О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №5 2015 (45) arrow ЭФФЕКТИВНОСТЬ МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ И ПРОФИЛАКТИЧЕСКИХ МЕРОПРИЯТИЙ НА КУРОРТАХ ДЛЯ КОНТИНГЕНТОВ НАСЕЛЕНИЯ, ПОДВЕРГШИХСЯ ЭКСТРЕМАЛЬНЫМ СТРЕССОВЫМ ВОЗДЕЙСТВИЯМ
ЭФФЕКТИВНОСТЬ МЕДИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ И ПРОФИЛАКТИЧЕСКИХ МЕРОПРИЯТИЙ НА КУРОРТАХ ДЛЯ КОНТИНГЕНТОВ НАСЕЛЕНИЯ, ПОДВЕРГШИХСЯ ЭКСТРЕМАЛЬНЫМ СТРЕССОВЫМ ВОЗДЕЙСТВИЯМ Печать
20.10.2015 г.

Степанян А.Ж.
ИППО ФГБУ ГНЦ ФМБЦ им. А.И. Бурназяна ФМБА России

EFFICACY OF MEDICAL AND PSYCHOLOGICAL AND PREVENTIVE MEASURES IMPLEMENTED AT HEALTH RESORTS FOR PEOPLE EXPOSED TO EXTREME STRESS
Stepanyan A.Zh.
Institute of Postgraduate Professional Training under A.I. Burnazyan Federal Medical Biophysical Center, Moscow

Контактная информация: Степанян Алексан Жораевич, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Contacts: Alexan Stepanyan, e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Резюме. Актуальность. Различные факторы социально-экономического развития современной России и некоторых сопредельных с нею стран в последнее десятилетие XX века стали причиной определенных социальных конфликтов, когда значительные контингенты населения различных регионов подвергаются массовым экстремальным стрессовым воздействиям. В первую очередь, это относится к контингенту русскоязычного населения, проживавшего ранее в зонах локальных военных конфликтов на Кавказе.

Получение этими людьми статуса беженцев в России, безусловно, снижает степень интенсивности воздействия на них стрессовых факторов, не исключая их действия полностью, поскольку перед беженцами стоят сложные вопросы постоянного трудоустройства и налаживания быта.

Цель работы. Оценка эффективности медико-психологических и профилактических мероприятий на курортах для контингентов населения, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям.

Результаты работы. Общее количество наблюдений составило 920 пациентов. При этом при формировании способов психологической адаптации лиц, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям к отрицательным психосоциальным факторам, в рамках настоящего исследования основной акцент был сделан на такие способы психологической защиты, как интеллектуализация, ожидание, деятельность, участие. Все вышеперечисленные формы психологической защиты способствовали формированию оптимизирующих установок у изучаемой категории мигрантов. В частности, интеллектуализация предусматривала выработку у конкретного пациента способности справляться с эмоциональными конфликтами и внутренними или внешними стресс-факторами посредством активизации у пациента абстрактного мышления и обобщений для контроля возникновения тревожных ощущений. Эффективность проводимых психотерапевтических и других лечебных мероприятий, направленных на формирование у пациентов стереотипа жесткого негативного личностного отношения к социально-обусловленным вредным привычкам (алкоголизация, наркомания, токсикомания) оценивалась в рамках настоящего исследования по ряду показателей.

Выводы. В результате предложенных в рамках настоящего исследования современных психотерапевтических и других лечебных мероприятий, осуществленных на амбулаторном этапе наблюдения лиц, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям в результате социальных или техногенных катастроф, удалось отвратить от склонности к социально-обусловленным вредным привычкам (алкоголизм, наркомания, токсикомания) 174 пациента, что составило 28,0% от общего количества наблюдений.

Ключевые слова: эффективность мероприятий; мигранты; неблагоприятные факторы; экстремальные стрессовые условия; санаторий; психопрофилактика.

Abstract. Significance.

Various factors of social and economic development of the modern Russia and some neighboring countries in the last decade of the XX century have led to certain social conflicts, where significant numbers of people in different regions are being exposed to extreme stress. First of all, it refers to the Russian-speaking population who used to reside in areas of local military conflicts in the Caucasus.

Of course, getting a Russian refugee status reduces the intensity of exposure to stress for those people, but not totally excluding their negative impact, because refugees face complicated issues of getting a permanent employment and settling down.

