О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2013 (31) arrow Различия в состоянии здоровья мигрантов и коренного населения в России и других странах Европейского региона
Различия в состоянии здоровья мигрантов и коренного населения в России и других странах Европейского региона Печать
08.07.2013 г.

О.А. Кислицына
Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, Москва

Health differences between migrants and indigenous population in Russia and other countries of European region

O.A. Kislitsyna
Institute of Socio-Economic Studies of Population, Russian Academy of Sciences, Moscow

Резюме. Цель исследования - проанализировать различия в здоровье мигрантов и коренного населения принимающей их страны в России и других государствах Европейского региона.

Информационная основа исследования - данные Европейского социального исследования (EuropeanSocialSurvey)и Российского мониторинга экономического положения и здоровья.Статистический анализ проведен с помощью многомерных моделей логистической регрессии пакета SPSS. 

Выявлены статистически значимые различия в состоянии здоровья мигрантов и коренных жителей того же пола и возраста в 13 европейских странах.  В Бельгии, Швейцарии, на Кипре, в Чехии, Германии, Дании, Франции, Великобритании, Латвии, Нидерландах, Швеции, Словакиимигранты имеют тенденцию оценивать свое здоровье ниже по сравнению с коренными жителями. В Израиле обнаружен «эффект здорового мигранта».

В случае Россииустановлено, что необходимо учитывать как различные типы миграции (внешняя и внутренняя), так и различные меры здоровья. По сравнению с коренными россиянами, никогда не переезжавшими на другое место жительства, внутренние мигранты с большей вероятностью страдают высоким давлением, а внешние иммигранты, прибывшие в Россию из европейских стран СНГ, имеют повышенный риск двух и более хронических заболеваний.   Внутренние мигранты, а также иммигранты из Украины, Белоруссии и Молдавии значительно чаще имеют проблемы с весом. Внешние иммигранты из европейских, а также азиатских стран СНГ с большей вероятностью курят.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что растущие миграционные потоки как в пределах одной страны, так и между странами, требуют разработки стратегий, направленных на  улучшение (или, покрайней мере, недопущение ухудшения) состояния здоровья мигрантов.  

Ключевые слова: миграция; неравенство в состоянии здоровья; Европейское социальное исследование; Российский мониторинг экономического положения и здоровья; многомерные модели 

Summary. The aim of the study is to analyze health differences between migrants and indigenous population in Russia and other countries of the European region.

The information base of the study is European Social Survey and Russian Longitudinal Monitoring Survey. Statistical analysis was performed using multivariate logistic regression models of the Statistical Package for Social Sciences.

Statistically significant health differences between migrants and indigenous people of the same sex and age have been found in 13 European countries. In Belgium, Switzerland, Cyprus, Czech Republic, Germany, Denmark, France, Great Britain, Latvia, the Netherlands, Sweden, and Slovakia migrants tend to rate their health lower than the natives. In Israel a «healthy migrant effect» has been found.

As to Russia, it has been found that it is necessary to consider different types of migration (internal and external), as well as different health measures. Compared to native Russians, who have never moved to a different place of residence, internal migrants are more likely to suffer from high blood pressure.  External immigrants, who came to Russia from the European countries of the Commonwealth of Independent States have an increased risk of two or more chronic diseases. Internal migrants, as well as immigrants from Ukraine, Belarus and Moldova are significantly more likely to have weight problems. Immigrants from European and Asian Commonwealth of Independent States countries are more likely to smoke.

The results suggest that increasing migration flows both within and between countries require development of strategies aimed at improving migrants' health (or, at least, preventing its deterioration).

Keywords: migration; health inequality; European Social Survey; Russian Longitudinal Monitoring Survey; multivariate models

Достижение равенства в здоровье является одной из ключевых целей программы общественного здравоохранения ВОЗ  «Здоровье для всех в 21 веке».  Однако неравенство в состоянии здоровья наблюдается во всем мире и имеет тенденцию к росту, что вызывает серьезные опасения. Исследования свидетельствуют о том, что неравенство в здоровье усиливается за счет миграции.

По данным Глобальной комиссии по международной миграции сегодня в мире насчитывается около 200 млн. мигрантов (3% населения). За последние 30 лет их число удвоилось. Больше всего мигрантов проживает в Европе и европейской части бывшего СССР (56 млн.). Россия (12,5 млн.) занимает второе место после США (35 млн.) среди стран, которые принимают больше всего переселенцев из других государств. И, по всей видимости, число мигрантов в ближайшие годы будет только расти.

Здоровье и миграция - две области исследований, каждая из которых получила существенное внимание со стороны демографов, социологов, экономистов.    Однако только недавно ученые начали исследовать связь между этими двумя популяционными процессами. Понятно, что миграция оказывает влияние как на тех, кто мигрирует, так и на коренных жителей тех стран, которые принимают мигрантов. Однако эта связь до сих пор остается неизученной в мире, а в России этой проблеме вообще не уделяется внимание.  Учитывая старение европейского населения и возможный вклад, который мигранты способны внести в поддержание демографической устойчивости и экономического развития, необходимо быть уверенным, что процесс миграции не наносит ущерб здоровью, как самих мигрантов, так и населению принимающих их стран.

Миграция и здоровье: обзор существующих фактов

На первый взгляд можно предположить, что здоровье мигрантов хуже по сравнению со здоровьем населения принимающей страны, так как большая часть мигрантов переезжает из более бедных, экономически менее развитых стран.  Не удивительно, что во многих европейских государствах, в том числе и в России, наблюдается неблагоприятная ситуация по заболеваемости туберкулезом;  ВИЧ/СПИД; инфекциями, передающимися половым путем. Рост числа этих заболеваний частично обусловлен  притоком людей из более бедных стран.

Например, по данным Европейского центра по предотвращению и контролю заболеваемости (ECDC) в 2011 г. случаи заболевания туберкулезом среди лиц, родившихся за пределами страны, в который они теперь проживают, или имеющих другое гражданство, составили около 10% среди всех случаев туберкулеза в Европейском регионе, 26% - среди стран-членов Евросоюза (Табл.1) [25]. В некоторых странах, таких как Бельгия, Дания, Исландия, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Норвегия, Швеция, Великобритания, Израиль, Швейцария более 50% зарегистрированных случаев туберкулеза наблюдается среди населения, рожденного за пределами страны.  

В Норвегии заболеваемость туберкулезом составляет в расчете на 100 тыс. жителей 1,4 случая среди тех, кто был рожден в стране,  и 61,9 случаев - среди мигрантов [5]. В Германии у мигрантов в 5 раз чаще диагностируют туберкулез по сравнению с коренными жителями [8].  

