О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2013 (31) arrow Отношение населения и экспертного сообщества к мерам по снижению смертности населения России (обзор литературы)
Отношение населения и экспертного сообщества к мерам по снижению смертности населения России (обзор литературы) Печать
08.07.2013 г.

Е.В. Землянова
ФГБУ ЦНИИОИЗ Минздрава России, Москва

Attitude of population and experts to the measures for reduction of mortality in Russia (literature review) 

E.V. Zemlyanova 

Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow 

Резюме. Цель - дать анализ мнений населения и экспертов в отношении мер государственной политики по снижению смертности населения.

Методология. Мнение населения анализировалось на основании научных публикаций по результатам региональных и общероссийских исследований, а также интернет-дискуссий по заданной проблематике. Мнение экспертов изучалось по материалам публикаций в научных и общественно-политических изданиях. Выбор источников и круга экспертов (политики и общественные деятели, представители Государственной Думы и Федерального Собрания РФ, представители министерств и ведомств, а также широкий круг научных работников, представляющих центральные и региональные академические и ведомственные научно-исследовательские и научно-образовательные учреждения) определялся широким общественным резонансом, который имеют меры демографической политики по улучшению здоровья и снижению смертности населения, в связи с чем, дискуссия об их целесообразности и результативности  выходит за рамки академических кругов. 

Результаты. Опросы показывают, что современное российское общество поддерживает меры, направленные на формирование здорового образа жизни, борьбу с курением и злоупотреблением алкоголем. Среди направлений профилактики поведенческих факторов риска общественное мнение отдает предпочтение информационным, образовательным и пропагандистским мерам, созданию условий для развития молодежного творчества и спорта, государственной поддержке занятости трудоспособного населения, особенно в селах.

Эксперты разделяют мнение населения о значимости профилактического направления, считая, что формирование у населения мотивации к ведению здорового образа жизни, проявлениям самосохранительного поведения, - является одной из главных государственных задач в области снижения смертности.

Важным моментом реализации мер, по мнению экспертного сообщества, является проведение мониторинга и оценка результативности мер, для чего необходимо восстановление полноценной демографической статистики. Программы демографического развития должны учитывать специфику проблем и возможности территорий.

Область применения результатов. Мнение экспертного сообщества и населения о результативности принятых мер должно учитываться лицами, принимающими решения, при разработке новых мер политики и корректировке решений, показавших свою неэффективность.

Ключевые слова. Меры по снижению смертности; демографическая политика; концепция; программа; мнение населения; оценка экспертов, региональный и муниципальный уровень, отражение общественного мнения в средствах массовой информации. 

Summary. The aim of the sudy is to present opinion of population and experts to the measures of state policy oriented on mortality reduction.

Methods. Opinion of population was analyzed on the base of scientific publications on the results of regional and all-Russian surveys as well as internet-discussions on the topic. Experts' opinion was studied using publications in scientific and broadsheet editions. Selection of sources and expert pools (politicians, public persons, representatives of State Duma and Federal Assembly of the Russian Federation, ministries and governmental agencies as well as wide range of researchers representing central and regional academic and institutional scientific and educational establishments) was determined by public interest intrinsical to demographic policy measures on health improvement and mortality reduction. That's why the discussion on their appropriateness and performance falls beyond academic circles.

Results. Surveys show that Russian society now encourage measures aimed on formation of healthy life styles, control of smoking and alcohol abuse. Among directions for prevention of risk factors, public opinion preferres informational, educational and propagandistic measures, creation of conditions for development of creative work and sports for youth as well as state support of employment of working population especially in rural areas.

Experts share population's opinion about importance of prevention considering that formation of motivation of healthy life style in population and demonstration of self-protective behaviour are the main state goals in the sphere of mortality reduction.

The important point of measures' introduction according to experts is monitoring and evaluation of their performance, recovery of adequate demographical statistics. Programs of demographic development should take into account regional specifics and regional resources.

Scope of application. Opinion of experts and population should be taken into account by decision makers while elaboration of new policy measures and correction of ineffective solutions.

Keywords. Measures on mortality reduction; demographic policy; concept; program; population opinion; expert opinion; regional and municipial level; translation of public opinion in mass media.

С середины 2000-х годов в стране начала проводиться активная политика по улучшению здоровья и снижению смертности населения, представляющая межсекторальные усилия направленные на важнейшие детерминанты здоровья. Приняты и реализуются серия концепций и программ. Это концепции демографической политики; развития системы здравоохранения; реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения; федеральная целевая программа по повышению безопасности дорожного движения; приказ об организации центров здоровья по формированию здорового образа жизни, включая сокращение потребления алкоголя и табака.

За прошедшие годы сформировалось мнение экспертного сообщества и населения о результативности принятых мер, и эта информация должна очевидным образом учитываться лицами, принимающими решения при разработке новых мер политики и корректировке решений, показавших свою неэффективность. Таким образом, цель настоящей работы - дать анализ мнений населения и экспертов в отношении мер государственной политики по снижению смертности населения.

Материалы и методы.

Мнение населения анализировалось на основании научных публикаций по результатам региональных и общероссийских исследований, а также интернет-дискуссий по заданной проблематике. Мнение экспертов изучалось по материалам публикаций в научных и общественно-политических изданиях. К экспертам были отнесены политики и общественные деятели, представители Государственной Думы и Федерального Собрания РФ, представители министерств и ведомств, а также широкий круг научных работников, представляющих центральные и региональные академические и ведомственные научно-исследовательские и научно-образовательные учреждения Москвы, Новосибирска, Самары, Новокузнецка, Чувашии, Мурманска, Омска, Вологды, Оренбурга, Архангельска, Сургута. Выбор источников и круга экспертов определялся широким общественным резонансом, который имеют меры демографической политики по улучшению здоровья и снижению смертности населения, в связи с чем, дискуссия о их целесообразности и результативности  выходит за рамки академических кругов. 

Результаты

Обсуждение мер демографической политики в России неразрывно связано с обсуждением результатов Всероссийской переписи населения 2010 г. По мнению политолога Леонида Радзиховского: «слухи о вымирании России несколько преувеличены», о чем, по его мнению, свидетельствуют опубликованные результаты переписи-2010» [18]. В целом по России численность населения сократилась за 1989-2010 гг. на 3%, однако в целом ряде регионов потери населения оказались весьма значительными. Так, в Свердловской области численность населения за 21 год сократилась на 8,5%, что соответствует численности населения небольшого областного центра, в Приморском крае - на 13%, а в Хабаровском - на 20%. Такие цифры свидетельствуют о весьма внушительных масштабах потерь. Автор статьи отмечает, что «высокая смертность (особенно трудоспособных мужчин) - реальная национальная (а не только "статистическая"!) трагедия». Вместе с тем, следует отметить, что население в восточных областях сокращается не только за счет естественной убыли, но и в результате миграционного оттока.

Чуть ли не самый быстрорастущий регион России - Северный Кавказ. Чем объяснить такой взрывной рост населения республик Северного Кавказа? "Объясняется характером местной статистики...". Но я не думаю, что все так просто, подчеркивает политолог. Очевидно, что реальный рост имеет место. Возможно, дело в религии или в "пассионарности" или еще в чем-то.

Широкий подход к рассмотрению демографических проблем, и в частности проблем продолжительности жизни населения, прослеживается в работах различных авторов.

По мнению Ю.А.Григорьева, руководителя отдела популяционной медицины Научно-исследовательского института комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний Сибирского отделения Российской академии медицинских наук (РАМН) [8], кардинальное решение демографических и медико-социальных проблем, в том числе увеличение продолжительности жизни, лежит за пределами здравоохранения и собственно демографической сферы. Эта сфера во многом совпадает с социально-экономической областью деятельности человека. Характер взаимодействия людей здесь, результативность их работы обусловлены особенностями культуры, нравственности, религии. При этом возникает сложнейшая проблема согласования программ демографического и социально-экономического развития, особенно в период быстрых общественных перемен.

