О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА


crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.522.

C 2017 года редакция начинает публикацию материалов Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

С 2016 года DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №6 2011 (22) arrow Смертность от внешних причин среди сельского населения Удмуртской Республики
Смертность от внешних причин среди сельского населения Удмуртской Республики Печать
08.02.2012 г.

А.В. Попов
МУЗ «Юкаменская ЦРБ», Удмуртская Республика

Mortality from the external reasons in rural population of the Udmurtian Republic
A.V. Popov
The Jukamenskaya central district hospital, the Udmurtian Republic

Резюме. В статье представлен анализ завершенных суицидов в Удмуртской республике и Юкаменском районе за 23 года (1987-2009 гг.). Проведен углубленный анализ суицидентов по полу, возрасту, национальности, сфере производственной деятельности, состоянию здоровья, наличию алкогольного опьянения в момент суицида, наличию в анамнезе предшествующих суицидов, изучались временные показатели (время суток, дни недели, месяц, время года) и др.

Материалом для настоящего исследования послужили: «Врачебное свидетельство о смерти», протоколы судебно-медицинского исследования трупов лиц, умерших от этого вида насильственной смерти и журналы регистрации завершенных суицидов в поликлинике Юкаменской центральной районной больнице.

В структуре насильственной смерти по Удмуртской Республике и в Юкаменском районе первое место занимает смерть от механической асфиксии, второе - механической травмы, на третьем месте – смерть от отравлений.

Наибольшее количество суицидентов 21,7% были в возрасте 40-49 лет, 20,0% - 30-39 лет, 16,6% - 60-69 лет. Количество суицидов среди лиц трудоспособного возраста составило 71,5%.

При анализе суицидентов по профессиональному признаку выявлено, что 33,8% составляли неквалифицированные работники; пенсионеры по возрасту, инвалидности – 32,2%; безработные – 14,5% и 17,9% квалифицированные рабочие и служащие.

Характеристика погибших лиц, по семейному положению, следующая: 52,2% были женаты (замужем), 47,8% – не состояли в браке, находились в разводе, оставались вдовами или брак не был зарегистрирован. В 61,7% от общего количества суицидентов имели детей.

Исследование показало, что 78,3% суицидентов в момент совершения суицида находились в состоянии алкогольного опьянения и у 21,7% этанола в крови выявлено не было. Из всего количества в состоянии алкогольного опьянения находилось 95,0% мужчин и 5,0% женщин.

Таким образом, в Юкаменском районе Удмуртской Республики отмечалась крайне неблагополучная суицидальная ситуация. Для решения этой проблемы в Юкаменской ЦРБ создан и оборудован кабинет социально-психологической помощи по оказанию квалифицированной специализированной помощи населению с кризисными состояниями и лицам с суицидальным поведением.

Ключевые слова. Смертность, насильственная смертность, самоубийство (суицид), рождаемость, естественный прирост населения (убыль), асфиксия, состояние здоровья.

Summary. A study of completed suicides in the Republic of Udmurtia on the whole and specifically in Yukamenskaya district for the last 23 years – from 1987 till 2009 - was conducted. All suicide cases were classified along gender, age, nationality, professional occupation, state of health, drunkenness at the suicidal moment, anamnesis of previous attempts, time point parameters ( diurnal/nocturnal period, day of week, month, season).

Materials of this trial included medical certificates of death, protocols of forensic examination of the corpse of this type of violent death, logbooks of registration of completed suicides of the outpatient clinic of Yukamesnkaya district central hospital.

First place in the structure of the pool of violent deaths in the Udmurtian Republic of took the death from mechanical asphyxia, and the second place took the death from mechanic trauma, the third was the death from poisoning.

21.7% of suicidents were 40-49 years of age (leading age group), 20.0% of 30-39, 16.6% of 60-69. People with ability to work amounted to 71.5% of cases.

Study into occupational status of suicidents revealed that 33.8% of cases were unskilled laborers, 32.2% of cases were age retired pensioners, 15.5% cases were unemployed people, 17.9% of cases were qualified workers or clerks.