Таблица 1

Случаи заболеваемости туберкулезом в зависимости от гражданства в Европейском регионе, 2011 г., %

 

Страна

Граждане страны

Иностранцы

Гражданство не определено

Австрия

51,5

47,5

1

Бельгия

47,9

52,1

0

Болгария

99,6

0,4

0

Кипр

16,7

83,3

0

Чехия

81,3

18,7

0

Дания

38,3

61,7

0

Эстония

85,9

14,1

0

Финляндия

65,2

24,3

10,5

Франция

42,7

49,7

7,6

Германия

48,8

46,8

4,4

Греция

55,6

44,4

0

Венгрия

98,1

1,9

0

Исландия

22,2

77,8

0

Ирландия

44,5

42,1

13,4

Италия

44,7

47,7

7,6

Латвия

92,3

6,7

1

Литва

97,7

2,3

0

Люксембург

19,2

80,8

0

Мальта

15,2

84,8

0

Нидерланды

29,0

70,5

0,5

Норвегия

12,2

87,8

0

Польша

99,6

0,4

0

Португалия

84,6

15,3

0,1

Румыния

99,7

0,3

0

Словакия

99,2

0,8

0

Словения

70,3

29,7

0

Испания

67,0

31,6

1,4

Швеция

10,6

89,4

0

Великобритания

24,8

70,1

5,1

ЕС

72,2

25,8

2

 

 

 

 

Албания

100

0

0

Андорра

100

0

0

Армения

99,4

0

0,6

Азербайджан

-

-

-

Беларусь

100

0

0

Босния и Герцеговина

100

0

0

Хорватия

48,3

11,0

40,7

Грузия

100

0

0

Израиль

10,5

89,5

0

Казахстан

100

0

0

Кыргызстан

100

0

0

Македония

95,9

4,1

0

Молдова

100

0

0

Черногория

100

0

0

Россия

97,3

2,7

0

Сербия

99,7

0,3

0

Швейцария

22,0

74,0

4

Таджикистан

100

0

0

Турция

98,7

1,3

0

Туркменистан

-

-

-

Украина

-

-

-

Узбекистан

99,7

0,2

0,1

Не члены ЕС

97,7

2,1

0,2

Весь европейский регион

90,6

8,7

0,7

Источник: World Health Organization.Tuberculosis Surveillance and Monitoring in Europe. 2011. EuropeanCentreforDiseasePreventionandControl, 2013.

 

 

Среди впервые выявленных больных туберкулезом в России, число иностранных граждан невелико.  В 2011 г. оно составило 2,7%.  Скорее всего, такой низкий процент выявленных больных среди мигрантов объясняется недостаточными мерами по их выявлению, учитывая, что в Россию едут мигранты из стран, в которых уровень заболеваемости этим недугом значительно выше, чем в России [1](Табл.2).

 

Таблица 2

Туберкулез в России и странах ближнего зарубежья, 2007 г.

 

 

Регистрируемая заболеваемость,

на 100 тыс.

Заболеваемость по оценке ВОЗ,

на 100 тыс.

Смертность, оценка ВОЗ,

на 100 тыс.

Таджикистан

93

231

46

Кыргызстан

115

121

18

Узбекистан

72

113

16

Россия

89

110

18

Европейский регион ВОЗ

39

49

7

Источник: Бюро Международной Организации по Миграции в Москве. Трудовая миграция и вопросы здравоохранения. Материалы круглых столов. Москва. 2010

 

Доля иностранных жителей среди впервые выявленных больных туберкулезом разнится в зависимости от субъекта России (рис.1).  Наибольшее количество заболевших туберкулезом иностранных граждан наблюдается в Москве.  При этом в столице в 2008 г. среди впервые выявленных больных туберкулезом иностранцы составляли 16,7%, а мигранты из других регионов России - 8,9% (рис.2). 

300201.jpg

Рис. 1. Доля иностранных жителей среди впервые выявленных больных туберкулезом.  Субъекты Российской Федерации. 2007-2008 гг.

Источник: Бюро Международной Организации по Миграции в Москве. Трудовая миграция и вопросы здравоохранения. Материалыкруглыхстолов. Москва. 2010

300202.jpg

Рис.2. Доля иностранных жителей среди впервые выявленных больных туберкулезом.  Москва. 2008 г.

Источник: Бюро Международной Организации по Миграции в Москве. Трудовая миграция и вопросы здравоохранения. Материалы круглых столов. Москва. 2010

 

 

Больше всего случаев заболевания туберкулезом среди мигрантов выявлено в Центральном федеральном округе (Табл. 3). Наименьшее количество заболевших туберкулезом мигрантов было зарегистрировано в Дальневосточном и Южном федеральных округах. 

Таблица 3

Выявление туберкулеза у мигрантов при медицинском освидетельствовании

 

Округа

Выявлено

Госпитализировано

Депортировано

N

%

N

%

Центральный

1280

393

30,7

71

5,5

Северо-Западный

461

67

14,5

60

13,0

Южный

191

23

12,0

2

1,0

Приволжский

515

114

22,1

173

33,6

Уральский

449

55

12,2

18

4,0

Сибирский

306

42

13,7

28

9,2

Дальневосточный

158

5

3,2

42

26,6

Источник: Бюро Международной Организации по Миграции в Москве. Трудовая миграция и вопросы здравоохранения. Материалы круглых столов. Москва. 2010

 

Подобная ситуация наблюдается и в случае заболеваемости ВИЧ. Из всех вновь зарегистрированных случаев ВИЧ в 2011 г. в Европейском регионе  38% было выявлено среди коренных жителей стран, 18% - среди иностранцев, 44% - среди лиц с неустановленным гражданством (Табл.4). Среди больных ВИЧ мигрантов большая часть прибыла из африканских стран [24]. 

Таблица 4

Случаи впервые выявленной заболеваемости ВИЧ-инфекцией в Европейском регионе, 2011 г., %

 

 

Страна происхождения

Страна пребывания

Западная Европа

Центральная и Восточная Европа

Африка

Латинская Америка

Южная и Юго-Восточная Азия

Другие

Неизвестно

Члены ЕС

52,1

3,6

4,2

15,6

5,5

1,9

1,6

15,5

Не члены ЕС

22,2

0,4

0,7

1,0

0,1

0,1

0,2

75,3

Все страны европейского региона

37,8

2,0

2,5

8,6

2,9

1,1

0,9

44,2

Источник: World Health Organization. HIV/AIDS Surveillance in Europe. 2011.EuropeanCentreforDiseasePreventionandControl. 2013.

