О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №1 2011 (17) arrow Профессиональная заболеваемость в России: региональные вариации и факторы формирования
Профессиональная заболеваемость в России: региональные вариации и факторы формирования Печать
28.02.2011 г.

УДК 613.62:616-052(470+571)“1997-2001”

Гудинова Ж.В., Жернакова Г.Н.
Омская государственная медицинская академия, г. Омск

Professional morbidity in Russia: regional variations and causes.
Gudinova Zh. V., Zhernakova G. N.

Omsk State Medical Academy, Omsk

В статье сформулированы методические особенности ведения социально-гигиенического мониторинга профессиональной заболеваемости. Выделены ведущие условия среды обитания, влияющие на рост профессиональной заболеваемости в регионах Российской Федерации.

Исследование проведено на основании методологии социальной медицинской географии. Материалы официальной статистики обработаны методами описательной статистики, персентилей, корреляционно-регрессионного и кластерного анализов, использованы критерии Уилкоксона, Крускала-Уоллиса. Результаты считались значимыми при р < 0,05.

Установлена существенная неоднородность территории России в отношении показателей учтенной профессиональной заболеваемости, тенденция роста показателей на азиатских территориях страны при снижении уровня профессиональной заболеваемости в целом по Российской Федерации за изученный период в 1,4 раза.

Предложена методика оценки качества информации на основании учета показателей смертности трудоспособного населения и условий труда. Выделено 38 регионов с неудовлетворительным качеством статистики, представленных большей частью территориями Сибирского, Северо-Западного и Центрального федеральных округов

Наибольшее количество связей показателей профессиональной заболеваемости и удельного веса работающих в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям, выявлено в промышленности (rs = 0,4), в том числе под воздействием повышенного уровня шума, ультразвука, инфразвука (rs = 0,4), вибрации (rs = 0,3), повышенной запыленности (rs = 0,4) и загазованности (rs = 0,3) воздуха рабочей зоны, повышенного уровня неионизирующего (rs = 0,3) и ионизирующего излучения (rs = 0,2), занятых тяжелым физическим трудом (rs = 0,3). Доказано влияние на показатели профессиональной заболеваемости не только условий труда (вклад 54%), но и социально-экономической ситуации, проявляющееся в прямой зависимости от значения коэффициента Джини, и в обратной зависимости от расходов государства на жилищное хозяйство (вклад 16%). Вклад экологических показателей в формирование профессиональной заболеваемости составил 10%, медицинского обеспечения – 19% .

Результаты работы целесообразно использовать в практике социально-гигиенического мониторинга. Применение предложенных методик позволит прогнозировать уровень профессиональной заболеваемости в зависимости от факторов среды обитания, обосновывать направления профилактических программ, выделять регионы, в которых необходимо повышение качества медицинских осмотров работающего населения.

In the article, methodical features of social and hygienic monitoring of professional morbidity are formulated. The basic environment conditions influencing the growth in professional diseases in regions of the Russian Federation are marked.

Research has been carried out with using the methodology of social medical geography. Official statistics materials have been processed by using the methods of descriptive statistics, percentiles, correlation-regress and cluster analyses together with Wilcoxon criterion, and Kruskal-Wallis test. Results were considered as significant at р <0.05.

Essential heterogeneity in territories of Russia has been determined concerning registered indicators of professional morbidity, the tendency of indicators growth in the Asian territories of the country with a reduction in professional morbidity in the Russian Federation as a whole in 1.4 times during the period examined.

The technique for assessing the quality of information on the basis of mortality rate indicators in employable population and working conditions is offered. 38 regions with unsatisfactory quality of the statistics are allocated, most in the Siberian territories, the North West and the Central Federal Districts.

The greatest number of interrelations between indicators of professional morbidity and the number of workers operating under conditions that do not satisfy to sanitary-and-hygienic requirements has been revealed in the industry ( rs = 0.4) including those caused by influence of a high noise level, ultrasound, infrasound (rs = 0.4) radiations, vibrations (rs = 0.3), increased dust content (rs = 0.4) and gassed conditions (rs = 0.3) in the working zone air, as well as high levels of unionizing (rs = 0.3) and ionizing radiations (r s = 0.2), and heavy physical work (rs = 0.3). Also proved is the influence on professional mortality besides working conditions ( contribution of 54 %), the social and economic situation as well ; that is proved by a direct dependence from the Gini coefficient and inverse dependence from the state expenses on housing and communal services ( contribution of 16 %) . The contribution of ecological factors to professional morbidity has made 10 %, health care provision – 19 %.

Results of the work are expedient for using in practice of social and hygienic monitoring. Application of the techniques offered will make it possible to predict a level of professional morbidity depending on environmental factors, to substantiate the directions of preventive programs, to allocate regions, in which the quality of medical examinations of the employable population should be improved.

Ключевые слова: профессиональная заболеваемость; смертность населения трудоспособного возраста; качество информации; условия труда; среда обитания; профилактика; социально-гигиенический мониторинг.

Key words: professional morbidity; death rate of employable-age population; information quality; working conditions; environment; preventive measures; socio-hygienic monitoring.

Профессиональная заболеваемость, по мнению большинства исследователей и аналитиков, является важной государственной проблемой, несущей исключительно негативные последствия экономического, морального, социального характера, основными из которых являются уменьшение доли трудоспособного населения, снижение репродуктивного здоровья нации, ухудшение здоровья последующих поколений, рост затрат на социальную помощь, снижение качества жизни [4, 6].

