О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

ДИНАМИКА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ ПО ГРУППАМ ЗДОРОВЬЯ ЗА ПЕРИОД 2013-2021 гг. Печать
18.01.2023 г.

DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-6-6

1,2Сененко А.Ш., 1Савченко Е.Д.
1
ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва, Россия
2ФГБОУ ВО «МГМСУ им. А.И. Евдокимова» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва, Россия

Резюме

Актуальность. Показатель «группа здоровья» представляет интегральную оценку состояния здоровья. Установленная группа здоровья определяет весь последующий план работы с пациентом. Оценка динамики групп здоровья важна и с точки зрения изменений: при установленной ранее I группе здоровья – сохранилась ли она, если была установлена II группа здоровья – была ли успешной коррекция факторов риска, если была установлена группа здоровья IIIа или IIIб – были ли достигнуты стабилизация состояния и целевые значения параметров, характеризующих течение заболевания? Такой подход позволит оценить результативность работы, как на уровне медицинской организации, так и всей системы медицинской профилактики.

Цель исследования: проанализировать динамику распределения взрослого населения Российской Федерации по группам здоровья по результатам профилактических медицинских осмотров и диспансеризации в период 2013-2021 гг.

Материал и методы. Приказы Министерства здравоохранения Российской Федерации от 2012-2021 гг., по организации профилактических медицинских осмотров и диспансеризации, форма №131/о отраслевой статистической отчётности, сведения информационно-аналитического обзора «Итоги диспансеризации определенных групп взрослого населения Российской Федерации» за 2013-2018 гг. Методы: контент-анализ, описательной статистики.

Результаты. Доля населения с установленной I группой здоровья уменьшается за период 2013-2020 гг. во всех возрастных группах. В возрастной группе 39-60 лет доля лиц с установленной IIIа группой здоровья практически в три раза больше, чем в возрасте 21-36 лет, причём её прирост происходит преимущественно за счёт уменьшения I группой здоровья. При этом доля лиц с II группой здоровья практически не изменяется. Доля лиц с IIIб группой здоровья увеличилась примерно в 1,5 раза. В возрастной группе старше 60 лет доля граждан с установленной IIIа группой здоровья составляет около 80%, в то время как доли граждан с I и II группами здоровья резко уменьшаются. Сформирован перечень субъектов с динамикой распределения групп здоровья, соответствующей теоретической модели, предложенной авторами.

Выводы. Распределение населения по группам здоровья является показателем, определяющим всю дальнейшую программу профилактической работы, а его динамика - показателем результативности решения задач медицинской профилактики. Субъекты, имеющие положительную динамику долей I и IIIа групп здоровья и отрицательную динамику доли II группы здоровья, представляют наибольший интерес в части изучения результативности профилактической работы и выбора лучших практик. Оценку динамики распределения по группам здоровья целесообразно проводить с учётом половозрастных категорий населения.

Область применения результатов. Интегральная оценка профилактической работы с населением на уровне региона, медицинской организации, оказывающей первичную медико-санитарную помощь, и участка терапевтического и общей врачебной практики.

Ключевые слова: группы здоровья, взрослое население, диспансеризация, профилактические медицинские осмотры, первичная медико-санитарная помощь.

Контактная информация: Сененко Алия Шамильевна, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов в связи с публикацией данной статьи.
Соблюдение этических стандартов. Данный вид исследования не требует прохождения экспертизы локальным этическим комитетом.
Для цитирования: Сененко А.Ш., Савченко Е.Д. Динамика распределения взрослого населения Российской Федерации по группам здоровья за период 2013-2021 гг. Социальные аспекты здоровья населения [сетевое издание] 2022; 68(6): 6. Режим доступа: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1434/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-6-6

DYNAMICS IN DISTRIBUTION OF ADULT POPULATION BY HEALTH GROUP IN 2013-2021
1,2Senenko A.Sh., 1Savchenko E.D.
1Russian Research Institute of Health, Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia
2A.I Yevdokimov Moscow State University of Medicine and Dentistry, Ministry of Health of the Russian Federation

Abstract

Significance. The “health group” indicator represents an integral assessment of health. The established health group determines the entire subsequent plan of work with the patient. Assessment of dynamics in health groups is also important from the point of view of changes: with the previously established health group I – does it still remain; if health group II was established – was the correction of risk factors successful; if the health group IIIa or IIIb was established – was condition stabilized and the target values of the parameters characterizing the course of the disease achieved? This approach will allow to evaluate performance, both at the level of a medical organization and the entire system of medical prevention.

The purpose of the study was to analyze dynamics in distribution of adult population of the Russian Federation by health group based on the results of preventive medical examinations and regular check-ups in 2013-2021.

Material and methods. Orders of the Ministry of Health of the Russian Federation on organizing preventive medical examinations and regular check-ups in 2012-2021, industry statistical reporting form No.31/o, data of the information and analytical review “Results of regular check-ups of certain groups of the adult population of the Russian Federation” in 2013-2018. Methods: content analysis, descriptive statistics.

Results. The share of population with the established health group I decreased in all age groups in 2013-2020. In the age group of 39-60 years, the share of people with the established health group IIIa is almost three times higher than in the age group of 21-36 years, and its increase is mainly due to the decreased health group I. The share of people with health group II remained almost unchanged. The share of people with health group IIIb increased about 1.5 times. In the age group over 60, the share of people with the established health group IIIa is about 80%, while the share of people with health group I and health group II falls dramatically. A list of subjects with the dynamics in distribution of health groups corresponding to the theoretical model proposed by the authors has been developed.

Conclusions. The distribution of population by health group is an indicator that determines the entire further program of preventive activities, and its dynamics is an indicator of effectiveness of medical prevention. Subjects with positive dynamics in the shares of health groups I and IIIa and negative dynamics in the share of health group II are of the greatest interest in terms of analyzing effectiveness of preventive activities and identifying best practices. It is advisable to assess dynamics in distribution by health group with due regard to gender and age.

Scope of application. The integrated assessment of preventive activities at the regional level, primary care facility, and site of therapeutic and general medical practice.

Keywords: health groups; adult population; regular check-ups; preventive medical examinations; primary health care.

