О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №5 2014 (39) arrow Динамика численности и структуры населения в социально-экономических зонах Красноярского края
Динамика численности и структуры населения в социально-экономических зонах Красноярского края Печать
25.11.2014 г.

УДК 614.1:314.8

В.Ф. Мажаров, Ю.А. Григорьев, Н.Ю. Плотников, О.И. Баран
Научно-исследовательский институт комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний СО РАМН, Новокузнецк

V.F. Mazharov, Yu.A. Grigoryev, N.Yu. Plotnikov, O.I. Baran
Dynamics of population size and the structure of the population in socio-economic zones of the Krasnoyarsk territory

Research Institute for Complex Problems of Hygiene and Occupational Diseases SB RAMS, Novokuznetsk

Резюме. Огромная протяженность с севера на юг и неоднородность народнохозяйственного освоения Красноярского края обусловили необходимость выделения на данной территории социально-экономических зон (СЭЗ) для учета пространственной специфики народонаселения при формировании мероприятий демографической политики.

Цель исследования: мониторинг демографических и медико-демографических процессов в социально-экономических зонах для корректировки мероприятий демографической политики и построения прогнозных сценариев.

Задачи исследования: изучение динамики численности и особенностей размещения населения в связи с пространственной организацией народнохозяйственного комплекса в социально-экономических зонах Красноярского края; анализ возрастно-половой структуры населения, пропорции полов и демографической нагрузки в социально-экономических зонах; построение сценариев ожидаемых изменений возрастного состава и численности населения на мезотерриториальном и макротерриториальном уровнях.

Материалы и методы: в соответствии с целями и задачами исследования были использованы картографический и статистический методы сбора, обработки, анализа полученной информации. Использованы данные переписей населения 1989, 2002 и 2010 годов, а также текущего учета населения Красноярского края в 2012 году, информационные базы Росстата и территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Красноярскому краю (Красноярскстат).

Результаты. Установлено, что за 1989-2002 гг. максимальная убыль населения обнаружена в Северной СЭЗ и Норильске. Миграционный отток населения Красноярского края в последнее время уменьшается, а начиная с 2008 г. регистрируется устойчивый миграционный прирост за счет Красноярска и прилегающей к нему Центральной СЭЗ. В других зонах миграционная убыль населения сохраняется и нарастает в широтном направлении, она минимальна в Южной и максимальна в Северной зонах. В 2012 г. наметились позитивные изменения в пропорции полов и в городском, и в сельском населении. Рост численности детей и лиц старше трудоспособного возраста привел к увеличению суммарной демографической нагрузки в городских поселениях и сельской местности.

Выводы. В ближайшие годы должно произойти более чем двукратное снижение численности лиц женского пола, вступающих в репродуктивный возраст, при прогнозируемом уменьшении числа родившихся. В этих условиях прогноз трудового и репродуктивного потенциалов Красноярского края пессимистичен. Экстраполируя ожидаемые изменения возрастного состава и численности населения на ситуацию, которая складывается в социально-экономических зонах, можно предположить, что наиболее вероятным прогнозом станет снижение численности населения на всех территориях за исключением Красноярска.

Ключевые слова: Красноярский край, социально-экономическая зона, динамика и прогноз численности и размещения населения, половозрастная структура, демографическая нагрузка.

Summary. Huge stretches from North to South and the heterogeneity of national economic development of the Krasnoyarsk Territory have necessitated the allocation on the territory of the socio-economic zones (SEZs) to account for the spatial specificity of the population when forming measures of demographic policy.

Research aim: monitoring of demographic and medical and demographic processes in the socio-economic zones for verification of the measures of demographic policy and elaboration of the prognosis scenarios.

Research objectives: the study on the dynamics of population size and the features of population distribution due to spatial organization of national economic complex in socio-economic zones of the Krasnoyarsk Territory; the analysis of the age and sex structure of the population, the proportion of the sexes and demographic burden in the socio-economic zones; elaboration of the scenarios of the expected changes in the age structure and population size at the mezzo-territorial and macro-territorial levels.

Materials and methods: In accordance with the aims and objectives of the study, were used cartographic and statistical methods for data collecting, processing, and analyzing the information received. We used census data of 1989, 2002 and 2010, as well as current population of the Krasnoyarsk Territory in 2012, databases of Rosstat and Territorial Authority of the Federal State Statistics Service of the Krasnoyarsk Territory (Krasnoyarskstat).

Results. From 1989 to 2002 maximum decline in the population was found in the Northern SEZ and Norilsk. Migration of the population of the Krasnoyarsk Territory recently reduces, and since 2008, a steady growth due to migration of Krasnoyarsk and the adjacent Central SEZ is registered. In other zones migration population decline persists and increases in the latitudinal direction, it is the minimum in the Southern Zone and the maximum – in the Northern Zone. In 2012 there have been positive changes in the proportions of the sexes in urban and rural population. The growth in the number of children and subjects of older than employable age has led to an increase in the total demographic burden in urban and rural areas.