 

Случаи заболевания ВИЧ-инфекцией среди лиц, родившихся за пределами страны, в который они теперь проживают, или имеющих другое гражданство, составили около 70% среди всех случаев выявленной инфекции в Бельгии.     Аналогичная картина наблюдается в Великобритании (65%), Люксембурге (77,3%), Ирландии (62%), Франции (65%), Швейцарии (66%), Эстонии (62%), Латвии (70%), Израиле (66%), на Мальте (67%).

Рост числа больных ВИЧ сопровождается увеличением заболеваний, передающихся половым путем.  Например, в Швеции, где в последнее время наблюдалось всеобщее снижение заболеваемости инфекциями, передаваемыми половым путем, количество случаев заболеваний среди мигрантов, напротив, имело тенденцию к увеличению [12]. В Греции 7-летнее исследование госпитализированных больных  в Афинах показало, что уровень герпеса гениталий среди женщин-мигранток  в 5 раз выше по сравнению с коренным населением [16]. 

В Российской Федерации по оценочным исследованиям распространенность заболеваний ВИЧ среди мигрантов невелика.  Это не удивительно, так как по уровню заболеваемости ВИЧ-инфекцией Россия превосходит все страны СНГ, кроме Украины. Так, в последней ВИЧ зарегистрирован у  1,4% взрослого населения, в то время как в России и Молдавии - по 1,1%.  В Беларуси этот показатель составляет 0,3%, в Узбекистане и Грузии - по 0,2%, в Армении, Азербайджане, Туркменистане, Кыргызстане, Казахстане и Таджикистане - по 0,1%.

Некоторые зарубежные исследователи обнаружили, что те мигранты, которые переехали совсем недавно (менее 2 лет назад), были более здоровыми в момент своего прибытия  (в терминах объективных показателей здоровья и самооценки, за исключением случаев выявления у них инфекционных заболеваний) по сравнению с местными жителями той страны, которая их приютила.   Это явление получило название «эффект здорового мигранта». И может объясняться явлением самоотбора более здоровых (как физически, так и психически) людей, решившихся на переезд со своей родины в другую страну. Этот эффект подтвердили исследования в США [22], Канаде [10], Австралии [3], нескольких странах Западной Европы [23]. 

«Эффект здорового мигранта» имеет тенденцию исчезать со временем. Спустя некоторый срок после переезда, здоровье мигрантов и коренных жителей  принимающей страны  сравнивается [20],  а по некоторым показателям здоровья (например, самооценки) мигранты начинают уступать  жителям страны, которая стала их новой родиной.    Результаты двухгодичного исследования состояния здоровья мигрантов в пяти странах Евросоюза  (Австрии,  Германии,  Греции,  Италии и Испании) [18] показали, что 80% опрошенных мигрантов на здоровье не жалуются, в то время как 34%  мигрантов,  проживших в принимающей стране более пяти лет,  сообщили, что их самочувствие ухудшилось. 

Процесс конвергенции (уравнивания) здоровья мигрантов и коренных жителей, различается в зависимости от страны и мигрирующего населения (этноса или национальности): иногда уравнивания здоровья не происходит. Как, например, в случае  «испаноговорящего парадокса» среди жителей Соединенных Штатов [17], где, несмотря на плохие социально-экономические условия, для выходцев из Латиноамериканских стран наблюдается общий уровень смертности ниже, чем  для коренных жителей США. Среди немногочисленных исследований смертности мигрантов в Европе можно отметить только два исследования, которые получили аналогичный результат (для турецкого населения в Германии;  для марокканцев во Франции) [15, 21].

Сравнительный анализ  состояния здоровья мигрантов и коренного населения

Цель исследования: выявить различия  в состоянии здоровья мигрантов и коренного населения в России и в странах Европейского региона;  определить страны с наибольшими и наименьшими различиями.

Статистический анализ проведен с помощью многомерных моделей логистической регрессии пакета SPSS.  Влияние миграционного статуса на характеристики здоровья было исследовано с учетом пола и возраста респондентов. 

Информационной основой исследования являются:

1) данные Европейского социального исследования[i](EuropeanSocialSurvey), раунда 4, проведенного в 2008-2009 гг., во время которого путем интервьюирования «лицом к лицу» были получены сведения о 56752 респондентах в возрасте старше 15 лет, проживающих в 29 странах Европейского региона, включая Россию.  Европейское социальное исследование (ЕСИ) представляет собой многолетнее сравнительное обследование взглядов, ценностей и поведения жителей европейских стран, начатое в 2002 г. и проводящееся каждые два года. С 2006 г. в ЕСИ принимает участие Россия.   Страны-участники ЕСИ - Бельгия, Болгария, Великобритания,  Венгрия, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Израиль (страна, не входящая в Европейский регион), Испания, Кипр,  Латвия, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Россия, Румыния, Словакия, Словения, Турция, Украина, Финляндия, Франция,  Хорватия, Чехия, Швеция, Швейцария, Эстония. 

2) данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья[ii], раунда 18, проведенного в 2009 г., в ходе которого была получена информация о 9578 респондентах. 

Для дальнейшего анализа обе выборки были ограничены взрослыми респондентами старше 18 лет. 

Страны Европейского региона

(данные Европейского социального исследования)

Респондентам, принявшим участие в Европейском социальном исследовании, было предложено ответить на вопрос о том, родились ли они сами и их родители в стране пребывания или  нет.  В зависимости от ответа на этот вопрос они были разделены на 4 группы (по аналогии со способом, предложенным Güveli и Granzboom, 2007 [6]).  К первой группе были отнесены коренные жители страны (сами респонденты и их родители родились в стране пребывания), ко второй - «дети дипломатов» (рожденные в другой стране, родители которых являются коренными жителями) и реэмигранты (респондент и один из родителей рождены в другой стране).  Третью группу составили мигранты во втором поколении (один или оба родителя которых были рождены заграницей), а к четвертой группе принадлежали мигранты первого поколения (Табл.5).   

Таблица 5

Распределение респондентов по миграционному статусу, Европейское социальное исследование, 2008-2009 гг.

