необходимость внесения в форму федерального государственного статистического наблюдения № 30 должностей прочего персонала, а именно учителя-дефектолога, воспитателя, маркетолога, специалиста по эргореабилитации, педагога, указали 47,6% респондентов.

Библиография

  1. Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие здравоохранения»: постановление Правительства РФ от 26 декабря 2017 года №1640 [Интернет]. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201712290017 (Дата обращения 26.05.2021).
  2. Об утверждении ведомственной целевой программы «Управление кадровыми ресурсами здравоохранения»: приказ Минздрава России от 19 февраля 2019 года №68. [Интернет]. Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс» (Дата обращения 26.05.2921).
  3. Паспорт национального проекта «Здравоохранение»: президиум Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам, протокол от 24 декабря 2018 года № 16. [Интернет]. Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс» (Дата обращения 26.05.2921)
  4. Сон И.М., Гажева А.В., Сененко А.Ш., Захарченко О.О., Леонов С.А., Купеева И.А. Немедицинский и прочий персонал, работающий в медицинских организациях, подчиненных субъекту Российской Федерации. Менеджер здравоохранения 2017; (2): 40-48.
  5. Тарасенко Е.А. Зарубежный и российский опыт управления кадровыми ресурсами в здравоохранении: структура «Прочего» или «Вспомогательного» персонала. Менеджер здравоохранения 2016; (7): 57-64.
  6. Об утверждении Номенклатуры должностей медицинских работников и фармацевтических работников: приказ Минздрава России от 20 декабря 2012 № 1183н (ред. от 04.09.2020). [Интернет]. URL: https://docs.cntd.ru/document/499000607 (Дата обращения 26.05.2021).
  7. Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения»: приказ Минздравсоцразвития России от 23 июля 2010 года № 541н (ред. от 09.04.2018). [Интернет]. URL: https://docs.cntd.ru/document/902232199 (Дата обращения 26.05.2021).
  8. О введении новых систем оплаты труда работников федеральных бюджетных, автономных и казенных учреждений и федеральных государственных органов, а также гражданского персонала воинских частей, учреждений и подразделений федеральных органов исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная и приравненная к ней служба, оплата труда которых осуществляется на основе Единой тарифной сетки по оплате труда работников федеральных государственных учреждений (вместе с Положением об установлении систем оплаты труда работников федеральных бюджетных, автономных и казенных учреждений): постановление Правительства РФ от 05 августа 2008 года № 583 (ред. от 19.01.2019). [Интернет]. URL: https://docs.cntd.ru/document/902113193 (Дата обращения 26.05.2021).
  9. Кораблев В.Н. О проблеме целеполагания и результатах деятельности немедицинского персонала медицинской организации. Дальневосточный медицинский журнал 2016; (3): 123-126.
  10. Определение оптимального соотношения врачебного/среднего медицинского/прочего персонала в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения общей лечебной сети и специализированных служб: письмо Минздрава России «О направлении методических рекомендаций» от 25 октября 2012 года № 16-5/10/2-3238. [Интернет]. URL: https://docs.cntd.ru/document/499056390 (Дата обращения 31.05.2021).
  11. Беньковская О.П., Черная И.П., Горшкова О.В. Немедицинский персонал лечебных учреждений: проблемы определения понятия и регулирования численности. Тихоокеанский медицинский журнал 2016; 65 (3): 89-92.
  12. Об утверждении форм федерального статистического наблюдения с указаниями по их заполнению для организации Министерством здравоохранения Российской Федерации федерального статистического наблюдения в сфере охраны здоровья: приказ Росстата от 30 декабря 2020 № 863. [Интернет]. URL: https://docs.cntd.ru/document/573319901 (Дата обращения 26.05.2021).
  13. Мовсисян А.А. Особенности профессиональных характеристик руководителя -управленца медицинского учреждения. Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета 2021; 1 (127): 178-180.
  14. Мадиге В.Р., Удара М.А. Стратегический менеджмент в сфере здравоохранения: поведенческие и когнитивные стратегические подходы и управление знаниями в сфере здравоохранения. Скиф 2021; 1 (53): 347-356.
  15. Попович В.К., Шикина И.Б., Турчиев А.Г., Бакланова Т.Н. Роль медицинских кадров при реализации политики в области качества медицинской помощи. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание]. 2011; 17(1). URL: http://vestnik.mednet.ru/content/wiew/270/30/lang.ru/ (Дата обращения 01.06.2021).
  16. Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации (вместе с «Методикой оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации»): Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2009 года № 322 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 28 июня 2007 года № 825». [Интернет]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/95374/ (Дата обращения 31.05.2021).
  17. Шейман И.М., Шевский В.И. Кадровая политика в здравоохранении: сравнительный анализ Российской и международной практики. Вопросы государственного и муниципального управления 2015; (1): 143-167.
  18. Шевский В.И., Шейман И.М. Методологические подходы к перспективной оценке потребности в медицинских кадрах. Здравоохранение 2015; (3): 62-72.
  19. Шевский В.И., Шейман И.М. Методологические подходы к перспективной оценке потребности в медицинских кадрах. Здравоохранение 2015; (4): 58-70.
  20. Пивень Д.В., Кицул И.С. О недопустимости перевода всех главных врачей и их заместителей в немедицинские работники и допуска к управлению к управлению медицинскими организациями в качестве первых руководителей лиц без медицинского образования. Менеджер здравоохранения 2019; (1): 10-14.
  21. Пивень Д.В., Кицул И.С., Иванов И.В. Имеет ли право организатор здравоохранения работать главным врачом или его заместителем? Менеджер здравоохранения 2018; (9): 6-12.

