О журнале Издательская этика Редколлегия Редакционный совет Редакция Для авторов Контакты
Russian

Экспорт новостей

Журнал в базах данных

eLIBRARY.RU - НАУЧНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА



crossref.org
vak.ed.gov.ru/vak

GoogleАкадемия

Google Scholar

Вниманию авторов!
Плата с авторов за публикацию рукописей не взимается

Импакт-фактор журнала в РИНЦ равен 0.710.

C 2017 года редакция публикует материалы Документационного Центра Всемирной Организации Здравоохранения.

DOI присваивается всем научным статьям, публикуемым в журнале, безвозмездно. 
Главная arrow Архив номеров arrow №3 2014 (37) arrow Наркотизация детей, подростков и молодежи России
Наркотизация детей, подростков и молодежи России Печать
15.07.2014 г.

Ю.В. Михайлова1, А.Ю. Абрамов2, И.С. Цыбульская1, И.Б. Шикина1, Н.И. Халиуллин3, Э.Р. Низамова1
1 ФГБУ «Центральный НИИ организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России
2 ФГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов» (РУДН)
3 Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Калининградской области «Багратионовская центральная районная больница»

Increased drug addiction among children, adolescents and the young in Russia
Ju.V. Mikhaylova1, A.Yu. Abramov2, I.S. Tsybulskaya1, I.B. Shikina1, N.I. Khaliullin3, E.R. Nizamova1

1 Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow
2People’s Friendship University of Russia, Moscow
3 Bagrationovskaya central regional hospital, Kaliningrad.

Резюме: В последние годы особую тревогу в обществе вызывает массовое потребление психоактивных веществ и обусловленные этим расстройства психики, нарушения поведения и распространение гемоконтактных инфекций.

Цель работы: оценить существующее положение дел с наркотизацией детей, подростков и молодежи в Российской Федерации.

Задачи исследования: Определить особенности и последствия употребления психоактивных веществ в возрастном разрезе и зависимости от места проживания по данным статистики и литературы.

Материалы и методы исследования: математическая обработка и аналитическая оценка данных официальной статистики (ФСН № 11 «Сведения о заболеваниях наркотическими расстройствами» по РФ, г. Москве, федеральным округам РФ за 2012 г. и выборочно за 1993 и 2008 гг.).

Результаты работы: В возрасте 10-14 лет в РФ число потребителей психоактивных веществ составляет 217,1 на 100 тыс. населения данного возраста (в городе 277 и в селе 84,4), а в возрасте 15-17 лет наблюдается их резкое увеличение (в городе в 8,9 и на селе в 10,3 раза). Среди всех потребителей ПАВ мужчин в 4,9 раза больше, чем женщин. В 2012 г. потребители алкоголя составили 80,7%; наркотических веществ ̶ 18,3% и токсикоманических веществ около 1,0%. Зависимости и вредные последствия употребления психоактивных веществ среди сельских жителей формируются быстрее, чем у горожан: переход от начальной к средней и от средней к конечной стадии алкогольной зависимости происходит чаще в 2-3 раза, наркозависимости у 15-17-летних в 3,3 раза и токсикозависимости – в 2,6 раза. Процент вредных последствий потребления психоактивных веществ на селе выше, чем в городе, во всех возрастах. Женщины села на 10,2% чаще, чем городские, страдают хроническим алкоголизмом.

В условиях мегаполиса (в г. Москве) вредные последствия употребления алкоголя и наркотиков, в т.ч. героина, детьми и подростками выражены в большей мере, чем в среднем по всем городам РФ. Относительно выше среди подростков Москвы число ВИЧ-инфицированных и больных гепатитом. Погодовая динамика употребления алкоголя с вредными последствиями среди женщин, детей и подростков растет ускоренными темпами.

Выводы: Масштабы и темпы приобщения и употребления психоактивных веществ женщинами, детьми и молодежью приводят к снижению онтогенетической адаптации и социальной деградации личности, угрожают национальной безопасности страны.

Ключевые слова: Наркотизация молодежи; психоактивные вещества; последствия потребления психоактивных веществ. 

Summary. In recent years the mass use of psychoactive substances and associated mental and behavioral disorders coupled with the widespread of blood-borne infections has been stirring the public alarm.

The aim of the study is to evaluate current situation with drug addiction among children, adolescents and the youth in the Russian Federation.

Objectives of the study: to determine peculiarities and consequences of the use of psychoactive substances with a breakdown on age and place of residence using official statistics and scientific literature analysis.

Methods and data. Mathematical processing and analytical assessment of official statistics – Information on narcotic disorders (Form#11) in Russia, Moscow and Federal Districts of the Russian Federation in 2012 and selected data for 1993 and 2008.

Results. The number of users of psychoactive substances in Russia among 10-14 years old was 217.1 per 100,000 of population of corresponding age (277 in urban and 84.4 in rural areas) with a sharp increase in the number of users among 15-17 years old (by 8.9 times in urban and by 10.3 times in rural areas). Among all users of psychoactive substances the number of males is 4.9 times higher than females. In 2012, the share of alcohol users added up to 80.7% out of all users of psychoactive substances, narcotic drugs – 18.3% and toxic substances – 1.0%. Rural dwellers develop addiction and harmful consequences of abuse faster compared to urban dwellers: transition from the primary to medium stage or from medium to final stage of alcohol abuse occurs 2-3 times more often, drug abuse among 15-17 years old takes place 3.3 times more often and toxic substances abuse –2.6 times more often.

Share of harmful consequences associated with the use of psychoactive substances is higher in rural areas compared to urban settings in all ages. Rural females suffer from chronic alcohol abuse by 10.2% more often.

On average, in a megalopolis (in Moscow) harmful consequences of alcohol and drug abuse (including heroine) in children and adolescents are more clearly manifested compared to all other Russian cities. In Moscow the number of HIV-infection and hepatitis is relatively higher among adolescents. Annual dynamics of alcohol use with harmful consequences in women, children and adolescents increase by higher rates.

Conclusions. Scales and rates of initiation of consumption and use of psychoactive substances in women, children and the youth lead to reduced ontogenetic adaptation and personal social degradation threatening national security of the country.

Keywords: Drug addiction among the youth; psychoactive substances; harmful consequences of use of psychoactive substances.

Наркотизм проблема достаточно древняя. О ней много писали, пишут [6, 23] и, по-видимому, будут много писать, в том числе о наркотизме среди молодёжи.

Для современной молодежи характерны: нарушения соматического здоровья (в т.ч.: миопия, иммунные нарушения, артериальная гипертензия, врожденные аномалии, новообразования), психические расстройства (в т.ч. непсихотические нарушения и психозы), высокая инвалидизация (в т.ч. по поводу теберкулеза и умственной отсталости), ухудшение социальной адаптации. У каждого подростка 15-17 лет в среднем диагностируется 4-5 заболеваний и более 75,0% девушек-старшеклассниц имеют хронические соматические заболевания [2].

Особую тревогу вызывает повсеместное распространение социально обусловленных заболеваний детей и подростков, в первую очередь, - массовое потребление психоактивных веществ (ПАВ) и связанные с этим расстройства психики, нарушения поведения и распространение гемоконтактных инфекций – ВИЧ- инфицирования, гепатитов В и С и других [19].

Распространение наркотических средств, свободной доступ к токсическим веществам и алкогольной продукции, неустойчивость психики и стремление детей старшего возраста и подростков к новым ощущениям, беспризорность, отсутствие организованного досуга и контроля способствовали в последние два десятилетия стремительному росту и распространенности наркомании, токсикомании и злоупотребления алкоголя среди детей, подростков, молодежи [14].

Эти тенденции усиливали характерные для подросткового возраста акцентуация характера и возросшие в условиях социально-экономических потрясений общества патохарактериологические особенности личности особо восприимчивых к экзогенному воздействию и влиянию лидеров детей старшего возраста и подростков обоего пола [10, 21].

Для написания данной статьи использовались данные официальной статистики (ФСН № 11 «Сведения о заболеваниях наркотическими расстройствами» за 1993-2012 гг.

Всего в Российской Федерации в 2012 г. по данным официальной статистики лечебными организациями Министерства здравоохранения зарегистрировано 2 920 007 потребителей психоактивных веществ (ПАВ). Однако истинная распространенность наркотизации российского населения значительно превышает указанное число. По данным коллектива авторов в книге «Влияние наркомании на социально-экономическое развитие общества» [3] это истинное число превышает официальные данные в 6,39 раза (расчет проведен по двум методам – дискретной математической модели и нелинейной математической модели по федеральным округам и субъектам РФ за период 2000-2004 гг.).

Мы в своих расчетах исходили из данных официальной статистики. При этом среди всех потребителей ПАВ преобладают мужчины: их в 4,9 раза больше, чем женщин (в 5 раз больше в условиях города и в 4,6 раза больше в сельской местности (рис. 1).

Анализ возрастных показателей наркотизации выявил, что максимальное число юных потребителей ПАВ проживает в условиях городов, а минимальное – в сельской местности.

Рис.1
Рис. 1. Гендерный состав потребителей ПАВ в РФ с учетом места их проживания.

В раннем подростковом возрасте (10-14 лет) число потребителей ПАВ составляет 217,1 на 100 тыс. населения данного возраста (в городе 277 и в селе 84,4). В старшем подростковом возрасте 15-17 лет (время поисков себя, увлечений, проб и ошибок) наблюдается их резкое увеличение – в городе в 8,9 раза и на селе – в 10,3 раза.

Возрастной состав потребителей ПАВ представлен на рис. 2.

Рис.2
Рис. 2. Возрастной состав потребителей ПАВ в РФ в 2012 г. с учетом места их проживания (на 100 тыс. населения соответствующего возраста).

