О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0,982.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №5 2021 (67) arrow СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПОКАЗАТЕЛЕЙ СМЕРТНОСТИ ОТ ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН В 2015 и 2019 гг.
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПОКАЗАТЕЛЕЙ СМЕРТНОСТИ ОТ ИНФЕКЦИОННЫХ БОЛЕЗНЕЙ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН В 2015 и 2019 гг. Печать
19.11.2021 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-5-3

Латыпов А.Б., Шарафутдинов М.А., Мухамадеева О.Р., Еникеева Д.Р., Шарафутдинова Н.Х.
Башкирский государственный медицинский университет Минздрава России, Уфа, Россия

Резюме

Актуальность. Увеличение ожидаемой продолжительности жизни при рождении в результате снижения смертности населения, в том числе, детей и лиц трудоспособного возраста, является одной из основных задач демографической политики. В связи с этим, анализ показателей смертности населения, в том числе от инфекционных болезней, является актуальным направлением научных исследований.

Цель. Оценка уровня, структуры и динамики показателей смертности от инфекционных болезней в Республике Башкортостан в 2015 и 2019 гг.

Материал и методы. Проанализированы данные статистической отчетной формы С-51 «Распределение умерших по полу, возрастным группам и причинам смерти» по РБ за 2015 и 2019 гг. по причине инфекционных болезней.

Результаты. В трудоспособном возрасте основной причиной смерти среди инфекционных болезней является ВИЧ-инфекция, коэффициент смертности – 19,4 случая на 100 тыс. населения трудоспособного возраста в 2015 г., 27,5 – в 2019 г. (рост на 41,8%). Смертность от туберкулеза снизилась на 45,9% - с 10,9 случая до 5,9 случая на 100 тыс. населения трудоспособного возраста. Среди детей наибольший коэффициент смертности среди инфекционных болезней зарегистрирован от сепсиса соответственно – 5,5 и 2,3 случая на 100 тыс. детей в возрасте 0-17 лет.

Выводы. Смертность от инфекционных болезней в РБ в 2019 г. по сравнению с 2015 г. снизилась на 2,2% с 22,7 до 22,2 на 100 тыс. населения, ВИЧ-инфекция составляла в ее структуре соответственно 51,0% и 70,8%.

Ключевые слова: инфекционные болезни, смертность, ВИЧ-инфекция, туберкулез

Контактная информация: Шарафутдинова Назира Хамзиновна, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Латыпов А.Б., Шарафутдинов М.А., Мухамадеева О.Р., Еникеева Д.Р., Шарафутдинова Н.Х. Сравнительный анализ показателей смертности от инфекционных болезней в Республике Башкортостан в 2015 и 2019 гг.. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2021; 67(5):3. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1300/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-5-3.

COMPARATIVE ANALYSIS OF MORTALITY RATES FROM INFECTIOUS DISEASES IN THE REPUBLIC OF BASHKORTOSTAN IN 2015 AND 2019.
Latypov A.B., Sharafutdinov M.A., Mukhamadeeva O.R., Enikeeva D.R., Sharafutdinova N.Kh.

Bashkir State Medical University, Ufa, Russia

Abstract

Significance. Increasing life expectancy at birth as a result of the reduced mortality, in particular, among children and people of working age, is one of the main objectives of demographic policy. In this regard, the analysis of mortality rates, in particular from infectious diseases, is a current direction of scientific research.

The purpose of the study is to evaluate the level, structure and dynamics in mortality from infectious diseases in the Republic of Bashkortostan in 2015 and 2019.

Material and methods. Data of the statistical form C-51 «Distribution of deaths from infectious diseases by gender, age and causes of death» in the Republic of Bashkortostan for 2015 and 2019 have been analyzed.

Results. In working ages, the main cause of death from infectious diseases is HIV infection with the mortality rates adding up to 19.4 per 100 000 population in 2015, and 27.5 – in 2019. ( a 41.8% increase). The mortality rates from tuberculosis decreased by 45.9% – from 10.9 per 100 000 population to 5.9. Among children, sepsis accounts for the highest mortality rates - 5.5 and 2.3 per 100 000 children aged 0-17, respectively.