Corresponding author: Aliya Sh. Senenko, email: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script
Information about authors:
Senenko A.Sh.
https://orcid.org/0000-0001-7460-418X
Savchenko E.D. https://orcid.org/0000-0002-3540-3331
Acknowledgments. The study had no sponsorship.
Competing interests. The authors declare the absence of any conflicts of interest regarding the publication of this paper.
Compliance with ethical standards. This study does not require a conclusion from the Local Ethics Committee.
For citation: Senenko A.Sh., Savchenko E.D. Dynamics in distribution of adult population by health group in 2013-2021. Social'nye aspekty zdorov'a naselenia [serial online] 2022; 68(6): 6. Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/1434/30/lang,ru/. DOI: 10.21045/2071-5021-2022-68-6-6. (In Rus).

Введение

Современный подход к организации профилактических медицинских осмотров (ПМО) и диспансеризации определённых групп взрослого населения (ДОГВН) базируется на выявлении факторов риска (ФР) развития хронических неинфекционных заболеваний (ХНИЗ), определении суммарного (абсолютного) или относительного сердечно-сосудистого риска (ССР), выявлении признаков ХНИЗ, определения группы здоровья пациента (ГЗ), проведении краткого, углублённого и/или группового (по показаниям) профилактического консультирования, коррекции ФР, организации диспансерного наблюдения (ДН) пациентов с ХНИЗ. Фактически ПМО и ДОГВН, являясь ежегодно повторяемым процессом, должны задавать ритм всей профилактической работы на участке терапевтическом или общей врачебной практики.

Приказами Минздрава России определены в качестве критериев эффективности охват населения ПМО и ДОГВН, а также охват разными видами профилактического консультирования. Однако данные критерии характеризуют активность работы с прикреплённым населением, но не отражают изменений показателей здоровья граждан в результате проводимой профилактической работы.

При этом существует показатель «группа здоровья», который объединяет в себе несколько параметров – наличие/отсутствие ФР, ХНИЗ, других заболеваний, уровень ССР – и тем самым представляет ценность именно с точки зрения интегральной оценки состояния здоровья. Группа здоровья (ГЗ) должна определять весь последующий план работы с пациентом: мероприятия по формированию здорового образа жизни, коррекцию ФР, ДН и/или дообследование при наличии показаний. Соответственно, при последующих ПМО/ДОГВН важна оценка изменений: при установленной ранее ГЗ-I – сохранилась ли она, если была установлена ГЗ-II – была ли успешной коррекция ФР (тогда пациент может перейти в ГЗ-I), если была установлена ГЗ-IIIа или ГЗ-IIIб – были ли достигнуты стабилизация состояния и целевые значения параметров, характеризующих течение заболевания? Если пациент нуждался в дообследовании, было ли оно проведено и была ли изменена ГЗ по результатам.

Оценка динамики распределения взрослого населения по ГЗ связана с рядом объективных организационных сложностей. Во-первых, за время существования современных технологий ПМО и ДОГВН (с 2013 года) критерии определения групп здоровья претерпели ряд изменений. Во-вторых, в структуре отчётных форм №131/о с 2013 по 2020 годы присутствовали только сведения о результатах ДОГВН, но в 2021 году приказом Минздрава России от 10.11.2020 г. №1207н в форму №131/о были включены сведения и о результатах ПМО. В-третьих, следует учесть также снижение охвата населения ПМО и ДОГВН в 2020-2021 гг., связанное с пандемией новой коронавирусной инфекции. Всё это накладывает существенные ограничения в сопоставимости данных и применении строгого математического анализа. Тем не менее, простой сравнительный анализ относительных показателей позволяет оценить общие тенденции.

Важно отметить также, что действующие отчётные формы, как федерального, так и отраслевого, статистического наблюдения, позволяют рассчитать распространенность отдельных ФР ХНИЗ, но не дают возможности оценить их сочетание у обследованных граждан, следовательно, не дают возможности увидеть целостную характеристику состояния их здоровья. Лишь в 2021 году в отчётную форму 131/о (приказ Минздрава России от 10.11.2020 г. №1207н) был введён показатель «число лиц, у которых отсутствуют пять факторов риска», однако, чтобы оценить его динамику, необходимо время наблюдения. Поэтому анализ распределения по ГЗ и его динамики – практически единственный способ, позволяющий в настоящее время дать интегральную оценку состояния здоровья обследованного населения.

Цель исследования: проанализировать динамику распределения взрослого населения Российской Федерации по группам здоровья по результатам профилактических медицинских осмотров и диспансеризации в период 2013-2021 гг.

Материал и методы

Приказы Министерства здравоохранения Российской Федерации за 2012-2021 гг., регламентирующие организацию профилактических медицинских осмотров и диспансеризации определённых групп взрослого населения, сведения, предоставляемые органами управления здравоохранения субъектов Российской Федерации, по форме №131/о отраслевой статистической отчётности «Сведения о результатах диспансеризации и профилактических медицинских осмотров взрослого населения», сведения информационно-аналитического обзора «Итоги диспансеризации определенных групп взрослого населения Российской Федерации» за 2013-2018 гг.

Методы статистического анализа данных: контент-анализ, описательной статистики.

Результаты

Методика определения ГЗ у взрослого населения уточнялась несколько раз с выходом новых приказов Минздрава России (таблица 1) [1, 2]. Принципиальные изменения касались разделения III группы здоровья на IIIа и IIIб (приказ Минздрава России от 03.02.2015 г. №36ан), а также расширения перечня критериев для отнесения пациентов ко 2 группе здоровья (приказ Минздрава России от 26.10.2017 г. №869н). Исключение составляет только I группа здоровья, в определение которой изменения не вносились.

Таблица 1

Трансформация критериев определения групп здоровья по результатам профилактических медицинских осмотров и диспансеризации определенных групп взрослого населения, 2013-2021 гг.