Conclusions. In the coming years more than a twofold decrease in the number of females entering the reproductive age, while reducing the number of births should happen. Under these conditions, the prognosis of labour and reproductive potentials of the Krasnoyarsk Territory is pessimistic. Extrapolating the expected changes in the age structure and population size on the situation in socio-economic zones it can be assumed that the most likely prognosis will be a decrease in the population size in all the territories except Krasnoyarsk.

Key words: the Krasnoyarsk Territory, socio-economic zone, dynamics and prognosis of the population size and distribution, age and sex structure, demographic burden.

Введение

Численность и возрастная структура населения являются факторами не только демографической динамики, но и экономической. Поэтому актуальность совместного изучения этих процессов не вызывает сомнений. Возрастная структура населения отражает ретроспективу режима воспроизводства населения и является основой будущих демографических изменений [9, 14, 15, 18, 20]. Регионы России весьма дифференцированы по параметрам демографической динамики, что требует учета территориальной специфики при формировании демографической политики [4, 5].

Анализ медико-демографических процессов в Красноярском крае [13, 17] показал неустойчивость происходящих изменений. Достигнутые на начальном этапе успехи в снижении безвозвратных потерь населения, главным образом, в трудоспособном возрасте, сменились к 2010 г. их резким замедлением, а от отдельных классов болезней – ростом смертности. Дополнительное усиление мер демографической политики и модернизация системы здравоохранения, несомненно, придали в 2011–2012 гг. некоторое ускорение позитивным процессам дальнейшего снижения смертности и роста числа родившихся в Красноярском крае. Однако демографические процессы, происходящие в различных социально-экономических зонах края, неоднозначны, требуют изучения в режиме постоянного мониторинга и использования полученных данных для корректировки мероприятий демографических программ.

Целью данного исследования является мониторинг демографических и медико-демографических процессов в социально-экономических зонах для корректировки мероприятий демографической политики и построения прогнозных сценариев.

В задачи исследования входят: изучение динамики численности и особенностей размещения населения в связи с пространственной организацией народнохозяйственного комплекса в социально-экономических зонах Красноярского края; анализ возрастно-половой структуры населения, пропорции полов и демографической нагрузки в социально-экономических зонах; построение сценариев ожидаемых изменений возрастного состава и численности населения на мезотерриториальном и макротерриториальном уровнях.

В соответствии с целями и задачами исследования были использованы картографический и статистический методы сбора, обработки, анализа полученной информации. Использованы данные переписей населения 1989, 2002 и 2010 годов, а также текущего учета населения Красноярского края в 2012 году, информационные базы Росстата и территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Красноярскому краю (Красноярскстат).

1. Пространственная организация экономики Красноярского края, базовые индикаторы социально-экономических зон и их динамика

В дореформенный (советский) период экономическая политика государства в Сибири была направлена на развитие производительных сил в местах добычи природных ресурсов [1, 2, 6, 8, 11, 12]. Красноярский край не стал исключением в реализации стратегии народнохозяйственной политики страны. На его территории сформировались Енисейско-Ангарский ТПК, КАТЭК, Красноярская агломерация, Норильский промузел, что привело к значительной социально-экономической неоднородности региона. В масштабах относительно компактных сибирских регионов (Республики Алтай, Тыва, Хакасия) территориальная специализация народного хозяйства не препятствовала цельности анализа социально-экономических и демографических процессов на макротерриториальном и мезотерриториальном уровнях. Иное дело в Красноярском крае с его огромной широтной протяженностью. Здесь необходимость мезотерриториального уровня анализа очевидна и оправданна, она позволит в дальнейшем дифференцированно подойти к формированию мероприятий демографической политики в СЭЗ.

Разработанная Институтом Урбанистики (Санкт-Петербург, 2008) «Схема территориального планирования Красноярского края до 2030 года» подразумевает деление региона на семь зон: угольно-энергетическую, гидроэнергетическую, цветной металлургии, горнорудную, нефтегазодобычи, лесозаготовки и лесопереработки, то есть в ее основу положена промышленно-отраслевая специализация территории [21]. Будучи географически рассредоточенными, эти зоны отдельными своими фрагментами перекрывают друг друга, что исключает возможность проведения в них медико-демографических исследований. В этой связи был применен географический принцип районирования, нами выделено семь социально-экономических зон: Центральная, Восточная, Западная, Южная, Северная и Приангарская. Последняя, ввиду ее значительной протяженности разделена на две подзоны: Восточно-Приангарскую и Западно-Приангарскую. В пользу такого разделения свидетельствуют существенные различия базовых показателей социально-экономического развития, агрегированных в виде интегрального индекса, рассчитанного для отдельных мезотерриториальных формаций края по методике С.А. Айвазяна [3] (табл. 1). Если при этом исходный показатель (частный критерий) х связан с анализируемым интегральным свойством экономического развития монотонно-возрастающей зависимостью (то есть чем больше значение х, тем выше уровень развития), то значение соответствующей унифицированной переменной Image подсчитывается по формуле (1)

Image (1)

Если же исходный показатель (частный критерий) х связан с анализируемым интегральным свойством экономического развития монотонно-убывающей зависимостью, то значение соответствующей унифицированной переменной Image подсчитывается по формуле (2)

Image (2)

где Χmin, Χmax – наименьшее и наибольшее значения исходного показателя.