Ю.А.Григорьев считает, что государство должно отказаться от непосредственного участия в микроэкономике и сосредоточить свои усилия на макроэкономическом уровне, где необходимо поддерживать стабильность, которую не способен обеспечивать рынок. Первостепенное значение имеет обязанность государства обеспечить каждому гражданину минимальные условия для существования и развития, предоставить ему необходимые общественные услуги, которые рынок не способен предложить за приемлемую цену. Главным в этой деятельности для государства остается утверждение в обществе равенства шансов и справедливости для всех граждан. В результате кропотливой и долговременной деятельности по созиданию культуры в обществе постепенно должны созревать новые условия жизни, способствующие духовному возвышению всех граждан и повсеместному распространению жизнесохранительного поведения. Действенное решение назревших демографических и медико-социальных проблем, в том числе увеличение ожидаемой продолжительности жизни, возможно только на этом магистральном пути. Одно здравоохранение заведомо не справится с такой сверхзадачей ни в Сибири, ни в России в целом [8].

М. Николаев, заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ, сопредседатель всероссийского конгресса "Профессия и здоровье", отмечает [15], что в современной мировой экономике инвестиции в "человеческий капитал" являются одним из основных моторов устойчивого экономического роста. Ссылаясь на слова Юлия Цезаря, произнесенные им в первом веке до нашей эры: "Здоровье граждан - высшая забота государства", М.Николаев отмечает, что здоровье экономически активного населения стран мировых лидеров является одним из приоритетов государственной политики и из года в год улучшается.

Как пишет в своей статье Н.Ф. Герасименко [4] «Нигде в мире снижение смертности не произошло само собой. Успехи Запада в увеличении продолжительности жизни потребовали мобилизации огромных материальных ресурсов, включая расходы на здравоохранение, охрану окружающей среды, пропаганду здорового образа жизни, развитие научных исследований; одновременно были существенно пересмотрены законодательные акты, связанные с охраной здоровья. Кроме того, резко повысилась активность самого населения, направленная на оздоровление образа жизни и среды обитания, изменилось массовое поведение людей, влияющее на сохранение их здоровья. В конечном счете, изменился весь социальный климат, в котором протекает повседневная жизнь людей» [4].

По мнению В.Я. Шклярук [32] «целевые программы, направленные на улучшение демографической ситуации, сопряжены с такими глобальными процессами, как формирование самосохранительного поведения населения, поворот к здоровому образу жизни, качественное улучшение социально-экологических характеристик среды обитания, повышение экологической культуры населения, модернизация системы оказания помощи населению. Результат действий некоторых целевых программ..... может быть оценен спустя 20 лет, однако это не снижает значимости программ. В экспертизе программ на стадии разработки и принятия должны принимать участие преимущественно не финансисты, а представители других профессиональных сообществ - медики, социологи, педагоги, социальные работники, антропологи» [32].

По мнению С.В. Соболевой [24], сотрудника Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения Российской академии наук (РАН), реализация направлений демографической политики предполагает комплекс мероприятий по организационному, информационному, ресурсному и правовому обеспечению. В частности, автор относит к ним:

  • разработку и реализацию региональных программ социально-экономического развития субъектов Федерации, направленных, в том числе, и на улучшение демографической ситуации;
  • разработку и реализацию программ демографического развития субъектов Федерации, и их муниципальных образований на перспективу;
  • демографическую экспертизу подготавливаемых и принимаемых законопроектов, решений и программ на предмет их непротиворечия реализации демографических целей;
  • ведение мониторинга демографической ситуации и осуществление по результатам мониторинга оперативной корректировки управленческих решений;
  • развитие информационного обеспечения и подготовка кадров, повышение грамотности органов управления различных уровней в сфере демографической и семейной политики, улучшение информированности населения о демографической ситуации и ее последствиях;
  • включение основных демографических показателей, характеризующих естественный и миграционный прирост, смертность и рождаемость, как интегральных показателей социально-экономического благополучия и качества жизни на территории в оценку деятельности властных структур.

Исследователи Чувашского государственного университета провели анализ ряда региональных программ демографического развития. По их мнению, региональные документы по осуществлению демографической политики отличаются широтой охвата проблемы. Федеральная концепция, а затем и принятая программа демографического развития, действующая в согласии с национальным проектом «Здоровье» и другими федеральными подпрограммами, призванными улучшить условия жизни населения и стимулировать рождаемость, задали общий стиль и конструкцию формирования региональных программ [28].

Анализ программных документов и реализации демографической политики в регионах показал следующие общие для большинства регионов проблемные направления работы. Довольно мало регионов пошли по пути создания региональных концепций демографической политики, которые должны определять общую идею региональных программ, связанных с улучшением демографической ситуации. Когда речь идет о демографической политике, необходимы средне- и долгосрочные работы, направленные на корректировку демографических процессов в регионе, успехи которых будут очевидны не сразу. Однако такой путь был бы наиболее правильным и логичным. Вместе с тем, долгосрочные программы среди регионов Приволжского федерального округа были приняты лишь в Башкирии, Татарстане, Оренбургской области (до 2017 г.). Большая часть регионов этого округа ограничилась принятием краткосрочных региональных целевых программ по демографическому развитию до 2010 или 2012 гг. Сроки принятых регионами целевых программ истекают, а новых программных документов, способствующих улучшению демографической ситуации в регионах согласно второму этапу федеральной концепции демографической политики до 2025 г., не принято.

В программных документах по демографическому развитию региональные власти ограничились мероприятиями, связанными с федеральными проектами «Здоровье», а также программами «Жилье» и «Молодая семья». Как правило, в целевых региональных программах отсутствует четкое указание направлений работы по улучшению демографической ситуации. Различаются и масштабы организации ведомственной работы по улучшению демографической ситуации, которые возложены как на Министерства здравоохранения, так и на межведомственные органы.

Ряд авторов обращает внимание на необходимость задействования всех уровней реализации демографической политики, в том числе политики по снижению смертности.

По мнению специалистов Института экономических проблем им. Г.П.Лузина Кольского научного центра РАН эффективным инструментом реализации демографической политики с позиций устойчивого муниципального развития должны стать местные сообщества [27].

Автор справедливо считает, что именно на местном уровне можно формировать у различных групп населения, особенно у подрастающего поколения, мотивации для ведения здорового образа жизни.

По мнению авторов, инструментами реализации демографической политики на муниципальном уровне являются:

  • долгосрочные целевые программы демографического развития муниципального образования;
  • организация территориальных общественных самоуправлений (ТОСы - самоорганизации граждан по месту их жительства), являющихся ключевым звеном местных сообществ, принимающих участие в местном управлении, одним из направлений, деятельности которых являются вопросы качества жизни населения конкретной территории;
  • информационно-просветительские, образовательные программы, разрабатываемые и реализуемые местными органами управления, социальными институтами, общественными организациями, расположенными на территории муниципального образования, по охране здоровья, оздоровлению образа жизни и среды обитания. Пропаганда здорового образа жизни является одним из важнейших приоритетов политики снижения смертности.

О.В. Гокова [6] из Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, поддерживая идею о роли муниципальных образований в реализации мер демографической политики,  говорит о том, что хотя каждый муниципальный район уникален по многим демографическим характеристикам, по вполне определенным параметрам многие районы сходны и образуют те или иные типы территорий. Сходство районов не умаляет их оригинальности, но позволяет, вычленяя общие черты, разрабатывать для них единый комплекс мер совершенствования демографической политики, который может быть использован муниципальными районами субъектов Российской Федерации, находящимися в сходных социально-демографических условиях [6].

