О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА


crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.522.

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №1 2011 (17) arrow Юридическая безопасность в случае неумышленного причинения вреда пострадавшему при оказании помощи на догоспитальном этапе
Юридическая безопасность в случае неумышленного причинения вреда пострадавшему при оказании помощи на догоспитальном этапе Печать
01.03.2011 г.

УДК: 341.2:614.8/616-001

Дежурный Л.И.1, Лысенко К.И.2, Закурдаева А.Ю.1
1
- ФГУ ЦНИИОИЗ, Москва
2 - Главный клинический госпиталь МВД РФ, Москва.

Legal safety in the case of unintentional causing harm to an injured person while providing pre-hospital aid
Dezhurny L.I.1, Lysenko K.I.2, Zakurdaeva A.Yu.1

1 - Federal Public Health Institute, Moscow.
2 - Central clinical hospital of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Moscow.

В работе проанализирован зарубежный опыт нормативно-правового регулирования защиты лица, оказывающего первую помощь и персонала скорой медицинской помощи, от привлечения к гражданской, административной, уголовной ответственности, в случае гибели пострадавшего или возникновения у него осложнений в процессе оказания помощи на догоспитальном этапе. Для этого были изучены нормативные акты, регулирующие оказание помощи пострадавшим ряда стран англо-саксонской правовой семьи и романо-германской правовой семьи, а также имеющиеся судебные прецеденты.

Цель исследования заключалась в изучении возможности и целесообразности адаптации мирового опыта в российской правовой системе.

Для исследования нормативных документов применялись, как общенаучные методы (анализ, синтез, системный подход), так и частноправовые методы (формально-юридический и сравнительно-правовой).

Полученные результаты показали, что с целью стимулирования общественности, в том числе сотрудников неотложных служб и скорой медицинской помощи, к оказанию полноценной помощи пострадавшим в большинстве развитых стран существуют правовые нормы, защищающие лиц, причинивших неумышленный вред пострадавшему в ходе оказания помощи, от юридической ответственности и соответствующие судебные прецеденты.

Для стран англо-саксонской правовой семьи (США, Канада, Австралия) характерно издание отдельного нормативного акта (Закона Доброго Самаритянина) в рамках гражданского законодательства, освобождающего от возмещения ущерба в случае неумышленного причинения вреда жизни или здоровью пострадавшего в процессе оказания первой помощи, при условии отсутствия в действиях лица, оказывающего первую помощь признаков крайней небрежности.

В странах романо-германской правовой семьи (Германия, Австрия, Швейцария) защита от юридической ответственности в случае неумышленного причинения вреда жизни или здоровью в процессе оказания первой помощи происходит путем применения норм соответствующего законодательства о «Крайней необходимости».

Полученные результаты исследования позволят совершенствовать нормативно-правовую базу Российской Федерации с целью повышения мотивации граждан к оказанию первой помощи.

Результаты исследования позволили сделать следующий вывод. Для Российской Федерации создание отдельного нормативного акта аналогичного Закону Доброго Самаритянина будет связано с большими трудностями, связанными с введением новых правовых норм и понятий, а также потребует длительного времени на обсуждение и согласование. Опыт же применения норм о крайней необходимости стран романо-германской правовой семьи представляет для России наибольший интерес.

In the work, consideration is given to an analysis of the foreign experience in normative and legal regulations aimed at protecting an individual and emergency medical personnel, who provide the first medical aid, from bringing to civil, administrative, and criminal responsibility in case of injured person’s death or his health complications during providing medical aid at a pre-hospital level. For this purpose, the normative acts regulating health care provision to injured persons in some countries of Anglo-Saxon and Roman-German legal families have been studied together with judicial precedents available .

The goal of the research was studying the opportunity and expediency of adaptation of the world experience to Russian legal system.

To study normative documents, both general scientific methods ( analysis, synthesis, system approach), and private law methods (formal legal and comparatively legal) were applied.

The results of research have shown that in the majority of developed countries there exist the legislative rules, which protect the persons causing unintentional harm to injured while providing medical aid from legal responsibility; corresponding judicial precedents take place; that helps to stimulate the public, including personnel of emergency medical care and ambulance, to provide full-scale aid to injured persons.

In the countries of Anglo-Saxon legal family (the USA, Canada, Australia), a special statutory act (the Law of Kind Samaritan) was developed within the framework of the civil legislation, which release a person providing the first aid from compensation of damage in case of unintentional causing harm to injured person’s life or health, under the conditions that evidences of extreme negligence were not registered in actions of the person who provides the first aid.