В 18-19 лет (когда происходит взросление) ряды пробующих себя на ниве потребления ПАВ несколько снижается (в городе на 38,4% и, соответственно, «всего» на 25,0%). В селе же потребление ПАВ продолжает увеличиваться, хотя и меньшими темпами (+62,5% вместо 10,3 раза).

В последующие возрастные периоды потребление ПАВ продолжает расти (максимально до 40-59 лет), а после (в возрастном периоде «60 и более лет») довольно резко снижается – на 70,6% (на 76,5% в селе и на 69,7% в городе).

Таблица 1

Возрастные показатели суммарных данных зависимости и вредного действия ПАВ

Показатели потребления ПАВе Все возраста Возрастные группы
10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и более
алкоголя* 1648,6 156,5 1671,5 906,6 1916,0 2794,1 849,0
%** 80,7 72,1 84,1 60,7 66,2 93,6 99,6
наркотиков* 372,9 8,4 131,9 490,9 950,6 189,0 3,4
%** 18,3 3,9 7,1 32,9 32,8 6,3 0,4
токсик.в-в* 19,7 52,2 175,9 94,9 27,5 3,2 0,4
%** 1,0 24,0 8,8 6,4 1,0 0,1 00,5
ВСЕГО 2041,2 217,1 1989,2 1492,4 2894,1 2986,3 852,8

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста
**- в процентах к общему числу потребителей ПАВ

Как следует из приведенных данных, из всех видов употребления психоактивных веществ в Российской Федерации наибольшее распространение остается за алкоголем. В 2012 г оно составило 80,7% от всех потребителей ПАВ (23 584 530 человек). Употребление наркотических веществ наблюдается в 18,3% (533 417 человек) и токсикоманических веществ – около 1,0% (28 137 человек). Среди детей до 14 лет алкоголизация и особенно наркотизация встречаются значительно реже (употребление наркотиков в 3,9% при 18.3 в целом по России), а употребление токсикоманических средств – чаще (24,0% против 1,0%).

В возрасте 15-17 полных лет алкоголизация превышает аналогичную долю среди всего населения: 84,1% вместо 80,7. Употребление наркотических веществ в этом возрасте, по сравнению с предыдущим возрастным периодом, увеличивается в 15,7 раза. Применение токсикоманических веществ так же возрастает и достигает максимальных величин среди всех повозрастных показателей – 175,9 на 100 тыс. детей подросткового возраста.

В последующих возрастных периодах максимальная алкоголизация регистрируется у 40-59-летних (как и суммарно все виды наркотизации), а число потребителей наркотиков – у 20-39-летних – в наиболее активном трудовом и репродуктивном возрастах.

Далее приводятся сравнительные данные употребления ПАВ и последствий этого употребления в каждом из трех видов наркотизации (приема алкоголя, наркотических и токсикоманических веществ) – табл.2.

Таблица 2

Возрастные аспекты употребления алкоголя и его последствий.

Возраст Тип алкоголизации Возрастные группы
10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и более
алкогол. психозы* 0 0,3 6,2 75,2 105,3 34,4
%** 0 0,02 0,7 3,9 3,8 4,1
алкогол.зависимость* 0,53 18,1 160,7 1425,3 2374,1 771,6
%** 0,3 1,08 17,7 74,4 85,0 90,9
вредные последствия* 155,9 1653,1 739,6 415,4 314,6 43,0
%** 99,7 98,9 81,6 21,7 11,2 5,0
ВСЕГО 156,4 1671,5 906,5 1915,9 2794,0 849,0

*- на 100 тыс населения соответствующего возраста
**- в процентах к общему числу потребителей алкоголя

Проведенный анализ выявил, что употребление алкоголя в Российской Федерации имеет возрастную специфику: регистрируются два пика подъема показателей – в возрасте 15-17 и 40-59 лет, но наполненность этих пиков различна. В возрасте 15-17 лет максимально выражены вредные воздействия на организм ребенка принимаемого алкоголя, а в 40-59 лет пик обусловлен максимальным увеличением зависимости от алкоголя.

При оценке процентного соотношения трех учитываемых показателей алкоголизации населения: зависимость (хронический алкоголизм) – алкогольные психозы – другие вредные последствия алкоголизации) в очередной раз установлено, что среди детей до 14 лет лидирует (составляя 99,7%) токсическое воздействие алкоголя на особо чувствительный к токсикантам детский организм.

В возрасте 40-50 лет максимально выражены не только сама алкоголизация, но и обусловленные ею алкогольные психозы (табл.3).

Таблица 3

Возрастные аспекты проявления алкоголизации населения города и села.

показатели Город Село
10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и более 10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и более
алког. психозы 0,0 0,30 6,3 74,5 112,5 39,2 0,0 0,16 5,8 77,7 100,0 20,9
% 0,0 0,1 0,7 5,1 4,0 4,3 - 0,2 0,6 3,4 3,6 3,1
алк. зависимость 0,6 27,0 164,5 1342,8 2373,7 824,5 0,34 9,0 148,4 1696,3 2375,4 623,7
% 0,3 1,3 19,0 92,3 84,9 90,6 0,60 11,4 14,3 73,3 84,7 91,8
вред. последствия 201,0 2056,1 695,6 377,7 308,9 46,0 56,1 70,1 884,3 539,0 330,5 34,3
% 99,7 98,7 80,3 2,6 11,1 5,1 99,5 88,4 85,1 23,1 11,7 5,1
ВСЕГО 201,2 2083,4 866,4 1455,1 2795,3 909,7 56,4 79,3 1038,5 2313,0 2805,9 678,9

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста
**- в процентах к общему числу потребителей наркотиков

Как показали проведенные исследования, основные воздействия алкоголя выражены в обеих группах, но имеются и специфические черты: действие алкоголизации детей (формирование алкогольной зависимости) в городе было большим, чем у детей села. До 14-летнего возраста это превышение по контингентам в целом составляло 3,6 раза, а у 15-17-летних – 26 раз. При этом в городских условиях алкогольная зависимость формировалась в 10-14 лет в 1,8 раза чаще, чем в сельских, в 15-17 лет – в 3 раза чаще. В 18-19 лет подобная разница снижается, составляя 10,8%, а в 20-39 лет алкогольная зависимость у сельских жителей становится преобладающей: 1696,3 по сравнению с 1342,8 на 100 тыс. населения данного возраста в городе и селе (табл.4).

Оценивая стадии алкогольной зависимости, находим, что в цифровом выражении (количество зависимых от алкоголя в перечете на 100 тыс. соответствующего населения) преобладают мужчины, проживающие в городе (они на 3,8% опережают сельских мужчин), а вот число женщин, страдающих хроническим алкоголизмом, среди женщин, проживающих в сельской местности, встречается чаще на 10,2%. По частоте возникновения средней и особенно начальной стадии алкогольной зависимости женщины села лидируют, а по показателю конечной стадии алкоголизма практически не уступают горожанкам.

Таблица 4

Характеристика стадийности алкогольной зависимости у женщин и мужчин городов и сел России

Стадии алкогольной зависимости Город Село
всего мужчины Женщины всего мужчины Женщины
Начальная* 95,0 177,4 25,6 150,8 253,3 56,8
%** 7,5 8,0 5,3 11,6 11,8 10,7
Средняя* 1148,4 1980,3 448.2 1121,5 1835,5 466,4
%** 89,9 89,1 93,0 86,2 85,8 87,8
Конечная* 33,7 64,0 8,2 28,9 51,6 8,1
%** 2,6 2,9 1,7 2,2 2,4 1,5
ВСЕГО 1277,1 2221,7 482,0 1301,2 2140,5 531,3

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста
**- в процентах к общему числу потребителей наркотиков

Оценка развития стадийности алкогольной зависимости определяли также по возрастным категориям с учетом места проживания и характера алкоголизации (зарегистрированной впервые в жизни и выявляемой в контингентах, находящихся на учете наркологических медицинских организаций) При этом найдено, что дети 10-14 лет – и впервые приобщившиеся и уже входящие в контингенты медицинских организаций –имеют начальную и даже среднюю степень алкогольной зависимости , а к возрасту 15-17 лет среди приобщающихся начальная стадия зависимости в городе увеличивается в 19 раз (на селе – в 13,5 раза) и среди контингентов в городе – в 30 раз (в сельской местности еще выше – в 36 раз).

Средняя степень алкогольной зависимости от 10-14 -летнего до 15-17-летнего возраста увеличивается максимально в городе: в 105 раз среди впервые приобщающихся и в 74 раза среди контингентов (в селе этот «скачок» выражен в меньшей степени и соответственно кратен 10 и 18) – табл.5.