Таким образом, обзор мнений экспертного сообщества свидетельствует о необходимости уточнения демографической политики России в нескольких отношениях. Во-первых, специалистами предлагается рассматривать демографические проблемы и пути их решения в более широком социально-экономическом контексте, с позиций формирования человеческого капитала, что расширяет спектр инструментов по воздействию на демографическое развитие и выводит демографическую проблематику из категории «затратной» в категорию «инвестиционной». Во-вторых, экспертное сообщество предлагает уделить больше внимания региональному и особенно муниципальному уровню решения демографических проблем. На региональном уровне - способствуя стандартизации подходов к разработке региональных документов демографического развития, на муниципальном - способствуя развитию общественных инициатив по продвижению демографически значимых проектов. В-третьих, специалисты-демографы вновь обращают внимание на необходимость повышения качества статистики населения. Демографическая статистика находится (особенно с конца 1990-х годов) в неблагоприятном положении, потому что были произведены изменения в некоторых законодательных актах, которые лишили статистические органы очень ценной информации для изучения рождаемости, смертности и т.д. Эта тема вновь остро прозвучала на круглом столе «Демография и демографическая политика в России». «Сколько ни писали, сколько ни обсуждали, сколько ни обещали высокие инстанции, сколько ни добивался этого Росстат, - пока нормальная статистика не восстановлена» [3]. Между тем, оценить результативность принимаемых мер и проводимых мероприятий можно только на основании качественных статистических данных, причем более подробных, чем имеются в настоящее время.

Помимо общих подходов к решению демографических проблем, экспертное сообщество широко обсуждает эффекты от реализации мер, предусмотренных Концепцией демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года» [11] и серией документов, принятых по различным аспектам улучшения здоровья и снижения смертности. Это "Государственная программа развития здравоохранения Российской Федерации" [7], которая основана на «Концепции развития системы здравоохранения в Российской Федерации до 2020 г.», прошедшей многолетнее общественное обсуждение, «Концепция реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года» [12] и ряд других, также в какой-то мере затрагивающих вопросы здоровья и смертности населения страны.

Учитывая выраженную профилактическую направленность «Государственной программы развития здравоохранения Российской Федерации" [7], будет целесообразным рассмотреть оценку деятельности Центров здоровья, созданных Приказом Минздравсоцразвития России №597н от 19 августа 2009 г. «Об организации деятельности центров здоровья по формированию здорового образа жизни у граждан Российской Федерации, включая сокращение потребления алкоголя и табака» [17].

На заседании экспертной группы 3 марта 2011 года представитель Минздравсоцразвития России Ю.Б.Грязнова [25] говорила о том, что министерство движется «достаточно системно: у нас есть реклама, у нас есть управление знаниями, у нас есть процесс создания инфраструктур. Это центры здоровья, про которые сегодня уже говорили, еще не сказали только про то, что в 2010 году мы открыли 193 центра здоровья для детей. Пока их результаты мы не обсуждаем, потому что их открыли в конце декабря, так что будем смотреть к следующему году - будет понятно, какая результативность». Представитель Минздравсоцразвития России отметила, что процессы идут с определенными трудностями и недостатками, однако нельзя не отметить, что там, где к решению задач подошли творчески - к рекламе и к приглашению в центры здоровья - там пишутся очереди на 3-4 месяца, - например, в Тюмени».

Большинство участников заседания экспертной группы говорили о проблемах функционирования Центров здоровья и путях их решения.

В.Е. Жемчугов (Государственный научный центр прикладной микробиологии и биотехнологии Роспотребнадзора) сказал о том, что наука может помочь оснастить центры здоровья реальными диагностическими средствами, в частности в отношении заболеваний, у которых сейчас выявилась их генетическая детерминированность [25].

Погосова Н.В. (профессор, Государственный научно-исследовательский центр профилактической медицины Росмедтехнологий) [25] сказала о том, что проводилась инспекция Центров здоровья. «И эта инспекция показала, что, к сожалению, недостаточно создать структуру, и работа на этом заканчивается. Очень много было там недочетов, очень много сложностей функционирования, в основном методологического плана. Потому что сами врачи этих центров пока недостаточно проникнуты понятием здорового образа жизни, не владеют навыками профилактического консультирования и должны этому учиться».

На проблемы обучения специалистов Центров здоровья обратила внимание О.Б.Чертухина (Самарский государственный медицинский университет). Она отметила [25], что проводила обучение врачей Центров здоровья и заметила такую особенность. «Во-первых, нам надо унифицировать и стандартизировать ту информацию, которую мы этим врачам хотим передать, чтобы их профессиональный уровень был более высок. Он пока еще остается крайне низким. И, к сожалению, этого нет и в наших базовых программах, наших требованиях, тех программах, используемых при получении нашими студентами базового образования. Вот на это надо обратить внимание.

Вопросам квалификации врачей, в том числе призванных заниматься профилактикой, озабочены и другие авторы.

Сотрудники Института социально-экономического развития территорий РАН Шабунова А.А. и Окулова Н.А. [30] пишут о том, что «непрофессионализм врачей внушает населению недоверие к ним, и в случае заболевания многие люди занимаются самолечением. Залогом здоровья жители считают, в первую очередь, хорошее настроение и оптимизм и только потом - физическую активность и правильное питание. При этом упоминаний населения о необходимости поддерживать физическую активность и правильно питаться в 2 раза меньше, чем о знании этих мер. Т.е. чаще люди не руководствуются своими знаниями. Однако в отношении профилактических обследований население высказывается положительно и, чаще всего (особенно женщины) выражают готовность пройти его, но неловкость перед врачом и другими пациентами, чье время будет отнимать практически здоровый человек, сдерживает это намерение» [30].

Довольно неожиданный результат. Чаще население уклоняется от профилактических осмотров по другим причинам. Так, исследование, проведенное в Московской области среди пациентов лечебно-профилактических учреждений показало, что пациенты отмечают «формальный подход к профилактическим осмотрам и диспансеризации» [33].

О.Б.Чертухина [25] (Самарский государственный медицинский университет) обратила внимание еще на один аспект создания Центров здоровья. По ее мнению, необходимо определиться, что мы создаем. Надо понимать, пишет автор, что мы расширяем инфраструктуру медицинской службы, путем создания специального звена - Центров здоровья, ответственных за здоровый образ жизни, Это привело к тому, что ответственность всей сети здравоохранения резко снизилась. Ни врачи общей практики в первичном звене, ни кардиологи, ни другие специалисты, каждый из которых на своем этапе должен сделать определенный вклад в формирование здорового образа жизни, и только так в самом деле его можно улучшить, - они сегодня не мотивированы этим заниматься. И действительно нет никакой экономической мотивации, и нет унифицированных технологий и методик. Без этого трудно ждать, что будет какой-то положительный результат» [25].

15-17 сентября 2011 г. в рамках Всероссийского форума «Здоровье нации - основа процветания России» прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Центры здоровья - новая профилактическая технология. Перспективы развития». Участники конференции высказали свое мнение о работе, задачах и проблемах Центров здоровья (ЦЗ) в регионах России [15].

По мнению А.А.Колинько и Р.А.Касимова (Вологодский областной центр медицинской профилактики) «стратегия усиления индивидуальной профилактики заболеваний в первичном звене здравоохранения за счет открытия взрослых и детских центров здоровья при поддержке Минздравсоцразвития России стала первым практическим шагом в модернизации профилактической помощи населению» [10].