Conclusion. Mortality from infectious diseases in the Republic of Bashkortostan in 2019 compared to 2015 decreased by 2.2% from 22.7 to 22.2 per 100 000 population; in the structure of death causes HIV infection accounted for 51.0% and 70.8%, respectively.

Keywords: infectious diseases, mortality, HIV infection, tuberculosis.

Corresponding author: Nazira Kh. Sharafutdinova e-mail:  Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Latypov A.B. https://orcid.org/0000-0001-9959-7094
Sharafutdinov M.A. https://orcid.org/0000-0001-6062-6062
Mukhamadeeva O.R. https://orcid.org/0000-0001-6731-8353
Enikeeva D.R.  https://orcid.org/0000-0002-2354-4073
Sharafutdinova N.Kh. https://orcid.org/0000-0002-8727-1203
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Conflict of interests. The authors declare no conflict of interest.
For citation: Latypov A.B., Sharafutdinov M.A., Mukhamadeeva O.R., Enikeeva D.R., Sharafutdinova N.Kh. Comparative analysis of mortality rates from infectious diseases in the Republic of Bashkortostan in 2015 and 2019. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia / Social aspects of population health [serial online] 2021; 67(5):3 . Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1300/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2021-67-5-3. (In Rus).

Введение

Основной целью реализуемого в настоящее время в Российской Федерации (РФ) национального проекта «Здравоохранение» является увеличение ожидаемой продолжительности жизни при рождении в результате снижения смертности населения, в частности, детей и лиц трудоспособного возраста. В связи с этим актуальными направлениями научных исследований является изучение показателей смертности и их влияния на демографические процессы. Проблема смертности от инфекционных болезней является одной из составляющих этих исследований. Распространение инфекции, вызванной вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), периодически возникающие очаги особо опасных инфекций, пандемия новой коронавирусной инфекции COVID-19, многократно увеличивают значимость исследований влияния инфекционной патологии на смертность. Особую актуальность приобретают исследования по изучению распространенности инфекционных болезней на фоне значительно усилившихся в последнее десятилетие миграционных процессов из стран с неблагополучной эпидемической ситуацией в связи с развитием международного туризма. В научных работах освещаются различные аспекты смертности от инфекционных болезней. В частности исследуется динамика коэффициента смертности. Согласно опубликованным данным в 1990-2015 гг. в РФ регистрируется высокий уровень смертности от инфекционных заболеваний по сравнению с другими Европейскими странами [1]. При этом смертность от инфекционных болезней в 2014 г. в РФ была в 1,6 раза выше, чем в РСФСР в 1991 г. [2]. В некоторых работах анализируется смертность от инфекций среди женщин и детей. В них отмечается, что смертность женщин всех возрастов от инфекционных болезней с 2003 по 2018 г. в РФ выросла в 1,4 раза – с 0,7 до 1,2 случая на 100 тыс. женщин [3]. Смертность детей в возрасте от 0 до 14 лет от инфекций в РФ в 2017 г. находилась на 4-м месте в структуре общей смертности и составляла 2,8 случая на 100 тыс. детей [4]. Значительное внимание уделяется изучению смертности от инфекционных болезней, представляющих наибольшую опасность, таких как ВИЧ-инфекция и туберкулез. Коэффициент смертности от ВИЧ-инфекции в РФ вырос с 0,1 случая на 100 тыс. населения в 2000 г. до 14,0 – в 2018 г. [5]. Исследователи приходят к выводу, что дальнейшее увеличение смертности от ВИЧ/СПИД, может существенно ухудшить демографическую ситуацию [6]. При этом в РФ регистрируется снижение смертности от туберкулеза: в 2006-2017 гг. на 68,3%, с 18,6 до 5,9 случая на 100 тыс. населения [7]. Исследуется смертность от инфекционных болезней и на уровне регионов РФ [8,9,10,11,12]. Так, коэффициент смертности от инфекционных заболеваний по Республике Саха (Якутия) вырос с 2010 по 2017 г. в 1,15 раза и составил 13,2 случая на 100 тыс. населения [8]. В Иркутской области на фоне снижения общей смертности населения в 2000-2012 гг. коэффициент смертности по классу «Некоторые инфекционные и паразитарные болезни» за данный период, увеличился на 44,9% [9]. Доля умерших от ВИЧ-инфекции в структуре смертности от инфекционных и паразитарных болезней в Республике Башкортостан (РБ) за 2014-2018 гг. выросла в 3,5 раза [10]. В Ульяновской области в период 1990–2012 гг. смертность от инфекционных заболеваний выросла с 11,3 до 30,4 случая на 100 тыс. населения (в 2,37 раза), в 2012 г. на нее приходилось 2,0% в структуре общей смертности [11]. В структуре смертности детского населения Ростовской области в 2013 г. на инфекционные и паразитарные болезни приходилось 8,1% [12].