References

  1. Ob utverzhdenii gosudarstvennoj programmy rossijskoj federacii «Razvitie zdravooxraneniya». [On approval of the state program of the Russian Federation «Development of health care»]. [Postanovlenie Pravitelstva RF ot 26 dekabrya 2017 goda №1640]. [Online]. [cited: 26 maya 2021 goda]. Available from: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201712290017 (In Russian).
  2. Ob utverzhdenii vedomstvennoj celevoj programmy «Upravlenie kadrovymi resursami zdravooxraneniya» [On approval of the departmental target program «Management of human resources for health»]. [Prikaz Minzdrava Rossii ot 19 fevralya 2019 goda №68]. [Online]. [cited: 26 maya 2021 goda]. Available from: Spravochno-pravovaya sistema «Konsultant plyus» [Elektronnyj resurs] / Kompaniya «Konsultant plyus» (In Russian).
  3. Pasport naczional`nogo proekta «Zdravookhranenie». Passport of the national project «Health care» []. [Prezidium Soveta pri Prezidente RF po strategicheskomu razvitiyu i naczional`ny`m proektam, protokol ot 24 dekabrya 2018 goda № 16]. [Online]. [cited: 26 maya 2021 goda]. Available from: Spravochno-pravovaya sistema «Konsultant plyus» [Elektronnyj resurs] / Kompaniya «Konsultant plyus» (In Russian).
  4. Son I.M., Gazheva A.V., Senenko A.Sh., Zaxarchenko O.O., Leonov S.A., Kupeeva I.A. Nemedicinskij i prochij personal rabotayushhij v medicinskix organizaciyax podchinennyx subektu rossijskoj federacii. [Non-medical and other personnel working in medical organizations subordinate to the subject of the Russian Federation]. Menedzher zdravooxraneniya 2017; (2): 40-48. (In Russian).
  5. Tarasenko E.A. Zarubezhnyj i rossijskij opyt upravleniya kadrovymi resursami v zdravooxranenii struktura «prochego» ili «vspomogatelnogo» personala. [Foreign and Russian experience in human resources management in healthcare: the structure of "Other" or "Auxiliary" personnel]. Menedzher zdravooxraneniya 2016; (7): 57-64. (In Russian).
  6. Ob utverzhdenii Nomenklatury dolzhnostej medicinskix rabotnikov i farmacevticheskix rabotnikov. [On approval of the Nomenclature of positions of medical workers and pharmaceutical workers]. [Prikaz Minzdrava Rossii ot 20 dekabrya 2012 № 1183n]. [Online]. [cited: 26 maya 2021 goda]. Available from: https://docs.cntd.ru/document/499000607 (In Russian).
  7. Ob utverzhdenii Edinogo kvalifikacionnogo spravochnika dolzhnostej rukovoditelej, specialistov i sluzhashhix, razdel «Kvalifikacionnye xarakteristiki dolzhnostej rabotnikov v sfere zdravooxraneniya». [On the approval of the Unified Qualification Directory of positions of managers, specialists and employees, section «Qualification characteristics of positions of employees in the field of healthcare»]. [Prikaz Minzdravsocrazvitiya Rossii ot 23 iyulya 2010 goda № 541n]. [Online]. [cited: 26 maya 2021 goda]. Available from: https://docs.cntd.ru/document/902232199 (In Russian).