Вместе с тем, авторы отмечают, что мониторинг распространенности поведенческих факторов риска неинфекционных заболеваний - необходимый элемент оценки эффективности профилактических вмешательств и формирования здорового образа жизни. К сожалению, в этой работе, как на федеральном, так на региональном и муниципальном уровнях, нет единых методик и стандартов. В этом исследовательском деле, пишут авторы, было бы целесообразно использовать международные методики, к примеру, ВОЗ «СИНДИ». Поиски единых подходов к оценке эффективности профилактической работы и их реализация - еще один шаг к ее модернизации. Информационное сопровождение всех шагов, направленных на модернизацию профилактической помощи, является необходимым условием достижения качественных перемен в профилактической работе и формировании здорового образа жизни населения.

Представители врачебно-физкультурного диспансера Омской области также указали на то, что «первый опыт работы Омских Центров здоровья вскрыл несовершенство методологической основы принятой стратегии организации их работы. Именно это обстоятельство и является причиной недостаточного отклика населения на новые возможности. С другой стороны, Центр здоровья не может быть функционально полноценным без системной проработки механизмов его взаимодействия со всеми участниками инфраструктуры регионального здравоохранения» [9].

По мнению представителей Оренбургской государственной медицинской академии Центры здоровья имеют преимущества в предоставлении профилактической помощи населению, однако их полноценное функционирование осложняется рядом проблем [1]. К числу несомненных преимуществ авторы относят следующее:

  • Центры Здоровья существенно разгружают врачей поликлиник, взяв на себя большую часть профилактической работы со здоровыми и практически здоровыми людьми.
  • Современное оборудование Центров Здоровья облегчает выявление факторов риска наиболее актуальных неинфекционных заболеваний, в первую очередь сердечно-сосудистых, заболеваний органов дыхания, сахарного диабета и позволяет выявлять ряд заболеваний в начальной (латентной) стадии. Инструментальный скрининг с автоматизированной обработкой данных дает возможность достаточно быстро обследовать большое количество населения.

Вместе с тем, эффективность функционирования Центров здоровья снижается рядом обстоятельств.

  • Если «диагностическая» часть работы Центров Здоровья благодаря применению нового оборудования не представляет особых трудностей, то обучение и формирование принципов приверженности к здоровому образу жизни требует разработки и внедрения современных технологий. Основная трудность при реализации этой части задач Центра - создание устойчивой мотивации у населения к сохранению здоровья, отказу от вредных привычек, борьбе с факторами риска. Тем не менее, ясно, что у врачей Центра Здоровья в этом плане больше возможностей, чем у врачей поликлиник.
  • Сотрудники Центра Здоровья нуждаются в методической помощи и внедрении новых, научно разработанных методов профилактической работы, особенно технологий эффективной борьбы с такими факторами риска, как избыточная масса тела и курение.

Сотрудники Государственного научно-исследовательского центра профилактической медицины в качестве целей и задач нового масштабного профилактического проекта - создания Центров здоровья - указывают: формирование у граждан ответственного отношения к своему здоровью; мотивирование их к отказу от вредных привычек, в том числе от курения и избыточного потребления алкоголя; оздоровление образа жизни и коррекция основных факторов риска [19].

Проблема необходимости изменения стереотипов поведения населения, связанных с отношением к здоровью, к ценности человеческой жизни поставлена также Н.В.Чугуновой в монографии [29], посвященной социально-демографическому развитию Белгородской области. По мнению автора, пропаганда здорового образа жизни - это проблема особой сложности. «Слишком высокие барьеры необходимо преодолеть, чтобы достичь ощутимых результатов в борьбе с пьянством, наркоманией, преступностью. Для этого нужны не только время, средства, воля, но и хорошо разработанная государственная программа, содержащая основные принципы и критерии этики, морали, ценностей жизни и т.п.».

Актуальность изменения ценностных стереотипов подтверждается результатами многих социологических опросов населения. В частности, анализ результатов социологического опроса населения по вопросам здорового образа жизни приводят в своей статье Варламова С.Н. и Седова Н.Н. [2]. Авторы пишут, что, признавая высокую роль здорового образа жизни, опрошенные, анализируя личную ситуацию с ухудшающимися показателями состояния здоровья, предпочитают «свалить вину» на объективные и малозависящие от них самих причины (стрессы, отсутствие возможностей для рекреации). На обстоятельствах, напрямую зависящих от воли человека - неумеренность в табакокурении и употреблении алкоголя - предпочитают внимания не заострять.

Аналогичные результаты в отношении приоритета так называемых объективных причин в выборе образа жизни, получены в опросе занятого населения [16], в частности в ответах на вопрос: «Что могло бы повысить Ваше стремление вести здоровый образ жизни?» Примечательно, что из 464 опрошенных на него ответили лишь 293 человека, или 63% респондентов. Можно предположить, что или у остальных 37% опрошенных отсутствует данное стремление, или они затруднились дать какой-либо ответ на предложенный вопрос. Из числа ответивших варианты ответов распределились следующим образом: более половины (149 человек, или 50,9%) указали на наличие финансовых средств; по мнению 42 человек (14,3%), необходимо сокращение нагрузки со стороны работодателя; 27 человек (9,2%) указали, что «наличие свободного времени может повысить стремление вести здоровый образ жизни» и 10 человек (3,4%) считают, что вести здоровый образ жизни их может заставить лишь ухудшение состояния здоровья. Выбрали другие варианты ответов три человека (1%). Только 62 человека (21,2%) считают, что стремление вести здоровый образ жизни может повысить только личное желание самого человека.

В контексте самосохранительного поведения рассматривает проблему производственного травматизма и заболеваний Носырева И.Г. [16]. Она считает, что «зачастую причинами производственного травматизма и заболеваний, вызванных воздействием производственных факторов на организм человека, являются поведение самих работников, их халатное отношение к соблюдению требований безопасности труда, неиспользование средств индивидуальной защиты, отсутствие стремления сохранять и поддерживать собственное здоровье [16].

Проведенное исследование показало, что в современных условиях необходим пересмотр теоретических подходов к управлению охраной труда; перенос центра тяжести в системе управления охраной труда в организациях с реактивных принципов управления на разработку превентивных мер, направленных на профилактику негативных воздействий на человека производственных факторов в процессе трудовой деятельности. Для реализации указанных задач необходимо внедрение в систему управления охраной труда в качестве одного из важнейших ее элементов подсистемы оценки профессиональных рисков и управления ими. Немаловажную роль может также сыграть и усиление мотивации работников к проявлениям самосохранительного поведения, направленного на сохранение и поддержание собственного здоровья в процессе трудовой деятельности, увеличение продолжительности жизни. Реализация указанных масштабных задач видится нам в рассмотрении системы управления охраной труда и формировании самосохранительного организационного поведения работников как элементов целостной системы управления человеческими ресурсами региона».

Несмотря на наличие очевидных проблем в деятельности Центров здоровья, они постепенно начинают выполнять возложенные на них задачи. Так, по данным Сененко А.Ш. [22] (Управление здравоохранения Северо-Восточного административного округа г. Москвы) «в период открытия (декабрь 2009-февраль 2010 г.г.) из числа обратившихся 93% пациентов пришли в ЦЗ по причине поиска возможности побыстрее попасть к узким специалистам - неврологу, кардиологу, «чтобы не ждать очереди в поликлинике», или же на ультразвуковое исследование или магнитно-резонансную томографию. Около 7% обратились в ЦЗ из интереса: «это что-то новое». В большинстве случаев разъяснительная работа позволила заинтересовать посетителей, провести полноценное обследование и достичь понимания пациентами необходимости и возможности здорового образа жизни, а также заинтересованности в достижении результатов. К концу года доля таких пациентов в общем потоке обратившихся существенно уменьшилась, уступив первое место гражданам, которые идут в Центры здоровья целенаправленно. В 88% случаев пациенты обращаются за информацией о наличии заболеваний [22].