In the countries of the Roman-German legal family (Germany, Austria, Switzerland) protection against legal responsibility in case of unintentional causing harm to a life or health during the first aid is insured by application of the norms of the corresponding "Emergency" legislation.

The results of research will allow to improve normative and legal regulations of the Russian Federation with the purpose to rise citizens’ motivation to the first aid provision.

Results of research have allowed to make the following conclusion. For the Russian Federation, development of the separate normative act similar to the Law of Kind Samaritan will be related with some difficulties caused by introduction of new legislation norms and concepts, and also will demand a long time for discussion and coordination. Experience in application of the "Emergency" norms in the countries of the Roman-German legal family can be more interested for Russia.

Ключевые слова: первая помощь, освобождение от ответственности, травма, неотложное состояние.

Key words: first aid, clearing from the responsibility, trauma, an urgent condition.

Своевременное и эффективное оказание помощи на догоспитальном этапе помощи значительно увеличивает шансы пострадавшего на выживание [1]. Особенное значение медицинская помощь на догоспитальном этапе приобретает при выраженных нарушениях кровообращения и дыхания, клинической смерти, кровотечении, переломах, термических и химических ожогах, когда неоказание помощи или запаздывание ее быстро приводит к значительному ухудшению состояния организма и даже смерти [4, 7].

При всех этих состояниях можно добиться успеха выполняя элементарные меры оказания первой помощи, и таким образом уменьшить летальность и тяжесть состояния после травмы [9, 10, 11].

Однако в Российской Федерации до приезда бригады скорой медицинской помощи первая помощь пострадавшим практически не оказывается [5,6]. Одним из основных демотивирующих факторов, снижающих частоту оказания первой помощи, является боязнь потенциальных участников оказания первой помощи последующего судебного преследования в случае неумышленного причинения вреда жизни или здоровью потерпевшего в ходе оказания первой помощи.

Подобная проблема касается и сотрудников скорой медицинской помощи, которые при оказании помощи зачастую сокращают объем мероприятий за счет рискованных и инвазивных методик. Связано это в том числе и с нежеланием нести ответственность за возможное нанесение вреда пострадавшему.

С целью стимулирования общественности, и в том числе сотрудников неотложных служб и скорой медицинской помощи, к оказанию полноценной помощи пострадавшим в большинстве развитых стран существуют правовые нормы, защищающие лиц, причинивших неумышленный вред пострадавшему в ходе оказания помощи, от юридической ответственности и соответствующие судебные прецеденты. Однако в Российской Федерации в связи с крайне редким оказанием первой помощи пострадавшим соответствующая правоприменительная практика к настоящему моменту не сложилась.

С целью устранения данного пробела нами был изучен и оценен с точки зрения возможности и целесообразности адаптации для российского законодательства зарубежный опыт защиты от юридической ответственности в случае причинения вреда жизни или здоровью пострадавшего в процессе оказания ему помощи на догоспитальном этапе. Проведенные исследования показали следующее.

Для стран англо-саксонской правовой семьи (США, Канада, Австралия) характерно издание отдельного нормативного акта (Закона Доброго Самаритянина) в рамках гражданского законодательства, освобождающего от возмещения ущерба в случае неумышленного причинения вреда жизни или здоровью пострадавшего в процессе оказания первой помощи, при условии отсутствия в действиях лица, оказывающего первую помощь признаков крайней небрежности. В зависимости от юрисдикции могут также устанавливаться дополнительные условия освобождения от юридической ответственности. В ряде случаев данная правовая норма распространяется и на сотрудников скорой медицинской помощи.

Можно выделить три главных проблемы, рассматриваемые в данном законе:

1. Юридическая обязанность граждан оказать помощь пострадавшим.

В США и многих других стран англо-саксонской правовой семьи общее право не устанавливает обязанности для граждан оказывать первую помощь. Однако существует ряд случаев, когда неоказание первой помощи пострадавшему все же приводит к юридической ответственности.

Во-первых, это наличие специальных отношений между пострадавшим и очевидцем. К ним можно отнести обязанность работодателя оказать помощь своим служащим, если несчастный случай произошел на работе; обязанность владельца гостиницы перед своими постояльцами и т.п. В связи с тем, что право в США является прецедентным, то количество таких специальных отношений увеличивается с каждым новым решением суда.