 

Все жители

Из них (%)

Коренные жители

«Дети дипломатов» и

реэмигранты

Второе поколение мигрантов

Первое поколение мигрантов

 

 

 

 

Бельгия

1760

79,70

1,40

10,40

8,50

Болгария

2230

97,20

0,30

2,10

0,40

Швейцария

1819

64,10

2,40

12,40

21,20

Кипр

1215

91,30

2,80

1,90

4,00

Чехия

2012

90,70

0,40

7,80

1,10

Германия

2748

81,50

1,40

8,90

8,20

Дания

1610

89,10

1,90

4,70

4,40

Эстония

1624

62,50

2,80

18,00

16,80

Испания

2576

89,30

0,60

1,30

8,80

Финляндия

2195

96,10

1,10

1,40

1,40

Франция

2073

80,20

1,70

11,60

6,50

Великобритания

2351

80,50

2,20

8,20

9,10

Греция

2072

89,30

1,60

3,90

5,10

Хорватия

1483

82,00

2,70

9,20

6,10

Венгрия

1544

94,00

0,50

4,20

1,30

Ирландия

1764

79,90

4,10

3,90

12,00

Израиль

2486

26,00

0,70

36,00

37,20

Латвия

1980

70,70

2,80

15,70

10,90

Нидерланды

1778

84,60

1,40

7,00

7,00

Норвегия

1548

87,00

1,30

4,60

7,10

Польша

1615

95,50

0,30

3,50

0,70

Португалия

2367

91,90

1,70

2,20

4,20

Румыния

2095

98,50

0,20

1,00

0,30

Россия

2512

88,40

2,80

6,10

2,70

Швеция

1829

79,80

1,20

8,60

10,40

Словения

1285

81,80

2,10

10,00

6,10

Словакия

1808

93,00

1,10

4,40

1,50

Турция

2415

97,30

0,30

1,80

0,50

Украина

1839

73,00

1,30

15,30

10,50

Итого

56633

83,10

1,50

7,90

7,60

 

В качестве показателя здоровья (нездоровья) была  использована самооценка состояния здоровья респондентов, измеренная по пятибалльной шкале (где оценка 1 свидетельствует об очень плохом здоровье, а оценка 5 - очень хорошем).  Для логистического анализа самооценка  здоровья дихотомизирована  на  плохое (оценки 1 и 2) и неплохое (оценки 3,4,5) здоровье.Несмотря на некоторые незначительные недостатки этого показателя [9], преимущества его использования очевидны.  Первое положительное свойство касается легкости интерпретации.  Во-вторых, как неоднократно было доказано, субъективная оценка здоровья является хорошим предсказателем смертности [19, 11, 7], и тесно связана с объективным состоянием здоровья [13]. Помимо этого, установлено, что субъективное состояние здоровья сопоставимо  между различными этническими группами [4].

В каждой стране было исследовано распределение населения по состоянию здоровья (Табл. 6).  Установлено, что респонденты с самым плохим здоровьем согласно средней оценке здоровья по стране проживают в Украине (3,1), России (3,2), Латвии (3,3).  Самая высокая средняя оценка здоровья зафиксирована  на Кипре (4,3), в Греции (4,3), Ирландии (4,2), Швейцарии (4,2).  Соответственно самая низкая доля населения с плохим (оценка 2) и очень плохим (оценка 1) здоровьем наблюдается в таких странах, как Ирландия (2,4%), Швейцария (2,7%), Греция (3,1%), Нидерланды (3,4%).  Украина (17,9%), Россия (16,7%), Венгрия (16,8%), Латвия (15,4%) относятся к странам, в которых сравнительно большая часть населения оценила свое здоровье как плохое и очень плохое. 

Таблица 6

Распределение населения по состоянию здоровья по странам (%),

Европейское социальное исследование, 2008-2009 гг. 

 

 

Самооценка здоровья, %

Средняя оценка здоровья

Стд.

отклонение

 

1

2

3

4

5

Итого

Бельгия

0,60

3,80

19,70

53,40

22,60

100,00

3,9

0,789

Болгария

2,10

10,80

27,90

40,00

19,20

100,00

3,6

0,978

Швейцария

0,60

2,10

13,60

47,10

36,50

100,00

4,2

0,785

Кипр

1,10

3,00

15,60

28,60

51,80

100,00

4,3

0,902

Чехия

1,70

8,70

26,20

40,50

22,80

100,00

3,7

0,961

Германия

1,50

7,70

28,40

47,00

15,40

100,00

3,7

0,879

Дания

1,10

3,60

18,80

39,30

37,30

100,00

4,1

0,891

Эстония

2,30

10,40

41,40

36,10

9,70

100,00

3,4

0,886

Испания

1,00

8,90

21,70

43,80

24,50

100,00

3,8

0,936

Финляндия

0,50

4,60

29,50

44,70

20,60

100,00

3,8

0,835

Франция

0,90

5,40

26,80

44,70

22,20

100,00

3,8

0,868

Великобритания

1,40

4,60

20,50

42,30

31,10

100,00

4,0

0,907

Греция

0,80

2,30

13,00

31,40

52,50

100,00

4,3

0,845

Хорватия

1,70

8,10

27,00

32,20

31,10

100,00

3,8

1,013

Венгрия

3,80

13,00

33,30

37,10

12,80

100,00

3,4

0,994

Ирландия

0,40

2,00

13,90

40,10

43,70

100,00

4,2

0,793

Израиль

1,90

6,80

18,80

28,20

44,30

100,00

4,1

1,033

Латвия

1,90

13,50

41,60

36,20

6,80

100,00

3,3

0,859

Нидерланды

0,50

2,90

19,90

60,80

15,90

100,00

3,9

0,712

Норвегия

0,50

4,10

19,20

43,40

32,80

100,00

4,0

0,855

Польша

2,40

8,30

30,40

43,20

15,70

100,00

3,6

0,929

Португалия

2,40

9,90

36,90

40,20

10,60

100,00

3,5

0,897

Румыния

1,80

9,70

28,90

45,70

14,00

100,00

3,6

0,905

Россия

2,40

14,30

47,30

31,60

4,50

100,00

3,2

0,829

Швеция

0,90

3,20

18,40

47,10

30,50

100,00

4,0

0,833

Словения

1,60

9,30

34,20

41,10

13,80

100,00

3,6

0,895

Словакия

1,90

7,00

34,40

40,90

15,80

100,00

3,6

0,900

Турция

0,80

6,60

22,40

59,50

10,70

100,00

3,7

0,772

Украина

3,40

14,50

51,70

26,50

3,80

100,00

3,1

0,827

Итого

1,50

7,40

27,10

41,40

22,70

100,00

3,8

0,934

 

Таблица 7 показывает, существуют ли различия в здоровье между мигрантами и коренным населением того же пола и возраста в каждой стране.  Статистически значимые различия были установлены лишь в 13 странах (в Бельгии, Швейцарии, на Кипре, в Чехии, Германии, Дании, Франции, Великобритании, Израиле, Латвии, Нидерландах, Швеции, Словакии).