Среди основных направлений в деятельности Центров здоровья центральное место занимает борьба с вредными привычками, в том числе с курением и злоупотреблением алкоголем.

На примере борьбы с курением, определены условия успешной работы с посетителями Центров здоровья, имеющих факторы риска. Одним из непременных условий успешной первичной профилактики, с точки зрения А.Ш. Сененко, является «некурение сотрудников центра здоровья, а также и других медицинских работников [23]. В ином случае, людям, пришедшим на обследование, вряд ли будет разумным рассказывать о том, как вредно курить. Совершенно недопустим вид сотрудников центров или поликлиник, курящих при входе в медицинское учреждение. Еще более «впечатляет» запах табака, исходящий от врача центра здоровья... Однако можно с уверенностью утверждать, свидетельствует автор, что сегодня эффективность информации о вреде курения, в том числе материалов, размещенных в помещениях центров здоровья, и бесед врачей не сравнится в настоящее время по силе воздействия с рекламой сигарет в средствах массовой информации, на улицах городов, в печатных изданиях».

Также, по мнению А.Ш.Сененко, «вторичная профилактика - борьба с прогрессированием - в отношении курения имеет особенность в том, что само курение не рассматривается пациентом как заболевание.

Пациент обычно не оценивает утренний кашель как болезнь: «я же курю». Что же касается жалоб со стороны сердечно-сосудистой, нервной системы, расстройств со стороны других органов, здесь пациенты, как правило, даже не предполагают, что эти проблемы могут быть связаны с курением. В беседе с пациентом терапевту Центра здоровья нередко удается убедить пациента задуматься об отказе от курения в связи с выявленными функциональными отклонениями в работе органов и систем, однако за этим непременно должна следовать помощь узких специалистов: психотерапевтов, наркологов, психологов.

Приведенные данные показывают, что проблемы, решаемые в Центрах здоровья, носят комплексный характер и для эффективного решения требуют участия врачей и ученых различных специальностей. Что же касается третичной профилактики, здесь речь может идти о хронических тяжелых заболеваниях, ассоциированных с курением, но этот вопрос уже практически выходит за рамки работы центров здоровья.

Таким образом, опыт работы Центра здоровья показывает, что средства, имеющиеся в арсенале Центров здоровья, помогают мотивации пациента к отказу от курения, однако за этим пациенту должны быть предложены реальные медицинские технологии. Сотрудничество специалистов терапевтических специальностей и специалистов, относящихся к сфере психиатрии, наркологии и психологии, в рамках Центров здоровья способно реализовать комплексный подход и повысить эффективность мероприятий по отказу от курения. Безусловно, необходимым является личный пример работников здравоохранения и меры по сокращению рекламы табачных изделий».

Важным условием эффективной работы Центров здоровья по борьбе с вредными привычками является осознание населением ущерба здоровью, который наносит курение и злоупотребление алкоголем. 

По данным исследований, россияне акцентируют внимание на отказе от курения и злоупотреблении алкоголем как на главном способе поддержания своего здоровья. Во всяком случае, об отказе от вредных привычек, как способе заботы о здоровье, заявили в ходе опроса 42-46% респондентов. Вместе с тем, следует учитывать, что в группах риска отмечается минимальная готовность изменить свой образ жизни. Так, исследования Т.Г. Светличной и Н.С. Сивидовой [21] из Северного государственного медицинского университета (г. Архангельск) показали, что более чем у половины никотинзависимых пациентов (55,1%) отмечается исчезающе малая мотивация к отказу от курения, у 42,5 % курящих она выражена весьма слабо и только у 2,3 % пациентов отчетливо осознана как жизненно важная необходимость. Таким образом, одним из важнейших направлений оздоровления образа жизни является сокращение, прежде всего, групп риска, т.е. групп много курящих и потребляющих алкоголь в количествах, наносящих существенный ущерб здоровью  [21].

Сергей Сушинский, президент Фонда «Защита нации», член Экспертного совета Госдумы РФ «Здоровье. Качество жизни» в своей статье говорит о том, что «существуют опасения, что меры по борьбе с алкоголем или табаком приведут к дестабилизации общества и беспорядкам. Однако опросы показывают, что современное российское общество поддерживает меры, направленные на борьбу с курением и злоупотреблением алкоголем. Согласно опросам, среди проблем, которые волнуют россиян, на втором-третьем местах постоянно выявляется проблема алкоголизма» [26].

По его данным «согласно опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения, 58% респондентов скорее поддержали бы сегодня реализацию программы мер, подобной государственной программе по борьбе с пьянством и алкоголизмом 1985-1987 гг., несмотря на то, что респондентов спрашивали об отношении к «так называемой антиалкогольной кампании». При этом 28% россиян выступает за то, чтобы в России ввели полный запрет на производство и торговлю спиртными напитками.

В рейтинге наиболее популярных мер по борьбе с алкоголизмом лидируют: запрет на продажу алкоголя молодежи до 21 года (63%), запрет рекламы любого вида алкоголя, в т.ч. и слабоалкогольных напитков (57%). Только 3% опрошенных считают, что вообще ничего не надо предпринимать, «государство не должно в это вмешиваться».

62% россиян убеждены, что борьба с пьянством является сегодня первоочередной задачей для нашего общества, 46% уверены, что введение запрета ночной продажи крепкого алкоголя поможет сократить потребление алкоголя, а 85% наших сограждан сообщают, что эта мера не повлечет никаких трудностей.

Лично одобряют введение запрета на продажу крепкого алкоголя в ночное время 68% (из населения в целом). И даже среди часто выпивающих (1-2 раза в неделю и чаще) 53% одобряют эту меру. После введения запрета количество сторонников возросло: уже 79% россиян поддерживают идею введения запрета на продажу крепкого алкоголя в ночное время. Изменилось не только отношение людей: спустя месяц после введения запрета на продажу алкоголя в ночное время суток преступность сократилась на 23%».

Также автор приводит данные об отношении к антитабачным мерам. К существенному повышению цен на табачные изделия 35% относятся положительно и 31% затруднились ответить. Если табачные изделия сильно подорожают, то 23% бросили бы курить, 20% - стали бы меньше курить. По словам 40% россиян, повышение цен на их курении никак не скажется. И только 10% сказали, что будут курить более дешевые сорта сигарет.

Согласно данным Глобального опроса взрослого населения о потреблении табака в Российской Федерации, 99,0% взрослых россиян считают, что следует запретить курение в помещениях школ, а 95,2% - что необходимо запретить курение в помещениях медицинских учреждений, затем - университеты / институты / колледжи (87,5%), рабочие места (81,0%) и кафе/кафетерии (77,0%). Самую низкую поддержку получил запрет курения в барах (48,9%), ресторанах (59,1%). В целом 42,1% респондентов считали необходимым введение запрета курения во всех указанных местах. 82,5% взрослых поддерживают полный запрет рекламы табачных изделий [5].

44,1% взрослых положительно отнеслись к увеличению налогов на табачные изделия; при этом наблюдалось существенное расхождение между мнениями постоянных курильщиков (18,2%) и некурящих (60,7%).

В своей статье В.Я. Шклярук анализирует результаты опроса студенческой молодежи и работающего населения, а также экспертов в отношении самосохранительного поведения [32]. В частности и респонденты и эксперты высказали свое мнение в отношении мер по снижению алкоголизации населения. Так, «среди экспертов 58% поддерживают возможность введения для этого государственной монополии на производство водки и ограничение ее продажи (21% - против этого); 73% - за возрождение учреждений принудительного лечения от алкоголизма и почти все (98%) за запрещение и введение жестких санкций за продажу пива лицам, не достигшим 18-летнего возраста. Последние две меры также поддерживает большинство опрошенных респондентов, а вот мнение, что введение государственной монополии на водку и ограничение ее продажи снизит алкоголизацию, разделяет только их половина.