  8. O vvedenii novykh sistem oplaty truda rabotnikov federal'nykh byudzhetnykh, avtonomnykh i kazennykh uchrezhdenij i federal'nykh gosudarstvennykh organov, a takzhe grazhdanskogo personala voinskikh chastej, uchrezhdenij i podrazdelenij federal'nykh organov ispolnitel'noj vlasti, v kotorykh zakonom predusmotrena voennaya i priravnennaya k nej sluzhba, oplata truda kotorykh osushchestvlyaetsya na osnove Edinoj tarifnoj setki po oplate truda rabotnikov federal'nykh gosudarstvennykh uchrezhdenijю [On the introduction of new systems of remuneration for employees of federal budgetary, autonomous and state-owned institutions and federal state bodies, as well as civilian personnel of military units, institutions and divisions of federal executive bodies, in which the law provides for military and equivalent service, whose remuneration is based on a single tariff scale for the remuneration of employees of federal state institutions]. [Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 05 avgusta 2008 goda № 583]. [Online]. [cited: 26 maya 2021 goda]. Available from: https://docs.cntd.ru/document/902113193 (In Russian).
  9. Korablev V.N. O probleme celepolaganiya i rezultatax deyatelnosti nemedicinskogo personala medicinskoj organizacii. [About the problem of goal setting and the results of the activities of the medical staff of a medical organization]. Dalnevostochnyj medicinskij zhurnal 2016; (3): 123-126. (In Russian).
  10. Opredelenie optimal`nogo sootnosheniya vrachebnogo/srednego mediczinskogo/prochego personala v gosudarstvenny`kh i municzipal`ny`kh uchrezhdeniyakh zdravookhraneniya obshhej lechebnoj seti i speczializirovanny`kh sluzhb. [Determining the optimal ratio of medical/secondary medical / other personnel in state and municipal health institutions of the general medical network and specialized services]. [Pis`mo Minzdrava Rossii «O napravlenii metodicheskikh rekomendaczij» ot 25 oktyabrya 2012 goda № 16-5/10/2-3238]. [Online]. [cited: 31 maya 2021 goda]. Available from: https://docs.cntd.ru/document/499056390 (In Russian).
  11. Benkovskaya O.P., Chernaya I.P., Gorshkova O.V. Nemedicinskij personal lechebnyx uchrezhdenij: problemy opredeleniya ponyatiya i regulirovaniya chislennosti. [Non-medical personnel of medical institutions: problems of definition of the concept and regulation of the number]. Tixookeanskij medicinskij zhurnal 2016; 65 (3): 89-92. (In Russian).
  12. Ob utverzhdenii form federal'nogo statisticheskogo nablyudeniya s ukazaniyami po ikh zapolneniyu dlya organizacii Ministerstvom zdravookhraneniya Rossijskoj Federacii federal'nogo statisticheskogo nablyudeniya v sfere okhrany zdorov'ya. [About the approval of forms of federal statistical observation with instructions on their filling for the organization by the Ministry of Health of the Russian Federation of federal statistical observation in the field of health protection]. [Prikaz Rosstata ot 30 dekabrya 2020 № 863]. [Online]. [cited: 26 maya 2021 goda]. Available from: https://docs.cntd.ru/document/573319901 (In Russian).
  13. Movsisyan A.A. Osobennosti professional`ny`kh kharakteristik rukovoditelya -upravlencza mediczinskogo uchrezhdeniya. [Features of professional characteristics of the head-manager of a medical institution]. Izvestiya Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo e`konomicheskogo universiteta 2021; 1 (127): 178-180. (In Russian).
  14. Madige V.R., Udara M.A. Strategicheskij menedzhment v sfere zdravookhraneniya: povedencheskie i kognitivny`e strategicheskie podkhody` i upravlenie znaniyami v sfere zdravookhraneniya. [Strategic management in healthcare: behavioral and cognitive strategic approaches and knowledge management in healthcare]. Skif 1 (53): 347-356. (In Russian).