As concerns the marital status of the lost people, it was established that 52.2% had been family people, 47.8% had been not, and either did not marry or had been divorced, or had been a widow/widower, or else the factual marriage had not been ever registered. Nevertheless, 61.7% of suicidents had children.

78.3% suicidents were drunk at the moment of a suicide, but 21.7% of suicidents did not present any ethanol in a blood test. 95% of males and 5% of females were drunk.

The whole situation in Yukamenskaya district of the Udmurtian Republic was highly unfavorable as concerns suicidal trends. An office for social psychological assistance was arranged and attached to the county central hospital of Yukamenskaya district with the goal of qualified advice and help to the population in whom some people are in critical stage (psychological crisis) or there are some people with suicidal behavior.

Keywords. Mortality, violent mortality, suicide, fertility, natural increase (decrease) of population, asphyxia, health status.

Политические и социально-экономические преобразования, начавшиеся в России с 90-х годов, обострили демографическую ситуацию. К этому привело не только резкое снижение рождаемости, но и не менее выраженный рост смертности, особенно среди населения трудоспособного возраста. Высокая смертность населения стала главной гуманитарной проблемой в России, постоянной причиной потерь человеческого потенциала. К настоящему моменту сложился тип смертности, сочетающий в себе высокие показатели, как от заболеваний, так и от насильственных причин. Такой уровень смертности образовался в результате ее постоянного роста и периодических резких колебаний на протяжении 40 лет: снижения в период действия антиалкогольных мер в 1985-1987 гг., медленного повышения в 1988-1991 гг., значительного роста сразу после распада СССР и начала рыночных реформ с 1992 по 1994 гг. и наконец, снижения в 1995-1998 гг. с последующим резким увеличением [1].

Влияние социально-экономического кризиса на смертность населения России выразилось, прежде всего, в том, что тяжесть его обрушилась на трудоспособное население страны.

Среди причин смерти лиц трудоспособного возраста, определяющих в настоящее время высокий уровень смертности, ведущую роль занимают насильственные причины. При этом наблюдается выраженная тенденция к увеличению их частоты. Если в 1989 г. уровень смертности от данных причин в Удмуртии составлял 146,9 на 100 тыс. населения, то в 2000 г. он был равен 236,3, в 2002 г. - 297,2, в 2009 – 279,0 случаев на 100 тыс. населения. Доля умерших в трудоспособном возрасте от травм и отравлений возросла к 2000 г. до 74, 8 %, к 2002 г. – 75,2 % и к 2009 г. - до 77,0 %.

По сравнению с Российской Федерацией, в Удмуртии традиционно остается более низким уровень смертности от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, но заметно выше уровень смертности от внешних причин. В результате повышенной частоты случаев смерти от внешних причин (среди которых значительная часть составляют суициды) в молодых и трудоспособных возрастах. Население, особенно мужское, в немалой своей части не доживает до пожилого возраста [3].

В последние годы проблема самоубийств в России чаще всего рассматривается в связи с социально-экономическим кризисом переходного периода. Не отрицая кризисной составляющей, отметим, что уже вначале 1970-х Россия уверенно входила в число мировых лидеров по уровню самоубийств, уступая в первой половине 1980-х только Венгрии. Когда в 1985 г. в России началось общее снижение смертности, произошло и снижение смертности от самоубийств. 1985–1986 гг. были годами наименьших за два десятилетия показателей смертности от самоубийств, после чего последовал их медленный рост [1, 2, 4].

Наивысший коэффициент самоубийств за всю историю России был отмечен в 1994 г., после чего началось его медленное снижение. Даже в самые «плохие», с точки зрения самоубийств, постсоветские годы коэффициенты самоубийств не превысили долговременных трендов, которыми характеризовалась их динамика за два доперестроечных десятилетия.

Международные сравнения показывают, что среди первой десятки (по уровню самоубийств) более чем из сорока стран, представляющих сведения о самоубийствах в ВОЗ, пять представляют бывший СССР, это три Прибалтийские республики, Россия и Казахстан [5, 8, 9, 10].

Динамика самоубийств в Удмуртии в основном повторяет общероссийские тенденции. Но Удмуртская Республика отличается от средних по России показателей более высоким уровнем самоубийств. В 80-е годы Удмуртия неизменно входила в пятёрку российских регионов с самым высоким уровнем самоубийств и по итогам этого периода занимала первое ранговое место.