Таблица 1

Распределение социально-экономических зон Красноярского края по синтетическому индексу социально-экономического развития в 2012 году

Социально-экономические зоны Индекс социально-экономического развития
Восточно-Приангарская 0,42
Северная 0,38
Центральная 0,29
Западная 0,26
Южная 0,24
Восточная 0,23
Западно-Приангарская 0,21

Как следует из представленных данных, разделяемые Восточно-Приангарская и Западно-Приангарская подзоны занимают полярные позиции по интегральному индексу социально-экономического развития.

Таким образом, на территории Красноярского края выделены семь социально-экономических зон (рис. 1): Центральная (пять муниципальных районов и два городских округа), Восточная (одиннадцать муниципальных районов и два городских округа), Западная (одиннадцать муниципальных районов и четыре городских округа), Южная (семь муниципальных районов и один городской округ), Северная (один муниципальный район, один городской округ и два национальных муниципальных района), Западно-Приангарская (три муниципальных района и один городской округ) и Восточно-Приангарская (четыре муниципальных района и один городской округ). Города Красноярск и Норильск выделены в самостоятельные экономические агломерации. В указанных зонах изучены динамика численности и структуры населения.

Центры СЭЗ одновременно являются и межрайонными центрами специализированной медицинской помощи населению сельских муниципальных образований: Канск – в Восточной, Ачинск – в Западной, Красноярск – в Центральной, Минусинск – в Южной, Норильск – в Северной, Лесосибирск – в Западно-Приангарской, Кодинск – в Восточно-Приангарской СЭЗ.

Некоторые отличия в медико-территориальном зонировании, осуществленном Министерством здравоохранения Красноярского края, заключаются в отнесении к Центральной медико-территориальной зоне большего количества муниципальных районов и городских округов, располагающихся на оси восточного крыла Красноярского участка Транссиба, и, в связи с этим, – меньшего количества муниципальных районов и городских округов – в Восточной зоне.

Рис.1
Рис. 1. Социально-экономическое зонирование Красноярского края

Примечание: внутри социально-экономических зон нанесены границы муниципальных образований, а также автомобильные и железные дороги

2. Численность и размещение населения

Окончательные итоги Всероссийской переписи населения 2010 г. по Красноярскому краю подтвердили сомнения в точности текущего учета населения, что выразилось в «потере» достаточно весомой его доли. По результатам текущего учета численность постоянного населения Красноярского края с закрытыми административно-территориальными образованиями (ЗАТО) по состоянию на 1 января 2011 г. составила 2893,9 тыс. человек, снизившись по отношению к 2002 году на 87,8 тыс. человек. В действительности же это снижение оказалось почти в два раза большим – 152,6 тыс. человек, или 5,1% от численности населения в 2002 году. За период 1989-2011 гг. максимальные потери населения отмечены в Северной СЭЗ (45,5%) и в г. Норильске (35,1%) (табл. 2).

Таблица 2

Численность населения в социально-экономических зонах Красноярского края по итогам переписей населения 1989, 2002 и 2010 гг. и текущего учета в 2012 г. (без ЗАТО)

Социально-экономические зоны Годы 2012 г. к 2010 г., в % 2012 г. к 1989 г., в %
1989 2002 2010 2012    
Северная 126479 80150 69393 68873 99,3 54,5
Норильск 274602 221908 176252 178139 101,1 64,9
Вост.-Приангарская 135409 105717 97359 96689 99,3 71,4
Восточная 432284 385393 341558 336019 98,4 77,7
Зап.-Приангарская 163294 144732 131231 129232 98,5 79,1
Западная 492006 454419 411929 407102 98,8 82,7
Южная 273675 265417 245714 243330 99, 0 88,9
Центральная 228808 210958 209879 206515 98,4 90,3
Красноярск 912445 909341 974591 998082 102,4 109,4
Красноярский край 3039002* 2778035 2657906 2663981 100,2 87,7

Примечания:
1) источник данных: информационная база Росстата;
2) * – без Республики Хакасия.

Позитивная динамика численности населения в 2012 году по отношению к 2010 году отмечена лишь в Красноярске и в Норильске, что, тем не менее, обусловило общий прирост населения Красноярского края.

Система расселения в Красноярском крае отражает исторически сложившийся характер освоения территории и формирования ТПК. Наибольшая плотность населения наблюдается в зонах, расположенных вдоль Транссиба и автомагистрали М-53 («Московский тракт»), проходящих вблизи наиболее крупных городов: Ачинск, Красноярск, Канск, Железногорск, Зеленогорск, Назарово, Шарыпово (исторически сложившийся индустриальный широтный пояс) (табл. 3).