I группа здоровья II группа здоровья III группа здоровья
1006 от 03.12.2012 г. и последующие 1006 от 03.12.2012 г.
Граждане, у которых не установлены ХНИЗ, отсутствуют ФР их развития или имеются ФР при низком или среднем абсолютном суммарном ССР. Не нуждаются в диспансерном наблюдении по поводу других заболеваний (состояний) Граждане, у которых не установлены ХНИЗ, но имеются ФР развития ХНИЗ, при высоком или очень высоком абсолютном суммарном ССР, и которые не нуждаются в диспансерном наблюдении по поводу других заболеваний (состояний) Граждане, имеющие заболевания (состояния), требующие проведения диспансерного наблюдения или оказания специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи, а также граждане с подозрением на наличие этих заболеваний (состояний), нуждающиеся в дополнительном обследовании
36ан от 03.02.2015 г. 36ан от 03.02.2015 г. и последующие
Граждане, у которых не установлены хронические неинфекционные заболевания, но имеются факторы риска развития таких заболеваний при высоком или очень высоком абсолютном суммарном сердечно-сосудистом риске, и которые не нуждаются в диспансерном наблюдении по поводу других заболеваний (состояний) Группа IIIа: граждане, имеющие ХНИЗ, требующие установления диспансерного наблюдения или оказания специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи, а также граждане с подозрением на наличие этих заболеваний (состояний), нуждающиеся в дополнительном обследовании
Группа IIIб: граждане, не имеющие ХНИЗ, но требующие установления диспансерного наблюдения или оказания специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи по поводу иных заболеваний, а также граждане с подозрением на наличие этих заболеваний, нуждающиеся в дополнительном обследовании
869н от 26.10.2017 г. и последующие  
Граждане, у которых не установлены хронические неинфекционные заболевания, но имеются факторы риска развития таких заболеваний при высоком или очень высоком абсолютном сердечно-сосудистом риске, а также граждане, у которых выявлено ожирение и (или) гиперхолестеринемия с уровнем общего холестерина 8 ммоль/л и более, и (или) лица курящие более 20 сигарет в день, и (или) лица с выявленным риском пагубного потребления алкоголя и (или) риском потребления наркотических средств и психотропных веществ без назначения врача, и которые не нуждаются в диспансерном наблюдении по поводу других заболеваний (состояний)

Приказом Минздрава России от 10.11.2020 г. №1207н в 2021 году из формы №131/о в части установленных группах здоровья исключена разбивка по полу, а возрастные категории изменены на «трудоспособного» и «старше трудоспособного возраста». Таким образом, сопоставимость данных с предыдущими годами сохраняется только в отношении населения Российской Федерации в целом и анализ распределения групп здоровья в разрезе половозрастных категорий возможно провести только до 2020 года включительно.

В соответствии с задачами, стоящими перед ПМСП в части профилактики заболеваний, авторами статьи сформулирована следующая теоретическая модель динамики групп здоровья (рисунок 1). Можно предполагать, что в результате проводимой профилактической работы с населением следует ожидать в динамике увеличения доли населения с I группой здоровья. За счёт каких ГЗ это может происходить?

Если на участках целенаправленно ведётся работа по коррекции ФР ХНИЗ у прикрепленного населения, то в результате можно ожидать уменьшение доли лиц с ФР при отсутствии у них ХНИЗ и других заболеваний. Следовательно, доля пациентов с ГЗ-I может увеличиваться за счёт ГЗ-II.

Доля пациентов с установленной ГЗ-IIIа или ГЗ-IIIб должна оставаться практически постоянной, а при увеличении выявления ранних признаков хронических заболеваний [3] можно ожидать прироста долей этих групп. Кроме того, в возрастной группе старше 60 лет наиболее вероятно перераспределение пациентов с увеличением доли ГЗ-IIIа и снижением ГЗ-IIIб за счёт выявления у этих пациентов признаков ХНИЗ.

Рис.1
Рис. 1. Теоретическая модель динамики групп здоровья

За исследуемый период ПМО и ДОГВН в целом по России прошли: в 2013-2015 гг. - 64 290 233 человек (59,0% численности населения соответствующих возрастов), 2016-2018 гг. - 65 366 057 (60,3%), 2019, 2020, 2021 гг. – 25 498 579 (21%), 10 388 736 (8,9%), 18 822 947 (16,3%) соответственно. Такое представление информации связано с тем, что в 2013-2018 гг. ДОГВН проводилась взрослому гражданину один раз в три года, и таким образом прикрепленное население терапевтического участка (участка врача общей практики, фельдшерского участка) полностью обследовалось по программе рамках диспансеризации за 3 года. Таким образом, первый цикл ДОГВН был проведён в 2013-2015 гг, второй – в 2016-2018 гг, далее – ежегодно.

Распределение обследованных граждан по группам здоровья представлено на рисунке 2. В период 2013-2020 гг. увеличивалась доля населения с установленной ГЗ-IIIа и уменьшалась доля населения с ГЗ-I. Доля пациентов с ГЗ-II также уменьшалась, несмотря на расширение критериев отнесения к ней. В 2021 году увеличилась доля пациентов с ГЗ-I, что требует дополнительного анализа и, вероятно, связано с особенностями проведения ПМО и ДОГВН в период пандемии, в частности, с изменением состава обследованных лиц.

Рис.2
Рис. 2. Распределение обследованного взрослого населения по группам здоровья, Российская Федерация, 2013-2021 гг., % от обследованных лиц (условно обозначены: 2015 – период 2013-2015 гг., 2018 – период 2016-2018 гг.)

Распределение обследованного населения Российской Федерации по ГЗ в зависимости от половозрастных категорий представлено на рисунке 3. Следует отметить, что разделение ГЗ-III на IIIа и IIIб было введено в 2015 году. Этим объясняется малая доля ГЗ-IIIб за период 2013-2015 гг.

По данным рисунка 3, у обследованных женщин несколько чаще по сравнению с мужчинами присутствует ГЗ-III во всех возрастных категориях. В возрастной группе 39-60 лет доля лиц с установленной ГЗ-IIIа практически в три раза больше, чем в возрасте 21-36 лет, причём её прирост происходит преимущественно за счёт уменьшения ГЗ-I. При этом доля лиц с ГЗ-II практически не изменяется. Доля лиц с ГЗ-IIIб увеличилась примерно в 1,5 раза. В возрастной группе старше 60 лет доля обследованных граждан с установленной ГЗ-IIIа составляет около 80%, в то время как доли граждан с ГЗ-I и ГЗ-II резко уменьшаются. Интересно, что доля лиц с установленной ГЗ-IIIб практически не отличается от таковой в возрасте 21-36 лет.