The purpose of the work was to evaluate efficacy of medical and psychological and preventive measures implemented at health resorts for people exposed to extreme stress.

Results. The number of patients under observation totaled to 920. The study focused on such mechanisms of psychological defense as intellectualization, anticipation, activity and participation to develop techniques of psychological adaptation to the adverse psychosocial factors for people exposed to extreme stress.

All of the above mechanisms of psychological defense helped to develop improving perceptions in migrants under study.

In particular, intellectualization implied that the patient developed an ability to cope with emotional conflicts and internal or external stressors through encouraged abstract thinking and generalizations to control anxiety.

The study used a number of indicators to assess efficacy of psychotherapy and other therapeutic measures aimed at developing a stereotype pattern of a strong negative personal attitude towards socially induced bad habits (alcoholism, drug addiction, substance abuse).

Conclusion. Implementation of the suggested by the study modern psychotherapy and other therapeutic measures at the outpatient level of care delivery to people exposed to extreme stress caused by social or technological disasters, helped to break addiction to socially induced bad habits (alcoholism, drug addiction, substance abuse) in 174 patients, accounting for 28.0% of the total number of observations.

Keywords: efficiency of measures; migrants; adverse factors; extreme stressful conditions; health resort, psychoprophylaxis.

Введение. Миграция населения является одной из проблем современного общества. Отмечено массовое возникновение социально-стрессовых расстройств и других психосоматических заболеваний среди контингента лиц, проживающих в зонах, подвергшихся радиактивному заражению в результате техногенных катастроф, что дает основание ведущим курортологам и радиологам России поднимать вопрос об особой важности организации санаторно-курортной реабилитации указанной категории населения [1,2,3,4].

Вместе с этим ряд современных российских исследователей поднимают вопрос о необходимости медико-психологической реабилитации на санаторно-курортном этапе лиц, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям вследствие социальных, природных или техногенных катастроф.

К числу постоянных стрессов, способствующих развитию различных нозологических форм психосоматических заболеваний у населения, относятся также некоторые социально-экономические факторы, действующие в современном российском социальном пространстве, например, достаточно высокий уровень безработицы, криминальных нарушений, а также ставшие постоянными несвоевременные выплаты пенсий, заработной платы, рост цен на товары первой необходимости и коммунальные услуги [5,6,7]. Однако, несмотря на очевидность интенсивного воздействия вышеперечисленных факторов социального неблагополучия на показатели заболеваемости населения, до настоящего времени не была создана общероссийская эффективная государственная система организации санаторно-курортной реабилитации лиц, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям при социальных, природных или техногенных катастрофах, что еще раз подчеркивает актуальность настоящего исследования [7,8,9].

Результаты и обсуждение. Эффективность проведения мероприятий по санаторно-курортной реабилитации лиц, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям в результате социальных или техногенных катастроф, во многом базируется на формировании у пациента оптимизирующих адаптивных реакций и различных форм психологической защиты от воздействия психосоциальных проблем, связанных со средой проживания. При этом в структуре психосоциальных проблем одно из ведущих мест занимают социальные факторы, связанные с эколого-геополитическими и экономическими особенностями развития региона, что описано в главе 3 настоящего исследования. В работе была использована методика психологического воздействия, которая позволила эффективно устранять (с помощью выработки различных форм психологической адаптации) стрессонасыщенные ситуации, связанные с вышеназванными отрицательными социальными факторами воздействия на исследуемый контингент населения. В таблице 1 приведена эффективность формирования у изучаемой категории пациентов в рамках настоящего исследования форм психологической адаптации (защиты) от воздействия отрицательных социальных факторов, связанных с эколого-геополитическими и экономическими особенностями развития региона, где произошла социальная или техногенная катастрофа.

Как видно из данных таблицы 1, способы психологической адаптации (защиты) формировались у мигрантов на всех этапах их санаторно-курортной реабилитации.