  15. Popovich V.K., Shikina I.B., Turchiev A.G., Baklanova T.N. Rol` mediczinskikh kadrov pri realizaczii politiki v oblasti kachestva mediczinskoj pomoshhi. [The role of medical staff in the implementation of the policy in healthcare treatment area]. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya 2011; 17(1). [Online]. [cited: 01 iyunya 2021 goda]; Available at: http://vestnik.mednet.ru/content/wiew/270/30/lang.ru/ (in Russian).
  16. Ob oczenke e`ffektivnosti deyatel`nosti organov ispolnitel`noj vlasti sub`ektov Rossijskoj Federaczii (vmeste s «Metodikoj oczenki e`ffektivnosti deyatel`nosti organov ispolnitel`noj vlasti sub`ektov Rossijskoj Federaczii») [On the evaluation of the effectiveness of the executive authorities of the subjects of the Russian Federation (together with the " Methodology for evaluating the effectiveness of the executive Authorities of the subjects of the Russian Federation»)]. [Postanovlenie Pravitel`stva RF ot 15 aprelya 2009 goda № 322 «O merakh po realizaczii Ukaza Prezidenta Rossijskoj Federaczii» ot 28 iyunya 2007 goda № 825]. [Online]. [cited: 31 maya 2021 goda]. Available from: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/95374/ (In Russian).
  17. Shevskij V.I., Shejman I.M. Metodologicheskie podkhody` k perspektivnoj oczenke potrebnosti v mediczinskikh kadrakh. [Methodological approaches to the prospective assessment of the need for medical personnel]. Zdravookhranenie 2015; (3): 62-72. (In Russian).
  18. Shevskij V.I., Shejman I.M. Metodologicheskie podkhody` k perspektivnoj oczenke potrebnosti v mediczinskikh kadrakh. [Methodological approaches to the prospective assessment of the need for medical personnel]. Zdravookhranenie 2015; (4): 58-70. (In Russian).
  19. Shejman I.M., Shevskij V.I. Kadrovaya politika v zdravookhranenii: sravnitel`ny`j analiz Rossijskoj i mezhdunarodnoj praktiki. Voprosy` gosudarstvennogo i municzipal`nogo upravleniya. [HR Policy in Healthcare: a comparative analysis of Russian and international Practice]. 2015; (1): 143-167. (In Russian).
  20. Piven' D.V., Kicul I.S. O nedopustimosti perevoda vsekh glavnykh vrachej i ikh zamestitelej v nemedicinskie rabotniki i dopuska k upravleniyu k upravleniyu medicinskimi organizaciyami v kachestve pervykh rukovoditelej lic bez medicinskogo obrazovaniya. [On the inadmissibility of the transfer of all chief physicians and their deputies to non-medical workers and admission to the management to the management of medical organizations as first managers of persons without medical education]. Menedzher zdravookhraneniya 2019; (1): 10-14. (In Russian).
  21. Piven' D.V., Kicul I.S., Ivanov I.V. Imeet li pravo organizator zdravookhraneniya rabotat' glavnym vrachom ili ego zamestitelem? [Does the health organizer have the right to work as the chief physician or his deputy?]. Menedzher zdravookhraneniya 2018; (9): 6-12. (In Russian).

Дата поступления: 26.05.2021


Просмотров: 769

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 29.07.2021 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search