Цель исследования. Оценка уровня, структуры и динамики показателей смертности от инфекционных болезней в Республике Башкортостан в 2015 и 2019 гг.

Материал и методы. Материалом для исследования были данные территориального органа Федеральной службы государственной статистики по РБ - статистическая отчетная форма С-51 «Распределение умерших по полу, возрастным группам и причинам смерти» за 2015 и 2019 гг. и данные о численности населения. Анализ проводился среди всего населения, а также отдельно среди мужского и женского населения, среди детей в возрасте 0-17 лет и населения трудоспособного возраста. Рассчитывался коэффициент смертности от отдельных групп инфекционных болезней на 100 тыс. населения соответствующей возрастной группы, структура смертности от инфекционных болезней по нозологическим группам в процентах, темп прироста коэффициента смертности от инфекционных болезней в 2019 г. по сравнению с 2015 г. в процентах. Проводился сравнительный анализ данных по исследуемым годам. Статистическая обработка проводилась в программе Microsoft Office Excel 2019. Обоснованием для сравнения этих годов является снижение и стабилизация основных показателей смертности в к 2015 году и дальнейшее ухудшение ситуации по смертности населения.

Результаты. В 2019 г. по сравнению с 2015 г. коэффициент смертности от инфекционных болезней в РБ снизился на 2,2% – с 22,7 до 22,2 случая на 100 тыс. населения. Удельный вес инфекционных болезней в структуре общей смертности населения от заболеваний (без учета смерти от внешних причин) составил в 2015 г. 1,9%, в 2019 г. 2,0%. Наибольший коэффициент смертности среди инфекционных болезней в РБ приходился на болезнь, вызванную вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекция) в 2015 г. – 11,6 случая на 100 тыс. населения, в 2019 г. – 15,7 случая на 100 тыс. населения, т.е. вырос на 35,5% (табл. 1). При этом удельный вес ВИЧ-инфекции в структуре смертности от инфекционных болезней вырос с 51,0% до 70,8%. Второе место среди причин смертности занимал туберкулез: в 2015 г. – 7,5 случая на 100 тыс. населения, в 2019 – 4,5 случая на 100 тыс. населения (снижение на 40,4%). Учитывая, что ВИЧ-инфекция часто сопровождается туберкулезом, как вторичная инфекция, и последний зачастую становится причиной смерти ВИЧ-инфицированного, представляет интерес исследование суммы показателя смертности от этих двух заболеваний. Сумма показателей коэффициента смертности от ВИЧ-инфекции и от туберкулеза увеличилась на 5,7%: в 2015 г. она составляла 19,0 случая на 100 тыс. населения (775 случаев), в 2019 г. соответственно – 20,1 случая на 100 тыс. населения (814 случая). Необходимо отметить, что совокупный удельный вес ВИЧ-инфекции и туберкулеза в структуре смертности от инфекционных болезней вырос с 83,9% до 90,9%., т.е. в 2015 г. на все остальные инфекции в данной структуре приходилось 16,1%, а в 2019 г. – 9,1%. Среди других заболеваний, ставших причиной смерти, наиболее высокий коэффициент смертности имели: вирусные гепатиты 1,4 случая на 100 тыс. населения в 2015 г. и 1,0 случая на 100 тыс. населения – в 2019 г. и сепсис соответственно – 1,3 и 1,0 случая на 100 тыс. населения. Смертность от других бактериальных инфекций снизилась с 0,2 случая на 100 тыс. населения – в 2015 г. до 0,1 случая на 100 тыс. населения – в 2019 г., от кишечных инфекций соответственно с – 0,2 случая до 0,0 случая. Коэффициент смертности от других болезней, вызываемых вирусами и вирусных лихорадок, не изменился, и составлял по 0,2 случая на 100 тыс. населения. Обращает на себя внимание наличие смертности от эхинококкоза, менингококковой инфекции и рожи. Коэффициент смертности от этих болезней составлял по 0,1 случая на 100 тыс. населения. Случаи смерти от вирусных энцефалитов, других гельминтозов, отдаленных последствий инфекционных и бактериальных болезней были единичными.