Таблица 1

Эффективность формирования у лиц, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям, способов психологической адаптации к отрицательному воздействию психосоциальных факторов

№ пп Перечень экологических и экономических факторов развития региона, потенцирующих динамику психосоциальных проблем у населения Основные способы психологической адаптации (защиты), формируемые у мигрантов к отрицательным психосоциальным факторам % мигрантов, у которых в процессе наблюдения или иной способ психологической адаптации (защиты) n = 920
1. Неблагоприятные экологические факторы развития исследуемого региона, формирующие у населения фобии трудноизлечиваемых заболеваний (опухоли, лучевая болезнь и т.д.) *репрессия 12,8 %
*интеллектуализация 23,6 %
"деятельность 11,9 %
"самоанализ 27,1 %
"аннулирование 6,2 %
"сопротивление 18,4 %
2. Наличие межнациональных или религиозных конфликтов среди населения "пассивная агрессия 8,9 %
"разделение 16,1 %
"перенос 20,4 %
"интеллектуализация 19,5 %
"обесценивание 10,2 %
"участие 24,9 %
3. Наличие локальных военных конфликтов на сопредельной территории исследуемого региона "диссоциация 11,7 %
"репрессия 16,9 %
"ожидание 47,9 %
"перемещение 23,5 %
4. Высокий уровень безработицы в районе проживания пациента "альтруизм 5,3 %
"деятельность 25,1 %
"интеллектуализация 16,2 %
"ожидание 12,5 %
"участие 21,1 %
"самоутверждение 9,4 %
"сопротивление 10,4 %
5. Низкий уровень жилищных условий у мигрантов, переживших тяжелый стресс в период соци- или техногенных катастроф "пассивная агрессия 4,2 %
"ожидание 22,6 %
"обесценивание 12,8 %
"юмор 7,7 %
"перемещение 16,9 %
"участие 35,8%

Общее количество наблюдений составило 920 пациентов. При этом при формировании способов психологической адаптации лиц, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям к отрицательным психосоциальным факторам, в рамках настоящего исследования основной акцент был сделан на такие способы психологической защиты, как интеллектуализация, ожидание, деятельность, участие. Все вышеперечисленные формы психологической защиты способствовали формированию оптимизирующих установок у изучаемой категории мигрантов. В частности, интеллектуализация предусматривала выработку у конкретного пациента способности справляться с эмоциональными конфликтами и внутренними или внешними стресс-факторами посредством активизации у пациента абстрактного мышления и обобщений для контроля возникновения тревожных ощущений. Ожидание как способ психологической адаптации находил свое отражение в формировании у пациента установок на его способность справляться с эмоциональными конфликтами, внутренними или внешними стресс-факторами посредством обдумывания реалистических альтернативных решений. Одним из основных направлений формирования психологической защиты у лиц, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям, к отрицательным психосоциальным факторам был такой способ, как деятельность. Этот способ психологической адаптации формировал у мигрантов возможность избавляться от эмоциональных конфликтов посредством действий, направленных на созидательное решение психоэмоциональной проблемы. Под термином "участие" понималась способность пациентов справляться с эмоциональными конфликтами, внутренними или внешними стресс-факторами посредством обращения к другим за помощью и поддержкой. При этом "участие" не подразумевало попытку пациента решить свои проблемы путем перекладывания их на чужие плечи.

Из других способов психологической защиты, формируемых у исследуемого контингента лиц к отрицательным психосоциальным факторам, следует выделить такие способы, как самоанализ (способность справляться с эмоциональными конфликтами посредством анализа своих мыслей, ощущений, мотивов поведения и выработки соответствующего реагирования), сопротивление (противодействие бессознательной охваченности эмоциями), обесценивание (способность справляться с эмоциональными конфликтами посредством сознательного преуменьшения возможности воздействия того или иного стресс-фактора), регрессии (способность избегать эмоциональных конфликтов посредством удаления из сознания неприятных переживаний). В вынужденных ситуациях у ограниченного контингента изучаемых социальных групп мигрантов формировался такой способ психологической адаптации, как пассивная агрессия, т.е. способность справляться с эмоциональными конфликтами и внутренними или внешними стресс-факторами посредством непрямой и неярко выраженной агрессии по отношению к другим. Внешне это проявляется согласием, за которым скрывается тайное сопротивление, настороженность или неагрессивная враждебность. Этот способ психологической защиты признавался адаптивным для тех, кто занимал подчиненное положение и не имел способа выразить свою жизненную позицию более открыто. В частности, пассивная агрессия как способ психологической адаптации при межрегиональных или религиозных конфликтах позволяет избежать не только насильственных действий, но и связанных с ними возможных травм, убийств и т.д.