Исследование, проведенное сотрудниками Сургутского государственного университета в декабре 2010 г., показало, что «к выбору антиалкогольных мер сургутяне относятся неоднозначно. В целом они позитивно относятся к запретительным мерам в отношении продажи алкоголя. Популярны такие административные ужесточения, как запрет рекламы алкоголя (41%), увеличение возрастного ценза на его продажу (30%), запрет продажи в киосках и ларьках (29%) (вопрос предполагал более одного варианта ответа). За полный запрет продажи алкоголя  выступили лишь 11% респондентов [13].

В то же время запретительные меры они не считают основным средством антиалкогольной политики. Большинство респондентов поддержали профилактические меры борьбы с алкоголизмом. Если главной причиной, способствующей алкоголизму, в том числе молодежному, является незанятость и отсутствие условий для досуга, то и главным направлением профилактики, по мнению респондентов, должно быть обеспечение интересного, ценностно-значимого времяпровождения - развитие творческого и спортивного потенциала. Подавляющее большинство высказалось за ценовую доступность действующих спортивных учреждений (60%), сооружение новых спортивных площадок во дворах по месту жительства (36%), развитие сети кружков и клубов по интересам (32%).

Аналогичные суждения были высказаны в отношении мер антиалкогольной политики на селе. Так, «83% респондентов считает, что государственная поддержка занятости трудоспособного населения в селах могла бы значительно снизить алкоголизм. Причем это мнение мало зависит от разницы в возрасте и пола. Этот фактор считается наиболее существенным в решении проблемы алкоголизма на селе» [32].

Значительная роль в оздоровлении образа жизни на селе отводится врачу общей практики [21]. Светличная Т.Г. и Сивидова Н.С., цитируя в своей статье приказ Минздрава РФ от 26 августа 1992 г., подчеркивают, что важнейшей составляющей профессиональной деятельности врача общей практики, наряду с оказанием экстренной и неотложной медицинской помощи; выполнением медицинских манипуляций и организационной работой является «профилактика, диагностика, лечение наиболее распространенных заболеваний и реабилитация пациентов». По мнению авторов, реализуя эту задачу, врач общей практики должен знать демографическую и медико-социальную характеристику прикрепленного контингента; совместно с центрами здоровья принимать участие в проведении пропаганды медицинских знаний, здорового образа жизни, рационального питания, гигиенического обучения и воспитания различных групп населения; вести антиалкогольную и антинаркотическую работу; привлекать руководителей учреждений и предприятий, профсоюзных и других общественных организаций, пациентов к активному участию в проведении лечебно-оздоровительных мероприятий.

Аналогичные идеи развивает Шипиловская О.А. [31], подчеркивая, что сегодня сама жизнь подталкивает нас обратить пристальное внимание на недорогой, но очень действенный способ улучшения здоровья людей, особенно на селе - ведение здорового образа жизни, предполагающего соответствующего самосохранительного поведения, в содержание которого входит здоровое питание, занятия физической культурой, соблюдение правил личной безопасности, отсутствие вредных привычек, закаливание и многое другое [31].

Подводя итоги обсуждению, можно суммировать авторские предложения следующим образом. Во-первых, авторы признают, что административно-правовые методы по вытеснению или ограничению спиртного, повышению ответственности за различные правонарушения на почве злоупотребления алкоголем и т.п., хотя и играют позитивную роль, и в целом поддерживаются населением, но полностью проблему решить не могут. Во-вторых, среди направлений профилактики курения и злоупотребления алкоголем общественное мнение отдает предпочтение созданию условий для занятости и повышения доходов населения, формированию цивилизованной досуговой среды и развитие инфраструктуры молодежного творчества и спорта. В-третьих, более значимый вклад в формирование образа жизни, свободного от алкоголя и табака, должны вносить врачи первичного звена, взаимодействие с которыми представляет собой наиболее постоянный, а иногда и единственный контакт населения с системой здравоохранения. Поэтому врачи должны стать для населения своеобразной модельной группой в отношении образа жизни. В-четвертых, необходима более высокая профессиональная подготовка врачей в области профилактики вредных привычек, а также разработка технологий эффективной борьбы с факторами риска. В-пятых, с учетом накопленного опыта работы Центров здоровья и реализации политики по борьбе с основными факторами риска, необходимо совершенствование концептуальных документов в этой сфере. Прежде всего, речь идет о «Концепции реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации».

Выводы

Таким образом, подводя итоги, можно сказать, что, экспертным сообществом предложен ряд мер по повышению результативности мер демографической политики, а именно:

  • Проведение мониторинга и оценка результативность принимаемых мер и проводимых мероприятий можно только на основании качественных статистических данных, причем более подробных, чем имеющихся в настоящее время. Для этого требуется восстановление полноценной демографической статистики.
  • Программы демографического развития должны реализовываться как на общегосударственном, так и на региональном и муниципальном уровнях, учитывать специфику проблем и возможности территорий. Демографическая политика, осуществляемая на местном уровне может напрямую влиять на изменение демографической ситуации как регионов, так и страны, в целом. Так, например, следует развивать профилактическую помощь на селе силами врачей общей (семейной) практики.
  • Необходимо включать основные демографические показатели, в качестве интегральных показателей социально-экономического благополучия и качества жизни на территории в оценку деятельности властных структур.
  • Совершенствование методологических основ деятельности центров здоровья. Обеспечение центров здоровья современным диагностическим оборудованием. Проведение мониторинга распространенности поведенческих факторов риска неинфекционных заболеваний, как необходимого элемента оценки эффективности профилактических вмешательств и формирования здорового образа жизни. Информационное сопровождение процесса модернизации профилактической помощи.

Опросы населения показывают, что современное российское общество поддерживает меры, направленные на борьбу с курением и злоупотреблением алкоголем. Только административно-правовыми методами по вытеснению или ограничению спиртного, повышению ответственности за различные правонарушения на почве злоупотребления алкоголем проблему решить нельзя. Среди направлений профилактики алкоголизма общественное мнение отдает предпочтение пропаганде здорового образа жизни и созданию условий для развития молодежного творчества и спорта. Большинство опрошенных россиян считает, что государственная поддержка занятости трудоспособного населения, особенно в селах могла бы значительно снизить распространение алкоголизма.

При этом население считает, что:

  • Непременным условием успешной первичной профилактики является борьба с вредными привычками среди самих медработников, в частности «некурение» сотрудников центров здоровья и других медицинских учреждений. Сам факт курения врача сегодня следует рассматривать с более широких позиций - как нарушение им не только медицинской этики, но и своего профессионального долга
  • Необходимо повышать авторитет врача. Непрофессионализм врачей внушает населению недоверие к ним, и в случае заболевания многие люди занимаются самолечением. Залогом здоровья жители считают, в первую очередь, хорошее настроение и оптимизм и только потом - физическую активность и правильное питание.

 

Список литературы.

