О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА


crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.522.

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №4 2009 (12) arrow Медико-статистический анализ динамики репродуктивных исходов в России за период 1999-2008 гг.
Медико-статистический анализ динамики репродуктивных исходов в России за период 1999-2008 гг. Печать
21.12.2009 г.

УДК: 618.31-007.29+613.99

Кузнецова Т.В.
ФГУ ЦНИИОИЗ Росздрава, Москва

Medical and statistical analysis of dynamics of reproductive termination in Russia for the period of 1999-2008.
Kuznetsova T.V.
Federal Public Health Institute, Moscow

В статье приведены данные о динамике репродуктивных показателей - родов и абортов и темпах их изменения в современной России за период 1999-2008гг., а также в сравнительном аспекте по регионам РФ за 2008 г. (по данным статистических форм №13 и №32).
Проанализированы данные о частоте самопроизвольных прерываний беременности, а также динамике позднего аборта.
Особое внимание уделено проблеме абортов у подростков - структуре и тенденциях их изменения.
In the article, the data on the dynamics of reproductive indicators, such as child births and abortions are give together with the rates of their changes in modern Russia for the period of 1999-2008 and also in comparative aspect by Russian Federations regionns for 2008 ( according to №13 and №32 statistical forms). The data on frequency of spontaneous abortion and dynamics of late abortion are analyzed. The special attention is given to the problem of abortions in adolescents, structure and tendencies of their change.

Ключевые слова: аборт, статистика абортов, роды, репродуктивные исходы, поздний аборт, аборт у подростков.

Key words: abortion, statistics of abortions, child birth, reproductive termination, late abortion, abortion in adolescents.

Репродуктивное поведение женщин имеет особую социальную и политическую значимость в условиях современной демографической ситуации в России. Статистика исходов беременностей чрезвычайно важна, поскольку характеризует, во-первых, здоровье рожающих женщин и рождающихся детей, а, значит, качество популяции, во-вторых, уровень службы охраны здоровья матери и ребенка, в частности, планирования семьи, являясь в то же время основой для реформирования службы.

В настоящем анализе данных отчетов статистических форм №13 и №32 за 2008 г. представлены конкретные сведения о состоянии репродуктивных показателей и службы родовспоможения как в целом по России, так и по регионам.

Информация представлена, с одной стороны, в динамике за период с 1999 по 2008 годы (и в сопоставлении с 2006 годом, когда впервые число родов превысило число абортов в стране), а с другой - в сравнительном аспекте по регионам РФ.

При оценке репродуктивной ситуации в России выявлено, что в 2008 г. в сравнении с 2006 г. наблюдалось увеличение числа родившихся детей с 1457826 до 1683183, или на 15,5%, что характеризует репродуктивную ситуацию в стране как благоприятную.

В те же годы число абортов в стране уменьшилось на 12,1% и составило в 2008 г. 1236362, т.е. меньше числа родов (рис.1).

Рис. 1
Рис. 1. Динамика числа родов и абортов в России в 1999-2008 гг. (абс. числа)

При этом показатель числа абортов на 100 родившихся в 2006 году впервые снизился до уровня 96,0, а в 2008 г. составил 73,1.

Важно отметить, что снижение числа абортов в стране произошло преимущественно за счет медицинских легальных абортов (на 14,0% - с 1124624 в 2006 г. до 967497 в 2008 г.). Удельный вес медицинских легальных абортов снизился за те же годы с 79,9% от числа всех абортов до 78,3%, а число их на 100 родившихся живыми и мертвыми - с 76,7 до 57,2. Таким образом, прежде всего, необходимо констатировать благоприятные тенденции в репродуктивном поведении российских женщин, наиболее ярко проявившиеся с 2006 г. Можно предположить, что введение так называемого материнского (семейного) капитала с 2007 г. способствовало дальнейшему снижению числа абортов и повышению рождаемости в стране (рис. 2).

Рис. 2
Рис. 2. Соотношение темпов изменения числа родов и абортов в России в 1999-2008 гг.

Снижение числа медицинских легальных абортов сопровождается неблагоприятным изменением структуры прерываний беременности, в частности, ростом доли спонтанных абортов с 11,9% в 2006 г. до 14,2 в 2008 г. (рис. 3).

Рис. 3
Рис. 3. Динамика удельного веса самопроизвольных абортов в России в 1999-2008 гг.
(% к общему числу абортов)

По частоте самопроизвольных абортов самыми благополучными являются республика Алтай (2,8 на 100 родившихся) и Карачаево-Черкесская республика (2,9) при 10,4 в России. Наихудшие показатели в Ульяновской области (17,5) и Хабаровском крае (17,1) - табл. 1.