Уровень самоубийств в Удмуртии, начиная с 1950-х годов, всегда был намного выше среднероссийского, причём па протяжении 1980-х и 1990-х он достоверно был одним из самых высоких в России.

У мужчин распространённость самоубийств намного выше, чем у женщин. У мужчин наиболее высоки коэффициенты самоубийств у 40-60-летних, а у женщин - после 70 лет. Частота самоубийств на селе выше, чем в городах, у обоих полов и во всех возрастных группах, особенно в младших (моложе 30 лет) и в старших (старше 50 лет) [5, 6, 7,8].

Количество завершенных самоубийств в Удмуртской Республике за 2009 г. по данным программы мониторинга составило 56,6 на 100 тыс. населения (рис. 1).

Поиск эффективных методов профилактики суицидов вынуждает исследователей изучать всевозможные дифференцированные аспекты суицидального поведения городских, сельских жителей, одним из которых является гендерный аспект, привлекающий в настоящее время внимание все большего числа исследователей.

Среди субъектов Российской Федерации по распространенности самоубийств Удмуртия занимает 13 ранговое место.

Рис. 1
Рис. 1. Распространенность самоубийств в разрезе муниципальных образований Удмуртской Республики за 2009 г. (на 100 000 населения)

Цель исследования: Установление особенностей эпидемиологии суицидов и разработка мероприятий по снижению насильственной смертности.

Материалы и методы. Нами проведен анализ завершенных суицидов в Удмуртской республике (УР) и Юкаменском районе за 23 года (1987-2009 гг.). Материалом для настоящего исследования послужили: «Врачебное свидетельство о смерти», протоколы судебно-медицинского исследования трупов лиц, умерших от этого вида насильственной смерти и журналы регистрации завершенных суицидов в поликлинике Юкаменской ЦРБ.

Проведен углубленный анализ суицидентов по полу, возрасту, национальности, сфере производственной деятельности, состоянию здоровья, наличию алкогольного опьянения в момент суицида, наличию в анамнезе предшествующих суицидов, изучались временные показатели (время суток, дни недели, месяц, время года) и др.

В Юкаменском районе на 1 января 2010 года в проживало 10762 человека: взрослых - 8670, подростков - 476, детей - 1616.

За период исследования рождаемость в Юкаменском районе снизилась в 2,24 раза (УР - в 1,5 раза), причем до 1998 года рождаемость в районе всегда была выше республиканских цифр. Смертность в Юкаменском районе за 23 года анализа увеличилась в 1,6 раза (УР - в 1,6 раза). Причем смертность по Юкаменскому району резко увеличивалась с 1993 года, достигая максимума в 1994 году - 16,1‰ (УР -14,7‰). Естественный прирост населения с 1987 по 2009 гг. снизился с 12,4‰ до 4,3‰ в Юкаменском районе (УР с 10,1‰ до 0,7‰), что говорит о неблагополучной демографической ситуации.

В 2009 году естественный прирост в Юкаменском районе составил – 3,7‰, в УР – 0,5‰ (табл. 1).

Таблица 1

Динамика рождаемости, смертности, естественного прироста населения Юкаменского района и Удмуртской республики с 1987 по 2010 гг. (на 1000 населения)