Представительство ГЗ-I на протяжении изучаемого периода во всех возрастных группах не только не увеличивается, но уменьшается, даже в группе 21-36 лет, как у мужчин, так и у женщин. С одной стороны, это может быть связано с расширением критериев отнесения пациента к ГЗ-II. Можно говорить также о более активном внимании медицинских работников к выявлению ФР ХНИЗ. Однако и доли ГЗ-II уменьшаются также во всех половозрастных группах. Учитывая почти десятилетний срок наблюдения, нельзя не думать о необходимости детального анализа эффективности профилактической работы с населением.

В ходе исследования из числа субъектов Российской Федерации были выделены субъекты с увеличением доли граждан, отнесённых к ГЗ-I, а в возрастной группе старше 60 лет – субъекты с отсутствием роста ГЗ-I и приростом ГЗ-IIIа (таблица 2), т.е. соответствующие предложенной модели (рисунок 1) с ожидаемым характером динамики групп здоровья. Часть перечисленных субъектов присутствуют в нескольких половозрастных категориях, что позволяет предположить отсутствие случайности таких изменений показателей. Как видно из таблицы 2, с увеличением возраста пациентов уменьшается число субъектов с ростом доли ГЗ-I и увеличивается число субъектов с ростом доли ГЗ-IIIа. Вопрос положительной динамики ГЗ-I в категории старше 60 лет требует дополнительного изучения непосредственно на уровне медицинских организаций.

Рис.3
Рис. 3. Распределение обследованного взрослого населения по группам здоровья, Российская Федерация, 2013-2020 гг., % от обследованных лиц (условно обозначены: 2015 – период 2013-2015 гг., 2018 – период 2016-2018 гг.)

Таблица 2

Субъекты Российской Федерации с положительной динамикой долей граждан, отнесённых к I и IIIа группам здоровья, 2016-2020 гг.

Динамика групп здоровья Число субъектов Российской Федерации с указанной динамикой групп здоровья
Мужчины Женщины
21-36 лет
Увеличивается ГЗ-I 23 субъекта 27 субъектов
- в том числе уменьшается ГЗ-II 6 субъектов:
  • Республика Башкортостан
  • Чувашская Республика
  • Краснодарский край
  • Красноярский край
  • Калужская область
  • Липецкая область
4 субъекта:
  • Республика РСО-Алания
  • Камчатский край
  • Краснодарский край
  • Ленинградская область
Не изменяется ГЗ-I, уменьшается ГЗ-II, увеличивается ГЗ-III Ленинградская область Красноярский край
39-60 лет
Увеличивается ГЗ-I 18 субъектов 20 субъектов
- в том числе уменьшается ГЗ-II 6 субъектов:
  • Республика Коми,
  • Республика РСО-Алания,
  • Ненецкий АО,
  • Санкт-Петербург,
  • Белгородская область,
  • Тюменская область
4 субъекта:
  • Республика Коми
  • Санкт-Петербург
  • Республика РСО-Алания
  • Тюменская область
Не изменяется ГЗ-I, уменьшается ГЗ-II, увеличивается ГЗ-III Краснодарский край Республика Крым
старше 60 лет
Увеличивается ГЗ-I 13 субъектов 10 субъектов
- в том числе уменьшается ГЗ-II 8 субъектов:
  • Республика Бурятия
  • Республика Коми
  • Чувашская Республика
  • Чукотский АО
  • Волгоградская область
  • Ивановская область
  • Калужская область
  • Костромская область
5 субъектов:
  • Калужская область
  • Тверская область
  • Волгоградская область
  • Республика Чувашия
  • Магаданская область
Не изменяется ГЗ-I, уменьшается ГЗ-II, увеличивается ГЗ-III 7 субъектов:
  • Кабардино-Балк. Республика
  • Республика Дагестан
  • Красноярский край
  • Калининградская область
  • Липецкая область
  • Москва
  • Челябинская область
13 субъектов:
  • Кабардино-Балк.Республика
  • Республика Дагестан
  • Республика Коми
  • Алтайский край
  • Краснодарский край
  • Красноярский край
  • Хабаровский край
  • ХМАО-Югра
  • Костромская область
  • Липецкая область
  • Оренбургская область
  • Пензенская область
  • Томская область

Обсуждение

Значимость профилактических медицинских осмотров и диспансеризации для сохранения потенциала здоровья взрослого населения не вызывает сомнений [4, 5, 6]. Поэтому вопросы оценки состояния здоровья взрослого населения в динамике чрезвычайно актуальны [7].

В большом числе научных исследований рассматриваются как вопросы распространённости отдельных поведенческих факторов риска (недостаточная физическая активность, нерациональное питание, курение и т.д.) [8-14], так и связанных с профессиональной деятельностью [15], и с регионом пребывания [16-21], а также в различных половозрастных категориях [22, 23]. Все перечисленные аспекты имеют безусловное значение для здоровья. Также нельзя отрицать значимость формирования в результате профилактических обследований групп риска для последующей адресной профилактической работы [5].

Всё больше исследований посвящено способам оценки результатов, эффективности ПМО/ДОГВН [15, 16, 24-27]. При этом встречается лишь относительно небольшое число исследований, в которых так или иначе анализируется распределение обследованного взрослого населения по группам здоровья [18, 23, 28]. Высказывается мнение, что в настоящем состоянии статистического учёта оценка реальных изменений в состоянии здоровья населения по результатам ПМО/ДОГВН представляет значительные сложности [29].

Помимо совершенствования собственно сбора статистических данных, на взгляд авторов настоящей статьи, целесообразным было бы изучать динамику распределения населения по группам здоровья на уровне отдельных медицинских организаций, территорий и субъектов Российской Федерации, а на уровне участка терапевтического или общей врачебной практики – оценивать динамику у конкретных пациентов. Как уже говорилось выше, доли пациентов с IIIа и IIIб группами здоровья в идеальных условиях должны оставаться приблизительно постоянными (поскольку речь идёт о хронических заболеваниях) или увеличиваться преимущественно за счёт раннего выявления заболеваний и проводимого в рамках ПМО и ДОГВН скрининга. Доля пациентов с I группой здоровья должна была бы, по меньшей мере, не снижаться, а при условиях эффективной работы с II группой здоровья – увеличиваться за счёт коррекции факторов риска. Следовательно, II группу здоровья следует рассматривать как группу, наиболее чувствительную к проводимым профилактическим мероприятиям, а показатель её динамики можно использовать в качестве индикатора эффективности профилактической работы с прикреплённым населением.