Таблица 1

Регионы с минимальным и максимальным числом самопроизвольных абортов (на 100 родившихся живыми и мертвыми) в 2008 г.

Регионы с минимальным уровнем самопроизвольных абортов Число самопроизвольных абортов на 100 родившихся живыми и мертвыми   Регионы с максимальным уровнем самопроизвольных абортов Число самопроизвольных абортов на 100 родившихся живыми и мертвыми
НЕНЕЦКИЙ АО 2,1   УЛЬЯHОВСКАЯ ОБЛ. 17,5
РЕСПУБЛИКА АЛТАЙ. 2,8   ХАБАРОВСКИИ КРАИ 17,1
КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКАЯ PECПУБЛИКА 2,9   ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛ. 16,4
УДМУРTСКАЯ РЕСПУБЛ 2,9   РЕСПУБЛИКА КАРЕЛИЯ 16,2
СМОЛЕHСКАЯ ОБЛ. 4,0   МАГАДАHСКАЯ ОБЛ. 15,8
ПСКОВСКАЯ ОБЛ. 4,3   МОСКОВСКАЯ ОБЛ. 15,6
ТОМСКАЯ ОБЛ. 4,5   РЯЗАHСКАЯ ОБЛ. 15,5
АРХАHГЕЛЬСКАЯ ОБЛ. 4,7   РЕСПУБЛИКА КОМИ 14,8
АЛТАЙСКИЙ КРАЙ 5,3   РЕСП. ТАТАРСТАH 14,8
КЕМЕРОВСКАЯ ОБЛ. 5,6   РЕСП.КАЛМЫКИЯ 14,4
КРАСHОДАРСКИЙ КРАЙ 6,2   АМУРСКАЯ ОБЛ. 14,2
РЕСП. ДАГЕСТАH 7,0   ОРЕHБУРГСКАЯ ОБЛ. 13,8
РЕСПУБЛИКА МАРИЙ ЭЛ. 7,6   ТУЛЬСКАЯ ОБЛ. 13,7
КУРГАHСКАЯ ОБЛ. 7,7   КАМЧАТСКАЯ ОБЛ. 13,6
БЕЛГОРОДСКАЯ ОБЛ. 7,7   ЯМАЛО-НЕНЕЦКИЙ АО 13,5
РЕСП. АДЫГЕЯ 7,8   ЕВРЕИСКАЯ АВТ. ОБЛ. 13,1
ПЕHЗЕHСКАЯ ОБЛ. 8,0   САHКТ-ПЕТЕРБУРГ 12,8
ИНГУШСКАЯ РЕСПУБЛ. 8,1   ЛИПЕЦКАЯ ОБЛ. 12,8
НИЖЕГОРОДСКАЯ ОБЛ. 8,4   ТВЕРСКАЯ OБЛ. 12,7
РЕСПУБЛИКА ТЫВА 8,5   ИРКУТСКАЯ ОБЛ. 12,6
ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛ. 8,6   ОРЛОВСКАЯ ОБЛ. 12,5
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ 10,4   РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ 10,4

Частота медицинских легальных абортов варьирует по регионам от 1,6-1,9 на 100 родившихся в Ингушской и Чеченской республиках до 142,0-131,9 в Ленинградской и Магаданской областях (табл.2).