Применялось для исследуемого контингента пациентов формирование так называемых парадоксальных форм психологической защиты. Подобные формы психологической адаптации хороши как средство разрешения внутренних психологических конфликтов при труднопреодолимых жизненных ситуациях (например, отсутствие реальной перспективы на улучшение жилищных условий различных групп мигрантов). В этом случае кроме "созидательных" способов психологической адаптации (ожидание, участие) у лиц, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям, формировались парадоксальные способы психологической защиты (например, перемещение, юмор). Под перемещением понималась способность справляться с эмоциональными конфликтами посредством переноса интереса к какому-либо другому явлению жизненной среды. А юмор рассматривался как способность справляться с эмоциональными конфликтами посредством акцентирования иронических сторон явления-стрессора. Применяемая методика и методология формирования способов психологической адаптации у изучаемых социальных групп мигрантов к отрицательным психосоциальным факторам предполагала наличие у пациентов как одного (привалирующего), так и нескольких (соин-дуцирующих) способов психологической адаптации, вырабатывающихся у пациента к конкретной психосоциальной проблеме.

Эффективность проводимых психотерапевтических и других лечебных мероприятий, направленных на формирование у пациентов стереотипа жесткого негативного личностного отношения к социально-обусловленным вредным привычкам (алкоголизация, наркомания, токсикомания) оценивалась в рамках настоящего исследования по ряду показателей. При этом ведущим показателем проводимой лечебной работы являлась степень отвыкания вышеуказанного контингента лиц от пристрастия к крепкому спиртному, склонности к наркомании и токсикомании.

Проводимый этому кругу лиц комплекс психотерапевтических и других лечебных мероприятий позволил добиться снижения влечения у наблюдаемого контингента лиц, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям, к социально-обусловленным вредным привычкам, что отражено в таблице 2.

Как видно из данных таблицы 2, проведение психотерапевтических и других лечебных мероприятий на амбулаторном этапе наблюдения лиц, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям, позволило снизить среди них на 16,6 % количество пациентов, склонных к употреблению крепкого алкоголя (т.е. полностью отказались от употребления алкоголя 103 человека из 620 наблюдаемых пациентов на амбулаторном этапе).

Таблица 2

Динамика изменения влечения к социально-обусловленным вредным привычкам у мигрантов, подвергшихся экстремальным стрессовым воздействиям и находившихся на курортах на амбулаторном этапе наблюдения в 2013 - 2014 годах

№ пп Степень подверженности социально-обусловленным вредным привычкам Наблюдаемый контингент лиц, подверженных тяге к социально-обусловленным вредным привычкам до лечения на амбулаторном этапе наблюдения (п=620) Контингент лиц, сохранивший тягу к вредным привычкам или ослабивший ее после лечения на амбулаторном этапе наблюдения
абс.к-во % абс.к-во %
1. 1.1. 1.2. 1.3. 1.4. 1.5. 1.6. 1.7. Склонность к употреблению крепкого алкоголя. Из них: ежедневное употребление 0,3-0,5 л. крепких спиртных напитков ежедневное употребление до 0,1-0,3 л. крепких спиртных напитков употребление крепких спиртных напитков до 0,5 л. 1-2 раза в неделю употребление крепких спиртных напитков 0,1-0,3 л. 1-2 раза в неделю эпизодическое ежемесячное употребление крепких спиртных напитков употребление спиртных напитков 1 раз в 3-4 мес. в кол-ве не более 0,3 л. полный отказ от употребления крепкого спиртного 336 из их:
102
167
37
40
12
8
59,0 из них:
16,5
26,9
5,9
6,5
1,9
1,3
263 из них:
57
72
41
38
20
35
103
42,4 из них:
9,2
11,6
6,6
6,1
3,2
5,7
16,6
2. 2.1. 2.2. 2.3. Склонность к употреблению наркотиков. Из них: регулярно эпизодически отказ от употребления наркотиков 73 из них:
51
22
11,8 из них:
8,2
3,6
44 из них
34
10
29
7,1 из них:
5,5
1,6
4,7
3.
3.1 3.2 3.3.
Склонность к употреблению психоактивных токсических веществ. Из них: регулярное употребление эпизодическое употребление отказ от употребление 87 из них:
69
18
14,0 из них:
11,1
2,9
45 из них:
38
7
42
7,2 из них:
6,1
1,1
6,8
ИТОГО: 526 84,8 352 56,8