Более того, такой подход позволит оценить работу не только собственно участковой службы, а всей системы медицинской профилактики, поскольку в работе с пациентами должны принимать участие, помимо сотрудников участкового звена, сотрудники отделений и кабинетов медицинской профилактики (в части углубленного и группового профилактического консультирования, динамического наблюдения пациентов с ФР, проведения школ здоровья и т.д.).

Таким образом, при эффективной профилактической работе в субъекте Российской Федерации, в медицинской организации и на участке можно ожидать (рисунок 1):

  • - относительной стабильности долей лиц с IIIа и IIIб группами здоровья,
  • - уменьшения доли лиц с установленной ГЗ-II,
  • - увеличения доли лиц с установленной ГЗ-I.

Следовательно, в этих субъектах Российской Федерации целесообразно проводить углублённый анализ организации профилактической работы на уровне медицинских организаций и участков, что может дать информацию об успешных решениях и стать основой для выбора лучших практик организации профилактической работы с населением.

Изучение динамики распределения обследованного населения по группам здоровья позволит перейти от оценки распространенности отдельных факторов риска к интегральным оценкам, как здоровья населения, так и эффективности профилактической работы. Однако такой анализ требует коррекции отчётных статистических форм: внесения изменений в части предоставления информации о группах здоровья в разрезе половозрастных категорий обследованного населения.

Выводы

  1. Распределение прикреплённого обслуживаемого населения по группам здоровья является показателем, определяющим всю дальнейшую программу профилактической работы на участке, а его динамика может рассматриваться как показатель результативности решения задач медицинской профилактики.
  2. Субъекты Российской Федерации, приведённые в исследовании, имеющие положительную динамику долей обследованного населения с установленными I и IIIа группами здоровья и отрицательную динамику доли населения с установленной II группой здоровья, представляют наибольший интерес в части изучения эффективности профилактической работы с населением и выбора лучших практик. Дальнейшее изучение целесообразно проводить на уровнях медицинских организаций, оказывающих первичную медико-санитарную помощь, и участков терапевтических и общей врачебной практики.
  3. Оценку динамики распределения обследованного населения по группам здоровья целесообразно проводить с учётом половозрастных категорий населения.
  4. Для корректной оценки деятельности субъектов Российской Федерации в части профилактической работы с населением необходимо внесение в статистическую отчётную форму 131/о сведений об установленных группах здоровья в разбивке по полу и возрасту.