Таблица 1

Показатели смертности от инфекционных болезней среди всего населения в Республике Башкортостан в 2015 и 2019 гг. (абс. число случаев, коэффициент смертности на 100 тыс. населения, удельный вес отдельных нозологий в %)

Наименование Годы
2015 2019
абс.ч. на 100 тыс. населения % абс.ч. на 100 тыс. населения %
ВИЧ-инфекция 471 11,6 51,0 634 15,7 70,8
Туберкулез 304 7,5 32,9 180 4,5 20,1
Вирусные гепатиты 57 1,4 6,2 40 1,0 4,5
Сепсис 51 1,3 5,5 11 0,3 1,2
Другие болезни, вызываемые вирусами 9 0,2 1,0 7 0,2 0,8
Другие бактериальные инфекции 8 0,2 0,9 4 0,1 0,4
Кишечные инфекции 6 0,2 0,6 1 - 0,1
Другие вирусные лихорадки 6 0,2 0,6 6 0,2 0,7
Эхинококкоз 5 0,1 0,5 3 0,1 0,3
Менингококковая инфекция 3 0,1 0,3 3 0,1 0,3
Рожа 3 0,1 0,3 4 0,1 0,4
Вирусный энцефалит 1 0,0 0,1 1 - 0,1
Другие гельминтозы - - - 1 - 0,1
Отдаленные последствия - - - 1 0,0 0,1
Всего 924 22,7 100,0 896 22,2 100,0

Иная ситуация по показателям смертности от инфекционных болезней регистрировалась среди детей в возрасте 0-17 лет. Коэффициент смертности в данной возрастной группе составлял в 2015 г. – 17,3 случая на 100 тыс. детей, в 2019 г. – 11,6 случая на 100 тыс. детей (снижение на 33,0%). Удельный вес инфекционных болезней в структуре общей смертности детей (без учета смерти от внешних причин) составлял соответственно 4,0% и 4,1%. В данном случае среди инфекционных болезней в качестве причины смерти преобладали сепсис с коэффициентом смертности 5,5 случая на 100 тыс. детей в 2015 г. (табл. 2) и 2,3 случая на 100 тыс. детей – в 2019 г. и другие болезни, вызываемые вирусами, соответственно – 4,7 и 4,6 случая на 100 тыс. детей. В 2015 г. регистрировалась смертность от кишечных инфекций (2,4 случая на 100 тыс. детей), от ВИЧ-инфекции (2,4 случая на 100 тыс. детей), от вирусных гепатитов (1,6 случая на 100 тыс. детей), в 2019 г. – от туберкулеза (0,8 случая на 100 тыс. детей) и других бактериальных инфекций (2,3 случая на 100 тыс. детей). Менингококковая инфекция регистрировалась в качестве причины смерти среди детей в 2015 г. на уровне 0,8 случая на 100 тыс. детей и в 2019 г. – 1,6 случая на 100 тыс. детей. В 2019 г. регистрировалась смертность от туберкулеза – 0,8 случая на 100 тыс. детей, и от других бактериальных инфекций – 2,3 случая на 100 тыс. детей.