Таблица 3

Плотность населения в социально-экономических зонах Красноярского края в 2012 году

Социально-экономические зоны

Площадь,
км2

Численность
населения,
человек

Плотность населения,
человек на км2

Северная 1854289 68873 0,04
Восточно-Приангарская 154783 96689 0,62
Западно-Приангарская 118640 129232 1,09
Южная 64696 243330 3,76
Восточная 57310 336019 5,86
Западная 61104 407102 6,66
Центральная 24140 206515 8,56
Красноярский край* 2366797 2838396 1,20

Примечание: * – с ЗАТО

Доля сельского населения (с ЗАТО) в 2012 году составляла 23,5% от общей численности населения края, без ЗАТО – 25,0%. В трех СЭЗ (Восточная, Западно-Приангарская и Восточно-Приангарская), как и в крае в целом, его доля продолжает сокращаться (табл. 4).

Таблица 4

Доля сельского населения в РФ, Красноярском крае и социально-экономических зонах по данным переписей населения (2002 и 2010) и текущего учета в 2012 г., в %

Территория Годы
2002 2010 2012
Российская Федерация 26,7 26,3 25,96*
Красноярский край** 25,8 25,1 25,0
Норильск 0 0 0
Красноярск 0 0,1 0,08
Западно-Приангарская 32,8 31,7 31,1
Западная 34,7 34,2 34,2
Восточная 45,3 47,6 47,5
Центральная 46,1 46,9 47,8
Южная 52,7 51,1 51,3
Северная 47,3 48,7 56,5
Восточно-Приангарская 57,1 66,8 65,9

Примечания:
1) * – на начало 2013 г. [15];
2) ** – без ЗАТО.

В то же время еще в трех СЭЗ (Северная, Центральная и Южная) доля сельских жителей повысилась по отношению к 2010 году в связи с продолжающейся реорганизацией административного устройства муниципальных образований (перевод большинства рабочих поселков городского типа в сельские поселения). Неизменным соотношение городского и сельского населения сохранилось в Западной СЭЗ.

Отмечаемая повсеместно тенденция концентрации населения России в крупных городах [10, 22] наблюдается и в Красноярском крае (табл. 5). За 2002-2012 годы наиболее значительно приросло население в Красноярске – крупнейшем городе на изучаемой территории. Кроме того к 2012 г. рост численности населения показали два малых города – Сосновоборск (за 2002-2012 гг.) и Дивногорск (за 2010-2012 гг), расположенные в пригородной зоне Красноярска и входящие в состав Красноярской агломерации. Все другие города Красноярского края за 2002-2012 годы потеряли часть своего населения и более всего – Норильск.

Таблица 5

Динамика численности населения в городских округах Красноярского края по данным переписей населения (2002 и 2010) и текущего учета в 2012 г.

Городские округа Годы 2012 к 2002 году, в %
2002 2010 2012
Красноярск 909341 974591 998082 109,8
Ачинск* 120070 110448 109589 91,3
Боготол 24369 21051 20841 85,5
Бородино 19181 17416 16956 88,4
Дивногорск* 34122 32193 32356 94,8
Енисейск 20394 18766 18640 91,4
Канск 103000 94226 93060 90,3
Лесосибирск* 71141 66240 65916 92,7
Минусинск* 75206 73948 72921 97,0
Назарово 56539 52817 52154 92,2
Норильск* 221908 176252 178139 80,3
Сосновоборск 30586 33091 33805 110,5
Шарыпово* 54579 48814 47930 87,8

Примечание: * – с подчиненными его администрации населенными пунктами – городское население.

Необходимо отметить, что условия городской жизни для людей имеют как позитивные (повышение комфортности проживания в связи с развитой инфраструктурой), так и негативные воздействия. Перегруженность улиц автотранспортом, переполненность внутригородского пассажирского транспорта, транспортные пробки на магистралях, интенсивное загрязнение окружающей среды, психическое напряжение являются такими негативными примерами [19].

3. Возрастно-половая структура населения, пропорция полов и демографическая нагрузка в СЭЗ

В связи с ростом числа родившихся и относительной стабилизацией смертности отмечено изменение возрастной структуры населения. Так, с 2002 г. доля детей 0-14 лет в общей численности населения Красноярского края снижалась с 17,6% и достигла своего минимума в 2007 г. (15,7%). Доля детей удерживалась на этом уровне следующие два года, сменившись ростом в 2012 г. до 16,5%. На этом фоне росла доля лиц в возрасте 60 лет и старше (2002 г. – 15,2, 2012 г. – 16,0 %). Возрастная структура населения Красноярского края продолжает оставаться регрессивной: в 2012 году доля лиц обоего пола в возрасте 50 лет и старше (31,1%) почти в два раза превысила долю лиц 0-14 лет (16,5%).