Эксперты ВОЗ, подчеркивая существующие различия здоровья и среды обитания населения во всем мире, отмечают необходимость учета местных особенностей при разработке профилактических мер, оценку влияния социального неравенства и загрязнения окружающей среды на здоровье (WHO, 1974, 1983, 1987, 1990, 1993, 2006, 2009). Это положение особенно актуально для нашей страны вследствие чрезвычайного многообразия условий среды и образа жизни населения, проживающего на ее территории. По результатам анализа отечественной литературы можно с уверенностью говорить о наличии регионального аспекта формирования здоровья населения. Уже с начала 90-х гг. исследователи указывали на существенные различия изучаемых ими конкретных показателей общественного здоровья в регионах страны, связывая их с влиянием среды обитания, – разными уровнями доходов, экологической ситуацией, качеством жилья, труда и отдыха, медицинским обеспечением [2, 3, 7-9, 14, 15, 17].

Включение сведений о числе лиц с впервые выявленными профессиональными заболеваниями (отравлениями) как обязательных для формирования Федерального информационного фонда социально-гигиенического мониторинга (приказ Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 30.12.2005 № 810) делает особенно актуальными исследования профессиональной заболеваемости. Вместе с тем, трудно найти более неоднозначный показатель здоровья населения. Больше всего вопросов вызывает основная характеристика профессиональной заболеваемости – ее уровень, качество информации [4, 6].

Настоящее исследование было проведено в совокупности всех регионов России. В качестве теоретической основы исследования здоровья работающих выбрана методология социальной медицинской географии [16]. Статистическая обработка проводилась на основании алгоритма, разработанного Ж.В. Гудиновой и утвержденного в качестве методического документа в сфере социально-гигиенического мониторинга [1, 12].

В ходе работы учитывалась официально опубликованная информация – статистические и аналитические материалы «О состоянии профессиональной заболеваемости в РФ», сформированные по данным «Карты учета профессионального заболевания (отравления)» по форме № 389-1/у-01 ФГУЗ «Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора» [5].

Для характеристики среды обитания в регионах России использовалась информация:

  • Федеральной службы статистики («Социальное положение и уровень жизни населения России» [13];
  • ФГУЗ «Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора» («Санитарное состояние субъектов Российской Федерации в 2003-2005 гг.») [10];
  • Российской информационной системы охраны труда («Состояние условий труда работников промышленности, строительства, транспорта, связи по областям, республикам, краям на конец 2001 года») [11].

Было проанализировано 158 показателей и 20 053 единиц наблюдения, в т. ч. 889 – по профессиональной заболеваемости за десятилетний период (1997-2006 гг.), 2 101 – по показателям смертности населения в трудоспособном возрасте по основным классам причин смерти и ожидаемой продолжительности жизни, 1 336 единиц наблюдения численности и плотности населения. Для характеристики среды обитания в регионах РФ отобраны показатели (всего 15 727 единиц), которые можно условно разделить на пять групп: 1) санитарно-эпидемиологическое состояние промышленных предприятий и условия труда; 2) состояние окружающей среды; 3) потребление продуктов питания; 4) показатели инфраструктуры здравоохранения, жилья; 5) производственно-экономическая ситуация.

Информация обработана с применением методов описательной статистики, для оценки значимости различий использованы критерии Уилкоксона, Крускала-Уоллиса, для определения границ статистической нормы – метод персентилей. Причинно-следственные связи определялись в ходе корреляционного анализа Спирмена с расчетом коэффициента rs, моделирование проводили с использованием метода множественного нелинейного регрессионного анализа. Для оценки качества показателей профессиональной заболеваемости была проведена многомерная классификация регионов по методу кластерного анализа. Расчеты и графический анализ данных проводили на базе пакетов прикладных программ Microsoft Excel, STATISTICA 6.0 (русифицированная версия). Значимость результатов выражалась в виде р = 0,000… Результаты считались значимыми при р <0,05.

В результате анализа официальных данных за период 1997-2006 гг. установлено снижение уровня профессиональной заболеваемости в 1,4 раза (с 2,32 до 1,61 случаев на 10 тыс. работников). При этом темпы убыли и тенденция изменения показателей в течение изучаемого периода были неодинаковы. Так, в начале периода с 1997 по 1999 г. показатели профессиональной заболеваемости уменьшились на 24% (с 2,32 до 1,77 на 10 тыс. работников) (рис. 1). В последующий период зарегистрирован ежегодный рост показателя профессиональной заболеваемости: на 2% в 2000 г. и 24% в 2001 г. к показателям предыдущего года соответственно. В 2002 г. отмечено незначительное снижение показателя профессиональной заболеваемости (на 0,45%). Дальнейший период 2002-2005 гг. характеризовался ежегодным снижением показателей профессиональной заболеваемости с максимумом в 2005 г. (на 31% к показателю 1997 г.). В 2006 г. показатель профессиональной заболеваемости остался на прежнем уровне (1,61 случай на 10 000 работников).

Установлена существенная неоднородность территории России в отношении показателей учтенной профессиональной заболеваемости, совпадающая с периодами «резких» изменений данного показателя на протяжении десятилетнего изученного периода (рис. 1Б). Вариабельность, судя по показателям границ интердецильного (Р10 – Р90) и интерквартильного (Р25 – Р75) интервалов, менялась в большей степени в начале и в середине исследуемого периода.