Таблица 2

Показатели смертности от инфекционных болезней среди детей 0-17 лет в Республике Башкортостан в 2015 и 2019 гг. (абс. число случаев, коэффициент смертности на 100 тыс. детей 0-17 лет, удельный вес отдельных нозологий в %)

Наименование Годы
2015 2019
абс.ч. на 100 тыс. детей % абс.ч. на 100 тыс. детей %
Сепсис 7 5,5 31,8 3 2,3 20,0
Другие болезни, вызываемые вирусами 6 4,7 27,3 6 4,6 40,0
Кишечные инфекции 3 2,4 13,6 - - -
ВИЧ-инфекция 3 2,4 13,6 - - -
Вирусные гепатиты 2 1,6 9,1 - - -
Менингококковая инфекция 1 0,8 4,5 2 1,6 13,3
Туберкулез - - - 1 0,8 6,7
Другие бактериальные инфекции - - - 3 2,3 20,0
Всего 22 17,3 100,0 15 11,6 100,0

Анализируя показатели смертности среди лиц трудоспособного возраста выявили, что коэффициент смертности в 2015 г. составлял 34,4 случая, в 2019 г. – 35,7 случая на 100 тыс. человек трудоспособного возраста (рост на 3,8%) (табл. 3). Удельный вес инфекционных болезней в структуре смертности населения трудоспособного возраста от инфекционных заболеваний (без учета смерти от внешних причин) составлял соответственно 7,7% и 9,3%. Среди населения трудоспособного возраста удельный вес ВИЧ-инфекции в структуре смертности от инфекционных болезней составлял в 2015 г. 56,5%, в 2019 г. – 77,0%, туберкулеза соответственно 31,5% и 16,5%, совокупный удельный вес двух инфекций достиг 88,0% и 93,5%. Коэффициент смертности от ВИЧ-инфекции среди населения трудоспособного возраста в 2019 г. по сравнению с 2015 г. вырос на 41,8% – с 19,4 случая на 100 тыс. населения данной возрастной группы до 27,5 случая на 100 тыс. населения данной возрастной группы, от туберкулеза, напротив, снизился на 45,9% – с 10,9 до 5,9 случая на 100 тыс. населения трудоспособного возраста. Коэффициент смертности от вирусных гепатитов снизился с 1,7 случая на 100 тыс. населения трудоспособного возраста до 1,5 случая на 100 тыс. населения трудоспособного возраста (снижение на 11,8%), от сепсиса с 1,7 до 0,4 случая на 100 тыс. населения трудоспособного возраста (снижение на 76,5%), эхинококкоза с 0,2 до 0,04 случая на 100 тыс. населения трудоспособного возраста (снижение в 5 раз), от других вирусных инфекций не изменился – 0,2 случая на 100 тыс. человек трудоспособного возраста. Рожа, другие бактериальные инфекции, менингококковая инфекция, вирусный энцефалит, другие болезни, вызываемые вирусами, приводили к единичным случаям смерти.

Таблица 3

Показатели смертности от инфекционных болезней среди населения трудоспособного возраста в Республике Башкортостан в 2015 и 2019 гг. (абс. число случаев, коэффициент смертности на 100 тыс. населения трудоспособного возраста, удельный вес отдельных нозологий в %)

Наименование Годы
2015 2019
случаев на 100 тыс. % случаев на 100 тыс. %
ВИЧ-инфекция 462 19,4 56,5 611 27,5 77,0
Туберкулез 258 10,9 31,5 131 5,9 16,5
Вирусные гепатиты 41 1,7 5,0 34 1,5 4,3
Сепсис 40 1,7 4,9 8 0,4 1,0
Другие вирусные лихорадки 5 0,2 0,6 5 0,2 0,6
Эхинококкоз 5 0,2 0,6 1 0,0 0,1
Рожа 2 0,1 0,2 - - -
Другие бактериальные инфекции 2 0,1 0,2 1 0,0 0,1
Менингококковая инфекция 1 0,0 0,1 1 0,0 0,1
Вирусный энцефалит 1 0,0 0,1 1 0,0 0,1
Другие болезни, вызываемые вирусами 1 0,0 0,1 1 0,0 0,1
Всего 818 34,4 100,0 794 35,7 100,0

Среди мужского населения РБ коэффициент смертности от инфекционных болезней в 2015 г. составлял 33,5 случая на 100 тыс. мужского населения (639 случаев), в 2019 г. – 33,3 случая на 100 тыс. мужского населения (633 случая), снижение на 0,6%. От ВИЧ-инфекции смертность возросла с 16,2 случая на 100 тыс. мужского населения (309 случаев) до 23,5 случая на 100 тыс. мужского населения (446 случаев), рост на 45,1%; от туберкулеза – 12,5 случая на 100 тыс. мужского населения (239 случаев) и 6,6 случая на 100 тыс. мужского населения (125 случаев), снижение на 47,2%.