  1. Багирова ГГ, Грязнов ВВ, Дымова ЛВ. Центры здоровья - первые итоги работы. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Центры здоровья - новая профилактическая технология. Перспективы развития». (Москва, 15-17 сентября 2011). [Интернет]. URL: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf (Дата обращения 20.02.2012)
  2. Варламова СН, Седова НН. Здоровый образ жизни - шаг вперед, два назад. Социологические исследования 2010. №4. С. 75-87.
  3. Вишневский АГ. О рождаемости, смертности, прогнозах и миграции. Журнал новой экономической ассоциации 2011;9):174-6.
  4. Герасименко НФ. Сверхсмертность населения - главная демографическая проблема России в контексте европейских тенденций здоровья. Здравоохранение Российской Федерации 2009;(3):10-14.
  5. Глобальный опрос взрослого населения о потреблении табака, Российская Федерация. Страновой отчет. 2009. [Интернет]. URL: http://www.who.int/tobacco/surveillance/ru_tfi_gatsrussian_countryreport.pdf (Дата обращения 27.02.2012)
  6. Гокова ОВ. Совершенствование демографической политики муниципальных районов (на примере Омской области). Вестник Омского университета 2010. Серия "Экономика" 2010;(3):73-78.
  7. Государственная программа развития здравоохранения Российской Федерации. Распоряжение Правительства РФ № 2511-p от 24 декабря 2012 года. [Интернет]. URL: http://www.gosprogrammy.gov.ru/Main/ClientBin/Passports/1.pdf (Дата обращения 20.06.2013)
  8. Григорьев ЮА. Закономерности нелинейной динамики народонаселения и демографическая политика как основа развития здоровья населения Сибири. Бюллетень СО РАМН 2008; 132(4): 22-28.
  9. Ерофеев ЮВ, Венедиктов ВС, Равдугина ТГ. Организационно-функциональная модель передвижного центра здоровья. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Центры здоровья - новая профилактическая технология. Перспективы развития» (Москва, 15-17 сентября 2011).  [Интернет]. URL: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf (Дата обращения 20.02.2012)
  10. Колинько АА, Касимов РА. Модернизация профилактической помощи населению Вологодской области. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Центры здоровья - новая профилактическая технология. Перспективы развития». (Москва, 15-17 сентября 2011). [Интернет]. URL: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf  (Дата обращения 20.02.2012)
  11. Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года: Указ Президента РФ от 9 октября 2007 г. N 1351. [Интернет]. URL: http://mon.gov.ru/dok/ukaz/vosp/4202/ (Дата обращения 07.02.2012)
  12. Концепция реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года: Распоряжение Правительства РФ от 30 декабря 2009 г. №2128-р. [Интернет]. URL: http://fsrar.ru/policy_of_sobriety/koncepcia (Дата обращения 07.02.2012)
  13. Мартынов МЮ, Мартынова ДЮ. Алкоголизм в северном городе. Социологические исследования 2011;(7):119-121.
  14. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Центры здоровья - новая профилактическая технология. Перспективы развития». (Москва, 15-17 сентября 2011). [Интернет]. URL: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf  (Дата обращения 20.02.2012)
  15. Николаев МЕ. Российское здравоохранение в XXI веке. Федеральный справочник. [2010]. [Интернет]. URL: http://federalbook.ru/files/FSZ/soderghanie/Tom%2010/I/z10-nikolaev.pdf (Дата обращения 12.03.2013)
  16. Носырева ИГ. Охрана труда и поведение работников в области сохранения и поддержания здоровья (по материалам социологического опроса). Известия Иркутской государственной экономической академии 2010;70(2): 99-103.
  17. Об организации деятельности центров здоровья по формированию здорового образа жизни у граждан Российской Федерации, включая сокращение потребления алкоголя и табака: Приказ Минздравсоцразвития России №597н от 19 августа 2009 г. [Интернет]. URL: http://www.minzdravsoc.ru/docs/mzsr/orders/930 (Дата обращения 20.02.2012)
  18. Повышение безопасности дорожного движения в 2006-2012 годах. Федеральная целевая программа: Постановление Правительства РФ от 14.02.2009 N 132). [Интернет]. URL: http://www.programs-gov.ru/8_1.php (Дата обращения 07.02.2012)
  19. Погосова НВ, Бойцов СА, Сапунова ИД, Юферева ЮМ, Оганов РГ. Центры здоровья - новая профилактическая структура в системе здравоохранения Российской Федерации. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Центры здоровья - новая профилактическая технология. Перспективы развития». (Москва, 15-17 сентября 2011). [Интернет]. URL: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf  (Дата обращения 20.02.2012)
  20. Радзиховский Л. Подсчеты без слез. Российская газета. Федеральный выпуск 2011 05 Апр; 71(5447).
  21. Светличная ТГ, Сивидова НС. Роль врача общей практики в предупреждении табачной зависимости. Экология человека 2009;(3):40-43.
  22. Сененко АШ. Вопросы профилактики табакокурения в Центрах здоровья. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Центры здоровья - новая профилактическая технология. Перспективы развития». (Москва, 15-17 сентября 2011). [Интернет]. URL: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf  (Дата обращения 20.02.2012)
  23. Сененко АШ. Динамика поводов для обращения граждан в центры здоровья в 2009-2011 годах. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Центры здоровья - новая профилактическая технология. Перспективы развития». (Москва, 15-17 сентября 2011). [Интернет]. URL: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf  (Дата обращения 20.02.2012)
  24. Соболева СВ. Приоритеты и важнейшие направления демографической политики Сибири. Регион: экономика и социология 2009;(2): 83-95.
  25. Стратегия 2020. Стенограмма заседания экспертной группы №11 от 3 марта 2011 года. РИА Новости. [2011]. [Интернет]. URL: http://strategy2020.rian.ru/stenograms/20110324/357365861.html (Дата обращения 12.03.2013)
  26. Сушинский С. Политические риски или провокации лоббистов? Советник Президента. Информационно-аналитическое издание [Электронное издание]. 2011;92. URL: http://sovetnikprezidenta.ru/92/2_obscestvo.html (Дата обращения 27.02.2011)
  27. Тоичкина ВП. Теоретические аспекты формирования и реализации демографической политики с позиций устойчивого развития: муниципальный уровень. Север и рынок: формирование экономического порядка 2011; 1(27): 164-168.
  28. Трифонова ЗА, Данилов ИП, Давыдова ТА, Ростовцева ММ. Демографический потенциал регионов России и анализ региональной демографической политики (на примере Приволжского федерального округа). Вестник Чувашского университета 2010;(4): 446-450.
  29. Чугунова НВ. Социально-демографическое развитие Белгородской области изменяющейся России. Москва: ГЕОС; 2011. 140 с.
  30. Шабунова АА, Окулова НА. Оценка населением социокультурной среды региона. Социологические исследования 2011;(6):36-43.
  31. Шипиловская ОА. Влияние медицинских работников на самосохранительное поведение сельских жителей. Вестник Восточной экономико-юридической гуманитарной академии. 2011; 52(2): 156-162.
  32. Шклярук ВЯ. Демографическое поведение отдельных социально-демографических групп населения. Вестник Тамбовского университета 2008. Серия: Гуманитарные науки 2008;(12):358-364.
  33. Щепин ОП, Коротких РВ, Смбатян СМ, Растегаев ВВ. Основные направления совершенствования профилактической работы по материалам социологического исследования. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2009;(5):25-28.

 

References.