Анализ соотношения численности женщин и мужчин в Красноярском крае показал, что последние преобладают в возрастных группах от рождения только до 15-19 лет (в 2010 году – до 20-24 лет). С 20 лет ситуация меняется на противоположную: численно преобладают женщины. При этом в городских поселениях преобладание мужчин сохраняется лишь до 14 лет включительно, в то время как в сельской местности – до 45-49 лет. В СЭЗ складывается аналогичное соотношение, за исключением Восточно-Приангарской, в которой, в связи с развитой золотодобывающей промышленностью, возобновлением строительства Богучанской ГЭС и началом строительства Богучанского алюминиевого завода, имело место привлечение значительных трудовых ресурсов, преимущественно мужчин производственных и строительных специальностей.

В 2012 году наметились позитивные изменения в пропорции полов. Незначительно, но снизилась численность женщин всех возрастов в расчете на 1000 мужчин, как среди городского (1180 женщин, против 1182 – в 2010 г.), так и среди сельского населения (1047 женщин, против 1051 – в 2010 г.). Тем не менее, в городских поселениях четырех из девяти СЭЗ (Восточная, Западно-Приангарская, Центральная и Южная) соотношение между численностью женщин и мужчин увеличилось в пользу первых. Эта же закономерность отмечена и для сельской местности Северной СЭЗ. Особая ситуация сложилась в Восточно-Приангарской СЭЗ, в которой численность женщин всех возрастов существенно уступает численности мужчин – 944 на 1000 мужчин. В трудоспособных возрастах (15-59 лет) этот разрыв выглядит катастрофическим в Северо-Енисейском и Кежемском муниципальных районах – 454 и 487 соответственно на 1000 мужчин. В возрастах максимальной плодовитости у женщин (20-39 лет) этот разрыв возрастает и составляет в Северо-Енисейском муниципальном районе 434, в Кежемском районе – 303 на 1000 мужчин соответствующего возраста.

Рост численности детей 0-14 лет и лиц старше трудоспособного возраста (ТСВ) привел к возрастанию демографической нагрузки в городских поселениях и сельской местности Красноярского края (табл. 6). Причем, прирост данного показателя у лиц старше трудоспособного возраста – жителей городов (на 24,7% в 2012 году по отношению к 2006 году), существенно превышал аналогичный показатель в этой же возрастной группе у лиц, проживающих в сельской местности (на 17,6%). Прирост демографической нагрузки детьми в городских поселениях и в сельской местности практически не отличался – 8,0 и 8,6% соответственно.

Отмечены выраженные различия в величинах демографической нагрузки в социально-экономических районах края. Особенно неблагоприятная ситуация складывается в Южной, Восточной, Западной, Восточно-Приангарской и Центральной СЭЗ, где суммарная нагрузка превышает 600 человек нетрудоспособных возрастов. Большая часть суммарной нагрузки в этих зонах обусловлена преобладанием лиц старше трудоспособного возраста (табл. 7).

Таблица 6

Динамика коэффициента демографической нагрузки на 1000 населения трудоспособного возраста (мужчины 15-59 лет, женщины 15-54 года) в городских поселениях и сельской местности Красноярского края в 2006-2012 гг.

Территория Годы Демографическая нагрузка
детьми старше ТСВ суммарная
Село 2006 294,1 313,8 607,9
2008 283,8 321,1 604,9
2010 296,5 340,6 637,1
2012 317,8 368,9 686,7
Город 2006 224,1 239,6 463,7
2008 221,5 252 473,6
2010 230,5 270,5 501,0
2012 243,3 298,9 542,2

Таблица 7

Уровень демографической нагрузки на 1000 населения трудоспособного возраста в социально-экономических зонах Красноярского края в 2012 г.

Экономические зоны Демографическая нагрузка
Детьми Старше ТСВ Суммарная
Южная 321,5 448,3 769,9
Восточная 301,8 373,9 675,7
Западная 290,5 368,3 658,8
Восточно-Приангарская 302,4 352 654,4
Центральная 268,4 366,7 635,2
Западно-Приангарская 283,4 280,4 563,8
Северная 344,2 201,5 545,8
Г. Красноярск 211,3 289,1 500,5
Г. Норильск 257,1 102 359,1

В группе СЭЗ с демографической нагрузкой меньше 600 человек наблюдалась более благоприятная ситуация, а нагрузка детьми либо превышала нагрузку лицами старше трудоспособного возраста, либо была практически равна ей.

Реализация Приоритетного национального проекта «Здоровье» и мероприятий демографической политики способствовали повышению числа родившихся и снижению смертности в Красноярском крае. Одним из очевидных положительных результатов является прекращение депопуляции: начиная с 2009 года на данной территории отмечается естественный прирост населения.