Среди женского населения РБ: коэффициент смертности от инфекционных болезней в 2015 г. был значительно ниже, чем среди мужского населения и составлял в 2015 г. 13,2 случая на 100 тыс. женского населения (285 случаев), в 2019 г. – 12,2 случая на 100 тыс. женского населения (263 случая), снижение на 7,6%, от ВИЧ-инфекции – 7,5 случая на 100 тыс. женского населения (162 случая) и 8,7 на 100 тыс. женского населения (188 случая), рост на 47,2%, от туберкулеза – 3,0 случая на 100 тыс. женского населения (65 случаев) и 2,0 случая на 100 тыс. женского населения (44 случая), снижение на 33,3%.

Обсуждение. Медико-социальные проблемы инфекционных болезней в РБ определяются, прежде всего, отсутствием положительной динамики показателей уровня заболеваемости и смертности населения. За пятилетний период наблюдения в РБ не произошло существенного снижения смертности от инфекционных болезней. Во многом это обусловлено увеличением как абсолютного числа умерших, так и относительных показателей смертности от ВИЧ-инфекции. Проблемы инфекционных болезней актуальны для многих субъектов РФ [8,9,11,12]. Для РБ характерно наличие протяженных границ с другими регионами РФ. Именно в городах и населенных пунктах, граничащих с другими регионами, отмечается высокая заболеваемость ВИЧ-инфекцией [10]. В тоже время у десятой части умерших причиной смерти являются другие инфекционные болезни, например, гепатиты, сепсис, что в определенной степени связано с качеством оказания медицинской помощи. В данную статью не включены материалы о смертности в 2020 г., так как они требуют комплексного анализа с учетом статистических данных о смерти от других причин, связанных с эпидемией COVID-19.

Выводы. Результаты сравнительного анализа показателей смертности от инфекционных болезней в РБ в 2015 г. и в 2019 г. позволяют сделать следующие выводы.

  1. Коэффициент смертности от инфекционных болезней в РБ в 2019г. по сравнению с 2015 г. снизился на 2,2% – с 22,7 до 22,2 случая на 100 тыс. населения, что свидетельствует об относительной стабильности данного показателя в исследуемый период.
  2. Наибольший коэффициент смертности среди инфекционных болезней регистрировался от ВИЧ-инфекции, его уровень вырос на 35,5% – с 11,6 до 15,7 случая на 100 тыс. населения, а удельный вес в соответствующей структуре увеличился с 51,0% до 70,8%.
  3. Существенной оставалась смертность от туберкулёза, однако ее коэффициент снизился на 40,0% с 7,5 до 4,5 случая на 100 тыс. населения, а удельный вес в соответствующей структуре снизился с 32,9% до 20,1%.
  4. Коэффициент смертности от инфекционных болезней среди населения трудоспособного возраста был выше, чем среди детей 0-17 лет: в 2015 г. – в 2 раза, а в 2019 г – в 3 раза, это было связано с высоким уровнем распространенности и смертности от ВИЧ-инфекции и туберкулеза среди трудоспособного населения, который не характерен для детского населения, а также снижением смертности детей от инфекционных болезней на 33,0%.
  5. Коэффициент смертности от инфекционных болезней среди мужского населения был выше, чем среди женского: в 2015 г. – в 2,5 раза, в 2019 г. – в 2,7 раза, что также в большей степени было обусловлено большим числом случаев смерти от ВИЧ-инфекции и туберкулеза среди мужского населения, по сравнению с женским.