Из оставшихся 263 пациентов, сохранивших тягу к спиртному после проведения им лечения, продолжали ежедневно употреблять до 0,5 л крепких спиртных напитков только 57 человек или 9,2 % от общего количества наблюдаемых лиц. Ранее этот показатель составлял 16,5 %, т.е. 102 человека. Количество лиц, ежедневно употреблявших до 0, 5 л. крепких спиртных напитков, фактически сократилось на 44,1 %. С 26,9 % до 11,6 % сократилось количество пациентов, употреблявших спиртные напитки ежедневно, но в небольших количествах. Это объяснимо, поскольку, как показывает статистика, пьющих понемногу, но часто с помощью психотерапевтических и других методик, применяемых на амбулаторном этапе наблюдения, несколько проще отвратить от пьянства, чем тех, кто употребляет крепкий алкоголь в больших дозах ежедневно. Из общего количества наблюдаемых пациентов, склонных к систематическому употреблению спиртного, у 8,9 % удалось добиться уменьшения не только дозы потребляемого спиртного, но и убедить их употреблять крепкие спиртные напитки не более 1 раза в течение 3 - 4 месяцев в противовес их ежедневной привычке употреблять алкоголь ранее до лечения.

При этом понятие "амбулаторный этап наблюдения" включало в себя проведение комплексных медико-психологических и других реабилитационных мероприятий на курорте тем мигрантам, подвергшимся экстремальным стрессовым воздействиям, которые проживали не в здравницах, а в частном секторе, но находились при этом под наблюдением врачей санаториев-баз исследования.

Под влиянием психотерапевтических и других лечебных мероприятий на амбулаторном этапе наблюдения сократилось количество лиц, переживших тяжелый стресс в результате социальных и техногенных катастроф, и склонных к употреблению наркотиков с 11,8 % до 7,1 % от общего количества наблюдаемых на амбулаторном этапе пациентов, т.е. удалось добиться полного отказа от употребления наркотиков у 29 из 73 наблюдаемых. Процент эпизодически употреблявших наркотики среди наблюдаемых лиц, сократился после лечения с 8,2 % до 5,5 %, а среди эпизодически употреблявших наркотики с 3,6 % до 1,6 % наблюдаемых.

Таким образом, полностью отказались от употребления наркотиков 39,7 % наблюдаемых пациентов, прошедших амбулаторный курс лечения, т.е. 29 из 73 человек. Еще более высокий процент после лечения достигнут на амбулаторном этапе наблюдения у лиц, переживших тяжелый стресс, и склонных к употреблению психоактивных токсических веществ. Здесь из 87 обратившихся отказались от регулярного употребления различных видов психоактивных токсических веществ 42 пациента, что составило 48,3 %. По отношению же к общему количеству наблюдений (n = 620) удалось снизить склонность к употреблению психоактивных токсических веществ с 14,0 до 7,2 %.

Выводы. Снижение степени зависимости наблюдаемой категории мигрантов от социально-обусловленных вредных привычек (алкоголизация, наркотизация, токсикомания) во многом способствовало восстановлению в семьях названного контингента пациентов благоприятного психологического климата, а также снижало уровень конфликтности наблюдаемых пациентов в быту и на производстве, что, в конечном счете, играло существенную роль в реализации всей системы их медико-социальной реабилитации на курортах.

Библиография

  1. Акопян А.С., Дергисова Р.Г., Шиленко Ю.В. Управление экономикой медико-производственного комплекса.Экономика здравоохранения. 2002. (7):9-13.
  2. Акопян А.С., Райсберг Б.А., Шиленко Ю.В. Проблемы структурного реформирования здравоохранения: отношение руководителей и специалистов. Проблемы управления здравоохранением. 2002. (4):26-32.
  3. Балашов П.Ю., Плавунов Н.Ф., Трифонова Н.Ю., Галь И.Г. Кадровые процессы в системе здравоохранения Российской Федерации. Вестник всероссийского общества специалистов по медико-социальной экспертизе, реабилитации и реабилитационной индустрии 2014;(2):10-15.
  4. Бражников А.Ю., Камынина H.H., Фурсова Т.Н. Анализ мнений потенциальных участников накопительной системы зачета кредитов в рамках послевузовского образования. Медицинская сестра 2007; (3): 7-10.
  5. Денисов И.Н. Джатдоева Ф.А. Эффективность коммуникативной стратегии по профилактике социально-значимых инфекционных заболеваний у мигрантов. Проблемы управления здравоохранением. 2010; (5): 53-58.
  6. Стародубов В.И., Щепин О.П., Линденбратен А.Л., Галанова Г.И. Методологические основы и механизмы обеспечения качества медицинской помощи. Москва: ИД «Медицина»; 2001. 784с.
  7. Трифонова Н.Ю. Необходимость развития сети школ для обучения самоконтролю пациентов с хроническими неинфекционными заболеваниями. В сб.: "Проблемы городского здравоохранения". Н.И. Вишняков, Ю.П. Линц, редакторы. Спб. 2007. С. 104-108.
  8. Шильникова Н.Ф., Ходакова О.В. Социально-психологические аспекты управления муниципальным лечебным учреждением в условиях реформирования отрасли. Проблемы управления здравоохранением 2004;19(6):42-45.
  9. Щепин О.П., Овчаров В.К. Научные и организационные предпосылки развития службы врача общей практики в Российской Федерации. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2000; (5): 22-32.