Во-вторых, это обстоятельства, когда человек сам создает ситуацию, поставившую другого человека в опасное состояние (например, водитель автомобиля, наехавшего на пешехода, сотрудники правоохранительных органов, применившие оружие и др.).

В-третьих, требования, связанные с работой и профессией (например, полицейские, пожарные, медицинские работники обязаны оказывать помощь пострадавшим).

Основная мысль закона в данном случае состоит в том, что если пострадавший не был пациентом спасателя, его ребёнком и т. п. и пострадал не по его вине, то спасатель не обязан оказывать первую помощь

2. Ответственность «доброго самаритянина» (добровольного спасателя) перед пострадавшим или третьими лицами.

Это положение является главной составляющей доктрины Доброго самаритянина и признается как обеспечение защиты от ответственности за повреждения и убытки, которые могут возникнуть, когда в чрезвычайной ситуации лицо добровольно оказывает помощь, которую оно юридически не было обязано оказывать. Если добровольный спасатель действовал разумно (для своего уровня подготовки), он не отвечает за неумышленно нанесённый вред, даже если неправильные действия добровольного спасателя привели к смерти или инвалидности пострадавшего.

Ответственность может быть наложена только лишь в том случае, если в судебном порядке будет доказано, что дополнительное повреждение или смерть пострадавшего наступили в результате умышленных действий спасателя по нанесению повреждения или в результате проявления крайней небрежности или вопиющего невежества.

При этом добровольного спасателя можно привлечь к ответственности, если он преждевременно прекратил попытки спасения, особенно если он оставил жертву в еще худшем положении, чем до оказания помощи. Поэтому, прежде чем начинать спасательные мероприятия, гражданам рекомендуется вызвать бригаду Еmergency Мedical System (ЕМS) (Система неотложной медицинской помощи) или проследить за тем, чтобы это сделал кто-то из прохожих и уже не бросать пострадавшего до прибытия профессионалов.

3. Риск возможного вреда самому «доброму самаритянину» и компенсация полученного им вреда.

В процессе оказания помощи самому «доброму самаритянину» или его собственности может быть причинен вред. Первоначально суды исходили из того, что риск был принят спасателем добровольно и поэтому ущерб не подлежит возмещению, но в последнее время судебная практика идет по пути возмещения вреда «доброму самаритянину». Но возможность компенсации зависит, главным образом от того была ли опасная ситуация вызвана чужой ошибкой или небрежностью. Если опасность вызвана жертвой, то спасатель может потребовать возмещения причиненного ущерба от жертвы, если третьим лицом, то соответственно от третьего лица. Однако, проблемы компенсации относительно доброго самаритянина пока еще не получили должного внимания законодательных органов.

Кроме Закона Доброго Самаритянина на федеральном уровне в США действует Закон о спасении при остановке сердечной деятельности (Cardiac Arrest Survival Act), который закрепляет принцип доброго самаритянина для случаев оказания мероприятий по первой помощи с использованием Автоматического наружного дефибриллятора. Нормы данного закона распространяют свое действие на все штаты США.

Также в США на федеральном уровне действует Закон о медицинской помощи на борту воздушного судна (US Aviation Medical Assistance Act) от 1998 года. Данный закон обеспечивает защиту от юридической ответственности работников авиалиний и медицинских работников в случае причинения вреда жизни или здоровью процессе оказания первой помощи на борту воздушного судна. Кроме того, ряд крупнейших авиалиний по всему миру предоставляют страховку медицинским работникам, которые оказывают медицинскую помощь по просьбе экипажа.

В Австралии вопросы освобождения от ответственности лиц, оказавших первую помощь в случае причинения вреда жизни или здоровью потерпевшего, отнесены к ведению штатов. В настоящее время все штаты Австралии в той или иной форме приняли нормы, утверждающие принцип доброго самаритянина.

Как пример, можно привести Гражданский Закон о причинении вреда (Civil Law (Wrongs) Act), принятый в Австралийской Столичной Территории в 2002 году. Согласно данному Закону, лицо, причинившее вред жизни или здоровью потерпевшего в процессе оказания первой помощи, освобождается от юридической ответственности, при условии проведения мероприятий оказанию по первой помощи «честно и без допущения крайней небрежности», за исключением случаев, когда «способность оказывать помощь была существенно снижена из-за воздействия рекреационных наркотических веществ».