Год Рождаемость Смертность Естественный прирост (убыль)
Юкам.р-н УР Юкам.р-н УР Юкам.р-н УР
1987 23,3 19,6 9,9 9,6 12,4 10,1
1988 21,7 18,8 10,5 9,5 11,2 9,3
1989 18,0 16,8 8,9 9,6 9,1 7,8
1990 18,9 15,2 9,5 9,8 9,4 5,4
1991 17,8 13,6 10,1 9,9 7,7 3,7
1992 14,2 12,2 9,5 11,0 4,7 1,2
1993 12,6 10,5 13,4 13,3 -0,8 -2,8
1994 12,6 10,3 16,1 14,7 -3,5 -4,4
1995 11,1 9,4 14,0 13,7 -2,9 -4,3
1996 10,2 9,1 12,3 12,6 -2,1 -3,5
1997 10,3 9,4 12,6 12,1 -2,3 -2,7
1998 8,9 9,9 11,9 11,7 -3,0 -1,8
1999 9,0 9,7 13,3 12,7 -4,3 -3,0
2000 8,6 10,0 13,7 13,4 -5,1 -3,4
2001 9,2 10,1 13,8 14,1 -3,6 -3,9
2002 9,2 11,0 15,4 15,2 -6,2 -4,2
2003 9,6 11,5 16,7 15,7 -7,1 -4,2
2004 11,8 11,7 17,5 15,4 -5,7 -3,7
2005 9,7 11,0 16,6 15,4 -6,9 -4,4
2006 10,1 11,3 17,6 14,3 -7,5 -3,0
2007 12,7 12,8 17,5 14,2 -4,8 -1,4
2008 14,9 13,3 19,2 14,4 -6,2 -0,7
2009 12,8 13,8 16,5 13,3 -3,7 0,5

В Юкаменском районе безработица впервые выявлена в 1993 году и продолжала неуклонно расти, достигая пика в 1996-1997 годах (9%), затем уровень безработицы незначительно уменьшается.

С 1 января 2010 г. количество безработных в районе увеличилось в 2 раза, в связи с банкротством сельскохозяйственных предприятий.

Уровень заработной платы в Юкаменском районе по всем годам был значительно ниже среднереспубликанских показателей (в 1987 году в 1,2 раза, в 2000 году - 2,3 раза), в 2005 году- 2,1, в 2008году - 1,8, в 2009 году - 1,8 раза.

Таблица 2

Смертность населения от всех причин насильственной смерти и суицидов в Юкаменском районе за 1987 – 2009 гг.

Годы Умерло всего В том числе умерло:
В трудоспособном возрасте В результате насильственной смерти В т.ч. суициды
1987 126 37 31 13
1988 133 17 13 6
1989 118 25 13 7
1990 124 27 18 6
1991 125 29 10 5
1992 172 32 19 3
1993 224 37 29 11
1994 301 44 33 17
1995 177 39 30 16
1996 165 25 35 14
1997 157 25 29 13
1998 162 30 13 13
1999 170 29 33 10
2000 169 34 35 18
2001 173 44   17
2002 194 64   19
2003 197 53 38 18
2004 199 55 37 12
2005 184 47 41 17
2006 192 69 60 10
2007 189 62 64 13
2008 203 57 64 22
2009 168 55 49 15

Количество умерших в трудоспособном возрасте от общего количества всех умерших в районе за 23 года анализа остается высоким (табл. 2). Соотношение насильственной смерти по отношению ко всем случаям смерти высокое (от 24,6 до 22,3%, в 2009г - 29,2%).

В структуре насильственной смерти по Юкаменскому району суициды составляют 34,4 - 41,5%. За исследуемый период с 1987 по 2009 годы на территории Юкаменского района покончили жизнь самоубийством 295человек, в том числе 234 мужчин и 61 женщина.

По национальному составу население Юкаменского района по данным переписи 2002 года представлено тремя этническими группами: угро-финская группа (63,3 %) представлена удмуртами - 6034 человек и бисермянами - 1560 человек; тюркская группа (17,7%) - 2117 татар; славянская группа (18 %) - 2161 русских, других национальностей -1,4%. За анализируемый период покончили жизнь самоубийством: удмуртов 76,3% русских 9,8%, татар 13,9%.

Наибольшее количество суицидентов 21,7% были в возрасте 40-49 лет, 20,0% - 30-39 лет, 16,6% - 60-69 лет. Количество суицидов среди лиц трудоспособного возраста составило 71,5%.

За последние 5 лет наблюдается рост механической асфиксии (в том числе и в результате повешения) с 27,9% до 32,6% в сравнении со всеми показателями насильственной смерти. Кроме того за истекшие 5 лет отмечается значительный рост показателей ненасильственной смерти по сравнению с показателями насильственной смерти.

В структуре насильственной смерти по Удмуртской Республике и в Юкаменском районе первое место занимает смерть от механической асфиксии, второе - механической травмы, на третьем месте – смерть от отравлений.