Библиография

  1. Полибин Р.В., Миндлина А.Я., Герасимов А.А., Брико Н.И. Сравнительный анализ смертности от инфекционных болезней в Российской Федерации и некоторых странах Европы. Эпидемиология и вакцинопрофилактика 2017; 16(3): 4-10. DOI: 10.31631/2073-3046-2017-16-3-4-10.
  2. Ющук Н.Д., Улумбекова Г.Э., Палевская С.А., Гиноян А.Б., Калашникова А.В., Акбердиева Е.А. Анализ основных показателей деятельности инфекционной службы Российской Федерации. Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение 2016; (3): 13-23.
  3. Сабгайда Т.П. Ростовская Т.К. Смертность женщин в Российской Федерации. Экология человека 2020; (11): 46-52. DOI: 10.33396/1728-0869-2020-11-46-52.
  4. Лобзин Ю.В., Рычкова С.В., Скрипченко Н.В., Усков А.Н., Федоров В.В. Динамика инфекционной заболеваемости у детей в Российской Федерации в 2017-2018 годах. Медицина экстремальных ситуаций 2019; 21(3): 340-350.
  5. Ладная Н.Н., Покровский В.В., Козырина Н.В., Соколова Е.В., Дементьева Л.А. Смертность, связанная с инфекцией, вызываемой вирусом иммунодефицита человека, в Российской Федерации в 1987-2018 гг. Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы 2020; 10(3): 54-62. DOI: 10.22328/2077-9828-2020-12-1-113-122.
  6. Покровский В.В., Ладная Н.Н., Покровская А.В. ВИЧ/СПИД сокращает число россиян и продолжительность их жизни. Демографическое обозрение 2017; 4(1): 65-82. DOI: 10.17323/demreview.v4i1.6988.
  7. Цыбикова Э.Б., Cон И.М., Владимиров А.В. Смертность от туберкулеза и ВИЧ-инфекции в России. Туберкулез и болезни легких 2020; 98(6): 15-21. DOI: 10.21292/2075-1230-2020-98-6-15-21.
  8. Слепцова С.С., Гоголев Н.М., Заморщикова О.М. Анализ деятельности инфекционной службы в РС(Я). Якутский медицинский журнал 2018; (4): 65-68. DOI: 10.25789/YMJ.2018.64.19.
  9. Баянова Т.А., Ботвинкин А.Д. Анализ смертности населения Иркутской области на фоне эпидемии ВИЧ-инфекции. Медицина в Кузбассе 2015; 14(4): 19-23.
  10. Яппаров Р.Г., Симонов Р.О., Ахтямов М.Н., Мурзабаева Р.Т. Сравнительный анализ структуры смертности среди ВИЧ-инфицированного контингента населения в Республике Башкортостан за 2017-2019 гг. Медицинский вестник Башкортостана 2020; 15(5): 41-47.
  11. Горбунов В.И., Возженникова Г.В., Исаева И.Н., Яшков М.В., Вагаев В.Д. Динамика смертности населения Ульяновской области за период 1990–2012 гг. Ульяновский медико-биологический журнал 2013; (3): 102-109.
  12. Прометной Д.В., Спиридонова Е.А., Румянцев С.А., Шаршов Ф.Г., Каадзе М.К., Михайлова В.Е. и др. Смертность детского населения в Ростовской области Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы 2014; (6): 63-68. DOI: 10.33396/1728-0869-2020-11-46-52.