Минимальная вариабельность показателей профессиональной заболеваемости в регионах отмечена в 2000 и 2006 гг., максимальная – в 1997, 1998, 2001, 2004 гг., т. е. чем ниже средний уровень профессиональной заболеваемости в России, тем меньше разброс данных (рис. 1), и наоборот; очевиден рост среднего уровня показателя в стране за счет регионов-лидеров.

Рис. 1-А
Рис. 1-Б
Рис. 1. Характеристика профессиональной заболеваемости в регионах России в 1997-2006 гг.: А – динамика среднероссийских показателей; Б – характеристика распределения показателей в совокупности регионов (по вертикальной оси приведены категории уровня профессиональной заболеваемости на 10 тыс. работников; треугольником обозначены регионы с очень высокими «выпадающими» значениями)

На протяжении всего периода уровень профессиональной заболеваемости оставался высоким в Кемеровской, Ростовской, Липецкой, Свердловской областях. В ходе картографического анализа к 2006 г. наметилась тенденция роста показателей в направлении с юго-запада на северо-восток страны (рис. 2).

Рис. 2-А
Рис. 2-Б
Рис. 2. Фрагмент карты России по показателям профессиональной заболеваемости в 1997 и 2006 гг. Черным цветом выделены регионы с высокими показателями (>Р75), темно-серым цветом – регионы со средними показателями (Р50 – Р75), светло-серым – регионы с низкими показателями и регионы, в которых профессиональные заболевания не регистрировались (<Р25).

Ввиду неоднородности[i] территории страны в отношении показателей зарегистрированной профессиональной заболеваемости населения и с учетом мнения ведущих специалистов о низком качестве данной информации [4, 6] была поставлена задача разработки способов оценки качества информации по профессиональной заболеваемости, которая проводилась на основании учета смертности трудоспособного населения как наиболее объективной характеристики общественного здоровья и факторов рабочей среды и трудового процесса как несомненных причин профессиональной заболеваемости.

На начальном этапе оценки качества информации по профессиональной заболеваемости трудоспособного населения в регионах страны было установлено, что чем выше уровень профессиональной заболеваемости населения в начале изученного периода (1997-1998 гг.), тем выше смертность трудоспособного населения в конце периода (2006 г.). Это, очевидно, свидетельствует о наличии временного лага влияния условий труда на здоровье населения. Такие связи установлены для класса смертности от новообразований (класс II) (rs=0,26; р=0,013), болезней системы кровообращения (класс X) (rs=0,29; р=0,006) и болезней органов пищеварения (класс XI) (rs=0,33; р=0,001). Наличие значимых положительных связей показателей смертности населения от болезней органов дыхания (класс X) в 2006 г. и профессиональной заболеваемости за все годы (1997-2006) (rs от 0,22 до 0,42 при р от 0,000 до 0,044) свидетельствует о приоритетном влиянии условий труда на формирование патологии органов дыхания. На наш взгляд, эти логичные связи позволяют, во-первых, оценить информацию о профессиональной заболеваемости как вполне качественную (по крайней мере, в аспекте межрегиональных сравнений) и использовать ее в ходе дальнейшего анализа, во-вторых, считать коэффициент смертности трудоспособного населения индикаторным показателем при оценке качества данных о профессиональной заболеваемости.

Последующий этап оценки качества информации по профессиональной заболеваемости в регионах страны представляет собой многомерную классификацию регионов страны по ряду информативных признаков методом кластерного анализа и имеет своей целью выявление регионов с различным качеством информации. В перечень классификационных характеристик включено 18 показателей, и помимо показателей профессиональной заболеваемости за 2004-2006 гг. были использованы:

  • – разность максимального и минимального рангов показателей профессиональной заболеваемости каждого из регионов за 1997-2006 гг. (резкие колебания рангового места могут указывать на неудовлетворительное качество информации);
  • – коэффициенты смертности трудоспособного населения от всех причин, новообразований (класс II), болезней системы кровообращения (класс IX), болезней органов дыхания (класс X), болезней органов пищеварения (класс XI) и внешних причин смерти (класс XX) на 100 000 чел.;
  • – ожидаемая продолжительность жизни в 2006 г. как наиболее адекватная обобщающая характеристика современного уровня смертности во всех возрастах;
  • – удельный вес работников, занятых в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям (%), в т. ч. в промышленности, строительстве, связи и на транспорте в 2001 г.[ii];
  • – удельный вес предприятий третьей группы санэпидблагополучия в 2005 г. (%);
  • – удельный вес хронических профзаболеваний (отравлений), выявленных в ходе целевых медосмотров за 2005 г. (%) как показатель качества периодических медицинских осмотров.

В результате проведенного кластерного анализа выделено три класса регионов страны[iii] (рис. 3).

Рис. 3
Рис. 3. Результаты классификации регионов России по наиболее информативным показателям системы «профессиональная заболеваемость – условия труда и среды обитания». Обозначения: по оси ОУ – средние стандартизованные показатели в классах; по оси ОХ – классификационные характеристики: 1 – профессиональная заболеваемость (далее ПЗ) в 2004 г.; 2 – ПЗ в 2005 г.; 3 – ПЗ в 2006 г.; 4 – разность максимального и минимального рангов; смертность трудоспособного населения по причинам смерти: 5 – от всех причин; 6 – класс II, новообразования; 7 – класс IX, болезни системы кровообращения; 8 – класс X, болезни органов дыхания; 9 – класс XI, болезни органов пищеварения; 10 – класс XX, внешние причины смерти; 11 – ожидаемая продолжительность жизни в 2006 г.; удельный вес работников, занятых в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям: 12 – всего; 13 – в промышленности; 14 – на транспорте; 15 – в связи; 16 – в строительстве; 17 – удельный вес предприятий третьей группы санэпидблагополучия; 18 – удельный вес хронических профзаболеваний (отравлений), выявленных в ходе целевых медосмотров. Состав классов приведен в тексте.