Таблица 2

Частота медицинских легальных абортов по регионам

Регионы с минимальным уровнем медицинских абортов Число абортов на 100 родившихся живыми и мертвыми   Регионы с максимальным уровнем медицинских абортов Число абортов на 100 родившихся живыми и мертвыми
ИHГУШСКАЯ РЕСП. 1,2   МАГАДАHСКАЯ ОБЛ. 118,6
ЧЕЧЕHСКАЯ РЕСП. 1,7   КАМЧАТСКАЯ ОБЛ. 100,5
РЕСП. ДАГЕСТАH 10,7   ВОЛОГОДСКАЯ ОБЛ. 99,0
МОСКВА 11,3   АМУРСКАЯ ОБЛ. 94,8
КАБАРДИHО-БАЛКАР. PECП. 20,6   САХАЛИHСКАЯ ОБЛ. 90,3
АСТРАХАHСКАЯ ОБЛ. 31,2   ЛЕHИHГРАДСКАЯ ОБЛ. 89,8
КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСС. PECП. 32,3   ПСКОВСКАЯ ОБЛ. 89,6
РЕСП. СЕВ. ОСЕТИЯ-АЛАHИЯ 35,5   РЕСПУБЛИКА МОРДОВИЯ 89,6
БЕЛГОРОДСКАЯ ОБЛ. 35,6   ТОМСКАЯ ОБЛ. 89,4
РECП. БАШКOPTOCTAH 38,8   ЕВРЕЙСКАЯ АВТ. ОБЛ. 88,4
САHКТ-ПЕТЕРБУРГ 40,1   КОСТРОМСКАЯ ОБЛ. 87,2
РЕСП. КАЛМЫКИЯ 40,7   ОРЕHБУРГСКАЯ ОБЛ. 86,2
УЛЬЯHОВСКАЯ ОБЛ. 41,2   НЕНЕЦКИЙ АО 86,0
СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЙ 44,1   КИРОВСКАЯ ОБЛ. 85,5
РОСТОВСКАЯ ОБЛ. 45,4   ОРЛОВСКАЯ ОБЛ. 85,0
ОМСКАЯ ОБЛ. 45,9   КУРГАHСКАЯ ОБЛ. 84,4
РЕСПУБЛИКА ТЫВА 46,1   ЯРОСЛАВСКАЯ ОБЛ. 83,7
САМАРСКАЯ ОБЛ. 49,9   АРХАHГЕЛЬСКАЯ ОБЛ. 83,4
КРАСHОДАРСКИЙ КРАЙ 52,0   ТВЕРСКАЯ ОБЛ. 83,3
МОСКОВСКАЯ ОБЛ. 52,4   РЕСП. МАРИЙ ЭЛ 83,2
ПРИМОРСКИЙ КРАЙ 53,8   НОВГОРОДСКАЯ ОБЛ. 80,2
МУРМАНСКАЯ ОБЛ. 54,3   НОВОСИБИРСКАЯ ОБЛ. 79,4
РЕСПУБЛИКА АДЫГЕЯ 54,4   УДМУРTСКАЯ РЕСПУБЛ. 79,3
ЗАБАЙКАЛЬСКИЙ КРАЙ 54,9   ПЕРМСКИЙ КРАЙ 78,9
РECПУБЛИКА БУРЯТИЯ 54,9   ЧУКОТСКИЙ АВТ. ОКРУГ 78,8
НИЖЕГОРОДСКАЯ ОБЛ. 55,5   ЧУВАШСКАЯ РЕСПУБЛ. 78,5
АЛТАЙСКИЙ КРАЙ 56,9   СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛ. 78,2
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ 57,2   РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ 57,2

Характерно, что в Москве, занявшей четвертое место после Чеченской, Ингушской республик и республики Дагестан по минимальному числу артифициальных абортов (11,3 на 100 родившихся), доля самопроизвольных абортов в структуре всех прерываний беременности достигла рекордного значения в 2008 г. - 46,0% (13111 самопроизвольных из 28519 всех зарегистрированных абортов).

При этом доля медикаментозных абортов в Москве составила лишь 0,6% от общего числа прерываний беременности (при 2,59% в России и 11,6-6,05% в Санкт-Петербурге и Тверской области), что косвенно позволяет предположить неполную регистрацию медицинских абортов в столице, видимо, за счет значительной доли абортов в коммерческих учреждениях.

Частота поздних абортов является одним из наиболее важных показателей репродуктивной помощи и характеризует состояние службы охраны здоровья матери. Доля поздних абортов в сроке 22-27 недель беременности, не снижавшаяся в течение последних лет (1,43% в 2004-2005 г., 1,46% в 2006 г.), снизилась в 2008 г. до 1,42% (рис.4).

Рис. 4
Рис.4. Динамика удельного веса абортов в сроке 22-27 недель беременности в России
(в % к общему числу абортов)

Наиболее неблагополучная ситуация по показателю удельного веса поздних абортов в Ингушской, Чеченской республиках, республике Дагестан и Москве. Лучшими регионами по этому показателю являются республики Алтай, Мордовия, Вологодская и Волгоградская области (табл.3).

Таблица 3

Регионы с минимальным и максимальным удельным весом поздних абортов
(% к общему числу абортов в регионе) в 2008 г.