References

  1. Akopyan A.S., Dergisova R.G., Shilenko Yu.V. Upravlenie ekonomikoy mediko-proizvodstvennogo kompleksa [Economic management of health and production complex]. Ekonomika zdravookhraneniya 2002. (7):9-13.(In Russian)
  2. Akopyan A.S., Raysberg B.A., Shilenko Yu.V. Problemy strukturnogo reformirovaniya zdravookhraneniya: otnoshenie rukovoditeley i spetsialistov [Problems of structural reformation of health care: attitude of managers and professionals]. Problemy upravleniya zdravookhraneniem 2002. (4):26-32. (In Russian)
  3. Balashov P.Yu., Plavunov N.F., Trifonova N.Yu., Gal' I.G. Kadrovye protsessy v sisteme zdravookhraneniya Rossiyskoy Federatsii [Human processes in a healthcare system of the Russian Federation]. Vestnik vserossiyskogo obshchestva spetsialistov po mediko-sotsial'noy ekspertize, reabilitatsii i reabilitatsionnoy industrii 2014;(2):10-15..(In Russian)
  4. Brazhnikov A.Yu., Kamynina H.H., Fursova T.N. Analiz mneniy potentsial'nykh uchastnikov nakopitel'noy sistemy zacheta kreditov v ramkakh poslevuzovskogo obrazovaniya [Analysis of opinion of potential participants of cumulative accounting credit system within the frameworks of postgraduate education]. Meditsinskaya sestra 2007; (3): 7-10. (In Russian)
  5. Denisov I.N. Dzhatdoeva F.A. Effektivnost' kommunikativnoy strategii po profilaktike sotsial'no-znachimykh infektsionnykh zabolevaniy u migrantov [The efficiency the communicative strategy on preventing socially significant communicable diseases in migrants]. Problemy upravleniya здравоохранением 2010; (5): 53-58. .(In Russian)
  6. Starodubov V.I., Shchepin O.P., Lindenbraten A.L., Galanova G.I. Metodologicheskie osnovy i mekhanizmy obespecheniya kachestva meditsinskoy pomoshchi [Methodological grounds and mechanisms to provide health care quality]. Moscow: ID «Meditsina»; 2001. 784p. .(In Russian)
  7. Trifonova N.Yu. Neobkhodimost' razvitiya seti shkol dlya obucheniya samokontrolyu patsientov s khronicheskimi neinfektsionnymi zabolevaniyami [The need in developing school network to teach self-control of patients with chronic non-communicable diseases]. In: N.I. Vishnyakov, Yu.P. Lints, editors. Problemy gorodskogo zdravookhraneniya [Problems of urban health care]. St. Petersburg. 2007. P. 104-108. .(In Russian)
  8. Shil'nikova N.F., Khodakova O.V. Sotsial'no-psikhologicheskie aspekty upravleniya munitsipal'nym lechebnym uchrezhdeniem v usloviyakh reformirovaniya otrasli [Social and psychological aspects of managing municipal health facility in conditions of reforms]. Problemy upravleniya zdravookhraneniem 2004;19(6):42-45. (In Russian)
  9. Shchepin O.P., Ovcharov V.K. Nauchnye i organizatsionnye predpo¬sylki razvitiya sluzhby vracha obshchey praktiki v Rossiyskoy Federatsii [Scientific and organization grounds for development of general practice in the Russian Federation]. Problemy sotsial'noy gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny 2000; (5): 22-32. (In Russian)

Просмотров: 4852

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 05.11.2015 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search