Наиболее неблагоприятная ситуация выявлена в группе регионов, составляющих третий класс (рис. 3). В данной группе средние стандартизованные показатели смертности трудоспособного населения – наивысшие по Российской Федерации, показатель ожидаемой продолжительности жизни –наименьший, а показатели профессиональной заболеваемости ниже средних (0,0). На протяжении десяти лет отмечен самый высокий показатель разности максимальных и минимальных рангов по профессиональной заболеваемости, что указывает на большую вариабельность данных и позволяет предположить ошибки учета. В регионах третьего класса отмечено неудовлетворительное качество периодических медицинских осмотров работающих, выявляемость профессиональных заболеваний низкая, поскольку превалируют диагнозы «профессиональное заболевание», поставленные при первичной обращаемости. Удельный вес работающих в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям в промышленности, строительстве, на транспорте, и удельный вес предприятий третьей группы санитарно-эпидемиологического благополучия превышают средние стандартизованные показатели по стране. Полученные данные, на наш взгляд, позволяют оценивать качество информации по профессиональной заболеваемости в данной группе регионов как низкое. Третий класс (38 из 87[iv] регионов страны) составили большей частью регионы Сибирского (10 из 16), Северо-Западного (7 из 11) и Центрального (12 из 18) федеральных округов, а также половина дальневосточных и четыре приволжских региона: Калининградская, Иркутская, Нижегородская, Владимирская, Ленинградская, Брянская, Рязанская, Читинская области, Хабаровский край, Республика Хакасия, Костромская и Оренбургская области, Усть-Ордынский Бурятский АО, Смоленская, Калужская, Орловская, Курская, Ярославская, Тверская области, Еврейская автономная область, Республика Марий Эл, Тульская и Архангельская области, Республика Бурятия, Амурская и Новгородская области, Красноярский край, Ивановская область, Удмуртская Республика, Вологодская область, Республика Тыва, Сахалинская и Псковская области, Таймырский (Долгано-Ненецкий) АО, Республика Алтай, Эвенкийский, Ненецкий и Корякский АО.

Наилучшую ситуацию следует отметить в регионах второго класса, где показатели профессиональной заболеваемости и показатели смертности трудоспособного населения ниже среднероссийских. Уже поэтому, на наш взгляд, низкие показатели профессиональной заболеваемости на этих территориях можно считать оправданными, имеющими под собой объективную основу. Этот класс в основном представлен регионами европейской России (24 из 33), наполовину – регионами Южного федерального округа (11). Кроме того, в состав данного класса входят пять регионов Сибирского федерального округа и четыре уральских территории, три из которых занимают первые ранговые места по средней заработной плате в стране. Подобное объединение регионов может указывать на определенный вклад социальных и географических факторов в формирование профессиональной заболеваемости. Данный класс представлен следующими регионами: Ставропольский и Краснодарский края, Республика Башкортостан, Республика Татарстан, Саратовская область, Алтайский край, Новосибирская область, г. Санкт-Петербург, Омская область, Республика Мордовия, Ханты-Мансийский АО – Югра, Белгородская, Московская, Воронежская, Пензенская, Волгоградская области, г. Москва, Кировская, Астраханская, Тюменская области, Республика Адыгея, Томская область, Чувашская Республика, Кабардино-Балкарская Республика, Ямало-Ненецкий АО, Курганская и Тамбовская области, Республика Калмыкия, Республика Северная Осетия – Алания, Карачаево-Черкесская Республика, Агинский Бурятский АО, Республика Дагестан, Республика Ингушетия.

Первый класс представлен регионами всех федеральных округов, в него вошли стабильные лидеры по показателям профессиональной заболеваемости на протяжении всего исследуемого периода, преимущественно регионы Дальневосточного, Приволжского и Северо-Западного федеральных округов (Приморский край, Липецкая, Свердловская, Челябинская, Пермская, Самарская области, Республика Карелия, Мурманская и Ростовская области, Республика Саха (Якутия), Ульяновская область, Республика Коми, Магаданская и Камчатская области, Чукотский АО, Кемеровская область). Здесь отмечены наилучшее качество периодических медицинских осмотров работающих, высокая выявляемость профессиональных заболеваний, поскольку превалируют первичные диагнозы «профессиональное заболевание», поставленные при периодических медицинских осмотрах. В регионах этого класса отмечен максимальный удельный вес работников, занятых в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям, уровень смертности выше среднего по стране. Поэтому мы также оценили качество информации по профессиональной заболеваемости в регионах первого класса как удовлетворительное.

Третий этап оценки качества информации по профессиональной заболеваемости населения в регионах страны представляет собой корреляционный анализ показателей профессиональной заболеваемости и удельного веса работников в промышленности, занятых во вредных условиях труда (в условиях повышенных уровней шума, вибрации, запыленности и загазованности воздуха рабочей зоны). С учетом результатов классификации территорий страны анализ проведен в группе регионов, составивших первый и второй классы и выделенных как регионы с наиболее объективными показателями по профессиональной заболеваемости (всего 49) и в группе регионов третьего класса с необъективными показателями профессиональной заболеваемости (всего 38) (табл. 1).