Регионы с минимальным удельным весом поздних абортов % от числа абортов % у подростков 14-19 лет   Регионы с максимальным удельным весом поздних абортов % от числа абортов % у подростков 14-19 лет
РЕСП. АЛТАЙ 0,3 18,2   ИHГУШСКАЯ РЕСП. 4,8 6,8
РЕСП. МОРДОВИЯ 0,5 7,3   ЧЕЧЕHСКАЯ РЕСП. 4,6 12,0
ВОЛОГОДСКАЯ ОБЛ. 0,7 22,9   РЕСП. ДАГЕСТАH 4,1 6,6
ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛ. 0,7 9,6   МОСКВА 3,4 3,5
ЧУКОТСКИЙ АВТ. ОКР. 0,7 20,0   КАБАРДИHО-БАЛКАР. PECП 3,2 17,1
НЕНЕЦКИЙ АО 0,8 0,0   ХАБАРОВСКИЙ КРАЙ 2,6 17,5
РЯЗАHСКАЯ ОБЛ. 0,8 5,6   РЕС.СЕВ.ОСЕТИЯ-АЛАНИЯ 2,6 4,4
КОСТРОМСКАЯ ОБЛ. 0,8 20,3   РECП. БУРЯТИЯ 2,5 15,7
ВОРОHЕЖСКАЯ ОБЛ. 0,8 23,6   ЗАБАЙКАЛЬСКИЙ КРАЙ 2,5 14,6
КАМЧАТСКАЯ ОБЛ. 0,9 9,8   РЕСПУБЛИКА ХАКАСИЯ 2,3 20,4
АРХАHГЕЛЬСКАЯ ОБЛ. 0,9 10,1   КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕС.PECП. 2,2 11,5
ПСКОВСКАЯ ОБЛ. 0,9 10,6   АСТРАХАHСКАЯ ОБЛ. 2,1 10,2
МАГАДАHСКАЯ ОБЛ. 0,9 12,0   ЕВРЕЙСКАЯ АВТ. ОБЛ. 2,1 24,1
НОВГОРОДСКАЯ ОБЛ. 1,0 7,8   ЛИПЕЦКАЯ ОБЛ. 2,0 10,0
ИРКУТСКАЯ ОБЛ. 1,0 15,5   ИВАHОВСКАЯ ОБЛ. 2,0 13,0
САХАЛИHСКАЯ ОБЛ. 1,0 19,4   РЕСПУБЛИКА ТЫВА 2,0 13,5
ТАМБОВСКАЯ ОБЛ. 1,0 6,3   РЕСП. БАШКОРТОСТАН 2,0 14,7
БРЯНСКАЯ ОБЛ. 1,0 18,7   УЛЬЯHОВСКАЯ ОБЛ. 1,9 7,6
ПЕРМСКИЙ КРАЙ 1,0 9,5   БЕЛГОРОДСКАЯ ОБЛ. 1,9 5,7
ОРЛОВСКАЯ ОБЛ. 1,0 9,2   НИЖЕГОРОДСКАЯ ОБЛ. 1,7 17,4
ОРЕНБУРГСКАЯ ОБЛ. 1,0 11,4   ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛ. 1,7 13,2
УДМУРTСКАЯ РЕСП. 1,0 7,7   РЕСП. ТАТАРСТАН 1,7 14,7
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ 1,4 12,2   РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ 1,4 12,2

Однако, при анализе показателя поздних абортов на число родившихся детей (табл. 4) ситуация иная. В лучшие регионы попадает Чеченская республика, занявшая третье место (0,6 абортов в сроке 22-27 недель на 100 родившихся живыми и мертвыми) после республик Алтай и Мордовия (0,26 и 0,5).

Таблица 4

Число поздних абортов на 100 родившихся живыми и мертвыми, удельный вес поздних абортов у 14-19 летних (% к числу поздних абортов 22-27 недель)