Таблица 5

Характеристика стадийности алкогольной зависимости у жителей города и села в возрастном аспекте

Стадии алкоголь-
ной зависи-
мости
Город Село
10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и › 10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 60 и ›
выявленная в контингентах
Начальная* 0,55 16,7 61,3        156,5 135,5 15,1 0,2 7,2 73,6   271,6 229,5 23,4
%** 88,7 76,3 35,0 11,7 5,7 1,8 66,7 80,0 49,6 16,0 9,7 3,8
Средняя* 0,07 5,2 103,1 1176,3 2172,0 747,5 0,1 1,8 74,8 1411,0 2087,8 558,1
%** 11,3 23,7 58,8 87,6 91,5 90,7 33,3 20,0 50,4 83,2 87,9 89,5
Конечная* 0,0 0,0 10,8 10,0 66,2 61,7 0,0 0,0 0,0 13,7 58,0 42,2
%** - - 6,2 0,7 2,8 7.5 - - - 0,8 2,4 6,7
ВСЕГО 0,62 21,9 175,2 1342,8 2373,7 824,5 0,3 9,0 148,4 1696,3 2375,3 623,7
                              зарегистрированная впервые в жизни
Начальная* 0,2 3,8 7,0 4,7 2,4 0,08 0,2 2,7 16,0 12,4 3,2 0,4
%** 90,9 64,4 35,0 6,4 2,6 0,3 80,0 84,4 59,3 10,8 3,0 2,0
Средняя* 0,02 2,1 13,0 67,9 89,7 23,7 0,05 0,5 11,0 102,2 99,3 17,9
%** 9,1 35,6 65,0 92,8 94,8 97,5 20,0 15,6 40,7 88,6 94,6 88,6
Конечная* 0,0 0,0 0,0 0,6 2,5 0,5 0,0 0,0 0,0 0,7 2,5 1,9
%** - - - 0,8 2,6 2,2 - - - 0,6 2,4 9,4
ВСЕГО 0,22 5,9 20,0 73,2 94,6 24,3 0,25 3,2 27,0 115,3 105,0 20,2

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста
**- в процентах к общему числу потребителей алкоголя

К 18-ти годам в категории приобщающихся начальная стация алкогольной зависимости достигает своего максимума как в городе, так и в селе. Нарастание численности и начальной и средней стадии алкогольной зависимости в возрастной категории 18-19 лет у сельской молодежи превышает аналогичные показатели на селе. Так, у приобщающихся на селе рост начальной стадии составил 5,9 (в городе1,8); в контингентах сельских жителей 10,2 (в городе 3,7), а рост средней стадии – на селе среди приобщающихся - 22раза (в городе 6,2) и среди контингентов - 41,6 раза (в городе 19,8 раза).

Максимум начальных проявлений среди контингентов проявляется лишь в возрастной категории 20-39 лет, а средних – среди 40-50-летних.

Конечная стадия алкогольной зависимости среди городских жителей возникает раньше – уже в возрастном периоде 18-19 лет и выражена она в этой группе в большей степени (10,8 на 100 тыс. соответствующего населения).

Максимальные проявления конечной степени алкогольной зависимости регистрируются в возрастном интервале 40-59 лет. Численное выражение этого показателя среди впервые приобщающихся минимально (и в городе и в селе – 2,5 на 100 тыс.), а в контингентах – максимально (в городе 66,2 и в селе 58,0 на 100 тыс. соответствующего населения).

Таким образом, алкоголизация сельских детей происходит более медленными темпами, чем в городе. Однако к 18 годам суммарные показатели алкоголизации на селе становятся выше, чем у городских жителей, а в возрасте 20-39 лет это превосходство достигает 59% (2313,9 по сравнению с 1455,1 на 100 тыс. соответствующего населения). И это особенно важно знать, так как именно с 18 лет (и в более старшие возраста) вредные последствия употребления алкоголя на селе превалируют, превышая аналогичные городские показатели в 18-19 лет на 27,0%, а в 20-39 лет – в 14 раз.

Причиной этого может быть, с одной стороны, худшее качество на селе алкогольной продукции, более обильное и постоянное ее потребление, а с другой, - более низкая биологическая устойчивость сельских жителей. Подтверждением этому мнению могут служить данные о том, что подростки и молодежь на селе обнаруживают высокую суицидальную активность в критические периоды жизни российского общества в начале 90-х годов прошлого столетия и после дефолта августа 1998 г., что объясняется более низкой онтогенетической адаптацией по сравнению с городскими жителями этого же возраста [20].

Немаловажную роль в этом могут играть также более низкий уровень у сельских жителей общей культуры и меньшая возможность реабилитации с участием медицинских работников-наркологов, психиатров и психологов.

Анализ наркотизации жителей России в 2012 г. выявил, что с детского возраста до 40-59 лет число потребителей наркотиков в расчете на 100 тыс. населения соответствующего возраста постоянно возрастает – вначале (с 10-14 до 15-17 полных лет) максимально – в 17,3 раза; с 15-17 до 18-19 лет – в 3,5 раза; с 18-19 до 20-39 лет – в 1,9 раза. С 40 лет показатели наркотической зависимости и ее вредных последствий снижаются. Аналогично себя ведут и показатели наркозависимости, но она растет на протяжении первых анализируемых возрастных периодах более быстрыми темпами (30,6 – 11,7 – 3,6 раза). Резкое снижение наркотизации лиц старше 60 лет, по всей вероятности, объясняется тем, что наркоманы просто не доживают до такого возраста (табл 6).

Таблица 6

Возрастные аспекты употребления наркотиков и его последствий

Возраст Тип наркотизации Возрастные группы
10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и более
Наркотическая зависимость* 0.3 9,2 167,6 601,3 128,5 2,6
%** 1,0 6,5 34,2 63,3 99,5 0,8
вредные последствия* 8,1 132,7 323,1 349,3 60,5 43,0
%** 99,0 93,5 65,8 36,7 0,5 23,5
ВСЕГО* 8,18 141,9 490,7 950,6 189,0 3,4

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста
**- в процентах к общему числу потребителей наркотиков

Наиболее выраженное токсическое воздействие наркотиков на организм, как и в отношении алкоголя, в процентном отношении регистрируется у детей до 14 лет (99,0%). Обращает на себя внимание максимальный рост токсических воздействий от возрастного периода 10-14 лет к 15-17 годам (в 16,3 раза). В 18-19 лет вредные последствия наркотизации, как и сама наркотизация, выражены в меньшей степени, чем алкоголизм и его вредные последствия. В возрастном периоде 18-19 лет зарегистрировано большее число зависимости у потребителей наркотиков, по сравнению с потребителями алкоголя (167,6 против 160,7 на 100 тыс. населения данного возраста).

Ниже, на табл.7. представлены возрастные аспекты проявления наркотизации населения города и села.

Таблица 7

Возрастные аспекты проявления наркотизации населения города и села.

показатели Город Село
10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и более 10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и более
Наркотическая .зависимость* 0,38 199,1 708,9 1342,8 152,1 3,2 0,05 4,6 64,2 248,0 63,6 1,0
%** 3,8 6,7 32,6 64,7 69,3 78,0 1,1 5,4 19,9 52,1 60,7 66,7
Вредные * последствия 9,7 154,9 412,1 386,1 67,5 0,91 4,7 80,3 257,7 228,3 41,2 0,5
%** 96,2 93,3 67,4 35,3 30,7 22,2 98,9 94,2 80,0 47,9 39,3 33,3
ВСЕГО* 10,08 166,0 611,2 1095,0 219,6 4,1 4,8 84,9 321,9 476,3 104,8 1,5

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста
*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста
**- в процентах к общему числу потребителей наркотиков

Как показывают приведенные данные, процент наркозависимых с возрастом постоянно увеличивается. Однако на селе показатели распространенности наркозависимости не столь велики по сравнению с городом.

У детей до 14 лет в городских условиях наркозависимость регистрируется в 7,6 раз чаще, чем на селе. Но эта разница в подростковом возрасте 15-17 лет сокращается до 2,5 раз за счет более выраженных темпов нарастания этого явления в сельской местности (в городе увеличение кратно 29, а в селе – 92). В следующем возрастном периоде разница показателей сохраняется на уровне 2,2-3,5 раза

Соответственно большему распространению более часто в городе регистрируются вредные последствия наркотизации. В городе они определяются постоянно более высокими. В процентном отношении максимум вредных последствий приходится на самый младший возраст (достигают 96,2% в городе и 98,9% в сельской местности, причем процент вредных последствий на селе выше, чем в городе, во всех возрастах.

На следующем этапе изучения показателей было проведено сравнение использования различных видов наркотиков в городе и селе (табл.8).

Таблица 8

Показатели наркотизации мужчин и женщин в городе и селе

Виды наркотич. Веществ всего город Село
Все муж. жен. Все муж. жен. все муж. жен.
Опиоиды* 195,9 340,3 71,6 241,8 422,3 90,1 65,7 118,7 17,1
%** 84,3 82,6 91,6 85,6 84,2 91,8 72,3 70,2 90,0
Каннабиоиды* 16,6 34,4 1,3 16,0 33,3 1,4 18,3 37,4 0,9
% 7,1 8,4 1,7 5,7 6,6 1,4 20,1 22,1 4,7
Кокаин* 0,05 0,1 0,06 0,07 0,13 0,02 0,01 0,02 0,0
Др. психостимулят*ры 3,5 6,0 1.3 0,69 7,8 1,6 0,7 1.1 0,3
% кок.+др психост. 1,5 1,5 1,7 0,5 1,6 1,6 0,8 0,7 1,6
др.наркотики и их сочетание* 16,5 31,1 4, 20,2 38,2 5,1 6,2 61,4 0,8
% 7,1 7,6 5,0 7,2 7,0 5,2 6.8 36,3 4,2
ВСЕГО* 232,5 411,9 78,1 282,5 501,6 98,2 90,9 169,2 19,0

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста
**- в процентах к общему числу потребителей наркотиков

Из приведенных данных следует, что женщины употребляют наркотические вещества в 4,7 раза реже, чем мужчины, В то же время именно у женщин доля «тяжелых» наркотиков (в частности, опиоидов) среди всех учитываемых разновидностей наркотических веществ наиболее высок: 91,6% (при 82,6% у мужчин). Разница потребителей опиоидов среди мужчин и женщин города в процентном отношении минимальна (7,6%), а среди мужчин и женщин села максимальна (19,8%). Соответственно мужчины в сельских условиях чаще употребляют каннабиоиды (гашиш, марехуану и другие «травки» - до22,1%) и другие наркотика (36,3%), а женщины в целом и на селе чуть больше мужчин применяют психостимуляторы.