Результаты логистической регрессии, представленные в таблице 7, интерпретируются следующим образом: например, в Бельгии мигранты первого поколения имеют 2-кратный риск плохого здоровья по сравнению с коренными жителями того же  пола и возраста.

Такие же различия между здоровьем коренных жителей и мигрантов первого поколения - в Швеции (OR=2,09) и Великобритании (OR=1,98).   Более чем 2-кратные различия наблюдаются в Словакии (OR=2,61), Нидерландах (OR=2,42), Франции (OR=2,51), Дании (OR=2,81), Чехии (OR=2,83), Швейцарии (OR=4,10).

В Латвии мигранты первого поколения в 1,5 раз (OR=1,54) чаще сообщают о плохом здоровье по сравнению с теми, кто родился и вырос в стране.

При этом в Латвии чаще жалуются на здоровье не только мигранты первого, но и второго поколения (OR=1,52).  Различия в здоровье коренных жителей и мигрантов второго поколения наблюдаются также в Словакии (OR=2,82), Франции (OR=1,77), Чехии (OR=1,69), Германии (OR=1,58), на Кипре (OR=11,81). 

В отличие от вышеперечисленных стран в Израиле мигранты второго поколения с меньшей вероятностью имеют проблемы со здоровьем по сравнению с коренными жителями (OR=0,53), т.е. в этой стране наблюдается, так называемый, «эффект здорового мигранта».

Чехия относится к числу стран, в которых по сравнению с коренными жителями высокий риск плохого здоровья наблюдается не только для мигрантов первого и второго поколений, но и «детей дипломатов» и реэмигрантов (OR=5,67).

Таблица 7

Коэффициенты шансов (OR) логистической регрессии,

показывающие относительную вероятность того, что мигранты имеют проблемы со здоровьем (с учетом пола и возраста),

Европейское социальное исследование, 2008-2009 гг.

 

 

«Дети дипломатов» и

реэмигранты

Второе поколение мигрантов

Первое поколение мигрантов

Sig

Бельгия

0,86

0,69

2,04*

-

Болгария

1,08

0,46

1,18

-

Швейцария

0

1,90

4,10*

p<0,001

Кипр

0,95

11,81*

0

-

Чехия

5,67*

1,69*

2,83*

p<0,05

Германия

1,76

1,58*

1,21

-

Дания

0

0,65

2,81*

-

Эстония

1,66

1,49

1,31

-

Испания

1,83

0,82

0,70

-

Финляндия

0

1,66

1,90

-

Франция

0,56

1,77*

2,51*

p<0,005

Великобритания

0,59

0,81

1,98*

p<0,05

Греция

4,25

1,02

0

-

Хорватия

0,69

0,65

1,19

-

Венгрия

0

0,89

0,49

-

Ирландия

0,76

1,03

0,54

-

Израиль

0

0,53*

0,84

p<0,05

Латвия

0,93

1,52*

1,54*

p<0,05

Нидерланды

0

0,43

2,42*

-

Норвегия

0

1,42

0,64

-

Польша

0,97

1,26

0,80

-

Португалия

1,52

1,32

1,76

-

Румыния

0

1,03

2,83

-

Россия

0,86

0,92

0,44

-

Швеция

3,14

1,31

2,09*

-

Словения

1,06

0,78

1,10

-

Словакия

2,05

2,82*

2,61*

p<0,005

Турция

0

0,43

0,20

-

Украина

1,33

1,08

0,90

-

Значимость * p<0,05

 

В России не были найдены статистические значимые различия в состоянии здоровья мигрантов и коренных жителей.  Дополнительный анализ показал что, вероятно, это объясняется тем, что большая часть мигрантов, попавших в выборку обследования, прибыла в Россию, в основном, из стран бывшего СССР со схожим состоянием здоровья, таких как Украина, Беларусь, Казахстан, при этом еще во времена СССР.   Очевидно, что трудовые мигранты, прибывшие в Россию в последние годы из стран Азии, в выборку не попали.

Российская Федерация

(данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья (РМЭЗ))

Для того, чтобы более подробно прояснить ситуацию в России, были использованы данные Российского мониторинга экономического положения и здоровья. Все взрослые респонденты, принявшиеучастие в этом обследовании в 2009 г.,  были разделены на три категории: тех, кто никогда не переезжал на другое место жительства;  тех, кто мигрировал в пределах страны (внутренние мигранты);  и тех, кто приехал в Россию из-за рубежа (Табл.8).  Так как предполагалось, что существуют различия между внешними иммигрантами по регионам происхождения, то они, в свою очередь,  были разделены на тех, кто приехал из европейских стран СНГ (Украина, Белоруссия и Молдова); азиатских стран СНГ (Армения, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан,  Узбекистан), а также стран за пределами СНГ (Грузия, Литва, Латвия, Эстония, другие страны).

Так, большую часть мигрантов  представляют внутренние мигранты, переехавшие из одного населенного пункта в другой в пределах России. Они составляют 42% всех респондентов, участвующих в обследовании.  Еще 4,3% приходится на мигрантов из неславянских стран, и 3,1% - из славянских стран СНГ.

Таблица 8

Распределение респондентов по миграционному статусу, РМЭЗ, 2009 г.

 

 

%

Никогда не переезжавшие на другое место жительства

49,9

Внутренние мигранты

41,9

Внешние мигранты из:

 

европейских стран СНГ

3,1

азиатских стран СНГ

4,3

других стран

0,8

Итого

100

 

Несколько индикаторов были выбраны в качестве меры здоровья: самооценка здоровья по пятибалльной шкале, дихотомизированная как плохое здоровье (оценки 1 и 2) и неплохое здоровье (оценки 3, 4, 5), наличие хронических заболеваний, наличие диагноза «высокое кровяное давление».  Респондентов попросили ответить на вопрос о том, есть ли у них какие-либо хронические заболевания. Список хронических заболеваний включал заболевания сердца, легких, печени, почек, желудочно-кишечного тракта, позвоночника и другие.  Те, респонденты, которые сообщили о наличие двух и более хронических патологий, были отнесены в нашем анализе к категории имеющих хронические заболевания.   Аналогично, участников обследования спросили, говорили ли им  о том, что у них высокое кровяное давление.  Те, кто ответил на этот вопрос утвердительно, были отнесены к категории лиц с высоким давлением.    Дополнительно были рассмотрены индикаторы, характеризующие питание респондентов и их поведение, которое оказывает влияние на здоровье, - курение.  Информация о весе и росте респондентов позволила вычислить индекс массы тела, равный отношению массы тела в килограммах к квадрату роста в метрах. Если индекс массы тела превышал 25 кг/м2, то респонденты относились к категории лиц, имеющих лишний вес или ожирение.  Информация о курении была получена из ответа респондентов на вопрос, о том курили ли они последние 7 дней перед обследованием.  Ответившие утвердительно рассматривались как курильщики. 