Регионы с минимальным числом поздних абортов На 100 родившихся живыми и мертвыми % от всех абортов % поздних абортов у подростков   Регионы с максимальным числом поздних абортов На 100 родившихся живыми и мертвыми % от всех абортов % поздних абортов у подростков
РЕСП. АЛТАЙ 0,26 0,3 18,2   ХАБАРОВСКИЙ КРАЙ 2,69 2,6 17,5
РЕСП. МОРДОВИЯ 0,50 0,5 7,3   ЕВРЕЙСКАЯ АВТ. ОБЛ. 2,32 2,1 24,1
РЯЗАHСКАЯ ОБЛ. 0,61 0,8 5,6   РЕСП. ХАКАСИЯ 1,78 2,3 20,4
ЧЕЧЕHСКАЯ РЕСП. 0,63 4,6 12,0   РECП. БУРЯТИЯ 1,75 2,5 15,7
ЧУКОТСКИЙ АВТ. ОКРУГ 0,65 0,7 20,0   ЗАБАЙКАЛЬСКИЙ КР. 1,75 2,5 14,6
ИHГУШСКАЯ РЕСП. 0,65 4,8 6,8   ИВАHОВСКАЯ ОБЛ. 1,63 2,0 13,0
ВОРОHЕЖСКАЯ ОБЛ. 0,67 0,8 23,6   АМУРСКАЯ ОБЛ. 1,63 1,5 15,4
ОМСКАЯ ОБЛ. 0,68 1,2 6,5   ЛИПЕЦКАЯ ОБЛ. 1,57 2,0 10,0
ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛ. 0,70 0,7 9,6   РЕСП. КАРЕЛИЯ 1,51 1,6 12,1
РЕСПУБЛИКА АДЫГЕЯ 0,71 1,1 13,2   ТВЕРСКАЯ ОБЛ. 1,51 1,5 19,2
ВОЛОГОДСКАЯ ОБЛ. 0,74 0,7 22,9   ТОМСКАЯ ОБЛАСТЬ 1,51 1,4 16,1
РОСТОВСКАЯ ОБЛ. 0,76 1,2 12,8   КЕМЕРОВСКАЯ ОБЛ. 1,49 1,6 18,0
НЕНЕЦКИЙ АО 0,76 0,8 0,0   ЧЕЛЯБИHСКАЯ ОБЛ. 1,48 1,7 13,2
АЛТАЙСКИЙ КРАЙ 0,76 1,1 11,5   МАГАДАНСКАЯ ОБЛ 1,40 0,9 12,0
ИРКУТСКАЯ ОБЛ. 0,79 1,0 15,5   ЛЕHИHГРАДСКАЯ ОБЛ. 1,37 1,2 15,0
ТАМБОВСКАЯ ОБЛ. 0,81 1,0 6,3   РЕСП. ТАТАРСТАН 1,35 1,7 14,7
КОСТРОМСКАЯ ОБЛ. 0,82 0,8 20,3   РЕСП. САХА (ЯКУТИЯ) 1,32 1,5 11,4
РЕСП. ДАГЕСТАH 0,82 4,1 6,6   КРАСHОЯРСКИЙ КРАЙ 1,27 1,3 13,8
ХАНТЫМАНСИЙСКИЙ АО 0,86 1,1 8,6   РЕСП. СЕВ. ОСЕТИЯ-АЛАНИЯ 1,24 2,6 4,4
СТАВРОПОЛЬСКИЙ КРАЙ 0,86 1,4 12,2   РЕСПУБЛИКА КОМИ 1,20 1,3 14,2
САМАРСКАЯ ОБЛ. 0,87 1,4 9,6   ВЛАДИМИРСКАЯ ОБЛ. 1,19 1,4 12,8
БРЯНСКАЯ ОБЛ. 0,87 1,0 18,7   МУРМАHСКАЯ ОБЛ. 1,18 1,6 5,8
МОСКВА 0,87 3,4 3,5   УЛЬЯHОВСКАЯ ОБЛ. 1,18 1,9 7,6
РЕСП. КАЛМЫКИЯ 0,88 1,5 18,4   СМОЛЕHСКАЯ ОБЛ. 1,18 1,3 9,9
МОСКОВСКАЯ ОБЛ. 0,88 1,2 9,1   КИРОВСКАЯ ОБЛ. 1,16 1,1 9,4
ПРИМОРСКИЙ КРАЙ 0,89 1,3 24,0   РЕСП. МАРИЙ ЭЛ 1,15 1,2 8,1
САHКТ-ПЕТЕРБУРГ 0,90 1,5 13,6   НИЖЕГОРОДСКАЯ ОБ. 1,14 1,7 17,4
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ 1,04 1,4 12,2   РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ 1,04 1,4 12,2

Как видно из табл. 4, худшими регионами по этому показателю оказались Хабаровский край и Еврейская автономная область (соответственно, 2,69 и 2,32 поздних аборта на 100 родившихся живыми и мертвыми при показателе по России 1,04).

Данный анализ убедительно показывает, как важен выбор наиболее значимого показателя при оценке ситуации. В данном случае очевидно, что важнее оценивать число поздних абортов на число родившихся детей, чем долю данного аборта среди всех прерываний беременности, когда изучаемый показатель определяется лишь соотношением с другими видами абортов.

В структуре поздних абортов (22-27 недель) весьма высока доля подростков 14 - 19 лет, составившая в 2008 г. по России 12,2%. И, хотя показатель снизился в сравнении с 2006 г. (18,3%), уровень его отражает значимость анализа возрастной структуры абортов, а не только общего их числа. Это важно для выявления резервов улучшения ситуации в службе планирования семьи, поскольку высокий уровень поздних абортов у юных женщин свидетельствует о необходимости принятии мер по своевременному выявлению беременности и обследованию этого контингента для решения вопроса о сохранении или прерывании беременности.