Таблица 1

Результаты корреляционного анализа показателей профессиональной заболеваемости за 2006 г. (на 10 000 работающих) и удельного веса работающих в промышленности во вредных условиях труда за 2001 г. 

Регионы

Показатели

1 и 2 классы 3 класс
n* rs** р*** n* rs** р***
Удельный вес работающих в промышленности под воздействием:
– повышенного уровня шума, ультразвука, инфразвука 49 0,6 0,000 38 0,1 0,479
–повышенного уровня вибрации 49 0,5 0,000 38 0,1 0,729
–повышенной запыленности воздуха рабочей зоны 49 0,6 0,000 38 0,2 0,159
– повышенной загазованности воздуха рабочей зоны 49 0,5 0,000 38 0,0 0,775
Удельный вес:
– занятых тяжелым физическим трудом 49 0,4 0,003 38 0,3 0,091
– работающих на оборудовании, не отвечающем требованиям безопасности 49 0,3 0,033 38 0,2 0,364
* – число регионов;
** – коэффициент ранговой корреляции Спирмена;
*** – уровень значимости коэффициента корреляции.

В результате корреляционного анализа в совокупности регионов с хорошим качеством статистических данных по профессиональной заболеваемости (первый и второй классы) получены статистически значимые положительные связи средней силы между показателями профессиональной заболеваемости и удельным весом работающих в промышленности в условиях, не соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям, что подтверждает логику зависимости: чем хуже условия труда в регионе, тем выше профессиональная заболеваемость.

При оценке связи вышеуказанных переменных в совокупности регионов, вошедших в третий класс, значимые связи показателей профессиональной заболеваемости и удельного веса работающих во вредных условиях труда не выявлены. Отсутствие связи показателей профессиональной заболеваемости с показателями условий труда в промышленности в регионах, составивших третий класс, подтверждает вывод о неудовлетворительном качестве информации по профессиональной заболеваемости в этих регионах.

Для выявления в регионах России ведущих условий труда и среды обитания, влияющих на рост профессиональной заболеваемости, с последующим прогнозированием ситуации и обоснованием направлений профилактики был проведен корреляционно-регрессионный анализ. В результате наибольшее количество связей показателей профессиональной заболеваемости и удельного веса работающих в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям, выявлено в промышленности. Профессиональная заболеваемость выше в тех регионах, где отмечены высокие показатели удельного веса работающих в промышленности в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям (rs = 0,4; р = 0,000), в т. ч. под воздействием повышенного уровня шума, ультразвука, инфразвука (rs = 0,4; р = 0,001), вибрации (rs = 0,3; р = 0,007), повышенной запыленности (rs = 0,4; р = 0,000) и загазованности (rs = 0,3; р = 0,007) воздуха рабочей зоны, повышенного уровня неионизирующего (rs = 0,3; р = 0,006) и ионизирующего излучения (rs = 0,2; р = 0,029), занятых тяжелым физическим трудом (rs = 0,3; р = 0,001). Полученные связи трактуются однозначно, они однонаправлены, непротиворечивы и целиком подтверждают общепринятые положения медицины труда.

Проведение множественного регрессионного анализа в системе переменных «профессиональная заболеваемость – условия труда – среда обитания» позволило установить зависимость, закономерную и с точки зрения причинно-следственных связей, и с учетом временного фактора (латентного периода возникновения профессионального заболевания). Исходя из модели у = 0,86 + 0,22·Х1 – 0,49·Х2 + 0,07·Х22 + 0,92·Х32, формирование профессиональной заболеваемости в регионах страны зависит от удельного веса работающих под воздействием повышенной запыленности воздуха рабочей зоны (Х1), занятых тяжелым физическим трудом (Х2) и работающих на оборудовании, не отвечающем требованиям безопасности (Х3). В отличие от приведенных ранее результатов корреляционного анализа, где связи в основном средней силы, множественная зависимость в данном случае сильная (R=0,75), а вклад описанной этой моделью ситуации в формирование профессиональных заболеваний в стране составляет 54% (р = 0,000). Данной моделью объясняется реальный уровень профессиональной заболеваемости в 2006 г. практически для всех регионов, за исключением двух – Липецкой области и Республики Тыва, в которых предсказанные значения ожидаемой профессиональной заболеваемости в наибольшей степени отличаются от фактической. Выделение в качестве исключения Республики Тыва вполне объяснимо, если учесть, что этот регион по результатам кластерного анализа вошел в состав регионов третьего класса, выделенных как регионы с необъективными показателями профессиональной заболеваемости. В Липецкой области весьма высокий уровень заболеваемости (4-е место среди регионов России) не объясняется данной моделью, и причины высоких показателей профессиональной заболеваемости следует искать в действии других факторов. В качестве основной меры профилактики профессиональных заболеваний, согласно данной модели, следует предложить снижение удельного веса работников, занятых тяжелым физическим трудом (судя по приведенному уравнению множественной регрессии, профессиональная заболеваемость в российских регионах в наибольшей мере зависит от данного показателя, по крайней мере, в данной комбинации). Так, например, в Свердловской области при уменьшении вдвое удельного веса работающих, занятых тяжелым физическим трудом, с 6,2 до 3,1% (при сохранении всех прочих параметров) профессиональная заболеваемость в регионе должна снизиться с 3,4 (реальное значение в 2006 г.) до 1,75 на 10 тыс., т. е. практически вдвое.