Таблица 9

Употребление инъекционнх наркотиков (гендерные особенности и зависимость от места проживания)

Контингенты Всего город Село
Инъекц.* в т.ч. героин** Инъекц.* в т.ч. героин** Инъекц.* в т.ч. героин**
выявленные в контингентах
Мужчины 66,2 56,9 69,2 58,2 46,1 45,1
Женщины 77,9 66,1 78,7 66,8 44,0 54,5
ВСЕГО 67,9 58,4 70,7 59,7 47,7 45,1
зарегистрированная впервые в жизни
Мужчины 66,2 56,9 69,2 58,2 46,1 45,1
Женщины 77,9 66,1 78,7 66,8 44,0 54,5
ВСЕГО 67,9 58,4 70,7 59,7 47,7 45,1

* % от числа потребителей наркотиков (наркозависимых+ употребляющих с вредными последствиями)
**- % использующих героин при инъекционном способе введения наркотиков

Из общего числа потребителей инъекционных наркотиков 67,9% пользовались инъекционным способом, из их числа 58,4% потребляли героин.

В условиях города число приверженцев инъекционного способа среди потребителей наркотиков доходит до 70,7% (из их числа потребителей героина – 59,7%), а на селе – 47,7% (из их числа потребителей героина 45,1%), т.е. разница между городскими и сельскими потребителями наркотиков составляет 23,0% (табл.10)

Таблица 10

Возрастные особенности употребления инъекционнх наркотиков

Возрастные группы Всего Город Село
Инъекц.* в т.ч. героин** Инъекц.* в т.ч. героин** Инъекц.* в т.ч. героин**
10-14 лет 3,8 61,9 4,6 61,9 0,0 0,0
15-17 лет 9,4 58,5 10,5 59,4 4,2 47,8
18-19 лет 43,5 73,1 42,5 73,5 19,2 66,5
20-39 лет 70,1 59,3 72,7 60,3 50,3 47,8
40-59 лет 65,9 51,5 69,2 53,9 47,0 31,0
60 и более лет 55,3 50,3 56,9 51,7 42,9 35,6

* % от числа потребителей аркотиков (наркозависимых+ употребляющих с вредными последствиями)
**- % использующих героин при инъекционном способе введения наркотиков

В детском возрасте использование инъекционного способа употребления наркотиков не велико: при первичном обращении к наркотикам это 1,8, а среди всех состоящих на учете детей до 14 лет это – 3,8%. При этом героин дети используют достаточно часто – в 61,9% случаев (а при первичном применении - в 83,3%). Однако такая картина наблюдается только в городских условиях. Сельские жители начинают прибегать к инъекционным наркотикам только с возрастного периода 15-17 лет. Среди этих подростков доля впервые используемого инъекционного способа возрастает в 4,0 раза и составляет 7,7%. (в городе 8,7; в селе – 3,3%). В это и последующее время доля употребления инъекционных наркотиков (и героина, в частности) среди сельчан гораздо ниже, по сравнению с горожанами.

Частота потребления инъекционных наркотиков максимальна среди лиц 20-39 лет, а использования в этих целях «тяжелого» наркотика героина - в 18-19 лет, когда она составляет 73,5%.

Ниже, на рис. 3 представлены сравнительные показатели потребления инъекционных наркотиков впервые в жизни зарегистрированными потребителями и контингентами, употребляющими инъекционные наркотики, из числа всех зарегистрированных в наркологических медицинских организациях.

Как следует из представленных выше данных, максимальные темпы использования инъекционного способа приема наркотиков наблюдаются у детей от 15-17 лет до девушек и юношей 18-19 лет.: среди первично употребляющих наркотики – 3,3 раза, а среди всех зарегистрированных пользователей наркотиков – 4,6 раза.

Из общего числа 5 335 417 потребителей наркотиков (наркозависимых и употребляющих наркотики с вредными последствиями) в 2012 г. в РФ оказались больны СПИДом или имеют ВИЧ-позитивный статус 61 944 человека, что составляет 1,16%, а из числа потребителей инъекционных наркотиков - 57 833 из 361 951 (т.е. 16,0%).

Соответственно детей до 17 лет включительно – 54 из 61 944 (или 0,09% от числа всех потребителей наркотиков – наркозависимых и имеющих вредные последствия их употребления).

Среди детей 15-17 лет, употребляющих инъекционные наркотики, в 2012 г. по РФ были ВИЧ-инфицироаны 4,9% (28 из 576).

Среди всех зарегистрированных наркоманов 158 детей 15-17 полных лет были обследованы на гепатит С и В. Позитивный статус зараженных гепатитом был выявлен у 47 из них, что составило 29,8% (среди взрослых аналогичный показатель равен 61,6%).

Показатели применения токсикоманических веществ, как и потребителей других видов ПАВ, в обеих изучаемых группах (впервые зарегистрированных и контингентах, находящихся на учете в наркологических медицинских организациях) свидетельствуют о превалировании мужчин. Причем в сельских условиях это превалирование выражено в большей степени, особенно в позиции «вредные последствия употребления токсических веществ»: кратность превосходства над женщинами 5,6 в городе и 17,5 в селе (табл. 11).

Таблица 11

Показатели применения токсикоманических веществ жителями города и села с учетом их половой принадлежности

Показатели Всего Город Село
Всего Мужч. Женщ. Всего Мужч. Женщ. Всего Мужч. Женщ.
выявленные в контингентах
Токсикомания* 8,1 15,6 1,7 9,8 19,0 2,0 3,4 6,4 0,6
%** 41,1 42,5 33,3 42,1 43,4 33,3 36,2 36,6 30,0
Вредные последствия употреблен. токсических. в-в* 11,6 21,1 3,4 13,5 24,8 4,0 6,0 11,1 1,4
%** 58,9 57,5 66,7 57,9 56,6 66,7 63,8 63,4 70,0
ВСЕГО* 19,7 36,7 5,1 23,3 43,8 6,0 9,4 17,5 2,0
зарегистрированная впервые в жизни
Токсикомания* 0,5 0,9 0,1 0,5 0,9 0,16 0,3 0,7 0,04
%** 15,2 15,0 10,0 13,2 13,2 13,4 15,8 19,4 9,1
Вредн. последствия употребления токсических в-в* 2,8 5,1 0,9 3,3 5,9 1,03 1,6 2,9 0,4
%** 84,8 85,0 90,0 86,8 86,8 86,6 84.2 80,6 90,9
ВСЕГО 3,3 6,0 1,0 3,8 6,8 1,19 1,9 3,6 0,44

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста
**- в процентах к общему числу потребителей наркотиков

В связи с этим можно предположить что сельские жители употребляют менее качественные токсикоманические вещества, по сравнению с городскими, что косвенно подтверждается минимальным разрывом показателей вредного воздействия между впервые зарегистрированными потребителями - женщинами города и села (2,6) и особенно мужчинами города и села (2,0) – табл. 12.

Таблица 12

Возрастные аспекты употребления токсикоманических веществ и его последствий в РФ

Возраст Тип наркотизации Возрастные группы
10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и более
выявленные в контингентах
токсикомания* 6.0 30,7 44,5 16,4 2,1 0,31
%** 11,5 17,5 46,9 59,6 65,6 77,5
вредные последствия* 46,2 145,2 50,4 11,1 1,1 0,09
%** 88,5 82,5 53,1 40,4 34,4 22,5
ВСЕГО* 52,2 175,9 94,9 27,5 3,2 0,4
зарегистрированная впервые в жизни
токсикомания* 1,4 4,1 1,9 0,7 0,08 0,03
%** 6,0 9,4 25,0 33,3 28,6 60,0
вредные последствия* 21,9 39,6 5,7 1,4 0,2 0,02
%** 94,0 90,6 75,0 66,7 71,4 40,0
ВСЕГО* 23,3 43,7 7,6 2,1 0,28 0,05

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста
**- в процентах к общему числу потребителей наркотиков

Как следует из приведенных данных, максимальное число потребителей токсикоманических веществ в РФ наблюдается в возрасте 15-17 лет (175,9 в контингентах пациентов и 43,7 на 100 тыс. населения соответствующего возраста).

В раннем подростковом возрасте (10-14 лет) среди потребителей токсикоманических веществ фиксируется наибольший процент вредных последствий - как среди контингентов медицинских наркологических организаций (88,5%), так и среди обратившихся за медицинской помощью впервые в жизни (94,0%). В пересчете на 100 тыс. населения объем вредных последствий в контингентах составляет 145.2, а в зарегистрированных впервые в жизни – 39,6. Зависимость же потребителей от токсикоманических веществ (токсикомания) приходится в среде контингентов на возраст 18-19 лет (составляет 44,5 на 100 тыс.), а в среде первично зарегистрированных - еще раньше – на возраст 15-17 лет.

Факты выявления в более раннем возрасте наихудших показателей среди зарегистрированных в год обследования впервые в жизни, по сравнению с аналогичными данными у лиц, составляющих контингенты в медицинских наркологических организациях (зависимых токсикоманов и лиц с вредными последствиями) могут косвенно свидетельствовать об ухудшении биологической устойчивости современнх подростков.

В последующие возрастные периоды с увеличением возраста все показатели снижаются, за исключением процента токсикоманов среди всех потребителей токсикоманических веществ.

Ниже, на рис. 13 представлены данные о возрастных аспектах проявления токсикомании у населения города и села.

Таблица 13

Возрастные аспекты проявления токсикомании у населения города и села.