Беременность у подростков - сложная медико-социальная проблема, значимость которой определяется биологическими, психологическими и социальными особенностями незрелого организма. Случайно возникшая не планируемая беременность в подростковом возрасте качественно меняет жизненный статус юной девушки и иногда обрекает ее на радикальное изменение образа жизни, профессиональных и карьерных планов, положения в семье и всей ее дальнейшей судьбы. При решении вопроса о сохранении или прерывании нежелательной беременности у подростка возникает сложный комплекс социальных, материальных, психологических, семейных и медицинских проблем, из которых последние далеко не всегда являются определяющими при выборе исхода беременности. Однако, анализ медицинских и социальных аспектов абортов у подростков необходим для разработки мер по их снижению.

С медицинских позиций основной проблемой аборта в подростковом возрасте является то, что для этого контингента аборт наиболее опасен с точки зрения риска последующих нарушений репродуктивной функции (бесплодия, невынашивания беременности, воспалительных заболеваний гениталий и др.) в связи с физиологической незрелостью функциональных систем организма - при том, что число осложнений аборта у подростков в 2-2,5 раза выше, чем у женщин зрелого возраста. Предрасполагающим моментом к развитию осложнений и неблагоприятных последствий аборта у подростков является крайне низкий уровень их соматического и репродуктивного здоровья, что в свою очередь, обусловлено ранним началом трудовой деятельности и так называемой ранней социализацией подростков. Этот же фактор является основным в изменении сексуального поведения современной молодежи с более ранним началом половой жизни.

Опасность формирования у юной женщины стереотипа последующего неправильного репродуктивного поведения, при котором прерывание беременности рассматривается как вполне приемлемый метод регулирования рождаемости, является важной психологической проблемой аборта у подростков в России. Аборты в юном возрасте (особенно повторные) предопределяют устойчивое порочное репродуктивное поведение женщин в последующих поколениях, что и наблюдается в нашей стране на популяционном уровне.

Общая тенденция снижения числа абортов менее выражена у подростков, чем среди женщин зрелого возраста. При анализе динамики возрастных коэффициентов абортов (числа женщин, у которых в течение данного календарного года произошло прерывание беременности, на 1000 женщин соответствующего возраста) отмечено неравномерное снижение показателей: относительно меньшими темпами снижается число абортов у юных женщин 15-19 лет (на 16,7% за 6 последних лет), при том, что среди женщин 20-34 лет показатель абортов снизился на 32,7%. Это свидетельствует о более медленной трансформации репродуктивного, сексуального и контрацептивного поведения подростков и неэффективности применяемых ими методов контрацепции.

В 2008 г. из 1,2 млн. абортов в России 111,3тыс. прерываний беременности (9,0% от общего числа абортов) зарегистрировано у девушек в возрасте менее 19 лет, из них в возрасте 15-17 лет - 32,1 тыс. (28,8% от числа абортов у всех подростков) и в 18-19лет - 78,4 тыс. (70,4%). В младшем подростковом возрасте (до 14 лет) зарегистрировано 828 абортов (0,7% от числа абортов у подростков).

Главной особенностью структуры абортов в подростковом возрасте является более высокий удельный вес «вынужденных» прерываний беременности - по медицинским и социальным показаниям (суммарно 17,9% у 18-19 летних и 7,2% у 15-17 летних). В младшем подростковом возрасте (до 14 лет) число абортов по медицинским показаниям составило 72,2%, а в некоторых регионах достигло 100% - в связи с тем, что показанием к прерыванию беременности в этой возрастной группе явилась физиологическая незрелость организма подростка.

В структуре абортов по медицинским показаниям удельный вес подростков 14-19 лет достиг 14,7%, а среди абортов по социальным показаниям - 18,6%, при том, что среди всех абортов доля подростков составила 9,0%.

Следовательно, предпринимаемые сегодня меры по ограничению перечня показаний к прерыванию беременности по медицинским и социальным показаниям касаются, прежде всего, подростков. И с большой долей вероятности можно предположить, что результатом этих мер будет рост криминальных вмешательств или рождение нежеланных детей у юных матерей, что является предпосылкой к росту «отказных», беспризорных и безнадзорных детей, т.е. усугубляет другую социальную проблему в стране - проблему детей в трудной жизненной ситуации.

Характерно, что доля «не уточненных» абортов (среди которых, как известно, преобладают криминальные) составляет среди подростков 9,4% в 2008 г., почти двукратно превышая таковую у взрослых женщин (4,9%).