References

  1. Polibin R.V., Mindlina A.Y., Gerasimov A.A., Briko N.I. Sravnitel'nyy analiz smertnosti ot infektsionnykh bolezney v Rossiyskoy Federatsii i nekotorykh stranakh Evropy [Comparative analysis of mortality from infectious diseases in the Russian Federation and some European countries]. Epidemiologiya i vaktsinoprofilaktika 2017; 16(3): 4-10. DOI: 10.31631/2073-3046-2017-16-3-4-10 (In Russian).
  2. Yushchuk N.D., Ulumbekova G.E., Palevskaya S.A., Ginoyan A.B., Kalashnikova A.V., Akberdieva E.A. Analiz osnovnykh pokazateley deyatel'nosti infektsionnoy sluzhby Rossiyskoy Federatsii [Analysis of the main indicators of infectious service in the Russian Federation]. Infektsionnye bolezni: novosti, mneniya, obuchenie 2016; (3): 13-22. (In Russian).
  3. Sabgaida T.P., Rostovskaya T.K. Smertnost' zhenshchin v Rossiyskoy Federatsii [Female Mortality in Russia]. Ekologiya cheloveka 2020; (11): 46-52. DOI: 10.33396/1728-0869-2020-11-46-52 (In Russian).
  4. Lobzin Yu.V., Rychkova S.V., Skripchenko N.V., Uskov A.N., Fedorov V.V. Dinamika infektsionnoy zabolevaemosti u detey v Rossiyskoy Federatsii v 2017-2018 godakh [Dynamics of infectious morbidity rate in children in the Russian Federation for the period of 2017-2018]. Meditsina ekstremal'nykh situatsiy 2019; 21(3): 340-350. (In Russian).
  5. Ladnaia N.N., Pokrovsky V.V., Kozyrina N.V., Sokolova E.V., Dementyeva L.А. Smertnost', svyazannaya s infektsiey, vyzyvaemoy virusom immunodefitsita cheloveka, v Rossiyskoy Federatsii v 1987-2018 gg. [Human immunodeficiency virus-related mortality in the Russian Federation in 1987-2018]. Epidemiologiya i infektsionnye bolezni. Aktual'nye voprosy 2020; 10(3): 54-62. DOI: 10.22328/2077-9828-2020-12-1-113-122. (In Russian).
  6. Pokrovsky V.V., Ladnaya N.N., Pokrovskaya A.V. VICh/SPID sokrashchaet chislo rossiyan i prodolzhitel'nost' ikh zhizni [HIV/AIDS reduces the number of Russians and their life expectancy]. Demograficheskoe obozrenie. 2017; 4(1): 65-82. DOI: 10.17323/demreview.v4i1.6988. (In Russian).
  7. Tsybikovа E.B., Son I.M., Vlаdimirov A.V. Smertnost' ot tuberkuleza i VICh-infektsii v Rossii [Tuberculosis and HIV mortality in Russia]. Tuberkulez i bolezni legkikh 2020; 98(6): 15-21. DOI: 10.21292/2075-1230-2020-98-6-15-21. (In Russian).
  8. Sleptsova S.S., Gogolev N.M., Zamorshchikova O.M. Analiz deyatel'nosti infektsionnoy sluzhby v RS(Ya) [Analysis of the infectious service in the Republic of Sakha (Yakutia)]. Yakutskiy meditsinskiy zhurnal 2018; (4): 65-68. DOI: 10.25789/YMJ.2018.64.19. (In Russian).
  9. Bayanova T.A., Botvinkin A.D. Analiz smertnosti naseleniya Irkutskoy oblasti na fone epidemii VICh-infektsii [Analysis of population mortality in Irkutsk region on the background of HIV epidemic]. Meditsina v Kuzbasse 2015; 14(4): 19-23. (In Russian).
  10. Yapparov R.G., Simonov R.O., Akhtyamov M.N., Murzabaeva R.T. Sravnitel'nyy analiz struktury smertnosti sredi VICh-infitsirovannogo kontingenta naseleniya v Respublike Bashkortostan za 2017-2019 gg. [Comparative analysis of mortality structure among HIV-infected population in the Republic of Bashkortostan for 2017-2019]. Meditsinskiy vestnik Bashkortostana 2020; 15(5): 41-47. (In Russian).
  11. Gorbunov V.I., Vozhennikova G.V., Isaeva I.N., Yashkov M.V., Vagayev V.D. Dinamika smertnosti naseleniya Ul'yanovskoy oblasti za period 1990–2012 gg. [Population mortality Ulyanovsk region for years 1990–2012]. Ul'yanovskiy mediko-biologicheskiy zhurnal 2013; (3): 102-109. (In Russian).
  12. Prometnoy D.V., Spiridonova E.A., Rumyantsev S.A., Sharshov F.G., Kaadze M.K., Mikhailova V.E., et al. Smertnost' detskogo naseleniya v Rostovskoy oblasti [Child mortality in the Rostov region]. Epidemiologiya i infektsionnye bolezni. Aktual'nye voprosy 2014; (6): 63-68. DOI: 10.33396/1728-0869-2020-11-46-52. (In Russian).

Дата поступления: 21.06.2021


Просмотров: 516

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 20.12.2021 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search