Показатели Город Село
10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и › 10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 60 и ›
выявленная в контингентах
Токсикомания** 7,7 37,2 51,5 51,5 19,3 0,33 2,1 15,6 21,4 7,1 0,8 0,2
%** 11,8 17,0 47,7 60,9 66,7 78,6 9,0 21,1 41,3 50,0 53,3 74,1
вредные последствия* 57,6 181,8 56,5 12,4 1,3 0,09 21,2 58,5 30,4 7,1 0,7 0,07
%** 88,2 83,0 52,3 39,1 33,3 21,4 91,0 78,9 58,7 50,0 46,7 25,9
ВСЕГО* 65,3 219,0 108,0 63,9 20,6 0,42 23,3 74,1 51,8 14,2 1,5 0,27
зарегистрированная впервые в жизни
токсикомания* 1,6 4,4 1,9 0,7 0,08 0,03 2,1 15,6 21,4 0,43 0,8 0,2
%** 5,6 8,3 23,8 31,8 28,6 9,1 9,0 21,1 41,3 35,0 53,3 74,1
вредные последствия* 27,1 48,4 6,1 1,5 0,2 0,3 21,2 58,5 30,4 0,8 0,7 0,07
%** 94,4 91,7 76,2 68,2 71,4 90,9 91,0 78,9 58,7 65,0 46,7 25,9
ВСЕГО* 28,7 52,8 8,0 2,2 0,28 0,33 23,3 74,1 51,8 1,23 1,5 0,27

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста
**- в процентах к общему числу потребителей наркотиков

Как следует из приведенных данных, на селе показатель токсикоманической зависимости, как и зависимости от наркотиков, ниже, чем в городе. Показатель распространенности токсикоманической зависимости на селе, как и в отношении наркомании, за период от 10-14 к 15-17 годам возрос в большей мере, чем в условиях города (среди контингентов в 7,4 раза и 4,8 раза и среди первично зафиксированных в 7,4 и 2,8, соответственно).

В последующий период (18-19 лет) темпы роста городских и сельских токсикоманов росли с одинаковой скоростью (+38,4 и +37,1%). Максимальное число токсикоманов в городе и селе зарегистрировано в возрасте 18-19 лет.

Вредные последствия в процентном отношении на селе занимают большую долю (у детей 10-14 лет в контингентах - 91,0%, по сравнению с 88,2% в городе, а у детей 15-17 лет среди первично зарегистрированных в селе – 59,5 по сравнению с 48,4 в городе).

Для выполнения поставленной задачи проводилось сравнение показателей по всем видам наркотизации (ФСН 11) в г. Москве с аналогичными показателями в среднем по городам РФ.

Таблица 14

Возрастные показатели потребления алкоголя в г. Москве и РФ*

Показатели 10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и ›
гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск.
выявленная в контингентах
алког.психозы 0,0 0,0 0,3 0,0 6,3 1,8 74,5 35,6 112,5 54,1 39,2 26,1
алк.зависимость 0,62 0,0 22,0 0,8 164,5 38,3 1342,8 603,5 2373,7 1377,8 824,5 785,9
вредн.последствия 200,1 249,3 2056,1 3076,7 695,6 113,9 377,7 58,2 308,9 21,5 76,0 4,7
ВСЕГО 324,1 249,3 2078,4 3077,5 866,4 154,0 1795,0 697,3 2795,3 1453,4 939,7 816,7
зарегистрированная впервые в жизни
алког.психозы 0,0 0,0 0,3 0,0 2,4 1,4 33,8 17,0 44,0 28,1 15,5 10,9
алк.зависимость 0,3 0,0 5,9 0,8 20,0 2,7 188,1 36,6 94,5 61,8 26,0 20,6
вредн.последствия 98,0 153,6 669,4 893,6 154,4 24,3 101,4 17,7 89,0 11,0 8,7 2,3
ВСЕГО 98,3 153,6 675,6 894,4 176,8 28,4 323,3 71,3 227,5 100,9 50,2 33,8

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста

Как следует из представленных данных, в Москве неблагополучно с потреблением алкогольной продукции детьми 10-14 и 15-17 лет. Это проявляется высокими значениями вредных последствий алкоголизации на детей этого возраста (в контингентах, зарегистрированных в наркологических медицинских организациях, это превышение составило 24,6 и 49,6%, соответственно, а среди зарегистрированных впервые в жизни – 56,3 и 33,5%).

При сопоставлении размеров и скорости развития средней и конечной стадии алкоголизма среди алкоголезависимых выявлено, что в Москве в среде контингентов, находящихся на учете в наркологических медицинских организациях, превышение среднегородских российских показателей появляется уже в возрастной группе 15-17 лет (в 2,2 раза) и сохраняется в последующих трех возрастных группах – 18-19; 20-39 и 40-59 лет. В этих группах превышение составляет 40,7;11,6 и 3,3%, соответственно. Более высокими определяются также процентные значения конечных стадий алкоголизма в трех последних возрастных группах (20-39; 40-59 и 60 лет и более, причем значение этого превышения большее, чем это было выражено на уровне второй стадии (соответственно: 42,9; 75,0 и 82,7%).

Особую тревогу вызывает тот факт, что в г. Москве уже на момент первичной регистрации в профильной медицинской организации у детей 15-17 лет выявляется превышение общероссийского (городского) показателя средней стадии алкогольной зависимости на 42%, и что уровень развития третьей стадии в 20-39 лет и в последующие возрастные группы выше, чем среди контингентов, состояших на учете (это превышение составляет 3,3; 2,0 и 3,2 раза)- табл. 15 .

Таблица 15

Характеристика стадийности алкогольной зависимости у жителей г. Москвы в сравнении с жителями городов РФ*

*- в процентах к числу зависимых от алкоголя

Показатели 10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и ›
гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск.
выявленная в контингентах
Начальная* 89,3 0,0 76,2 50,0 37,2 11,8 11,7 1,2 5,7 0,5 1,8 0,1
Средняя* 10,7 0,0 23,8 50,0 62,7 88,2 87,6 97,8 91,5 94,5 90,7 86,2
Конечная* 0,0 0,0 0,0 0,0 0,1 0,0 0,7 1,0 2,8 4,9 7,5 13,7
ВСЕГО 100,0 - 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0
зарегистрированная впервые в жизни
Начальная* 91,7 0,0 64,8 50,0 35,2 0,0 6,5 0,5 2,5 0,3 0,3 0,2
Средняя* 8,3 0,0 35,2 50,0 64,8 100,0 92,7 96,9 94,9 94,5 91,2 72,6
Конечная* 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,8 2,6 2,6 5,2 8,5 27,2
ВСЕГО 100,0 - 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

При сравнении показателей наркотизации, так же как и в отношении злоупотреблением алкоголем, выявляются более выраженные, чем в среднем по городам России, ее вредные последствия. Это разница по контингентам в возрасте 10-14 лет и 15-17 лет составляет соответственно +53,1 и +14,4%, а по впервые в жизни зарегистрированным 10-14-летним детям +88,3 (табл. 16).

Таблица 16

Возрастные показатели потребления наркотиков в г. Москве и РФ*
*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста

Показатели 10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и ›
гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск.
выявленная в контингентах
наркомания 0,08 0,0 9,2 5,7 167,6 472,8 601,3 617,4 128,5 108,2 2,6 6,0
вредн.последствия 8,1 12,4 132,7 151,8 323,1 320,2 349,3 193,8 60,5 14,5 0,8 0,5
ВСЕГО 8,18 12,4 141,9 157,4 490,7 793,0 950,6 811,2 189 122,7 3,4 6,5
зарегистрированная впервые в жизни
наркомания 0,15 0,0 3,8 2,6 18,4 8,1 42,6 46,0 5,5 3,4 0,05 0,08
вредн.последствия 6,0 11,3 75,1 69,8 99,2 85,1 89,1 90,7 63,0 5,7 0,18 0,25
ВСЕГО 6,15 11,3 78,9 72,5 117,6 93,2 131,7 136,6 68,5 9,1 0,23 0,3

В то же время при изучении показателей наркотизации выявлено более распространенное и более значительное ее действие на жителей мегаполиса, чем алкоголя. Это проявляется максимально высокими значениями, чем по России: наркозависимых среди контингентов – жителей г. Москвы в возрасте 18-19 – на 2,7%; 20-39 лет – на 2,7% и 60 лет и более – в 2,3 раза.

Среди первично зарегистрированных потребителей наркотиков так же выявлено превышение общероссийского аналога, хотя и в меньшем объеме: в возрасте 20-39 лет – на 8,0%, 40-59 лет –на 21,6% и в 60 и более лет – на 60,0%.

При этом опиоиды и каннабиоиды московские наркоманы практически во всех возрастах используют реже, чем в других городах России, а психостимуляторы и «др.наркотики и их сочетания» - чаще (таб. 17)

Таблица 17

Виды наркотических веществ, употребляемые жителями г. Москвы и других городов России*

Виды наркотич. веществ 10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и ›
гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск.
выявленная в контингентах
Опиоиды* 2,2 0,0 40,1 20,0 80,4 81,3 86,3 78,3 83,3 67,3 73,2 70,2
Каннабиоиды* 70,6 0,0 32,6 26,7 11,0 2,6 5,2 2,7 7,3 4,1 9,9 0,0
Кокаин* 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,02 0,1 0,04 0,1 0,0 0,0
Др. психостимулят*ры 5,9 0,0 8,3 20,0 3,1 5,9 1,5 2,5 1,8 5,6 2,1 4,3
др.наркотики и их сочетание* 2,2 0,0 19,0 33,1 5,5 10,2 7,0 16,4 7,8 22,9 14,8 25,5
ВСЕГО* 100,0 - 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0
зарегистрированная впервые в жизни
Опиоиды* 0,0 0,0 41,7 14,3 69,5 33,3 77,5 68,3 78,6 62,1 77,8 50,0
Каннабиоиды* 85,7 0,0 35,7 28,5 16,6 5,6 6,8 2,6 7,2 0,9 0,0 0,0
Др. психостимулят*ры 14,3 0,0 8,7 42,9 5,1 5,6 3,1 3,2 0,1 1,7 0,0 0,0
др.наркотики и их сочетание* 0,0 0,0 13,9 14,3 8,8 55,6 12,6 25,9 1,3 35,3 22,2 50,0
ВСЕГО* 100,0 - 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

*- в процентах к числу наркозависимых в данном возрастном периоде

Кроме более выраженной зависимости от наркотиков, в г. Москве, по сравнению с общероссийскими городскими данными, выявлено повышенное использование инъекционных наркотиков в возрасте 18-19 лет (на 57,0% – максимально) и во все последующие возрастные периоды.