В динамике у девушек 15-19 лет, как и во всей женской популяции, произошел рост удельного веса самопроизвольных абортов - с 8,3% в 1992 г. до 8,7% в 2008 г. (15195 из 175572 абортов), что характеризует нарушение репродуктивного здоровья будущих матерей.

При анализе абортов по сроку прерывания беременности выявлено, что среди подростков значительно чаще прерывается беременность в поздние сроки: у 12,2% - в сроке гестации 22-27 недель (при показателе в популяции 1,4%); в 6,3% (у каждой 16-й девушки) аборт производится в сроке свыше 12 недель, т.е. во втором триместре беременности, когда ее прерывание наиболее опасно в связи с значительными техническими сложностями вмешательства и максимальным числом осложнений - кровотечений, травматических и воспалительных процессов после аборта.

Доля абортов в сроке 22-27 недель беременности максимальна в младшем подростковом возрасте (до 14 лет) - 8,5% , в возрасте 15-17 лет - 2,5%. В Дальневосточном федеральном округе доля поздних абортов в сроке 22-27 недель достигла 4,0% у 15-17-летних и 13,5% у 14-летних. В Сибирском ФО аборты в сроке 22-27 недель произведены у 14,4% девочек 14 лет.

Высокий удельный вес поздних абортов в подростковом возрасте характеризует недостаточную доступность для этого возрастного контингента операции прерывания беременности в ранние сроки по разным причинам, в том числе, психологическим (боязнь своевременно сообщить о возникшей беременности) и свидетельствует о необходимости оптимизации работы с подростками по своевременному их обращению в учреждения здравоохранения в связи с наступившей беременностью наряду с основной деятельностью подростковой службы и кабинетов планирования семьи по половому воспитанию и предотвращению нежелательной беременности у подростков.

Анализ структуры абортов по способу прерывания беременности показывает, что доля мини-абортов у подростков значительно ниже (7,2%), чем у зрелых женщин (22,0%), что также связано с поздним обращением юного контингента женщин по поводу беременности и также увеличивает риск развития осложнений после аборта у подростков.

Чрезвычайно тревожным является то, что доля первобеременных среди подростков, которым производится аборт, составляет лишь немногим более половины (54,9% среди 15-19 летних), а это означает, что у 45,1% девушек беременность прерывается повторно. Среди 15-17-летних повторнобеременные составили 29,4%, и даже среди раннего подросткового контингента (до 14 лет) 5,7% девочек (каждая 17-я!) прерывали уже повторную беременность.

В Дальневосточном ФО доля повторнобеременных среди прерывающих беременность достигла в 2008 г. 31,1% у девушек 15-17 лет и 12,2% у 14-летних.

Отмеченная деформация структуры абортов у подростков в сравнении с взрослым женским населением отражает социальную незащищенность данной возрастной группы при их повышенной сексуальной активности в современных условиях. Большой региональный разброс показателей характеризует высокую дифференциацию регионов по социально-экономическому развитию, качеству жизни населения и уровню культуры поведения, в том числе, сексуального.

Таким образом, при общей позитивной тенденции уменьшения частоты абортов в подростковом возрасте темпы их снижения отстают от таковых у взрослого контингента, и аборт у подростков, характеризующийся высокой долей поздних и вынужденных прерываний беременности, представляет сегодня реальную опасность для репродуктивно-демографического потенциала страны.

Из данной ситуации следует вывод о позднем выявлении беременности у юных женщин, о растущей угрозе нарушений репродуктивного здоровья современных девушек наравне с проблемой полового воспитания подростков. В связи с этим актуальной медико-социальной проблемой сегодня является предупреждение беременности у подростков путем применения современных эффективных методов контрацепции, и необходимость разработки профилактических социальных и медицинских программ по предупреждению нежелательной беременности.

Деформация структуры абортов у подростков в сравнении с взрослым женским населением отражает, во-первых, социальную незащищенность данной возрастной группы и недостаточную доступность для подростков раннего аборта (по разным причинам, в том числе, психологическим), во-вторых, свидетельствует о необходимости оптимизации работы с подростками по своевременному их обращению в учреждения здравоохранения в связи с наступившей беременностью - наряду с деятельностью по предотвращению нежелательной беременности.

Поскольку в структуре всех вынужденных абортов доля подростков максимальна, ограничение перечня показаний к прерыванию беременности по медицинским и социальным показаниям касается, прежде всего, юных контингентов и может обусловить рост криминальных вмешательств или рождение нежеланных детей у юных матерей, т.е. является фактором риска очередной социальной проблемы в стране.