4. Ожидаемые изменения возрастного состава и численности населения в Красноярском крае и СЭЗ (прогнозные сценарии)

Необходимо отметить, что в динамике численности населения трудоспособного возраста сохраняются негативные тенденции, обусловленные сохраняющейся сверхсмертностью, главным образом, мужчин, и значительным снижением числа родившихся в последнее десятилетие ХХ века. О неблагоприятном прогнозе воспроизводства населения в ближайшие 10-15 лет свидетельствует резкое уменьшение, начиная с 1998 года, численности лиц женского пола в возрасте 10-14 лет со 130,9 тыс. до 62,5 тыс. человек. А в возрасте 15-19 лет сокращение численности началось с 2003 года (с 129,7 тыс. человек до 75,4 тыс. человек) (табл. 8).

Таблица 8

Динамика численности лиц женского пола 10-14 и 15-19 лет в Красноярском крае в 1993-2012 гг.

Годы Численность лиц женского пола в возрасте
10-14 лет 15-19 лет
1993 124735 112874
1998 130937 120454
2003 100853 129654
2008 70170 105900
2012 62461 75380

Источник данных: информационная база Росстата, собственные расчеты

Отмечено замедление миграционного оттока населения в целом по Красноярскому краю, и начиная с 2008 года регистрируется устойчивый миграционный прирост за счет нарастающего миграционного притока населения в Красноярск и в прилегающую к нему Центральную социально-экономическую зону (табл. 9). В других шести зонах миграционная убыль населения сохраняется и нарастает в широтном направлении: она минимальна в Южной (72 человека на 10 тыс. населения) и максимальна в Северной зоне (201).

Таблица 9

Динамика коэффициента миграционного прироста населения в социально-экономических зонах Красноярского края в 2005 и 2008-2012 годах (на 10 тыс. населения)

Социально-экономические зоны Годы
2005 2008 2009 2010 2011 2012
Красноярск 64 107 127 139 164 157
Центральная 69 73 54 32 67 73
Норильск -243 -180 -155 -150 44 -68
Южная -51 8 10 -22 -47 -72
Западная -45 -23 -32 -57 -82 -75
Восточно-Приангарская -45 -90 -159 -153 -28 -100
Восточная -33 -63 -51 -76 -98 -102
Западно-Приангарская -75 -71 -78 -85 -130 -141
Северная -92 -230 12 -158 -78 -201
Красноярский край -17 5 13 8 28 13

На динамику численности населения в целом по краю миграционные процессы оказывают незначительное компенсирующее влияние: миграционный прирост (без ЗАТО) в 2012 году составил всего 3562 человека (2011 год – 7779). Положительное сальдо миграции зарегистрировано в 13 муниципальных образованиях и городских округах края (2011 год – в 16 МО) [7].

В формирование прироста численности населения Красноярского края в 2012 г. миграционные процессы внесли примерно равный вклад c естественным движением населения. За счет естественного движения прирост был обеспечен на 55,8%, за счет миграции – на 44,2%.

Представление о масштабах ожидаемой убыли населения дает средний вариант демографического прогноза Росстата (2011 г.) [16]. Согласно ему, за 18 лет (2014-2031 гг.) убыль населения Красноярского края составит 71,3 тыс. человек (рис. 2).

Рис.2
Рис. 2. Три варианта прогноза численности населения Красноярского края (2010-2030 гг.) [16]

Экстраполируя полученные данные на ситуацию, которая складывается в СЭЗ Красноярского края, можно предположить, что наиболее вероятным прогнозом изменения численности населения станет ее снижение во всех социально-экономических зонах, за исключением Красноярска. В Красноярске за счет внутренней (региональной) миграции сохранится положительный тренд увеличения численности населения.

В то же время продолжатся неизбежные изменения в половозрастной структуре населения, связанные с демографическим старением. По среднему варианту прогноза Росстата доля лиц старше трудоспособного возраста увеличится к 2031 году до 25,7%, по низкому варианту – до 26,4%. Еще более выраженным будет постарение населения в Восточной, Центральной и Южной социально-экономических зонах, а также в Красноярске, где естественные процессы старения будут усугубляться диспропорциями, связанными с внутренней миграцией населения старше трудоспособного возраста из других СЭЗ.

Заключение

Огромная протяженность с севера на юг и мозаичность народнохозяйственного освоения Красноярского края обусловили необходимость выделения на его территории семи укрупненных социально-экономических зон и двух городских агломераций (Красноярск и Норильск). В указанных зонах Красноярского края проведен анализ динамики численности и половозрастной структуры населения по данным переписей 1989, 2002 и 2010 годов, а также по результатам текущего учета населения в 2012 году. Установлено, что за период с 1989 по 2012 год максимальны потери населения в Северной СЭЗ (45,5%) и в Норильске (35,1%), минимальны – в Центральной (9,7%) и Южной (11,1%) социально-экономических зонах. Позитивная динамика численности населения в 2012 году по отношению к 2010 году, отмеченная лишь в Красноярске и в Норильске, обусловила общий прирост населения Красноярского края. Миграционный отток населения в целом по Красноярскому краю прекратился. Начиная с 2008 года регистрируется устойчивый миграционный прирост за счет Красноярска и прилегающей к нему Центральной СЭЗ. В других зонах миграционная убыль населения сохраняется и нарастает в широтном направлении: она минимальна в Южной (72 человека на 10 тыс. населения) и максимальна в Северной зоне (201).