Так же зарегистрировано повышенное использование при инъекциях «тяжелого» наркотика героина – во всех возрастах (и у детей, и у молодежи, и у стариков)-табл.18

Таблица 18

Возрастные особенности употребления инъекционных наркотиков в г. Москве

Возрастные группы Города РФ Г. Москва
Инъекц.* в т.ч. героин** Инъекц.* в т.ч. героин**
10-14 лет 3,8 61,9 3,6 100,0
15-17 лет 8,7 59,4 6,7 78,6
18-19 лет 41,4 73,5 65,0 77,8
20-39 лет 66,0 60,3 68,4 67,9
40-59 лет 60,3 53,9 73,3 67,4
60 и более лет 51,2 51,7 57,5 59,1

* % от числа потребителей наркотиков (наркозависимых+ употребляющих с вредными последствиями)
**- % использующих героин при инъекционном способе введения наркотиков

Сравнение заболеваний потребителей ПАВ в г. Москве и РФ гемоконтактными инфекциями выявило умеренное превалирование больных СПИДом и ВИЧ-инфицированных среди взрослых и 15-17-летних, использующих инъекционные наркотики, в г. Москве по сравнению со среднероссийскими аналогичными показателями, а также московских детей, использующих инъекционные наркотики и имеющих позитивный статус гепатита С и/или В. Максимальное лидерство обозначилось в отношении ВИЧ-инфицирования подростков 15-17 лет - наркозависимых и потребителей наркотиков с вредными последствиями (Разница составила 9,1%: 0,88% в РФ 0,96% в г. Москве) - табл.19.

Таблица 19

Гемоконтактные инфекции у потребителей ПАВ г. Москвы РФ

  Больны СПИДом или ВИЧ-инф. Имеют позитивный статус гепатита С,В
РФ Москва РФ Москва
+ % + % + % + %
Число взрослых наркозависимыхов и потребителей наркотиков с вредными последствиями 61890 из 463 889 13,3 4349 из 37 650 11,5 101001 из 181795 55,6 5562 из 14145 39,3
Число взрослых использующих инъекционные наркотики 57833 из 361 951 16,0 4261 из 25913 16,4 88160 из 139680 63,1 4509 из 8163 55,2
Число детей 15-17 лет --наркозависисых и потребителей наркотиков с вредными последствиями 54 из 6116 0,88 4 из 417 0,96 78 из 1284 6,1 4 из 179 2,2
Число детей 15-17 лет, использующих инъекционные наркотики 0,0 из 576 - 0,0 из 28 - 45 из 145 31,0 3 из 9 33,3

Сравнение показателей токсикомании и вредных последствий злоупотреблением токсикоманическиими веществами в г. Москве и в городах России (среднероссийские данные) позволило установить, что в г. Москве потребителей токсикоманических веществ значительно меньше, чем в целом по городам РФ – во всех возрастных группах, за исключением лиц 40-59 лет, впервые зарегистрированных в наркологических медицинских организациях, и лиц 60 и более лет, страдающих токсикоманией чаще как при первичной регистрации, так и в контингентах, уже состоящих на учете (табл. 20).

Таблица 20

Возрастные показатели потребления токсикоманических веществ в г.Москве и РФ*

Показатели 10-14 15-17 18-19 20-39 40-59 60 и ›
гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск. гор.РФ Моск.
выявленная в контингентах
токсикомания 7,7 0,0 37,2 0,8 51,5 16,7 51,5 13,7 19,3 3,7 0,33 0,8
вредн.последствия 57,6 11,7 181,8 67,6 56,5 4,1 12,4 2,6 1,3 0,4 0,09 0,04
ВСЕГО 65,3 11,7 219,0 75,6 108,0 20,8 63,9 16,3 20,6 4,1 0,42 0,84
зарегистрированная впервые в жизни
токсикомания 1,6 0,0 4,4 0,0 1,9 0,9 0,7 0,4 0,08 0,09 0,03 0,08
вредн.последствия 27,1 4,7 48,4 17,4 6,1 2,7 1,5 0.8 0,2 0,3 0,3 0,04
ВСЕГО 28,7 4,7 52,8 17,4 8,0 3,6 2,2 1,2 0,28 0,39 0,33 0,12

*- на 100 тыс. населения соответствующего возраста

С целью анализа распределения потребителей ПАВ по регионам России нами проведена оценка впервые фиксируемой зависимости от ПАВ населения субъектов РФ в 2012 г., в результате которой выявлено, что по алкогольной зависимости в РФ лидирует ДВФО и ПФО, а по наркотической и токсикоманической зависимости – Уральский ФО (табл.21).

Таблица 21

Данные алкогольной, наркотической и токсикоманической зависимости в 2012 г. по РФ и ее субъектам (с первые в жизни установленным диагнозом

Территории Алкогольная
зависимость
Наркотическая
зависимость
Токсикоманическая
зависимость
РФ 85,8 13,9 0,5
ЦФО 80,0 12,9 0,2
СЗФО 74,9 12,4 0,5
ЮФО 61,8 9,9 0,3
ПФО 101,1 10,2 0,3
УФО 99,5 24,4 1,1
СФО 97,4 19,5 0,4
ДВФО 142,5 18,2 1,0

Неблагополучные по уровню употребления ПАВ регионы, с одной стороны, являются не вполне благополучными по своему социальному статусу (Дальневосточный, Сибирский и Приволжский – наиболее бедные, с наибольшим числом сельских жителей, а Уральский – промышленный и экологически отягощенный), а с другой, – именно эти регионы лидируют по таким последствиям злоупотребления ПАВ как распространенность психических расстройств (ДВФО), ВИЧ-инфицирование (УФО), ИППИ и туберкулез (СФО).

Следует обратить особое внимание на то, что максимальными темпами алкоголизация растет среди женщин, особенно в ДФО и в сельских поселениях. В еще большей степени среди женщин увеличиваются темпы роста употребления ими алкоголя с вредными последствиями. При этом разрыв уровней алкоголизации мужчин и женщин сокращается: по хроническому алкоголизму от 6,9 в 1999 г. до 5,8 в 2007 г. и до 4,4 в 2012 г., а по алкоголизации с вредными последствиями в те же годы соответственно – от 11,3 до 9,3 и 5,2. Эти данные свидетельствуют о растущей угрозе алкоголизации женщин (потенциальных мам), что является первопричиной роста умственной отсталости у потомства. При этом именно алкоголизм и антисоциальное поведение матери оказывают максимальное влияние на потерю здоровья детей.

Обращает на себя внимание так же рост показателей потребления ПАВ детьми до 14 лет и подростками 15-17 лет с годами по всем показателям. Максимальными темпами за период 1993-2012 гг. среди этих контингентов росли токсикомания и алкоголизация с вредными последствиями. При этом увеличение разницы показателей по хроническому алкоголизму и наркомании было обусловлено увеличением этих зависимостей у подростков 15-17 лет, а величины разницы по всем другим показателям (токсикомании и развития вредных последствий при употреблении алкоголя, наркотиков и токсикантов) – как за счет 0-14-летних, так и за счет 15-17-летних (табл. 22).

Таблица 22

Показатели потребления наркотических веществ детьми 0-14 и 15-17лет в РФ

Показатели 0-14 лет 15-17 лет Разница показателей у детей 15-17 и 0-14 л.
1993 2008 2012 2012/ 1993 1993 2008 2012 2012/ 1993 1993 2008 2012
Хр. алкоголизм 0,19 0,18 0,16 7,07 11,89 18,1 2,6 37,21 66,05 113,1
Наркомания 0,04 0,13 0,08 2,0 9,38 12,31 9,19 234,5 94,69 114,9
Токсикомания 0,26 1,37 1,77 6,8 7,33 9,52 30,7 3,8 28,19 6,95 17,3
Хр.алкоголизм с вредными последствиями 8,23 27,98 46,1 5,6 454,5 770,18 1653,1 3,6 55,22 27,53 35,9
Наркомания с вредными Последствиями 0,77 1,49 2,41 3,1 54,49 72,89 132,7 2,4 70,77 48,92 55,1
Токсикомания с вредными последствиями 3,09 9,37 13,68 4,4 49,23 54,21 145, 2,9 15,93 5,79 10,6

Обсуждение полученных результатов

Анализ статистических показателей за 2012 г. и сравнительная оценка данных по выборочным годам за последние два десятилетия свидетельствуют о несомненном росте потребителей психоактивных веществ и их пагубном воздействии на здоровье граждан. Наиболее угрожающей в плане потери здоровья является группа детей до 14 лет, систематически злоупотребляющая ПАВ. Именно среди них катастрофически быстро растет число детей с «вредными последствиями» употребления алкоголя, наркотиков, токсикантов (гепатит, токсический миокардит, эзофагит, гастрит, поражение церебральных сосудов, психоэмоциональные, умственные расстройства и пр.). Так, с 1993 по 2012 гг. число детей до 14 лет с «вредными последствиями употребления алкоголя» выросло в 5,6 раза, а 15-17 лет – в 3,6 раза. Этим статистическим данным, зафиксированным психо-неврологическими диспансерами, можно верить в большей мере, чем официальным сведениям о «впервые зарегестрированных потребителях ПАВ» или «контингентах, систематически употребляющих ПАВ», особенно в последние годы, когда все увеличивающееся число алкоголиков и наркоманов пользуются конфиденциальными услугами частнопрактикующих врачей-психотерапевтов, наркологов, реаниматологов (так, по данным официальной статистики, за тот же период времени хронический алкоголизм среди подростков 15-17 лет увеличился всего в 2,6 раза¸ наркомания даже снизилась на 2,0%; а среди детей до 14 лет наркомания возросла лишь на 2,0%, а хронический алкоголизм уменьшился на 15,8%).