Библиография

  1. Приказ Минздрава России от 03.02.2015 г. №36ан «Об утверждении порядка проведения диспансеризации определенных групп взрослого населения» https://minzdrav.gov.ru/documents/8542-prikaz-ministerstva-zdravoohraneniya.
  2. Приказ Минздрава России от 26.10.2017 г. №869н «Об утверждении порядка проведения диспансеризации определенных групп взрослого населения» https://minzdrav.gov.ru/documents/9556-prikaz-ministerstva-zdravoohraneniya-rossiyskoy-federatsii-ot-26-oktyabrya-2017-g-869n-ob-utverzhdenii-poryadka-provedeniya-dispanserizatsii-opredelennyh-grupp-vzroslogo-naseleniya.
  3. Паспорт федерального проекта «Развитие системы оказания первичной медицинской помощи» https://minzdrav.gov.ru/poleznye-resursy/natsproektzdravoohranenie/pervichka.
  4. Шарапова О.В., Кича Д.И., Рукодайный О.В. и др. Качество профилактики в структуре оказания медицинской помощи. Вестник медицинского института непрерывного образования 2021;1:36-39. DOI 10.46393/2782-1714_2021_1_36_39. EDN EMVURA.
  5. Прилипко Н.С., Турбинский В.В., Бобровницкий И.П. Совершенствование нормативно-правовой базы по оказанию первичной медико-санитарной помощи населению в сфере профилактики неинфекционных заболеваний и проведению мероприятий по формированию здорового образа жизни. Менеджер здравоохранения 2020;3:44-52.
  6. Александрова Е.А., Хабибуллина А.Р., Аистов А.В. и др. Российские популяционные показатели качества жизни, связанного со здоровьем, рассчитанные с использованием опросника EQ-5D-3L. Сибирский научный медицинский журнал 2020;40(3):99-107. DOI 10.15372/SSMJ20200314. – EDN QEMBAH.
  7. Паспорт национального проекта «Демография» http://government.ru/info/35559/.
  8. Нефедов П.В., Колычева С.С., Кунделеков А.Г. и др. Особенности преподавания дисциплины "основы здорового питания" студентам 2 курса медико–профилактического факультета. Инновации в образовании: Материалы XI Международной учебно-методической конференции, Краснодар, 24 марта 2021 года. – Краснодар: Кубанский государственный медицинский университет 2021:263-266. EDN GSKKFP.
  9. Фейгинова С.И., Савина А. А. Распространенность факторов риска неинфекционных заболеваний среди взрослого населения на примере нескольких административных округов Москвы до пандемии COVID-19. Здоровье мегаполиса 2021;2(4):71-83. EDN SKXLQR.
  10. Евдаков В.А., Борщук Е.Л., Трубников В.А. Результативность мероприятий по профилактике неинфекционных заболеваний, проводимых в рамках диспансеризации и диспансерного наблюдения взрослого населения. Современные проблемы здравоохранения и медицинской статистики 2021;4:415-428. DOI 10.24412/2312-2935-2021-4-415-428. EDN FNYESG.
  11. Микаилова О.М. Сравнительный анализ динамики показателей заболеваемости ожирением населения Московской области. Здравоохранение Российской Федерации 2021;65(4):318-324. DOI 10.47470/0044-197X-2021-65-4-318-324. EDN LGUNNO.
  12. Гамбарян М.Г., Драпкина О.М. Интегральная шкала оценки реализации Федерального антитабачного закона в российских регионах. Профилактическая медицина 2020;23(6):50-59. DOI 10.17116/profmed20202306150. EDN OEHBOE.
  13. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Камбаров А.О. Анализ ассоциации структуры энергии рациона по макронутриентам и распространения избыточной массы тела и ожирения среди населения России. Вопросы питания 2020;89(3):40-53. DOI 10.24411/0042-8833-2020-10028. EDN HOLTXI.
  14. Батурин А.К., Мартинчик А.Н., Камбаров А.О. Структура питания населения России на рубеже ХХ и XXI столетий. Вопросы питания 2020;89(4):60-70. DOI 10.24411/0042-8833-2020-10042. EDN BNBDXG.
  15. Григоров И.В. Показатели и каналы получения информации о состоянии здоровья работников по фазам жизненного цикла. Современная экономика: проблемы и решения 2021;12(144):58-75. DOI 10.17308/meps.2021.12/2731. – EDN FYTWVD.
  16. Бобровницкий И.П., Нагорнев С.Н., Худов В.В., Яковлев М.Ю. Перспективные направления развития инновационных технологий здоровьесбережения в Арктической зоне Российской Федерации. Russian Journal of Rehabilitation Medicine 2021;1:16-40. EDN FHVHVI.
  17. Еганян Р.А., Калинина А.М., Измайлова О.В., Кушунина Д.В. Оценка динамики частоты низкой физической активности, избыточной массы тела и ожирения у москвичей 60 лет и старше по данным диспансеризации определенных групп взрослого населения России. Профилактическая медицина 2020;23(1):85-91. DOI 10.17116/profmed20202301185. – EDN WPDZMW.
  18. Пашина И.В., Рындина В.В., Алферова М.Е. и др. Мониторинг оперативной информации по объемам проведенной диспансеризации для достижения целевых показателей. Современные проблемы науки и образования 2019;5:108. EDN ZXSGLC.
  19. Болотова Е.В., Концевая А.В., Ковригина И.В. Гендерно-возрастные особенности ожирения и избыточной массы тела по результатам I этапа диспансеризации в территориальной поликлинике Краснодара. Профилактическая медицина 2019;22(4):100-106. DOI 10.17116/profmed201922041100. EDN FKTFXD.
  20. Габбасова Н.В., Дзень Н.В. Эпидемиологические аспекты избыточной массы тела и ожирения среди взрослого населения Воронежской области. Эпидемиология и вакцинопрофилактика 2019;18(1):82-87. DOI 10.31631/2073-3046-2019-18-1-82-87. EDN PXBIWV.
  21. Шулаев А.В., Улумбекова Г.Э., Китаева Э. А., Китаев М.Р. Оценка приверженности населения здоровому питанию и физической культуре (по результатам анкетирования). Вопросы питания 2019;88(6):45-51. DOI 10.24411/0042-8833-2019-10063. EDN NSMPLE.
  22. Сударь В.В., Комнатная Л.С. Влияние групповых занятий фитнесом разной направленности на показатели физической подготовленности женщин второго периода зрелого возраста. Ученые записки университета им. П.Ф. Лесгафта 2021;8(198):298-302. DOI 10.34835/issn.2308-1961.2021.8.p298-302. EDN GNSSPM.
  23. Сененко А.Ш., Савченко Е.Д., Сон И.М. и др. Результаты диспансеризации 2013-17 гг.: распределение обследованного населения по группам здоровья. Современные проблемы здравоохранения и медицинской статистики 2019;1:67-90. DOI 10.24411/2312-2935-2019-10005. EDN FHQUXX.
  24. Гусев А.В., Токарев С.А., Гаврилов Д.В., Кузнецова Т.Ю. Применение автоматизированной системы поддержки принятия врачебных решений при диспансеризации взрослого населения для контроля правильности оценки уровня сердечно-сосудистого риска. Менеджмент качества в медицине 2022;1:72-79. EDN VBCGRR.
  25. Шлыкова Е.В. Уровень адаптивности и порог адаптивного потенциала взрослого населения России. Россия реформирующаяся 2021;19:360-383. DOI 10.19181/ezheg.2021.15. EDN FFXTYV.
  26. Ходакова О.В., Кошевая Н.В. Методика оценки эффективности диспансеризации взрослого населения. Учебное пособие. Читинская государственная медицинская академия 2020:52с. EDN YWORSH.
  27. Болотова Е.В., Ковригина И.В. Анализ экономической эффективности диспансеризации и диспансерного наблюдения в территориальной поликлинике Краснодара. Доктор.Ру 2020;19(11):12-16. DOI 10.31550/1727-2378-2020-19-11-12-16. EDN EVWMRW.
  28. Стародубов В.И., Сон И.М., Сененко А.Ш. и др. Итоги диспансеризации определенных групп взрослого населения Российской Федерации, 2013-2018 гг. Информационно-аналитический обзор. Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения 2019:114с. ISBN 5-94116-026-7. EDN VAXRCS.
  29. Бударин, С.С., Ю.В. Эльбек Анализ результатов диспансеризации определенных групп взрослого населения на основе форм отраслевой статистической отчетности. Вестник Росздравнадзора 2020;1:66-74. DOI 10.35576/2070-7940-2020-1-66-74. EDN FONJNR.