  1. Bagirova GG, Gryaznov VV, Dymova LV. Health centers - the first results of activity. "Health centers as a new preventive technology. Prospects for development" All-Russian scientific and practical conference. (Moscow 2011 September 15-17). Conference Proceedings. [Internet]. 2011 [cited 2012 Feb 20]. Available from: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf (in Russian).
  2. Varlamova SN, Sedova NN. Healthy life style - step forward, two steps back. Sotsiologicheskie issledovaniya 2010;(4):75-87 (in Russian).
  3. Vishnevskiy AG. On birthrate, mortality, prediction, and migration. Zhurnal novoy ekonomicheskoy assotsiatsii 2011;9):174-6 (in Russian).
  4. Gerasimenko NF. Excessive population mortality as a main demographic problem in Russian in the context of the European health tendencies. Zdravookhranenie Rossiyskoy Federatsii 2009;(3):10-14. (in Russian).
  5. A global interrogation  of adult population on tobacco. The Russian Federation. Country Report. [Internet]. 2009 [Cited 2012 Feb 27]. Available from: http://www.who.int/tobacco/surveillance/ru_tfi_gatsrussian_countryreport.pdf
  6. Gokova OV. Advancing the demographic policy in municipal districts (by an example of Omsk region). Vestnik Omskogo universiteta 2010. Series "Ekonomika" 2010;(3):73-78. (in Russian).
  7. The state program for health care development in the Russian  Federation. Regulation of the Government of the RF № 2511-p of 2012 December 24. [Internet]. 2012 [cited 2013 Jun 20]. Available from : http://www.gosprogrammy.gov.ru/Main/ClientBin/Passports/1.pdf (in Russian).
  8. Grigor'ev YuA. Regularities of nonlinear dynamics of population and a demographic policy as a basis for health promotion in the population of Siberia. Byulleten' SO RAMN 2008; 132(4): 22-28. (in Russian).
  9. Erofeev YuV, Venediktov VS, Ravdugina TG. Organization and functional model of a mobile health center. "Health centers as a new preventive technology. Prospects for development" All-Russian scientific and practical conference. (Moscow 2011 September 15-17). Conference Proceedings. [Internet]. 2011[cited 2012 Feb 20]. Available from: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf (in Russian).
  10. Kolin'ko AA, Kasimov RA. Modernization of preventive care to population in Vologda region. "Health centers as a new preventive technology. Prospects for development" All-Russian scientific and practical conference. (Moscow 2011 September 15-17). Conference Proceedings. [Internet]. 2011 [cited 2012 Feb 20]. Available from: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf (in Russian).
  11. Conception of demographic policy of the Russian Federation up to 2025. The Decree of the President of the RF of 2007 October 9 N 1351. [Internet]. 2007 [cited 2012 Feb 07]. Available from: http://mon.gov.ru/dok/ukaz/vosp/4202/ (in Russian).
  12. Conception of implementation of the state policy for reducing alcohol consumption and alcohol abuse prevention in population of the Russian Federation up to 2020. Regulation of the Government of the RF of 2009 December 30 №2128-р. [Internet Journal]. 2009 [cited 2012 Feb 07]. Available from: http://fsrar.ru/policy_of_sobriety/koncepcia (in Russian).
  13. Martynov MYu, Martynova DYu. Alcohol abuse in  the northern city. Sotsiologicheskie issledovaniya 2011;(7):119-121. (in Russian).
  14. Health centers as a new preventive technology. Prospects for development. All-Russian scientific and practical conference. (Moscow 2011 September 15-17). Conference Proceedings. [Internet Journal]. 2011 [cited 2012 Feb 20]. Available from: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf (in Russian).
  15. Nikolaev ME. Russian health care in XXI century. The Federal Handbook. [Internet]. 2010 [cited 2013 Mar 12]. Available from: http://federalbook.ru/files/FSZ/soderghanie/Tom%2010/I/z10-nikolaev.pdf (in Russian).
  16. Nosyreva IG. Occupational safety and workers' behavior in health protection and promotion (by the materials of a sociological review) Izvestiya Irkutskoy gosudarstvennoy ekonomicheskoy akademii 2010;70(2): 99-103. (in Russian).
  17. On organization of health center activity to  form  healthy life style in the citizens of the Russian Federation including reduction of alcohol and tobacco consumption: The Order of the Ministry of Health and Social Development of the Russian Federation №597н of 2009 August 19. [Internet]. 2009 [cited 2012 Feb 20]. Available from: http://www.minzdravsoc.ru/docs/mzsr/orders/930 (in Russian).
  18. Improving road safety in 2006-2012. The Federal Target Program: the Regulation of the Government of the RF of 2009 Feb 14 N 132 [Internet]. 2009 [cited 2012 Jul 07]. Available from: http://www.programs-gov.ru/8_1.php (in Russian).
  19. Pogosova NV, Boytsov SA, Sapunova ID, Yufereva YuM, Oganov RG. Health centers as a new preventive structure in a healthcare system of the Russian Federation. "Health centers as a new preventive technology. Prospects for development" All-Russian scientific and practical conference. (Moscow 2011 September 15-17). Conference Proceedings. [Internet]. 2011 [cited 2012 Feb 20]. Available from: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf (in Russian).
  20. Radzikhovskiy L. Calculations without tears. Rossiyskaya gazeta. The Federal Issue,  2011 05 Apr; 71(5447). (in Russian).
  21. Svetlichnaya TG, Sividova NS. The role of GP in preventing  tobacco abuse. Ekologiya cheloveka 2009;(3):40-43. (in Russian).
  22. Senenko ASh. Tobacco prevention  in health centers. Health centers as a new preventive technology. Prospects for development. All-Russian scientific and practical conference. (Moscow 2011 September 15-17). Conference Proceedings. [Internet]. 2011 [cited 2012 Feb 20]. Available from: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf (in Russian).
  23. Senenko ASh. Dynamics of patients' visits to health centers in 2009-2011. "Health centers as a new preventive technology. Prospects for development." All-Russian scientific and practical conference. (Moscow 2011 September 15-17). Conference Proceedings. [Internet]. 2011 [cited 2012 Feb 20]. Available from: http://depzdrav.yanao.ru/sites/default/files/dzo/forums/vserossijsky/health_nation-basis_prosperity_russia/08_centry_zdorovya.pdf (in Russian).
  24. Soboleva SV. Priorities and the main directions of the demographic policy in Siberia. Region: ekonomika i sotsiologiya 2009;(2): 83-95. (in Russian).
  25. Strategy 2020. Records of the meeting of expert group №11 of 2011 March 3. RIA Novosti [Internet]. 2011 [cited 2013 Mar 12]. Available from: http://strategy2020.rian.ru/stenograms/20110324/357365861.html (in Russian).
  26. Sushinskiy S. Political risks or lobbyists' provocations? Sovetnik Prezidenta. Informatsionno-analiticheskoe izdanie [Internet Journal]. 2011;92. [cited 2011 Feb 27]. Available from: http://sovetnikprezidenta.ru/92/2_obscestvo.html (in Russian).
  27. Toichkina VP. The theoretical aspects in formation and implementation of the demographic policy in view of sustainable development: a municipal level. Sever i rynok: formirovanie ekonomicheskogo poryadka 2011; 1(27): 164-168. (in Russian).
  28. Trifonova ZA, Danilov IP, Davydova TA, Rostovtseva MM. Demographic potential of Russian regions and analysis of the regional demographic policy (by an example of the Privolzhsky (Volga) Federal District. Vestnik Chuvashskogo universiteta 2010;(4): 446-450. (in Russian).
  29. Chugunova NV. Social and demographic development of Belgorod region of Russia in transition. Moscow : GEOS; 2011. 140 p. (in Russian).
  30. Shabunova AA, Okulova NA. Public assessment of the social and cultural environment of the region. Sotsiologicheskie issledovaniya 2011;(6):36-43. (in Russian).
  31. Shipilovskaya OA. An impact of health care providers on self-saving behavior of rural population. Vestnik Vostochnoy ekonomiko-yuridicheskoy gumanitarnoy akademii 2011; 52(2): 156-162. (in Russian).
  32. Shklyaruk VYa. Demographic  behavior of some social and demographic population groups. Vestnik Tambovskogo universiteta 2008. Series: Gumanitarnye nauki 2008;(12):358-364. (in Russian).
  33. Shchepin OP, Korotkikh RV, Smbatyan SM, Rastegaev VV. The main directions for improving  preventive activity by the data of sociological review. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2009;(5):25-28. (in Russian).

Просмотров: 13414

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 09.07.2013 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search