Организация медико-социальных отделений детских поликлиник (в соответствии с приказом МЗ РФ № 154 от 05.05.1999 г. «О совершенствовании медицинской помощи детям подросткового возраста»), повышение качества профилактической работы с подростками, а также расширение сети молодежных консультативных центров охраны репродуктивного здоровья являются сегодня основными средствами повышения уровня репродуктивного здоровья и оптимизации сексуального и контрацептивного поведения подростков.

Разработка и внедрение социальных и медицинских программ по предупреждению нежелательной беременности, проведение соответствующих профилактических мероприятий по снижению числа абортов в конечном итоге будет способствовать укреплению здоровья будущих матерей и повышению репродуктивного потенциала населения страны.

Список литературы

  1. Андрюшина Е.В., Каткова И.П., Катков В.И. Рождаемость и общественное здоровье. Народонаселение. - 2007. - №2 - с. 54-76.
  2. Архангельский В.Н., Иванова А.Е., Рыбаковский Л.Л., Рязанцев С.В. Практическая демография. - М., 2005. - 279 с.
  3. Баклаенко Н.Г., Гаврилова Л.В. Современное состояние охраны репродуктивного здоровья подростков Здравоохранение. - 2000. - №7 - с. 26-33.
  4. Баранов А.А., Кучма В.Р., Сухарева Л.М. Здоровье, обучение и воспитание детей: история и современность (1904-1959-2004). - М., 2006. - 308 с.
  5. Барашнев Ю.И. Риск репродуктивных потерь и шанс рождения здорового ребенка при желанной и нежеланной беременности. Росс.вестн.перинатол. и педиатрии. - 1996. - №6 - с. 23-30.
  6. Бруй Б.П., Дмитриев В.И., Балыгин М.М. О некоторых медико-демографических и социальных аспектах развития подростков Здравоохранение Российской Федерации. - 1999. - № 2 - с. 41-47.
  7. Брюхина Е.В., Сафронов О.В., Слуднова Ф.Ф. Беременность у подростков, влияние на репродуктивное здоровье Акушерство и гинекология. - 2003. - № 1 - с. 37-37.
  8. Бурдули Г.М. Репродуктивные потери (причины, факторы риска, пути профилактики), автореф. дисс. д-ра мед. наук. М., 1998, 47 с.
  9. Гуркин Ю.А., Суслопаров Л.А., Островская Е.А. Основы ювенильного акушерства. С-Пб., 2001. - 352 с.
  10. Захаров С.В. Растет ли российская рождаемость? Ж. Планирование семьи. - 2004. - №1 - с. 11-14.
  11. Здоровье населения России в социальном контексте 90-х годов: проблемы и перспективы. Под ред. В.И. Стародубова, Ю.В. Михайловой, А.Е. Ивановой. М., «Медицина», 2003. - 288 с.
  12. Манухин И.Б., Рыжков В.В., Федосова Г.Н. Профилактика репродуктивных потерь. - Ставрополь, 1999. - 240 с.
  13. Мухина Т.В. Некоторые аспекты репродуктивного здоровья и репродуктивного поведения женщин (по материалам пилотного обследования. Новые технологи в современном здравоохранении. Сборник научн. трудов ФГУ ЦНИИОИЗ Росздрава. - М., 2007. - ч.2. с. 96-100
  14. Николаева Е.И., Фролова О.Г., Голубев В.А. Исходы прерывания беременности в 22-27 недель. Акушерство и гинекология. - 2007, №2 - с. 59-60.
  15. Суханова Л.П. Оптимизация перинатальной помощи как важнейший фактор сохранения здоровья населения России. - Диссер. докт. мед. наук. - М., 2006. - 335 с.
  16. Уварова Е.В. Репродуктивное здоровье девочек России в начале ХХ1 века Акуш. и гинек. - 2006, приложение. - с. 27-30.
  17. Филимончикова И.Д. Анализ и оценка репродуктивных потерь в Хабаровском крае. Дальневосточный мед. журнал. - 2000. - №3 - с. 9-12.
  18. Фролова О.Г., Токова З.З., Пугачева Т.В., Волгина В.Ф., Гудимова В.В., Макарова Е.Е. Методические подходы к изучению репродуктивных потерь. Бюлл. НИИ соц. гиг., экон. и упр. здравоохр. - 1999, тематич. выпуск, с. 70-74.
  19. Шарапова О.В., Баклаенко Н.Г. Меры по профилактике и снижению числа абортов и материнской смертности в Российской Федерации Здравоохранение. - 2004. - №7 - с. 13-24.

Просмотров: 12215

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 12.01.2010 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search