References

  1. Prikaz Minzdrava Rossii ot 03.02.2015 g. №36an «Ob utverzhdenii poryadka provedeniya dispanserizatsii opredelennykh grupp vzroslogo naseleniya» [Order of the Ministry of Health of the Russian Federation No. 36an dated 03.02.2015 "On approval of the procedure for medical examination of certain groups of the adult population"] https://minzdrav.gov.ru/documents/8542-prikaz-ministerstva-zdravoohraneniya. (In Russian).
  2. Prikaz Minzdrava Rossii ot 26.10.2017 g. №869n «Ob utverzhdenii poryadka provedeniya dispanserizatsii opredelennykh grupp vzroslogo naseleniya» [Order of the Ministry of Health of the Russian Federation No. 869n dated 26.10.2017 "On approval of the procedure for medical examination of certain groups of the adult population"] https://minzdrav.gov.ru/documents/9556-prikaz-ministerstva-zdravoohraneniya-rossiyskoy-federatsii-ot-26-oktyabrya-2017-g-869n-ob-utverzhdenii-poryadka-provedeniya-dispanserizatsii-opredelennyh-grupp-vzroslogo-naseleniya. (In Russian).
  3. Pasport federal'nogo proekta «Razvitie sistemy okazaniya pervichnoy meditsinskoy pomoshchi» [Passport of the federal project "Development of the primary health care system"] https://minzdrav.gov.ru/poleznye-resursy/natsproektzdravoohranenie/pervichka. (In Russian).
  4. Sharapova O.V., Kicha D.I., Rukodaynyy O.V. i dr. Kachestvo profilaktiki v strukture okazaniya meditsinskoy pomoshchi. [The quality of prevention in the structure of medical care]. Vestnik meditsinskogo instituta nepreryvnogo obrazovaniya 2021;1:36-39. DOI 10.46393/2782-1714_2021_1_36_39. EDN EMVURA. (In Russian).
  5. Prilipko N.S., Turbinskiy V.V., Bobrovnitskiy I.P. Sovershenstvovanie normativno-pravovoy bazy po okazaniyu pervichnoy mediko-sanitarnoy pomoshchi naseleniyu v sfere profilaktiki neinfektsionnykh zabolevaniy i provedeniyu meropriyatiy po formirovaniyu zdorovogo obraza zhizni. [Improving the regulatory framework for providing primary health care to the population in the field of prevention of non-communicable diseases and carrying out measures to form a healthy lifestyle]. Menedzher zdravookhraneniya 2020;3:44-52. (In Russian).
  6. Aleksandrova E.A., Khabibullina A.R., Aistov A.V. i dr. Rossiyskie populyatsionnye pokazateli kachestva zhizni, svyazannogo so zdorov'em, rasschitannye s ispol'zovaniem oprosnika EQ-5D-3L. [Russian population indicators of health-related quality of life calculated using the EQ-5D-3L questionnaire]. Sibirskiy nauchnyy meditsinskiy zhurnal 2020;40(3):99-107. DOI 10.15372/SSMJ20200314. EDN QEMBAH. (In Russian).
  7. Pasport natsional'nogo proekta «Demografiya». [Passport of the national project "Demography"]. http://government.ru/info/35559/. (In Russian).
  8. Nefedov P.V., Kolycheva S.S., Kundelekov A.G. i dr. Osobennosti prepodavaniya distsipliny "osnovy zdorovogo pitaniya" studentam 2 kursa mediko–profilakticheskogo fakul'teta. [Features of teaching the discipline "fundamentals of healthy nutrition" to 2nd year students of the Faculty of Medicine and Prevention]. Innovatsii v obrazovanii: Materialy XI Mezhdunarodnoy uchebno-metodicheskoy konferentsii, Krasnodar, 24 marta 2021 goda. – Krasnodar: Kubanskiy gosudarstvennyy meditsinskiy universitet 2021:263-266. EDN GSKKFP. (In Russian).
  9. Feyginova S.I., Savina A. A. Rasprostranennost' faktorov riska neinfektsionnykh zabolevaniy sredi vzroslogo naseleniya na primere neskol'kikh administrativnykh okrugov Moskvy do pandemii COVID-19. [Prevalence of risk factors for non-communicable diseases among the adult population on the example of several administrative districts of Moscow before the COVID-19 pandemic]. Zdorov'e megapolisa 2021;2(4):71-83. EDN SKXLQR. (In Russian).
  10. Evdakov V.A., Borshchuk E.L., Trubnikov V.A. Rezul'tativnost' meropriyatiy po profilaktike neinfektsionnykh zabolevaniy, provodimykh v ramkakh dispanserizatsii i dispansernogo nablyudeniya vzroslogo naseleniya. [Effectiveness of measures for the prevention of non-communicable diseases carried out within the framework of medical examination and medical supervision of the adult population]. Sovremennye problemy zdravookhraneniya i meditsinskoy statistiki 2021;4:415-428. DOI 10.24412/2312-2935-2021-4-415-428. EDN FNYESG. (In Russian).
  11. Mikailova O.M. Sravnitel'nyy analiz dinamiki pokazateley zabolevaemosti ozhireniem naseleniya Moskovskoy oblasti. [Comparative analysis of the dynamics of the morbidity of obesity in the population of the Moscow region]. Zdravookhranenie Rossiyskoy Federatsii 2021;65(4):318-324. DOI 10.47470/0044-197X-2021-65-4-318-324. EDN LGUNNO. (In Russian).
  12. Gambaryan M.G., Drapkina O.M. Integral'naya shkala otsenki realizatsii Federal'nogo antitabachnogo zakona v rossiyskikh regionakh. [Integral scale of evaluation of the implementation of the Federal anti-smoking law in the Russian regions]. Profilakticheskaya meditsina 2020;23(6):50-59. DOI 10.17116/profmed20202306150. EDN OEHBOE. (In Russian).
  13. Martinchik A.N., Baturin A.K., Kambarov A.O. Analiz assotsiatsii struktury energii ratsiona po makronutrientam i rasprostraneniya izbytochnoy massy tela i ozhireniya sredi naseleniya Rossii. [Analysis of the association of the energy structure of the diet by macronutrients and the spread of overweight and obesity among the population of Russia]. Voprosy pitaniya 2020;89(3):40-53. DOI 10.24411/0042-8833-2020-10028. EDN HOLTXI. (In Russian).
  14. Baturin A.K., Martinchik A.N., Kambarov A.O. Struktura pitaniya naseleniya Rossii na rubezhe XX i XXI stoletiy. [The structure of nutrition of the population of Russia at the turn of the XX and XXI centuries]. Voprosy pitaniya 2020;89(4):60-70. DOI 10.24411/0042-8833-2020-10042. EDN BNBDXG. (In Russian).
  15. Grigorov I.V. Pokazateli i kanaly polucheniya informatsii o sostoyanii zdorov'ya rabotnikov po fazam zhiznennogo tsikla. [Indicators and channels for obtaining information about the health status of workers by phases of the life cycle]. Sovremennaya ekonomika: problemy i resheniya 2021;12(144):58-75. DOI 10.17308/meps.2021.12/2731. – EDN FYTWVD. (In Russian).