В табл. 2 приведены другие результаты моделирования профессиональной заболеваемости в регионах России – в зависимости от условий труда и среды обитания, в т. ч. социально-экономической составляющей. Так, установлена прямая зависимость профессиональной заболеваемости от значения коэффициента Джини, который характеризует неравномерность распределения доходов и заработной платы на территории, и обратная зависимость от расходов государства на жилищное хозяйство. Вклад этой ситуации в формирование профессиональных заболеваний в стране составляет 16%. Выявлена зависимость профессиональной заболеваемости от медицинского обеспечения (вклад 19%), экологической ситуации – выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух от стационарных источников, тыс. тонн на одного человека в год и сброса загрязненных сточных вод в поверхностные водные объекты, тыс. м3 на 1 км2 территории (вклад 10%).

Таблица 2

Результаты моделирования показателей профессиональной заболеваемости на 10 000 работников в 2006 г. (у) в регионах России в зависимости от факторов среды обитания (х)[v] 

Условия труда (R = 0,67, R2скорр. = 0,43, F = 33,36, p = 0,000, sy = 1,31); у = 0,70 + 0,14* Х12 + 0,04*Х22, где х1 – удельный вес работающих под воздействием повышенного уровня неионизирующего излучения в 2001 г.; х2– удельный вес работающих, занятых тяжелым физическим трудом в 2001 г.
Условия труда и социально-экономическая ситуация (R = 0,71, R2 = R2скорр. = 0,47, F = 18,20, p = 0,000, sy = 1,31); у = – 3,13 + 0,26*Х1 + 0,19*Х2 - 0,11*Х3 + 9,82*Х4, где х1 – удельный вес работающих под воздействием повышенной запыленности воздуха рабочей зоны; х2 – удельный вес работающих, занятых тяжелым физическим трудом; х3 – расходы на жилищное хозяйство, рублей на одного человека.; х4 – коэффициент Джини.
Медицинское обеспечение[vi] (R = 0,46, R2скорр. = 0,19, F = 9,95, p = 0,000, sy = 1,75); у = –2,095 +0,012*Х1 + 0,013*Х2, где х1 – мощность амбулаторно-поликлинических учреждений; х2– удельный вес диагнозов хронических профзаболеваний, установленных центрами профпатологии.
Экологическая ситуация (R = 0,35, R2скорр. = 0,10, F = 6,04, p = 0,000, sy = 1,65); у = 0,69 +2,15*Х1 + 3,70*Х2, где х1 – выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух от стационарных источников, тыс. тонн на 1-го человека в год; х2– сброс загрязненных сточных вод в поверхностные водные объекты, тыс. м3 на 1 км2 территории.
Социально-экономическая ситуация (R = 0,44, R2скорр. = 0,16, F = 6,08, p = 0,001, sy = 1,64); у = –17,8 – 0,1*Х1 + 88,4*Х2 – 89,9*Х22, где х1 – расходы на жилищное хозяйство, рублей на одного человека.; х2 – коэффициент Джини.

В целях обоснования направлений регионально-ориентированных программ профилактики были проведены расчеты предсказанных значений профессиональной заболеваемости на основе разработанных моделей с последующим сопоставлением с реальными цифрами в 2006 г. В результате выделен ряд регионов, где реальные значения профессиональной заболеваемости выше предсказанных на основании того или иного уравнения. Это регионы – лидеры по профессиональной заболеваемости в течение всего изучаемого периода (Липецкая, Кемеровская, Ростовская, Свердловская. Мурманская области, Республика Коми). При этом ряд моделей не исключает высоких реальных показателей в перечисленных регионах, что дает право соответствующие этим или другим моделям ситуации считать реально угрожающими в отношении профессиональной заболеваемости и учитывать их при разработке регионально-ориентированных программ. Чем ближе реальное значение к предсказанному, тем в большей степени данная модель отражает причину формирования того или иного реального уровня. Следовательно, при разработке профилактических программ развитию конкретной ситуации следует уделять первостепенное значение. Этим задается не только общее направление профилактики (улучшение условий труда, производственно-экономической ситуации, что ясно и без проведения специальных исследований), но определяется точная мера воздействий, необходимых для снижения профессиональной заболеваемости. При этом следует отдавать отчет, что профилактические меры проявят свой эффект лишь через определенный период времени.

На наш взгляд, полученные результаты доказывают закономерный характер формирования профессиональной заболеваемости в регионах страны. Вместе с тем, зарегистрированный уровень профессиональной заболеваемости в некоторых регионах России трудно назвать истинным, но он отражает сложившееся положение в этой сфере.

На основании изложенного можно сделать выводы, что неоднородность территории России в отношении показателей учтенной профессиональной заболеваемости обусловлена региональными особенностями занятости населения, условий труда, медицинского обеспечения, социально-экономических и экологических факторов среды обитания населения.

Предложенная методика оценки качества информации по профессиональной заболеваемости в регионах страны на основании учета показателей смертности трудоспособного населения и условий труда, обработанных методами корреляционного и кластерного анализов, позволяет выделить группы регионов с относительно хорошим и неудовлетворительным качеством показателей профессиональной заболеваемости.

Использование в системе социально-гигиенического мониторинга информативных показателей, характеризующих условия труда и среды обитания и влияющих на рост профессиональной заболеваемости населения, с применением многомерных методов статистического анализа (кластерный анализ, нелинейная множественная регрессия) позволяет оценивать качество информации, прогнозировать уровень профессиональной заболеваемости, обосновывать направления профилактических программ.