В Канаде вопросы освобождения от ответственности лиц, оказавших первую помощь в случае причинения вреда жизни или здоровью, также отнесены к юрисдикции провинций. В настоящее время все провинции Канады в той или иной форме имеют нормы, освобождающие доброго самаритянина от юридической ответственности при соблюдении ряда условий, а именно при отсутствии в действиях лица, оказывающего первую помощь, признаков крайней небрежности, и при отсутствии намерения получить вознаграждение. В качестве примера можно привести закон Доброго самаритянина (Good Samaritan law) Онтарио 2001 года, согласно которому «несмотря на правила общего права, человек, который добровольно и без ожидания компенсации или награды оказывает первую помощь, не несет ответственности за вред, причиненный его действиями в процессе оказания первой помощи, если в его действиях не усматривается крайней небрежности». При этом согласно сложившейся в Канаде правоприменительной практике врачи и другие медицинские работники, оказывающие первую помощь своим пациентам, относятся к категории лиц, оказывающих первую помощь с расчетом получить вознаграждение. Поэтому нормы законов доброго самаритянина ряда штатов выделяют врачей и других медицинских работников в качестве отдельной категории лиц, на которых не распространяется иммунитет доброго самаритянина.

Кроме того, в Канаде законодательно регламентировано возмещение ущерба лицу, оказывающему первую помощь, в случае причинения вреда жизни или здоровью или иного ущерба самому доброму самаритянину в процессе оказания первой помощи. Такую схему компенсации имеют все провинции Канады, за исключением Острова Принца Эдуарда.

В Соединенном Королевстве нормативный акт, определяющий правовой статус лиц, оказывающих первую помощь, отсутствует. Однако особенность стран с англосаксонской системой права состоит в том, что судебный прецедент является источником права наравне с нормативными актами. В виду отсутствия соответствующих нормативных актов, в Соединенном Королевстве права и обязанности таких лиц устанавливаются только решениями суда. Совет по Реанимации Соединенного Королевства (Resuscitation Council (UK)) издал документ по названием «Юридический статус лиц, оказывающих первую помощь», направленный на минимизацию существующих пробелов в правоприменительной практике путем разъяснения сложившегося порядка освобождения от юридической ответственности лиц, причинивших вред жизни или здоровью в процессе оказания первой помощи, не имеющий, однако, правоустанавливающей силы.

Согласно данным Совета Реанимации Соединенного Королевства (Resuscitation Council (UK)), к настоящему моменту в Соединенном Королевстве было рассмотрено несколько исков пострадавших к лицам, оказавшим им первую помощь, но ни один из этих исков не был удовлетворен.

В странах романо-германской правовой семьи (Германия, Австрия, Швейцария) защита от юридической ответственности в случае неумышленного причинения вреда жизни или здоровью в процессе оказания первой помощи происходит путем применения норм соответствующего законодательства о крайней необходимости.

Согласно Уголовному Кодексу Федеративной Республики Германия (Strafgesetzbuch (StGB) der Bundes Republik Deutschland) Глава 4 § 34 «Не является преступлением действия, направленные на устранение опасности, непосредственно угрожающей жизни, здоровью, чести, собственности и иным охраняемым законом интересам данного лица или иных лиц, если причиненный вред меньше предотвращенного. Это правило действует только в случае, если деяние является соразмерным средством для предотвращения опасности».

Аналогичные нормы содержит Уголовный Кодекс Австрии (Strafgesetzbuch (StGB) der Österreichs).

Уголовному законодательству Швейцарии также известно такое обстоятельство, исключающее преступность деяния, как крайняя необходимость. В Уголовном кодексе Швейцарии (Schweizerisches Strafgesetzbuch) оно называется «оправдывающее чрезвычайное положение» (Rechtfertigender Notstand) Согласно статье 17 Уголовного кодекса Швейцарии (Schweizerisches Strafgesetzbuch): «Не является преступлением действия, направленные на защиту охраняемых законом интересов данного лица или иных лиц от неизбежной опасности, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами». Оказание первой помощи направлено на сохранение здоровья и жизни пострадавшего. Учитывая то, что угроза жизни при травмах и неотложных состояниях не может быть устранена другим путем, нанесенный при оказании первой помощи ущерб не подлежит юридическому преследованию.

Для Российской Федерации создание отдельного нормативного акта аналогичного Закону Доброго Самаритянина будет связано с большими трудностями, т.к. это будет введение новых правовых норм и понятий и потребует длительного времени на обсуждение и согласование. Опыт же применения вышеназванных норм стран романо-германской правовой семьи представляет наибольший интерес с точки зрения возможности адаптации данного правоприменительного опыта в российской правовой системе. Это обусловлено принадлежностью Российской Федерации к странам романо-германской правовой семьи и схожестью правовых систем данных стран.