Таблица 9 наглядно демонстрирует, что население, не имеющее опыта миграции, реже имеет жалобы на плохое здоровье (11,9% против, соответственно, 22,5%, 21,3%, 21,3% и 17,7% среди внутренних мигрантов, мигрантов из европейских, азиатских стран СНГ и других стран), высокое давление (31,7% против, соответственно, 40,9%, 46,3%,37,5% и 45,2%), 2 и более хронических заболевания (21,8% против, соответственно, 33,3%, 38,9%,26,5% и 35,5%), реже курит (46,6% против, соответственно, 60,3%, 66%, 49,8% и 57,6%) и страдает лишним весом (21,8% против, соответственно, 33,3%, 38,9%, 26,5% и 35,5%). 

Таблица 9

Доля респондентов, имеющих проблемы со здоровьем, РМЭЗ, 2009 г., %

 

 

Плохое здоровье

Высокое давление

2 и более хронических заболевания

Ожирение

Курение

Мужчины

12,5

31,1

20,2

13,7

56,8

Женщины

19,5

46,4

32,4

27,4

13,9

Все население, из них

16,6

40,2

27,4

21,8

31,4

никогда не переезжавшие на другое место жительства

11,9

31,7

21,8

46,6

21,8

внутренние мигранты

22,5

49,9

33,3

60,3

33,3

внешние мигранты из:

 

 

 

 

 

европейских стран СНГ

21,3

46,3

38,9

66,0

38,9

азиатских

стран СНГ

11,5

37,5

26,5

49,8

26,5

других стран

17,7

45,2

35,5

57,6

35,5

 

В таблице 10 представлены различия в здоровье и поведении, тесно, связанном со здоровьем, между коренными жителями России, не имеющими опыта миграции, и мигрантами.  Исследование не выявило различий в самооценке здоровья между коренными россиянами  и мигрантами, как внутренними, так и внешними.  Это объясняется несколькими причинами.  Общее культурное пространство Советского Союза гомогенизируют региональные различия в социальных нормах, создавая схожие образцы поведения, связанного со здоровьем в разных странах бывшего Советского Союза. Ранние  исследования советского общества выявили сильное влияние русских языковых, религиозных, образовательных и социальных норм, по всему Советскому Союзу [2], даже просачивающиеся в культурно различные области Центральной Азии [14].  Во-вторых, многие из иммигрантов являются этническими русскими, либо представителями культурно-схожего славянского этноса (украинцы, белорусы). Вряд ли их поведение в отношении здоровья сильно отличается от поведения коренных россиян.   Соответственно, это влияет на их субъективную самооценку своего здоровья.

Таблица 10

Коэффициенты шансов (OR) логистической регрессии,

показывающие относительную вероятность того, что мигранты имеют проблемы со здоровьем (с учетом пола и возраста),

РМЭЗ, 2009 г.

 

Плохое здоровье

Высокое давление

2 и более хронических заболевания

Лишний вес и ожирение

Курение

Никогда не переезжавшие на другое место жительства

1

1

1

1

1

Внутренние мигранты

1,11

1,16***

1,04

1,15***

1,03

Внешние мигранты из:

 

 

 

 

 

европейских стран СНГ

1,20

1,11

1,57***

1,57****

1,39*

азиатских

стран СНГ

0,76

0,99

1,08

0,92

1,40**

других стран

1,07

1,23

1,50

1,20

0,67

Пол (муж.)

0,70****

0,60****

0,62****

0,81****

8,00****

Возраст

1,08****

1,07****

1,05****

1,04****

0,97****

Значимость * p<0,05  **p<0,01  *** p<0,005   **** p<0,001

 

В тоже время установлено, что по сравнению с коренными россиянами, никогда не переезжавшими на другое место жительства, внутренние мигранты с большей вероятностью страдают высоким давлением (OR=1,16), а внешние иммигранты, прибывшие в Россию из европейских стран СНГ, имеют повышенный риск наличия двух и более хронических заболеваний (OR=1,57).   Внутренние мигранты, а также иммигранты из Украины, Белоруссии и Молдавии также значительно чаще имеют проблемы с весом (OR=1,15 и OR=1,57 соответственно). Внешние иммигранты из европейских, а также азиатских стран СНГ с большей вероятностью по сравнению с коренными россиянами, живущими в том же месте, где они родились, курят (OR=1,39 и OR=1,40 соответственно).

Существует несколько механизмов, объясняющих различия в здоровье мигрантов и населения, которое не имеет опыта миграции.

Мигранты часто вынуждены жить и работать в стрессовых социально-экономических условиях, которые, как хорошо известно, тесно связаны с состоянием здоровья.  

Проблемы с питанием, которые являются следствием низкого социально-экономического статуса мигрантов,  могут  способствовать преобладанию избыточного веса и ожирения среди них.

Недостаток социального общения также оказывает  негативное влияние на здоровье мигрантов.Социальные сети, такие как друзья и родственники, различные организации мигрантов, помогают последним адаптироваться к новой для них ситуации.

Отрицательные последствия для здоровья  мигрантов имеет дискриминация на национальной (этнической) почве, которая широко распространена в странах Европы.  Дискриминация оказывает непосредственное влияние на состояние здоровья посредством психологических механизмов, таких как низкая самооценка, потеря идентичности, или может действовать опосредованно, приводя к ситуации социальной эксклюзии и социально-экономических проблем.

Хронические социально-экономические проблемы создают чувство фатализма и уверенности в том, что ничего невозможно сделать для того, чтобы улучшить ситуацию, что, как показывают исследования, заставляет  мигрантов вести себя девиантным образом: злоупотреблять психоактивными веществами.

Наконец, плохое здоровье мигрантов может быть результатом отсутствия доступа к медицинскому обслуживанию, так как по прибытии они плохо знакомы с системой здравоохранения в стране, которая их приютила.