Таблица 3

Распространенность суицидов среди населения Юкаменского района и Удмуртской Республики за 1994 – 2010 гг. (на 100 тыс. населения)

Годы Распространенность суицидов
Юкаменский район Удмуртия
1994 164,2 74,6
1995 120,8 76,8
1996 108,5 71,8
1997 99,7 69,8
1998 101,6 61,2
1999 78,1 68,9
2000 141,0 69,2
2001 111,5 72,3
2002 148,8 72,3
2003 169,4 66,0
2004 105,3 70,4
2005 151,4 63,5
2006 91,1 62,2
2007 112,5 61,4
2008 208,9 56,6
2009 144,4 53,0

При анализе суицидентов по профессиональному признаку выявлено, что 33,8% составляли неквалифицированные работники; пенсионеры по возрасту, инвалидности – 32,2%; безработные – 14,5% и 17,9% квалифицированные рабочие и служащие.

Характеристика погибших лиц, по семейному положению, была следующая: 52,2% были женаты (замужем), 47,8% – не состояли в браке, находились в разводе, оставались вдовами или брак не был зарегистрирован. В 61,7% от общего количества суицидентов имели детей.

Начальное образование было у 11,5% суицидентов ; среднее образование и среднее специальное образование - 87,5%, высшее – 1,0%.

Соматические заболевания, среди которых болезни системы кровообращения и легочной системы, имели 15,9% лиц покончивших жизнь самоубийством, 7,5% – психические расстройства (шизофрения, эпилепсия, олигофрения, депрессивные психозы).

Преобладающее большинство суицидов в районе совершались путем самоповешивания – 87,5%, в 8,1% – смерть наступала от отравлений техническими жидкостями, едкими кислотами и щелочами. В трех случаях самоубийства были совершенные в разные годы, когда суицидент бросался под свой движущийся гусеничный трактор.

Исследование показало, что 78,3% суицидентов в момент совершения суицида находились в состоянии алкогольного опьянения и у 21,7% этанола в крови выявлено не было. Из всего количества в состоянии алкогольного опьянения находилось 95,0% мужчин и 5,0% женщин.

При анализе установлено, что у 14,2% суицидентов в прошлом уже были попытки покончить с жизнью, а у трех человек это уже третья попытка. Родные и близкие, зная о предшествующих попытках суицида, скрывали это от окружающих, не обращались к медицинским работникам за помощью, считая факт суицида чем-то позорным для семьи и близких, о чем не надо делиться с окружающими. Пациенты с незавершенными суицидами, которые после суицида поступали в различные отделения больницы (терапевтическое, хирургическое, неврологическое), и с которыми врачами была проведена определенная психотерапевтическая работа, практически повторных суицидов не совершали. Врач - психиатр экстренно приглашался к поступившим пациентам после незавершенного суицида обязательно во всех случаях.

В момент совершения суицида 81,0% погибших находились одни, а 19,0% – были в окружении людей, которые не смогли помешать самоубийству.

Суициды совершались преимущественно летом – 32,2%, весной - 29,5%, осенью – 22,7% , зимой- 14,5% , в мае и в июне совершается 26,4% всех суицидов. По дням недели наибольшее количество суицидов совершается во вторник - 20,3% и в пятницу - 15,6%, по времени суток - это время с 12:00 до 24:00 часов (68,8%).

Основное место, которое выбирали люди из исследуемой нами группы для совершения суицида, была своя квартира, дом или территория около него -91,5%; вдали от людей (в лесу) - 6,8% , на кладбище – 1,7%, на работе - 2,7%.

Таким образом, в Юкаменском районе Удмуртской Республики отмечалась крайне неблагополучная суицидальная ситуация. Для решения этой проблемы необходима современная организация суицидологической помощи сельским жителям, своевременное выявление лиц, подверженных частым депрессиям, проведение мер профилактики суицидов в семье, выработка адекватных механизмов защиты, особенно среди удмуртского населения.

В Юкаменской ЦРБ создан и оборудован кабинет социально-психологической помощи по оказанию квалифицированной специализированной помощи населению с кризисными состояниями и лицам с суицидальным поведением.