  16. Bobrovnitskiy I.P., Nagornev S.N., Khudov V.V., Yakovlev M.Yu. Perspektivnye napravleniya razvitiya innovatsionnykh tekhnologiy zdorov'esberezheniya v Arkticheskoy zone Rossiyskoy Federatsii. [Promising directions for the development of innovative health-saving technologies in the Arctic zone of the Russian Federation]. Russian Journal of Rehabilitation Medicine 2021;1:16-40. EDN FHVHVI. (In Russian).
  17. Eganyan R.A., Kalinina A.M., Izmaylova O.V., Kushunina D.V. Otsenka dinamiki chastoty nizkoy fizicheskoy aktivnosti, izbytochnoy massy tela i ozhireniya u moskvichey 60 let i starshe po dannym dispanserizatsii opredelennykh grupp vzroslogo naseleniya Rossii. [Assessment of the dynamics of the frequency of low physical activity, overweight and obesity in Muscovites 60 years and older according to the medical examination of certain groups of the adult population of Russia]. Profilakticheskaya meditsina 2020;23(1):85-91. DOI 10.17116/profmed20202301185. – EDN WPDZMW. (In Russian).
  18. Pashina I.V., Ryndina V.V., Alferova M.E. i dr. Monitoring operativnoy informatsii po ob"emam provedennoy dispanserizatsii dlya dostizheniya tselevykh pokazateley. [Monitoring of operational information on the volume of medical examinations carried out to achieve the targets]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya 2019;5:108. EDN ZXSGLC. (In Russian).
  19. Bolotova E.V., Kontsevaya A.V., Kovrigina I.V. Genderno-vozrastnye osobennosti ozhireniya i izbytochnoy massy tela po rezul'tatam I etapa dispanserizatsii v territorial'noy poliklinike Krasnodara. [Gender-age features of obesity and overweight according to the results of the first stage of medical examination in the territorial polyclinic of Krasnodar]. Profilakticheskaya meditsina 2019;22(4):100-106. DOI 10.17116/profmed201922041100. EDN FKTFXD. (In Russian).
  20. Gabbasova N.V., Dzen' N.V. Epidemiologicheskie aspekty izbytochnoy massy tela i ozhireniya sredi vzroslogo naseleniya Voronezhskoy oblasti. [Epidemiological aspects of overweight and obesity among the adult population of the Voronezh region]. Epidemiologiya i vaktsinoprofilaktika 2019;18(1):82-87. DOI 10.31631/2073-3046-2019-18-1-82-87. EDN PXBIWV. (In Russian).
  21. Shulaev A.V., Ulumbekova G.E., Kitaeva E. A., Kitaev M.R. Otsenka priverzhennosti naseleniya zdorovomu pitaniyu i fizicheskoy kul'ture (po rezul'tatam anketirovaniya). [Assessment of the population's commitment to healthy nutrition and physical culture (based on the results of the questionnaire)]. Voprosy pitaniya 2019;88(6):45-51. DOI 10.24411/0042-8833-2019-10063. EDN NSMPLE. (In Russian).
  22. Sudar' V.V., Komnatnaya L.S. Vliyanie gruppovykh zanyatiy fitnesom raznoy napravlennosti na pokazateli fizicheskoy podgotovlennosti zhenshchin vtorogo perioda zrelogo vozrasta. [The influence of group fitness classes of different orientation on the indicators of physical fitness of women of the second period of adulthood]. Uchenye zapiski universiteta im. P.F. Lesgafta 2021;8(198):298-302. DOI 10.34835/issn.2308-1961.2021.8.p298-302. EDN GNSSPM. (In Russian).
  23. Senenko A.Sh., Savchenko E.D., Son I.M. i dr. Rezul'taty dispanserizatsii 2013-17 gg.: raspredelenie obsledovannogo naseleniya po gruppam zdorov'ya. [Results of the 2013-17 medical examination: distribution of the surveyed population by health groups]. Sovremennye problemy zdravookhraneniya i meditsinskoy statistiki 2019;1:67-90. DOI 10.24411/2312-2935-2019-10005. EDN FHQUXX. (In Russian).
  24. Gusev A.V., Tokarev S.A., Gavrilov D.V., Kuznetsova T.Yu. Primenenie avtomatizirovannoy sistemy podderzhki prinyatiya vrachebnykh resheniy pri dispanserizatsii vzroslogo naseleniya dlya kontrolya pravil'nosti otsenki urovnya serdechno-sosudistogo riska. [The use of an automated system to support medical decision-making during the medical examination of the adult population to control the correctness of the assessment of the level of cardiovascular risk]. Menedzhment kachestva v meditsine 2022;1:72-79. EDN VBCGRR. (In Russian).
  25. Shlykova E.V. Uroven' adaptivnosti i porog adaptivnogo potentsiala vzroslogo naseleniya Rossii. [The level of adaptability and the threshold of adaptive potential of the adult population of Russia]. Rossiya reformiruyushchayasya 2021;19:360-383. DOI 10.19181/ezheg.2021.15. EDN FFXTYV. (In Russian).
  26. Khodakova O.V., Koshevaya N.V. Metodika otsenki effektivnosti dispanserizatsii vzroslogo naseleniya. [Methodology for evaluating the effectiveness of medical examination of the adult population]. Uchebnoe posobie. Chitinskaya gosudarstvennaya meditsinskaya akademiya 2020:52s. EDN YWORSH. (In Russian).
  27. Bolotova E.V., Kovrigina I.V. Analiz ekonomicheskoy effektivnosti dispanserizatsii i dispansernogo nablyudeniya v territorial'noy poliklinike Krasnodara. [Methodology for evaluating the effectiveness of medical examination of the adult population]. Analysis of the economic efficiency of medical examination and dispensary supervision in the territorial polyclinic of Krasnodar. Doktor.Ru 2020;19(11):12-16. DOI 10.31550/1727-2378-2020-19-11-12-16. EDN EVWMRW. (In Russian).
  28. Starodubov V.I., Son I.M., Senenko A.Sh. i dr. Itogi dispanserizatsii opredelennykh grupp vzroslogo naseleniya Rossiyskoy Federatsii, 2013-2018 gg. [Results of medical examination of certain groups of the adult population of the Russian Federation, 2013-2018]. Informatsionno-analiticheskiy obzor. Tsentral'nyy nauchno-issledovatel'skiy institut organizatsii i informatizatsii zdravookhraneniya 2019:114s. ISBN 5-94116-026-7. EDN VAXRCS. (In Russian).
  29. Budarin, S.S., Yu.V. El'bek Analiz rezul'tatov dispanserizatsii opredelennykh grupp vzroslogo naseleniya na osnove form otraslevoy statisticheskoy otchetnosti. [Analysis of the results of medical examination of certain groups of the adult population based on the forms of industry statistical reporting]. Vestnik Roszdravnadzora 2020;1:66-74. DOI 10.35576/2070-7940-2020-1-66-74. EDN FONJNR. (In Russian).

Дата поступления: 28.09.2022


Просмотров: 3622

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 21.02.2023 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search