Заключение

Проведенное исследование позволило получить следующие результаты:

1)  Установлено, что существует дефицит статистической информации о здоровье мигрантов.  Мало какие страновые системы медицинской информации дезагрегируют данные в форме,  которая позволяет анализировать основные проблемы здоровья,  существующие среди мигрантов, либо являющиеся прямым следствием миграции.  Особенно это касается России.

2) Выявлены статистически значимые различия в состоянии здоровья мигрантов и коренных жителей в 13 странах Европейского региона и в России.  При этом в последнем случае установлено, что необходимо учитывать как различные типы миграции (внешняя и внутренняя), так и различные меры здоровья.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что растущие миграционные потоки как в пределах одной страны, так и между странами, требуют разработки стратегий, направленных на улучшение (или, покрайней мере, недопущение ухудшения) состояния здоровья мигрантов. К ним относятся:

  • получение объективной информации о состоянии здоровья мигрантов:  дезагрегирование информации о здоровье по полу,  возрасту,  происхождению, по социально-экономическому и миграционному статусу;  проведение как количественных,  так и качественных исследований;  
  • обеспечение прав мигрантов на здоровье:  содействие справедливому доступу к охране здоровья и медицинской помощи для мигрантов;  стимулирование сотрудничества между министерствами здравоохранения,  иностранных дел и другими заинтересованными министерствами во всех затрагиваемых миграцией странах;
  • сведение  к минимуму отрицательных последствий процесса миграции для состояния здоровья мигрантов. 

 

Список литературы

  1. Трудовая миграция и вопросы здравоохранения. Материалы круглых столов.Бюро Международной Организации по Миграции в Москве. Москва. [Интернет]. 2010. URL: http://moscow.iom.int/russian/publications/trudmigrac_and_zdravoohranenie-mod2.pdf (Дата обращения 21.03.2013).
  2. Anderson BA,Silver BD. Some factors in the linguistic and ethnic Russification of Soviet nationalities: Is everyone becoming Russian? In:The Nationalities Factor in Soviet Politics and Society.Hajda L,Beissinger M,editors. Boulder, CO: Westview Press; 1990.
  3. Australian Institute of Health and Welfare. Australia's health 2000. Canberra; 2000.
  4. Chandola T, Jenkinson C. Validating Self-Rated Health in Different Ethnic Groups. Ethnicity & Health 2000;5(2): 151-159.
  5. Farah MG, Meyer HE, Selmer R, Heldal E, Bjune G. Long-term risk of tuberculosis among immigrants in Norway. International Journal of Epidemiology 2005;34:1005-101.
  6. Güveli A, GanzeboomHBG. International migration and social mobility in Europe. Effects of parental occupation status and education on occupational attainment of the immigrants and natives. ECSR, Groningen [Internet] 2007[cited 2013 Mar 21]. Available from: http://home.fsw.vu.nl/hbg.ganzeboom/Personal/2007-guveli-ganzeboom-immigrantsocialmobility-ecsr-groningen-(presentation).pdf
  7. Helmert U. SubjektiveEinschätzung der Gesundheit und Mortalitätsentwicklung. Das Gesundheitswesen 2003; 65(1): 47-54.
  8. Huisman M, DeegDJH. A Commentary on MarjaJylhä's "What Is Self-Rated Health and Why Does It Predict Mortality? Towards a Unified Conceptual Model". Social Science & Medicine 2010;70(5): 652-654.
  9. Huismann A et al. Migration and Health in Germany. In:Country Reports on Migration and Health in Europe. Huismann A, Weilandt C, Greiger A,editors. Bonn: WissenschaftlichesInstitut der ÄrzteDeutschlands.e.V. 1997.
  10. Hyman I. Immigration and health. Health Canada. Ottawa; 2001.
  11. Idler EL, Benyamini Y. Self-Rated Health and Mortality: A Review of Twenty-Seven Community Studies. Journal of Health and Social Behavior 1997;38(1): 21-37.
  12. Janson S, Svensson PG, Ekblab S. Migration and health in Sweden. In:Country Reports on Migration and Health in Europe. Huismann A, Weilandt C, Greiger A,editors. Bonn: WissenschaftlichesInstitut der ÄrzteDeutschlands.e.V. 1997.
  13. Jylhä M. What is Self-Rated Health and Why Does It Predict Mortality? Towards a Unified Conceptual Model. Social Science & Medicine 2009;69(3): 307-316.
  14. Kandiyoti D. Post-colonialism compared: Potentials and limitations in the Middle East and Central Asia. International Journal of Middle East Studies 2002; 34(2): 279-297.
  15. Khlat M., Darmon N. Is there a Mediterranean migrants mortality paradox in Europe? Int J Epidemiol 2003; 32:1115-8.
  16. Kyriakis KP, Hadjivassiliou M, Papadogeorgaki H, Paparizos VA, Katsambas A. Epidemiologic determinants of herpes genitalis case detection rates among STD clinic attendees. Eur J Dermatol 2003; 13:280-2.
  17. Markides KS, Eschbach K. Aging, migration, and mortality: current status of research on the Hispanic paradox. J Gerontol B PsycholSciSocSci 2005; 60(Spec No 2):68-75.
  18. Migrant-friendly health services and HIV/STI prevention: A handbook for health professionals and policy makers. [Internet]. [cited 2013 Mar 21]. Available from: http://www.crrps.org/allegati/66/file/EnglishHandbook.pdf
  19. MosseyJM, Shapiro E. Self-Rated Health: A Predictor of Mortality Among the Elderly. American Journal of Public Health 1982;72(8): 800-808.
  20. Newbold KB. Health status and health care of immigrants in Canada: a longitudinal analysis. J Health Serv Res Policy 2005; 10:77-83.
  21. Razum O, Zeeb H, Akgun HS, Yilmaz S. Low overall mortality of Turkish residents in Germany persists and extends into a second generation: merely a healthy migrant effect? Trop Med Int Health 1998; 3:297-303.
  22. Singh GK, Siahpush M. All-cause and cause-specific mortality of immigrants and native born in the United States. Am J Public Health 2001; 91(3):392-399.
  23. Toma L. Immigration phenomenon and right to health in Italy. Proceedings of the 6th International Metropolis Conference. 2001 November 26-30. Rotterdam.  [Internet] 2002 [cited 2913 Mar 21]. Available from: http://international.metropolis.net/events/rotterdam/papers/1_toma.htm
  24. World Health Organization. HIV/AIDS Surveillance in Europe. 2011. European Centre for Disease Prevention and Control..[Internet]. 2013 [cited 2013 Mar 21]. Available from: http://ecdc.europa.eu/en/publications/Publications/101129_SUR_HIV_2009.pdf
  25. World Health Organization. Tuberculosis Surveillance and Monitoring in Europe. 2011. European Centre for Disease Prevention and Control. [Internet]. 2013 [cited 2013 Mar 21]. Available from: http://ecdc.europa.eu/en/publications/Publications/Tuberculosis-surveillance-monitoring-2013.pdf