Институт крайней необходимости также известен российскому праву. Причем нормы статьи 39 Уголовного кодекса Российской Федерации [8], закрепляющие крайнюю необходимость в качестве обстоятельства исключающего преступность деяния, аналогичны нормам о крайней необходимости уголовных кодексов Германии, Австрии, Швейцарии.

Согласно статье 39 Уголовного кодекса Российской Федерации:

«Статья 39. Крайняя необходимость

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда» [8].

Неумышленное причинение вреда в ходе оказания первой помощи и скорой медицинской помощи пострадавшим при травмах и неотложных состояниях подпадает под признаки деяния, совершенного в состоянии крайней необходимости. Так, в данном случае оказание первой помощи и скорой медицинской помощи направлено на спасение охраняемых законом интересов - жизни или здоровья человека, которые согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации признаются высшей ценностью. При этом угроза жизни или здоровью пострадавшего не может быть устранена другими средствами.

Таком образом, неумышленное причинение вреда жизни или здоровью потерпевшего в процессе оказания первой помощи согласно Уголовному кодексу Российской Федерации [8] не является преступлением и не наказывается.

Аналогично крайнюю необходимость понимает Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации (статья 2.4.) [3].

Данные нормы призваны способствовать повышению социальной активности людей, предоставляет им возможность принимать участие в предотвращении вреда правам человека, интересам государства и общества, в том числе оказывать первую помощь пострадавшим, не опасаясь последующего судебного преследования. Однако в настоящее время в Российской Федерации судебные прецеденты, признающие неумышленное причинение вреда жизни или здоровью в ходе оказания первой помощи, совершенным в состоянии крайней необходимости, отсутствуют. В связи с этим общественность и правоприменительные органы не информированы о том, что действие данной нормы распространяется на случаи причинения вреда в ходе оказания первой помощи пострадавшим. Также об этом слабо информированы и сотрудники скорой медицинской помощи.

В целях устранения данного информационного пробела необходимо включить в комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации [8] и Кодексу об административных правонарушениях Российской Федерации [3] разъяснения относительно возможности применения к таким деяниям норм о крайней необходимости.

Однако согласно действующему гражданскому законодательству в настоящее время лицо, причинившее вред жизни или здоровью в процессе оказания первой помощи, может быть привлечено к гражданской (имущественной) ответственности (статья 1067 Гражданского кодекса Российской Федерации):

«Статья 1067. Причинение вреда в состоянии крайней необходимости

Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами, должен быть возмещен лицом, причинившим вред.

Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред» [2].

Вероятность привлечения лица, причинившего вред жизни или здоровью в ходе оказания помощи на догоспитальном этапе, к имущественной ответственности, также снижает частоту оказания первой помощи и объем оказываемой скорой медицинской помощи, вследствие боязни потенциальных участников оказания помощи последующего привлечения к имущественной ответственности.

В целях стимулирования общественности к оказанию первой помощи и повышения качества оказания скорой медицинской помощи в рамках федеральной целевой программы «Повышение безопасности дорожного движения 2006 – 2012 годах» были подготовлены предложения по внесению изменений и дополнений в Гражданский кодекс Российской Федерации [2], предусматривающих освобождение от возмещения вреда лиц, причинивших вред при оказании первой помощи и скорой медицинской помощи. Принятие данных поправок и широкое информирование населения и сотрудников скорой медицинской помощи позволит повысить частоту и качество оказания первой помощи и скорой медицинской помощи пострадавшим.