Каковы же последствия употребления ПАВ детьми, подростками, молодежью? ФСН № 11 «Сведения о заболеваниях наркотическими расстройствами» включает, кроме суммарных данных о «вредных последствиях», материалы о гемоконтактных инфекциях ̶ ВИЧ-инфицировании и гепатитах С и В. Они растут в связи с увеличением потребления инъекционных наркотиков (максимально среди женщин города, в возрастных группах 20-39 лет. В условиях мегаполиса (в г. Москве) выявлено умеренное превалирование больных СПИДом и ВИЧ-инфицированных среди взрослых и подростков 15-17 лет, использующих инъекционные наркотики, а так же имеющих позитивный статус гепатита С и/или В среди 15-17-летних, использующих инъекционные наркотики.

Анализируя последствия употребления ПАВ, кроме непосредственного действия употребления ПАВ на детей, подростков и молодежь, следует особо остановиться на двух аспектах – формировании вокруг пьющих и употребляющих наркотики дисфункциональной и асоциальной среды, отрицательно действующей на условия жизни, здоровье и воспитание молодого поколения и влиянии приема алкоголя и наркотиков родителями до и во время вынашивания ребенка на его внутриутробное развитие и последующую жизнь.

Аспект асоциализации семьи и непосредственного окружения, среды ребенка и подростка многократно описан в литературе. По данным Н.В.Дмитриевой и Е.М.Черкасовой [4], обследовавших 253 семей социального риска в Санкт-Петербурге, 67,5% из них– это семьи, где родители алкоголики и 12% – наркопотребители 59,2% – неполные семьи, (90,3% этих семей имеют материальные и жилищные проблемы, 28,6% –многодетные, 16,1% –имеющие в своем составе инвалидов). Опрос детей 11-14 лет в этих семьях показал, что 88,8% из них уже употребляли алкоголь (в каждом втором случае до 10 лет). Впервые пробовали алкоголь в присутствии родителей 53,3%. Каждый третий мальчик употреблял алкоголь регулярно 2-3 раза в неделю; 76,35 постоянно курили; 29,2% пробовали наркотики; 36,1% нюхали токсические вещества. Практически в каждой из этих семей дети подвергались нескольким видам насилия (18,1% имели кровоизлияния; 0,9 - умышленные ожоги; 1,6 – переломы костей; 5,1% - повреждения головы или головного мозга. Жестокое обращение на сексуальной почве зарегистрировано в 10.4% психологическая или эмоциональная жестокость – в 79,6%; неспособность воспринимать ребенка реалистично – в 45,4%; неспособность сдерживать агрессивное поведение в отношении ребенка – в 88,5%. Именно такие семьи в основном являются поставщиками контингентов домов ребенка, где дети находятся в возрасте от 1 мес. до 3-4 лет. Большинство из них (свыше 90%) – социальные сироты при живых родителях В домах ребенка здоровых детей (1-ой группы здоровья) нет. Дети 2-ой гр. здоровья (с функциональными нарушениями) составляют 8,4%, а дети 3-5-ой групп здоровья (с хроническими заболеваниям) составляют 91,6%. (из них с хроническими декомпенсированными заболеваниями – 20,0%). По достижении детьми 3-4 лет их переводят в детские дома или дома-интернаты.

Увеличение числа дисфункциональных и социопатических семей породило такие крайне негативные явления в нашем обществе, как безнадзорность, беспризорность, наркотизация и особо жестокая детская и подростковая преступность [15, 18].

Заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Кубанского государственного университета Г.И. Забрянский в своей монографии «Криминология несовершеннолетних (социология преступности)» [5] указывает на тенденцию эскалации преступности несовершеннолетних и приводит как подтверждение этого данные своего социологического исследования, согласно которому подростки одобряют: насилие как способ разрешения конфликта (18,7% опрошенных) и как средство достижения цели (21,4%). По его данным, в образовательных учреждениях существует вымогательство денег или вещей одними учащимися у других, насилие и унижение одних учащихся другими. Из числа опрошенных на это указали свыше 70 % учащихся школ и свыше 60 %ПУ, 56 % родителей, 78 % преподавателей школ и 84 % педагогов и воспитателей ПУ

Что касается второго аспекта - влиянии приема алкоголя и наркотиков родителями до и во время вынашивания ребенка на его внутриутробное развитие и последующую жизнь, то здесь, в первую очередь, следует ознакомиться с результатами диссертационного исследования О.В.Копцовой «Психические расстройства как одна из ведущих причин детской инвалидности в современной России» [7], в которой автор на основе анкетирования семей показала, какое влияние на детей оказывает злоупотребление алкоголем их матерей, отцов и даже дедушек и бабушек. В качестве психических расстройств у потомства О.В. Копцова взяла три нозологии – психозы, непсихотические психические расстройства и умственную отсталость, а в качестве воздействующих факторов родительского неблагополучия – заболевания: врожденные, мультифакториальные (генетически обусловленные, но реализующиеся при воздействии негативных средовых факторов), пролиферативные, профессионально обусловленные. а также – хронический алкоголизм и наркоманию. При психических расстройствах у детей-инвавлидов матери в основном страдали мультифакториальными заболеваниями (в 64,5% при психозах у детей; в 62,5% при непсихотических расстройствах и в 56,1% при умственной отсталости) и врожденными заболеваниями (22,6; 36,3 и 28,3%, соответственно). Алкоголизация и наркотизация были отмечены у матерей в меньшей степени: при психозах в 6,5 и 3,2% и умственной отсталости – в 28,1 и 3,5%. У отцов больных детей во всех трех вариантах психических расстройств у детей преобладал хронический алкоголизм (41,7% при психозах; 55,6% при непсихотических расстройствах и максимально ̶ 65,7% ̶ при умственной отсталости). Кроме того, 16,7% отцов дети которых страдали психозами, были наркоманами. Среди дедушек больных детей число алкоголиков было максимальным (при психозах у внуках - 60,0%; при непсихотических расстройствах – 66,7% и при умственной отсталости – 77,1%). Кроме того, при умственной отсталости у внуков 2,9% дедушек наркоманами.

Наиболее неблагоприятное воздействие на психическое здоровье детей выявляется в тех случаях, когда мать злоупотребляет алкоголем во время беременности ̶ у их детей до 14 лет преобладали психоэмоциональные расстройства, а в возрасте 15-17 лет регистрировалась инвалидность по причине психических пасстройств (в 81% умственная отсталость; в 14% – органические психические расстройства и в 5% ̶ психозы).

В последние два десятилетия наросло бремя неинфекционных болезней и травм, последствий для здоровья глобальных экологических изменений, появились новые болезни, поражающие лиц разных сословий, в разных станах, при повсеместном снижении компенсаторно-защитных возможностей человеческого организма [16].

Это выдвинуло на первый план необходимость более активного участия в сохранении здоровья граждан государственных структур, органов и учреждений всех уровней власти и хозяйствующих субъектов, гуманитарных и общественных организаций и частного сектора внутри каждой страны, а также необходимость партнерства между правительствами, международными учреждениями, международной общественностью [24].

Такой подход нашел широкое отражение в Совместном докладе Независимого института социальной политики и Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) «Анализ положения детей в Российской федерации: на пути к обществу равных возможностей» [1].

Он включает: широкий мониторинг за качеством жизни детей с целью получения популяционных и индивидуальных данных об особенностях медико-биологической и социальной адаптации детей в современных условиях и определения групп повышенного риска нарушения онтогенетической адаптации [20]; создание единого профилактического и реабилитационного пространства для оказания помощи детям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации [9; 11], а также пропагандистскую деятельность с широким использованием СМИ и созданием единого информационного поля, междисциплинарными связями, привлечением передовой молодежи в качестве волонтеров («равный обучает равного»), обязательная работа с семьей и ближайшим окружением в учебных заведениях, где скапливается большое число молодежи [8; 12; 13; 17; 21; 22].

ВЫВОДЫ

  1. Представленные сведения о растущем потреблении ПАВ в современной России и вредных последствиях этого процесса на соматическое и психическое здоровье детей, подростков, молодежи свидетельствуют об угрозе национальной безопасности страны в связи со снижением человеческого потенциала и онтогенетической адаптации, биологической и социальной деградация личности среди молодого поколения.
  2. Отсутствие оперативной, глубоко структурированной и в достаточной степени достоверной информации о наркотизации детей, подростков и молодежи затрудняет целенаправленную профилактику наркотизации среди этой особо уязвимой группы населения страны.
  3. Необходимы: создание общероссийского банка достоверных данных о динамике демографической и социальной структуры группы детей, подростков и молодежи на стадии их приобщения к потреблению наркотических средств; разработка причин и механизмов этого явления; оценка масштабов вовлеченности в распространения наркотических средств и создание системы противодействия этому пагубному явлению, подрывающему социальные основы будущей России.