Список литературы

  1. Войцех В.Ф. Суицидология. М.: Миклош. 2008. 280 с.
  2. Государственный доклад о состоянии здоровья населения Удмуртской Республики в 2008 году. Ижевск: МЗ УР, ИГМА. 2009. 282 с.
  3. Евсюков А.А., Шарафутдинова Н.Х., Калининская А.А. Медико-демографические показатели здоровья сельского населения в Республике Башкортостан. Уфа: Здравоохранение Башкортостана. 2010. 200 с.
  4. Прошутин В.Л. Комплексное социально-гигиеническое и судебно-медицинское исследование самоубийств в регионе повышенного риска: Автореф. дисс. … д-ра мед. наук. М. 2001. 39 с.
  5. Старшенбаум Г.В. Суицидология и кризисная психотерапия. М.: Когито-Центр. 2005. 376 с.
  6. Фисик М.В. Суицидальное поведение (эпидемиология, клиника, вопросы организации суицидологической помощи) на модели малого города: Автореф. … кан. мед. наук. Томск. 2002. 34 c.
  7. Школьников В.М., Червяков В.В. Политика по контролю кризисной смертности России в переходный период. М.: ПРООН, Ин-т международных исследований семьи. 2000. 191 с.
  8. Beautrais A.L. Further Suicidal Behavior Among Medically Serious Attempters. Suicide Life Treat. Behav. 2004;34(1):1-11.
  9. Isometsa E.T., Lonnqvist J.K. Suicide attempts preceding completed suicide. Br. J. Psychiatry 1998; 173 (Dec): 531-535.
  10. Qin P., Agerbo E., Westergard-Nielsen N. Gender differences in risk factors for suicide in Denmark. British Journal of Psychiatry 2000; 177: 546-550.

References

  1. Voytsekh V.F. Suitsidologiya. [Suicidology]. Moscow: Miklosh; 2008. 280 p.
  2. Gosudarstvennyy doklad o sostoyanii zdorovya naseleniya Udmurtskoy Respubliki v 2008 godu [The state report on population health status in Udmurtian Republic in 2008]. Izhevsk: MZ UR, IGMA. 2009. 282 s.
  3. Evsyukov A.A., Sharafutdinova N.Kh., Kalininskaya A.A. Mediko-demograficheskie pokazateli zdorovya selskogo naseleniya v Respublike Bashkortostan [Health and demographic indicators of rural population health in Republic of Bashkortostan]. Ufa: Zdravookhranenie Bashkortostana. 2010. 200 p.
  4. Proshutin V.L. Kompleksnoe sotsialno-gigienicheskoe i sudebno-meditsinskoe issledovanie samoubiystv v regione povyshennogo riska [Complex social-hygienic and medico-legal examination of suicides cases in the high risk regions] [PhD. Thesis]. Moscow. 2001. 39 p.
  5. Starshenbaum G.V. Suitsidologiya i krizisnaya psikhoterapiya. [Suicidology and crisis mental therapy]. Moscow: Kogito-Tsentr. 2005. 376 p.
  6. Fisik M.V. Suitsidalnoe povedenie (epidemiologiya, klinika, voprosy organizatsii suitsidologicheskoy pomoshchi) na modeli malogo goroda [Suicide behavior (epidemiology, clinics, and problems of organization of suicidological care) by the little town model] [PhD. Thesis]. Tomsk. 2002. 34 р.
  7. Shkolnikov V.M., Chervyakov V.V. Politika po kontrolyu krizisnoy smertnosti Rossii v perekhodnyy period [Policy of the control over crisis mortality in Russia during the transitional period]. Moscow: PROON; 2000. 191 p.
  8. Beautrais A.L. Further Suicidal Behavior Among Medically Serious Attempters. Suicide Life Treat. Behav. 2004;34(1):1-11.
  9. Isometsa E.T., Lonnqvist J.K. Suicide attempts preceding completed suicide. Br. J. Psychiatry 1998;173 (Dec):531-535.
  10. Qin P., Agerbo E., Westergard-Nielsen N. Gender differences in risk factors for suicide in Denmark. British Journal of Psychiatry 2000;177:546-550.

Просмотров: 9320

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code
Предупреждать меня о новых комментариях к этой статье

Последнее обновление ( 07.11.2013 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search