Список литературы

  1. Глобальный кризис в области безопасности дорожного движения. Организация Объединенных Наций, Генеральная Ассамблея, Пятьдесят восьмая сессия Пункт 162 предварительной повестки дня. Доклад Генерального секретаря.07 августа 2003 г.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: федер. закон от 26 января 1996г. № 14-ФЗ (в ред. Федерального закона от 18.07.2005 № 89-ФЗ) //Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 5, ст. 410. http://www.consultant.ru/popular/gkrf1/
  3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: федер. закон от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ//Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 1 (часть I), ст. 1.
  4. Михайлович В.А., Мирошниченко А.Г. Руководство для врачей скорой помощи. – С.- Петербург: Издательство «Невский диалект», 2005. – 703 с.
  5. Мюллер З. Неотложная помощь. Пер. с нем. – М.- МЕД-пресс-информ, 2005. – 445 с.
  6. Русаков А.Б. Системный подход к оказанию медицинской помощи при массовой травме. // Военно-медицинский журнал. – 1994. – № 12. – С. 27-29.
  7. Сумин С.А.Неотложные состояния. / 5-е изд., переработанное и дополненное. – Москва: ООО «Медицинское информационное агентство .- 2005. – 752 с.
  8. Уголовный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 13 июня 1996г. № 64-ФЗ //Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, №24, ст.3244, http://ukrf.narod.ru/.
  9. Cohen L, Swift S.The spectrum of prevention: developing a comprehensive approach to injury prevention. Injury Prevention, 1999, 5:203–7.
  10. Hargarten SW, Karlson T. Injury control: a crucial aspect of emergency medicine. Emergency Medicine Clinics of North America, 1993, 11:255–62.
  11. Marson A,Thomson J.The influence of prehospital trauma care on traffic accident mortality. Journal of Trauma, 2001, 50:917–20.

References

  1. Globalnyy krizis v oblasti bezopasnosti dorozhnogo dvizheniya. Organizatsiya Obedinennykh Natsiy, Generalnaya Assambleya, Pyatdesyat vosmaya sessiya Punkt 162 predvaritelnoy povestki dnya. Doklad Generalnogo sekretarya.07 avgusta 2003 g. [Global crisis in road traffic security. United Nations. General Assembly. 58th session. Point 162 of preliminary agenda. Report of UN Secretary General. Aug.7, 2003].
  2. Grazhdanskiy kodeks Rossiyskoy Federatsii. Chast vtoraya: feder. zakon ot 26 yanvarya 1996g. № 14-FZ (v red. Federalnogo zakona ot 18.07.2005 № 89-FZ). Sobranie zakonodatelstva Rossiyskoy Federatsii, 1996, N 5, st. 410. http://www.consultant.ru/popular/gkrf1 [Civil code of Russian Federation. Part II. Federal law of Jan.26, 1996. No 14-Federal law (the version of this Federal law from 18.07.2005 is No.89-Federal law].
  3. Kodeks Rossiyskoy Federatsii ob administrativnykh pravonarusheniyakh: feder. zakon ot 30 dekabrya 2001 g. № 195-FZ. Sobranie zakonodatelstva Rossiyskoy Federatsii, 2002, N 1 (chast I), st. 1. [Code of Russian Federation on administrative violations. Federal law of Dec. 30, 2001. No 195-Federal law].
  4. Mikhaylovich VA, Miroshnichenko AG. Rukovodstvo dlya vrachey skoroy pomoshchi [Guidelines for urgency crew physicians]. St. Petersburg: Nevskiy dialect; 2005. 703 p.
  5. Muller Z. Neotlozhnaya pomoshch (Per. s nem) [Service of urgent medical care. Translated from German]. Moscow: MED-press-inform; 2005. 445 p.
  6. Rusakov AB. Sistemnyy podkhod k okazaniyu meditsinskoy pomoshchi pri massovoy travme [Systemic approach to medical care for mass trauma]. Voenno-meditsinskiy zhurnal 1994; (12):27-29.
  7. Sumin SA. Neotlozhnye sostoyaniya. 5-e izd., pererabotannoe i dopolnennoe [Urgent conditions 5th rev. ed.]. Moscow: Meditsinskoe informatsionnoe agentstvo; 2005. 752 p.
  8. Ugolovnyy kodeks Rossiyskoy Federatsii: feder. zakon ot 13 iyunya 1996g. № 64-FZ. Sobranie zakonodatelstva Rossiyskoy Federatsii, 1996, №24, st.3244, http://ukrf.narod.ru/ [Criminal code of Russian Federation. Federal law of June 13, 1996. No.64 – Federal law].
  9. Cohen L, Swift S.The spectrum of prevention: developing a comprehensive approach to injury prevention. Injury Prevention 1999; (5):203–7.
  10. Hargarten SW, Karlson T. Injury control: a crucial aspect of emergency medicine. Emergency Medicine Clinics of North America 1993; (11):255–62.
  11. Marson A, Thomson J. The influence of prehospital trauma care on traffic accident mortality. Journal of Trauma 2001; 50:917–20.

Просмотров: 13008

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 10.05.2011 г. )
« Пред.
home contact search contact search