В связи с продолжающейся реорганизацией административного устройства муниципальных образований доля сельских жителей увеличилась в четырех СЭЗ из семи, но в целом по Красноярскому краю она снизилась по отношению к 2002 году на 0,8 процентных пункта. Возрастная структура населения Красноярского края продолжает оставаться регрессивной: в 2012 году доля лиц обоего пола в возрасте 50 лет и старше (31,1%) почти в два раза превысила долю лиц 0-14 лет (16,5%). В 2012 году наметились позитивные изменения в пропорции полов: снизилась численность женщин всех возрастов в расчете на 1000 мужчин как среди городского, так и среди сельского населения. Рост численности детей 0-14 лет и лиц старше трудоспособного возраста привел к возрастанию суммарной демографической нагрузки в городских поселениях и сельской местности. В связи с более чем двукратным снижением численности лиц женского пола, вступающих в репродуктивный возраст, при прогнозируемом уменьшении числа родившихся прогноз трудового и репродуктивного потенциалов Красноярского края пессимистичен.

Список литературы

  1. Абалкин Л. И. Собственность, хозяйственный механизм, производительные силы. Экономическая наука современной России. 2000; (1): 52-53.
  2. Аганбегян А. Г. Социально-экономическое развитие России. Москва: Дело; 2004. 272 с.
  3. Айвазян С. А. Анализ синтетических категорий качества жизни населения субъектов Российской Федерации: их измерение, динамика, основные тенденции. Уровень жизни населения регионов России. 2002; (11): 4-40.
  4. Архангельский В. Н., Зверев Н. В. Теоретические основы мониторинга региональной социально-демографической политики. Москва: МАКС Пресс; 2009. 220 с.
  5. Волосатов В. Д. Чтобы Россия не обезлюдела: современная ситуация и взгляд в будущее. Вестник Челябинского государственного университета. Экономика. Вып. 37. 2012; 263 (9): 41-45.
  6. Глазьев С. Ю., Львов Д. С., Фетисов Г. Г. Эволюция технико-экономических систем: возможности и границы централизованного регулирования. Москва: Наука; 1992. 207 с.
  7. Государственный доклад о состоянии здоровья населения и деятельности здравоохранения Красноярского края в 2012 году. Красноярск: КМИАЦ; 2013. 295 с.
  8. Гранберг А.Г. Оптимизация территориальных пропорций народного хозяйства. Москва: Экономика; 1973. 247 с.
  9. Гасников В.К., Стрелков Н.С., Забродин Н.А. Попова Н.М., Гасников К.В., Садилова П.Ю., и др. Демографическая нагрузка и численность населения в трудоспособных возрастах: многолетняя динамика и современное состояние. Медицинский альманах. 2012; 23 (4): 9-12.
  10. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2008 г. Москва: ПриПресс Интернэшнл; 2009. 208 с.
  11. Колосовский H. H. Основы экономического районирования. Москва: Госполитиздат; 1958. 200 с.
  12. Львов Д.С. Концепция управления национальным имуществом. Экономическая наука современной России. 2002; 9 (2): 5-24.
  13. Мажаров В.Ф., Плотников Н.Ю., Горный Б.Э., Крупкина Т.В., Бабенышев С.В., Тихонова И.В., и др. Мониторинг медико-демографических процессов в Красноярском крае между Всероссийскими переписями населения 2002 и 2010 гг. В кн.: Труды ХI международной конференции ФАМЭБ. Красноярск: СФУ; 2012. С. 224-230.
  14. Население России 2009: Семнадцатый ежегодный демографический доклад. Москва: ИД Высшая школа экономики; 2011. 334 с.
  15. Население России 2010-2011: Восемнадцатый-девятнадцатый ежегодный демографический доклад. Москва: ИД Высшая школа экономики; 2013. 530 с.
  16. Предположительная численность населения Российской Федерации до 2030 года. Москва: Росстат; 2011.
  17. Мажаров В.Ф., Плотников Н.Ю., Горный Б.Э., Бабенышев С.В., Крупкина Т.В., Тихонова И.В. Рождаемость в Красноярском крае в первом десятилетии XXI века. В кн.: "Здоровье населения и тактика управления здравоохранением на современном этапе". Материалы научно-практической конференции с международным участием. Кемерово: Примула; 2012. С. 118-121.
  18. Рязанцев С. В. Демографическая ситуация и демографическая политика в России: успехи и неудачи. Наука. Культура. Общество. 2010; (3): 50-59.
  19. Смелзер Н. Социология [пер. с англ.]. Москва: Феникс; 1994. 688 с.
  20. Стратегия демографического развития России. Москва: ЦСП; 2005. 208 с.
  21. Схема территориального планирования Красноярского края. [Интернет]. URL: http://www.krskstate.ru/zakonprojekts/documents/0/doc/5837 (Дата обращения: 08.04.2014).
  22. Щербакова Е.М. Продолжается концентрация горожан в больших городах. Демоскоп. 2010; (407-408). [Интернет]. URL: http://demoscope.ru/weekly/2010/0407/barom03.php (Дата обращения: 08.04.2014).