Список литературы

  1. Анализ положения детей в Российской Федерации: на пути к обществу равных возможностей. Совместный доклад Независимого института социальной политики и Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ). Москва. 2011. 272 с.
  2. Баранов А.А., Щеплягина Л.А., Ильин А.Г., Кучма В.Р. Состояние здоровья детей как фактор национальной безопасности. Российский педиатрический журнал 2005; (2): 4-8.
  3. Влияние наркомании на социально-экономическое развитие общества. Стародубов В.И., Татаркин А.И., редакторы. Москва-Екатеринбург. 2006. 380 с.
  4. Дмитриева Н.В., Черкасова Е.М. Причины и последствия жестокого обращения с детьми в семье. В сб.: Тезисы докладов Первого международного форума «Дети в чрезвычайных ситуациях". Москва. 2003. С. 34-35.
  5. Забрянский Г.И. Криминология несовершеннолетних (социология преступности). Москва: Российская академия адвокатуры и нотариата; 2013. 352 с.
  6. Запорожченко В.Г. Героин: исторический обзор. Профилактика заболеваний и укрепление здоровья 2000; 3(6): 31-36.
  7. Копцова О.В. Психические расстройства как одна из ведущих причин детской инвалидности в современной России: автореф. дис. … канд. мед. наук. Москва. 2009. 24 с.
  8. Кузьмина В.А. Профилактика потребления наркотических веществ, наркомании, ВИЧ/СПИДа в подростковой и студенческой среде. В сб.: Тезисы докладов Первого международного форума «Дети в чрезвычайных ситуациях". Москва. 2003. С. 72-74.
  9. Московина Н.Н. Создание единого профилактического и реабилитационного пространства а способ оказания помощи детям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. В сб.: Тезисы докладов Первого международного форума «Дети в чрезвычайных ситуациях". Москва. 2003. С. 92-93.
  10. Малкина-Пых И.Г. Кризисы подросткового возраста. Москва: Изд-во Эксмо; 2004. 384 с.
  11. Николаева Е.И. Создание условий для повышения психологической устойчивости детей к чрезвычайным воздействиям. В сб.: Тезисы докладов Первого международного форума «Дети в чрезвычайных ситуациях". Москва. 2003. С. 99—100.
  12. Политика в области охраны здоровья и снижения смертности в России. В кн. «Развитие человеческого потенциала в России сквозь призму здоровья населения». Стародубов В.И., Иванова А.Е., редакторы. М., 2012. С. 326-344.
  13. Рекомендации по здоровому образу жизни детей и подростков. Методическое пособие для педиатров и врачей общей практики. Москва. 2006. 105 с.
  14. Римашевская Н.М. Дети и молодежь – будущее России. Народонаселение 2004; 26 (4): 4-14.
  15. Российская молодежь. Проблемы и решения. Москва: Центр социального прогнозирования; 2005. 648 с.
  16. Стародубов В.И., Киселев А.С., Бойко Ю.П. Динамика социопатий в современной России. Москва. 2001.68 с.
  17. Францева В.О. Причины и факторы, влияющие на формирование девиантного поведения детей разных возрастных групп. Ставрополь. 2010. 166 с.
  18. Цыбульская И.С. Медико-социальные проблемы формирования девиантного и противоправного поведения несовершеннолетних в современной России. В сб.: Межсекторальное партнерство в решении медико-социальных и правовых проблем молодого поколения. Москва: РИО «ЦНИИОИЗ" Росздрава. 2009. С. 13-23.
  19. Цыбульская И.С. Медико-социальные аспекты формирования здоровья детей. Томск: Ветер; 2012. 479 с.
  20. Цыбульская И.С., Бахадова Е.В. Стерликов С.А. и др. Медико-биологическая и социальная адаптация в популяции детей в современных условиях (нормативы и отклонения). Москва. 2006. 51 с.
  21. Цыбульская И.С., Бахадова Е.В., Цыбульский В.Б. и др. Категории развития и качества жизни детей. Методы их тестирования и учета. Ставрополь: Ставропольский государственный медицинский институт; 2014. 340 с.
  22. Цымбал Е.И. Совершенствование правового регулирования информацией о детях, находящихся в экстремальной ситуации. В сб.: Тезисы докладов Первого международного форума «Дети в чрезвычайных ситуациях". Москва. 2003. С. 125-126.
  23. Шевченко В.Г. Национальная безопасность России в XXI веке. Москва: ГОУ ВПО МГУЛ; 2005.
  24. Ban Ki-moon. United Nations Secretary General. Global Strategy for Women’s and Children’s Health. New York. 2010. 22 p.

References

  1. Analysis of children’s status in the Russian Federation: on the way to a society of equal opportunities. Joint report of Independent Institute of Social Policy and UN Children’s Fund (UNISEF). Moscow. 2011. 272 p. (In Russia).
  2. Baranov A.A., Shcheplyagina L.A., Il'in A.G., Kuchma V.R. Children’ health as a factor of national security. Rossiyskiy pediatricheskiy zhurnal 2005; (2): 4-8. (In Russia).
  3. Influence of drug abuse on socioeconomic development of society. Starodubov V.I., Tatarkin A.I., editors. Moscow-Yekaterinburg. 2006. 380 с. (In Russia).
  4. Dmitrieva N.V., Cherkasova E.M. The causes and consequences of child maltreatment in a family. In: “Children in emergency situations”, the First International Forum, [thesis]. Moscow. 2003. P. 34-35. (In Russia).
  5. Zabryanskiy G.I. Juvenile criminology (sociology of crime). Moscow: Russian Academy of Advocacy and Notary; 2013. 352 p. (In Russia).
  6. Zaporozhchenko V.G. Heroin: a historical review. Profilaktika zabolevaniy i ukreplenie zdorov'ya 2000; 3(6): 31-36. (In Russia).
  7. Koptsova O.V. Mental disorders as one of leading causes of children’s disability in contemporary Russia. Cand.Med.Sci [thesis]. Moscow. 2009. 24 p. (In Russia).
  8. Kuz'mina V.A. Prevention of drug consumption, drug abuse, and HIV/AIDS in adolescents and students. In: “Children in emergency situations”, the First International Forum, [thesis]. Moscow. 2003. P. 72-74. (In Russia).
  9. Moskovina N.N. Creation of preventive and rehabilitation space as a way to help children in difficult situations. In: “Children in emergency situations”, the First International Forum, [thesis]. Moscow. 2003. P. 92-93. (In Russia).
  10. Malkina-Pykh I.G. Crises of adolescence. Moscow: Eksmo Publisher; 2004. 384 p. (In Russia).
  11. Nikolaeva E.I. Creation of conditions for improving children’s psychological stability to extreme stress. In: “Children in emergency situations”, the First International Forum, [thesis]. Moscow. 2003. P. 99-100. (In Russia).
  12. The health care policy and reduction of mortality in Russia. In: “Development of human potential in Russia from the view of population health”. Starodubov V.I., Ivanova A.E., editors. М., 2012. P. 326-344. (In Russia).
  13. Recommendations on healthy lifestyle of children and adolescents. Methodic manual for pediatrics and GP. Moscow. 2006. 105 p. (In Russia).
  14. Rimashevskaya N.M. Children and the youth are the future of Russia. Narodonaselenie 2004; 26 (4): 4-14. (In Russia).
  15. Young people of Russia. Problems and solutions. Moscow: Social Forecasting Center; 2005. 648 p. (In Russia).
  16. Starodubov V.I., Kiselev A.S., Boyko Yu.P. Dynamics of sociopath in the present day Russia. Moscow. 2001.68 p. (In Russia).
  17. Frantseva V.O. Reasons and factors providing an impact on formation of deviant behavior in children of various ages. Stavropol. 2010. 166 p. (In Russia).
  18. Tsybul'skaya I.S. Health and social problems in formation of deviant and illegal behavior of juveniles in contemporary Russia. In: Intersectoral partnership for solution of health social and legal problems of the youth. Moscow: Federal Research Institute for Health Organization and Informatics of the MoH of the RF. 2009. P. 13-23. (In Russia).
  19. Tsybul'skaya I.S. Health and social aspects of the formation of children’s health. Tomsk: Veter; 2012. 479 с. (In Russia).
  20. Tsybul'skaya I.S., Bakhadova E.V. Sterlikov S.A., et al. Health, biological and social adaptation of children population in current conditions (norms and deviations). Moscow. 2006. 51 p. (In Russia).
  21. Tsybul'skaya I.S., Bakhadova E.V., Tsybul'skiy V.B., et al. Categories of development and quality of children’ life. Stavropol: Stavropol State Medical Institute; 2014. 340 p. (In Russia).
  22. Tsymbal E.I. Improvement of legal regulation of the information on children in emergency situations. In: “Children in emergency situations”, the First International Forum, [thesis]. Moscow. 2003. P. 125-126. (In Russia).
  23. Shevchenko V.G. National security of Russia in XXI century. Moscow: GOU VPO MGUL; 2005. (In Russia).
  24. Ban Ki-moon. United Nations Secretary General. Global Strategy for Women’s and Children’s Health. New York. 2010. 22 p.

Просмотров: 10324

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий
  • Пожалуйста оставляйте комментарии только по теме.
  • Вы можете оставить свой комментарий любым браузером кроме Internet Explorer старше 6.0
Имя:
E-mail
Комментарий:

Код:* Code

Последнее обновление ( 23.07.2014 г. )
« Пред.   След. »
home contact search contact search