Список литературы

  1. Гудинова Ж.В. Дружелюбная статистика: анализ и прогнозирование здоровья в популяционных исследованиях: обучающие технологии, пошаговые инструкции [Электронный ресурс]. Омск: Омская государственная медицинская академия, 2007. 1 электр. опт. диск (CD-ROM).
  2. Гудинова Ж.В. Научные основы социально-гигиенического мониторинга инвалидности детей: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. Омск, 2005. 44 с.
  3. Иванова А.Е. Социально-демографическая цена психического здоровья населения: Автореф. дис. … д-ра экон. наук. М., 1998. 37 с.
  4. Измеров Н.Ф. Национальная система медицины труда как основа сохранения здоровья работающего населения России. Материалы X Всерос. съезда гигиенистов и санитарных врачей. Т. 2. М., 2007. С. 1105–1111.
  5. О состоянии профессиональной заболеваемости в Российской Федерации в 2005 году: Информационный сборник статистических и аналитических материалов / Под ред. М.В. Фокина. М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2006. 42 с.
  6. Онищенко Г.Г. Состояние условий труда и профессиональной заболеваемости работников Российской Федерации //Гигиена и санитария. 2009. № 1. С. 29-33.
  7. Равдугина Т.Г. Управление здоровьем населения и здравоохранением на региональном уровне в условиях реформ: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – М., 1999. 25 с.
  8. Репродуктивное здоровье и поведение женщин России / В.Ю. Альбицкий, А.Н. Юсупова, Е.И. Шарапова, И.М. Волков. Казань: Медицина, 2001. 248 с.
  9. Рогожников В.А. Стародубов В.И., Орлова Г.Г. Проблемы охраны здоровья сельского населения. М.: ГЭОТАР-Мед, 2004. 448 с.
  10. Состояние условий труда работников промышленности, строительства, транспорта, связи по областям, республикам, краям (на конец 2001 года) / Российская Информационная Система Охраны Труда. URL: www.risot.safework.ru/Occupational_diseases_2001.asp (Дата обращения: 19.04.2009).
  11. Санитарное состояние субъектов Российской федерации в 2003-2005 гг: статистические материалы / Под ред. А.И. Верещагина. М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2006. 87с.
  12. Социально-гигиенический мониторинг. Инвалидность детей. Сбор, обработка и анализ показателей: Методические рекомендации МР ФЦ/3718 от 01.12.2004; утв. заместителем Главного государственного санитарного врача Российской Федерации. М.: Федеральный центр госсанэпиднадзора, 2004. 68 с.
  13. Социальное положение и уровень жизни населения России: Стат. сб. М.: Госкомстат России, 2007. 505 с.
  14. Стародубов В.И. Здоровье населения России в контексте 90-х годов: проблемы и перспективы / Под ред. В.И. Стародубова, Ю.М. Михайловой, А.Е. Ивановой. М.: Медицина, 2003. 288 с.
  15. Стародубов В.И. Исследование методами многофакторного анализа причинно-следственных связей между степенью загрязнения воды и здоровьем населения Волжского бассейна / В.И. Стародубов, Е.Н. Беляев, А.С. Киселев. М.: Федеральный центр госсанэпиднадзора Минздрава России, 2002. 391 С.
  16. Стародубов В.И. Концепция Федерального атласа "Региональные факторы и особенности состояния детского населения Российской Федерации" / В.И. Стародубов, А.А. Баранов, В.Ю. Альбицкий //Здравоохранение Рос. Федерации. 2004. № 6. С. 3-5.
  17. Труфакин В.А., Крапивко Р.Е. Демографическая ситуация и здоровье населения Сибирского федерального округа // Актуальные проблемы здоровья населения Сибири: гигиенические и эпидемиологические аспекты: Материалы V Межрегион. научно-практ. конф. с международным участием. Т. 1. Омск, 2004. С. 5-12.