References

  1. Аbalkin L. I. Property, economic mechanism, the productive forces // Ehkonomicheskaya nauka sovremennoj Rossii. 2000. № 1. S. 52-53 (in Russian).
  2. Аganbegyan А. G. Socio-economic development of Russia. Moscow : Delo, 2004. 272 s. (in Russian).
  3. Аjvazyan S. А. Analysis of synthetic categories of life quality of the subjects of the Russian Federation: their measurement, dynamics, the main trends // Uroven' zhizni naseleniya regionov Rossii. 2002. № 11. S. 4-40 (in Russian).
  4. Аrkhangel'skij V. N., Zverev N. V. Theoretical basis for monitoring the regional socio-demographic policy. Moscow : MАKS Press, 2009. 220 s. (in Russian).
  5. Volosatov V. D. For Russia not depopulated: current situation and prospection // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. 2012. № 9 (263). Ehkonomika. Vyp. 37. S. 41-45 (in Russian).
  6. Glaz'ev S. Yu., L'vov D. S., Fetisov G. G. Evolution of techno-economic systems: the possibilities and limits of centralized control. Moscow : Nauka, 1992. 207 s. (in Russian).
  7. State report on the state of public health and health care activities of the Krasnoyarsk Territory in 2012. Krasnoyarsk : KMIАTS, 2013. 295 s. (in Russian).
  8. Granberg А. G. Optimization of territorial proportions of the national economy. Moscow : Ehkonomika, 1973. 247 s. (in Russian).
  9. Demographic burden and the population size of working age: long-term dynamics and the current state / Gasnikov V. K., Strelkov N. S., Zabrodin N. А. Popova N. M., Gasnikov K. V., Sadilova P. Yu. [i dr.] // Meditsinskij al'manakh. 2012. № 4 (23). S. 9-12 (in Russian).
  10. Report on human potential development in the Russian Federation for 2008. Moscow : PriPress Internehshnl, 2009. 208 s. (in Russian).
  11. Kolosovskij H. H. Fundamentals of economic regionalization. Moscow: Gospolitizdat, 1958. 200 s. (in Russian).
  12. L'vov D. S. The concept of management of the national estate // Ehkonomicheskaya nauka sovremennoj Rossii. 2002. № 2(9). S. 5-24 (in Russian).
  13. Monitoring medical and demographic processes in the Krasnoyarsk Territory between the National Population Census 2002 and 2010 / Mazharov V. F., Plotnikov N. Yu., Gornyj B.Eh., Krupkina T. V., Babenyshev S. V., Tikhonova I. V. [i dr.] // Trudy ХI mezhdunarodnoj konferentsii FАMEHB. Krasnoyarsk : SFU, 2012. S. 224-230 (in Russian).
  14. Population of Russia 2009: the Seventeenth Annual Demographic Report. Moscow : ID VSHEH, 2011. 334 s. (in Russian).
  15. Population of Russia 2010-2011: the Eighteenth and Nineteenth Annual Demographic Report. Moscow : ID VSHEH, 2013. 530 s. (in Russian).
  16. Estimated population size of the Russian Federation until 2030. Moscow : Rosstat, 2011 (in Russian).
  17. Birthrate in the Krasnoyarsk Territory in the first decade of the XXI century/ Mazharov V. F., Plotnikov N. Yu., Gornyj B. Eh., Babenyshev S. V., Krupkina T. V., Tikhonova I. V. // Zdorov'e naseleniya i taktika upravleniya zdravookhraneniem na sovremennom ehtape: мater. nauch.-prakt. konf. s mezhdunar. uchastiem. Kemerovo : Primula, 2012. S. 118-121 (in Russian).
  18. Ryazantsev S. V. Demographic situation and demographic policy in Russia: successes and failures // Nauka. Kul'tura. Obshhestvo. 2010. № 3. S. 50-59 (in Russian).
  19. Smelzer N. Sociology: [translated from English]. Moscow : Feniks, 1994. 688 s. (in Russian).
  20. Russia's demographic development strategy. Moscow : TSSP, 2005. 208 s. (in Russian).
  21. Territorial planning scheme of the Krasnoyarsk Territory. URL: http://www.krskstate.ru/zakonprojekts/documents/0/doc/5837 (Data obrashheniya: 08.04.2014).
  22. Shherbakova E. M. Continuing concentration of residents in big cities // Demoskop. 2010. № 407-408.
    URL: http://demoscope.ru/weekly/2010/0407/barom03.php (Data obrashheniya: 08.04.2014).

Просмотров: 12461

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 04.12.2014 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search