 

References

  1. Labor migration and health care problems. Proceeding of the roundtable discussions. Office of the International Organization for Migration in Moscow.[Internet]. 2010 [cited 2013 Mar 21]. Available from:http://moscow.iom.int/russian/publications/trudmigrac_and_zdravoohranenie-mod2.pdf(in Russian).
  2. Anderson BA,Silver BD. Some factors in the linguistic and ethnic Russification of Soviet nationalities: Is everyone becoming Russian? In: The Nationalities Factor in Soviet Politics and Society.Hajda L,Beissinger M, editors. Boulder, CO: Westview Press; 1990.
  3. Australian Institute of Health and Welfare. Australia's health 2000. Canberra; 2000.
  4. Chandola T, Jenkinson C. Validating Self-Rated Health in Different Ethnic Groups. Ethnicity & Health 2000;5(2): 151-159.
  5. Farah MG, Meyer HE, Selmer R, Heldal E, Bjune G. Long-term risk of tuberculosis among immigrants in Norway. International Journal of Epidemiology 2005;34:1005-101.
  6. Güveli A, GanzeboomHBG. International migration and social mobility in Europe. Effects of parental occupation status and education on occupational attainment of the immigrants and natives. ECSR, Groningen [Internet] 2007 [cited 2013 Mar 21]. Available from: http://home.fsw.vu.nl/hbg.ganzeboom/Personal/2007-guveli-ganzeboom-immigrantsocialmobility-ecsr-groningen-(presentation).pdf
  7. Helmert U. SubjektiveEinschätzung der Gesundheit und Mortalitätsentwicklung. Das Gesundheitswesen 2003; 65(1): 47-54.
  8. Huisman M, DeegDJH. A Commentary on MarjaJylhä's "What Is Self-Rated Health and Why Does It Predict Mortality? Towards a Unified Conceptual Model". Social Science & Medicine 2010;70(5): 652-654.
  9. Huismann A et al. Migration and Health in Germany. In:Country Reports on Migration and Health in Europe. Huismann A, Weilandt C, Greiger A, editors. Bonn: WissenschaftlichesInstitut der ÄrzteDeutschlands.e.V. 1997.
  10. Hyman I. Immigration and health. Health Canada. Ottawa; 2001.
  11. Idler EL, Benyamini Y. Self-Rated Health and Mortality: A Review of Twenty-Seven Community Studies. Journal of Health and Social Behavior 1997;38(1): 21-37.
  12. Janson S, Svensson PG, Ekblab S. Migration and health in Sweden. In:Country Reports on Migration and Health in Europe. Huismann A, Weilandt C, Greiger A, editors. Bonn: WissenschaftlichesInstitut der ÄrzteDeutschlands.e.V. 1997.
  13. Jylhä M. What is Self-Rated Health and Why Does It Predict Mortality? Towards a Unified Conceptual Model. Social Science & Medicine 2009;69(3): 307-316.
  14. Kandiyoti D. Post-colonialism compared: Potentials and limitations in the Middle East and Central Asia. International Journal of Middle East Studies 2002; 34(2): 279-297.
  15. Khlat M., Darmon N. Is there a Mediterranean migrants mortality paradox in Europe? Int J Epidemiol 2003; 32:1115-8.
  16. Kyriakis KP, Hadjivassiliou M, Papadogeorgaki H, Paparizos VA, Katsambas A. Epidemiologic determinants of herpes genitalis case detection rates among STD clinic attendees. Eur J Dermatol 2003; 13:280-2.
  17. Markides KS, Eschbach K. Aging, migration, and mortality: current status of research on the Hispanic paradox. J Gerontol B PsycholSciSocSci 2005; 60(Spec No 2):68-75.
  18. Migrant-friendly health services and HIV/STI prevention: A handbook for health professionals and policy makers. [Internet] 2004 [cited 2013 Mar 21]. Available from: http://www.crrps.org/allegati/66/file/EnglishHandbook.pdf
  19. MosseyJM, Shapiro E. Self-Rated Health: A Predictor of Mortality Among the Elderly. American Journal of Public Health 1982;72(8): 800-808.
  20. Newbold KB. Health status and health care of immigrants in Canada: a longitudinal analysis. J Health Serv Res Policy 2005; 10:77-83.
  21. Razum O, Zeeb H, Akgun HS, Yilmaz S. Low overall mortality of Turkish residents in Germany persists and extends into a second generation: merely a healthy migrant effect? Trop Med Int Health 1998; 3:297-303.
  22. Singh GK, Siahpush M. All-cause and cause-specific mortality of immigrants and native born in the United States. Am J Public Health 2001; 91(3):392-399.
  23. Toma L. Immigration phenomenon and right to health in Italy. Proceedings of the 6th International Metropolis Conference. 2001 November 26-30. Rotterdam. [Internet] 2002 [cited 2913 Mar 21]. Available from: http://international.metropolis.net/events/rotterdam/papers/1_toma.htm
  24. World Health Organization. HIV/AIDS Surveillance in Europe. 2011. European Centre for Disease Prevention and Control.[Internet]. 2011 [cited 2013 Mar 21]. Available from: http://ecdc.europa.eu/en/publications/Publications/101129_SUR_HIV_2009.pdf
  25. World Health Organization. Tuberculosis Surveillance and Monitoring in Europe. 2011. European Centre for Disease Prevention and Control. [Internet]. 2011 [cited 2013 Mar 21]. Available from: http://ecdc.europa.eu/en/publications/Publications/Tuberculosis-surveillance-monitoring-2013.pdf


[i]ESS Round 4: European Social Survey Round 4 Data (2008). Data file edition 4.1. Norwegian Social Science Data Services, Norway - Data Archive and distributor of ESS data. URL: http://www.europeansocialsurvey.org/

[ii]Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ-ВШЭ (RLMS-HSE), проводимый Национальным исследовательским университетом - Высшей школой экономики и ЗАО «Демоскоп» при участии Центра народонаселения Университета Северной Каролины в Чапел Хилле и Института социологии РАН. URL: http://www.cpc.unc.edu/projects/rlms и http://www.hse.ru/rlms


Просмотров: 10860

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 09.07.2013 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search