References

  1. Gudinova ZhV. Druzhelyubnaya statistika: analiz i prognozirovanie zdorovya v populyatsionnykh issledovaniyakh: obuchayushchie tekhnologii, poshagovye instruktsii [Elektronnyy resurs]. [Friendly statistics: analysis and prognosis for health state in populations studies. Educative technologies. Step-wise instructions. (Electronic resource). Omsk. Omsk State Medical Academy]. Omsk: Omskaya gosudarstvennaya meditsinskaya akademiya; 2007. 1 CD-ROM.
  2. Gudinova ZhV. Nauchnye osnovy sotsialno-gigienicheskogo monitoringa invalidnosti detey [Scientific foundations of social demographic monitoring for disabled children] [PhD. Thesis]. Omsk; 2005. 44 p.
  3. Ivanova AE. Sotsialno-demograficheskaya tsena psikhicheskogo zdorovya naseleniya [Social demographic implications of psychiatric health of the people] [DSc. Thesis]. Moscow; 1998. 37 p.
  4. Izmerov NF. Natsionalnaya sistema meditsiny truda kak osnova sokhraneniya zdorovya rabotayushchego naseleniya Rossii. [National system of labour medicine as a foundation for preserving the state of health in working population of Russia]. In: Proceedings of the Congress of hygienic and sanitation physicians. Vol. 2. Moscow; 2007. p. 1105-1111.
  5. Fokin MV, editor. O sostoyanii professionalnoy zabolevaemosti v Rossiyskoy Federatsii v 2005 godu. Informatsionnyy sbornik statisticheskikh i analiticheskikh materialov. [On the professional morbidity in Russian Federation in 2005. Collection of data: statistics and analyses. Federal center of hygienic and epidemiology in people’s consumption supervision board of Russia. Moscow. 2006. 42 p.
  6. Onishchenko GG. Sostoyanie usloviy truda i professionalnoy zabolevaemosti rabotnikov Rossiyskoy Federatsii [Labour conditions and professional morbidity of working people of Russian Federation]. Gigiena i sanitariya 2009;(1):29-33.
  7. Ravdugina TG. Upravlenie zdorovem naseleniya i zdravookhraneniem na regionalnom urovne v usloviyakh reform [Controlling of the state of population’s health and of the public health system on regional level under conditions of the reform of the society] [PhD. Thesis]. Moscow (Russia); 1999. 25 p.
  8. Albitskiy VYu, Yusupova AN, Sharapova EI, Volkov IM. Reproduktivnoe zdorove i povedenie zhenshchin Rossii [Reproductive health and behavior of women of Russia]. Kazan: Meditsina; 2001. 248 p.
  9. Rogozhnikov VA, Starodubov VI, Orlova GG. Problemy okhrany zdorovya naseleniya selskikh munitsipalnykh obrazovaniy [Certain problems of health protection in rural population]. Starodubov VI, editor. Moscow; 2004. 448 p.
  10. Sostoyanie usloviy truda rabotnikov promyshlennosti, stroitelstva, transporta, svyazi po oblastyam, respublikam, krayam (na konets 2001 goda). Rossiyskaya Informatsionnaya Sistema Okhrany Truda [Labour conditions of the people working in industry, construction, transport, and communications. The picture in Regions, Autonomous Republics, Lands (by the end of 2001). Russian Information System for Labour Conditions’ Considerations] [Internet]. 2002 [cited 2010 Sep 13]. Available from: http://www.risot.safework.ru/Occupational_diseases_2001.asp
  11. Vereshchagin AI, editor. Sanitarnoye sostoyaniye subektov Rossiyskoy federatsii v 2003-2005 gg. Statisticheskie materialy () [Vereshchagin AI, editor. Sanitation conditions in major administrative complexes of Russian Federation in 2003-5. Statistical data]. Moscow: Federalnyy tsentr gigiyeny i epidemiologii Rospotrebnadzora; 2006. 87 p.
  12. Sotsialno-gigienicheskiy monitoring. Invalidnost detey. Sbor, obrabotka i analiz pokazateley. Metodicheskie rekomendatsii [Social hygienic monitoring for disabled children. Accumulation, processing, and analysis of main measures. Guidelines.]. Moskow: Federalnyy tsentr gossanepidnadzora; 2004. 68 p. (Rus).
  13. Sotsialnoe polozhenie i uroven zhizni naseleniya Rossii: Stat. sb. [Social status and living standards in Russian population]. Collection of statistical data. Moscow: State Comity of Statistics. 2007. 505 p.
  14. Starodubov VI, Mikhaylova YuV, Ivanova AE, editors. Zdorovye naseleniya Rossii v kontekste 90 godov: problemy i perspektivy [Health state of population of Russia in the 90-ies. Problems and prospects]. Moscow: Meditsina; 2003. 288 p.
  15. Starodubov VI, Belyaev EN, Kiselev AS, editors. Issledovanie metodami mnogofaktornogo analiza prichinno-sledstvennykh svyazey mezhdu stepenyu zagryazneniya vody i zdorovyem naseleniya Volzhskogo basseyna [Multifactor study of causative-consequential relationship between the extent of contamination of water and health state of population of Volga basin]. Moscow: Federalnyy tsentr gossanepidnadzora Minzdrava Rossii; 2002. 391 p.
  16. Starodubov VI, Baranov AA, Albitskiy VYu. Kontseptsiya Federalnogo atlasa "Regionalnye faktory i osobennosti sostoyaniya detskogo naseleniya Rossiyskoy Federatsii" [The concept of Federal Atlas “Regional factors and main features of children population in Russian Federation”]. Zdravookhranenie Rossiyskoy Federatsii 2004; (6):3-5.
  17. Trufakin VA, Krapivko RE. Demograficheskaya situatsiya i zdorove naseleniya Sibirskogo federalnogo okruga [Demographic situation and state of health of population of Federal Siberian District]. In: Aktualnye problemy zdorovya naseleniya Sibiri: gigienicheskie i epidemiologicheskie aspekty. Proceedings of 5th International Sciens Conference. Vol. 1. Omsk; 2004. p. 5-12.

[i] В течение изучаемого периода в совокупности территорий страны отмечен чрезвычайно высокий разброс показателей профессиональной заболеваемости (коэффициент вариации в пределах 117-141%).

[ii] Удельный вес работников, занятых в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям, за 2001 г. принят в разработку с учетом латентного периода развития хронических профессиональных заболеваний 5 лет.

[iii] Различия между классами значимы (р <0,05) по 17 из 18 классификационных характеристик, кроме удельного веса работников, занятых в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям, в связи.

[iv] В состав регионов не вошла Чеченская Республика из-за отсутствия сведений об удельном весе работающих в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям.

[v] Все модели статистически значимы.

[vi] В модели «медицинское обеспечение» у – профессиональная заболеваемость на 10 000 работников в 2005 г.


Просмотров: 14175

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 10.05.2011 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search